-Эти что ли? с недоверием посмотрел на нас министр обороны. | Смешные истории

-Эти что ли? с недоверием посмотрел на нас министр обороны. | Смешные истории

-Эти что ли? с недоверием посмотрел на нас министр обороны.
Наши помятые физиономии, перегар, порванные куртки и оторванная подошва адидаса у Леши явно не соответствовали представлениям министра...
Показать полностью обороны СССР о воинах-гвардейцах.

Брали нас на КПП в нашей же части, где не сразу поняв, что происходит пару носов комендатуре мы все таки разбить успели. Руку капитану-чекисту и ногу прапорщику внутренних войск мы не ломали - они сами споткнулись, когда хватали нас за одежду. О чём мы сразу и заявили. Нельзя же нас судить за два разбитых хрюкальника непредставившихся посторонних. И вообще мы только из отпуска, знать ничего не знаем.

А ведь начиналось всё так заурядно.

-Толку от вас на параде никакого поэтому поедете на учения. Задача проверить боеготовность охранения указанной ВЧ. На пятёрку - установка имитатора тактического заряда на территории части. Получите на складе, указания уже даны. Но помните: учения не только у нас, так что дорожными требованиями на вокзале советую не светить - МВД сразу передаст сведения в КГБ. Зам по "Д", как всегда, был краток.

На парад не очень-то и хотелось, да и в целом делать было нечего — приказ есть приказ. Потопали на склад.
-Вам сигналку выдавать?! вальяжно развалившись на диване, поинтересовался новый зав.складом - прапорщик с рыжими усами за что я его тут же мысленно прозвал тараканом. И не дожидаясь ответа продолжил: "идите к бойцу вдоль стены, по синей линии, товарищ майор уже звонил. Расписаться в получении не забудьте."

Обширны закрома Родины, присвистнули мы и пройдя длинным коридором, нашли искомое. Боец храпел, заснув на деревянном стуле в позе ковбоя. Его скрещённые ноги покоились на столе поверх папок с бумагами, оставляя на них жирные следы от ваксы. Практически вся поверхность стола была в творческом беспорядке, призванном создать для начальства видимость большого объёма работы. Раскрытые журналы регистраций и инвентаризации были завалены многочисленными бланками накладных и ведомостей. Кладовщик покачнулся во сне и мы увидели, что у стула, на котором он возлежал, отсутствовала передняя ножка. Плох-каптёр, который на себе экономит, подумалось тогда мне, хотя кто знает может и стула ему не положено. Но народная мудрость неспроста отметила эту армейскую особенность засыпать в любом положении: солдат спит - служба идёт. Где как не во сне, можно убежать от опостылевшей казармы и засилья грязно-зелёной краски. После подзатыльника, кладовщик лениво потянулся и не вставая со своего покалеченного стула, как заправский фокусник вытянул из штабеля телегу с двумя агрегатами. Какой будете брать, спросил солдат - большой или маленький?
Советское изобилие и ненавязчивый выбор - прям американский супермаркет, а не армейский склад всякой взрывной всячины подумал я.
-Номенклатура одна, название одинаковое, исполнение разное - пояснил солдат. Там только цифра плохо пропечатана то ли три, то ли восемь. Восемь это маленький, три это большой. Хотите - звоните начД, он уточнит. Лишний раз общаться с товарищем майором нам очень не хотелось. Колоритные высказывания главдиверсанта об уме и жизненном опыте окружающих, неспособных самостоятельно принять решение, никого не оставляли непричастным. Его выражения всегда заставляли неподвижно зависать в воздухе и падать замертво даже птичек, оглушая их всем богатством и красноречием русского языка, что уж тут говорить про нас - простых служак.

Справедливо оценив размеры агрегатов, мы решили, что маленький и тяжёлый лучше чем большой и булькающий, но при этом спиртом не пахнущий. Сержанту в общем-то тоже было всё равно, что выдавать - пиротехнические склады родины были нескончаемы, а до дембеля ещё далеко.

С трудом дотащив имитатор в брезентовом чехле до общаги, возник вполне резонный вопрос: "Ну и как будем везти эту дуру?" Потому что даже сняв с имитатора деревянную обшивку мы убедились, что сильно меньше он не стал. Что было бы выбери мы "большой" экземпляр даже думать не хотелось. Но после бутылочки жигулёвского наши мысли потекли в нужное русло и уже через час мы взяли в пункте проката холодильник. Ну как взяли - одолжили. Многие курсанты брали в общагу столь необходимые им телевизоры и стиральные машинки из местного проката бытовой техники, обильно осыпая кассиршу комплиментами ради того чтобы получить новое. Мы не были исключением поэтому притупившееся чутьё подвело кассиршу. Она быстро оформила нам аренду на год канолевого холодильника в родной коробке и получив свои законные пять рублей, вернулась к чаепитию с подругами.

Холодильник, определённо, оказался неплохим вариантом упаковки для транспортировки. Вынув из него всё что можно, мы обнаружили, что наш "подарок" для недружественной части отлично разместился внутри. Армейское вечнополосатое синее одеяло так же органично влилось в композицию и заполнило некоторые оставшиеся пустоты.

Дальше была дорога. Оказалось, что везти холодильник в далёкий город то ещё удовольствие. Незаметно мимо пролетели и грузовое такси, вокзал, булькающая армянская договорённость с начальником почтового вагона. По приезду нам даже помогли выгрузить холодильник, совершенно буднично уронив его на погрузочную площадку. Благоразумно сохранённая деревянная упаковка самого холодильника спасла его целостность, а нас от лишних объяснений. Ещё вчера ночью за бутылочкой в доску свои почтовики, сегодня бы смеялись в голос, размышляя в слух о наших умственных способностях- везти холодильник в город, где его и производят. Но страшное слово дефицит, в те годы, хоронило любые поползновения граждан в сторону комфорта. Мало было иметь деньги и желание, любую вещь ещё надо было уметь достать.

Дальше уже проблем не было и всё шло строго по плану. Нагло втащив нашу поклажу в помещение военной комендатуры на вокзале, мы отправились к самому большому начальнику. Прямо так и потребовали. Мы экспедиторы, говорим, подайте этого вашего командира - мы холодильник для командования такой-то части привезли. Накладные запасливо прихваченные ещё в родной части и печать железного рубля через синюю копирку сомнений не вызывали так же, как и помятая коробка от холодильника. Сказывались времена всеобщей нехватки всего: от туалетной бумаги и колбасы до техники. Даже холодильники снабженцам приходилось брать с боем. Расторопный комендант выделил нам грузовик-шишигу и сопровождающего, благодаря чему уже через пару часов мы были на месте.

Наше настроение улучшалось с каждым пересечённым КПП. Оставляя позади бесчисленные ряды колючей проволоки, мы неумолимо приближались к цели. Уже на последнем КПП солдат, стрельнув у нас сигаретку, предположил, что нам, наверное, сразу надо ехать к штабу и отправил с нами сопровождающим своего дневального. Дневальный кружил нас по территории части минут десять-пятнадцать. Его трюк я раскусил сразу, когда увидел, что на месте нас уже ожидал майор интендантской службы. Майор оказался парень не промах и явно примерялся к холодильнику на предмет переезда к нему домой. Нас это по понятным причинам не устраивало. Поэтому, затребовав подписи и печати в накладные, мы растерянно начали обыскивать свои карманы. Документов не было. Напарник деланно хлопнул себя по лбу и протянул: "в комендатуре на столе оставили. Делать нечего - надо ехать обратно. Без печати и подписи отдавать не велено." Майор сразу покраснел и понял, что добыча ускользает поэтому начал давить на жалость: мол скоро обед, пусть один из вас съездит, а мы тут подождём. Оставьте коробочку, мужики, а я вам потом воблы и пряников отсыплю. Для вида поторговавшись о количестве воблы, мы сошлись на том, что к коменданту поедем оба экспедитора потому что одному скучно. Мысли у майора зашуршали как ветряная мельница в дождь. Понимая, что за время нашей поездки холодильник может увидеть и увести кто-то другой, майор предложил запереть его в караулке. На этом и порешили - пусть холодильник, до нашего возвращения, побудет в запертой будке караульного рядом со зданием штаба. Интендант, смешно подпрыгивая всем центнером своего веса, самолично сбегал за ключом и заперев коробку с холодильником в будку, торжественно вручил этот ключ мне. Пока он бегал, мы вытянули из коробки предохранительный шнур. До «сработки» у нас оставалось полчаса.

-Сработало?! Забыв субординацию, орал в кабинете министра обороны, командир проверенной части. Побагровев лицом, он вопил так, что даже сам министр невольно отпрянул и сделал шаг назад. Ни хрена оно не сработало - оно ДОЛ-БА-НУ-ЛО! У меня собаки, до сих пор срутся от любого шороха и подозреваю, что не только животные так. Я сам хожу оглядываюсь, а проверяющие вообще... и в отчаянии махнул рукой.

Выстроившиеся в ряд, генералы и руководители учений едва сдерживали смех. Мы же всячески делали вид, что нам очень интересна эта зелёная ковровая дорожка под ногами и вообще мы здесь случайно. Нас долго отчитывали, нам обещали кару, тюрьму и волчий билет. Каждый обладатель красных погон нашёл, что сказать в наш адрес.

В конце концов, всё когда-нибудь заканчивается. Знали это и мы: немного позора и ты снова молодой перспективный офицер советской армии. Лишь через 40 минут, выпроводив всех, министр распорядился остаться нам и командующему ВДВ. Не успела ещё захлопнуться дверь за генералами внутренних войск, как министр откинулся в кресле и от всей души рассмеялся. Ваше счастье рыдал министр, что эти идиоты на склад ваш "подарочек" завезти не додумались - выплачивали бы ущерб до самой пенсии.
-А ты, делай, что хочешь, строго обратился министр к командующему, но убери их подальше из Союза, пока "смежники" не успокоятся: твои ребята, конечно, молодцы, но такие дураки...

Иван Шелест "Арфа из портянки"
1
Открыть следующую запись
Посмотреть другие записи