Войти
ГлавнаястатьиНаука и образование

Легенда об открытии Трои и лабиринта Минотавра

Просмотрено 1013 раз Добавлено 1 год назад

Многие великие открытия, которые должны были бы случиться в путешествиях, трудных плаваниях и походах, на самом деле совершаются в библиотеках, кабинетах или университетских аудиториях.

Шампольон разгадал тайну египетских иероглифов, хотя никогда до того не бывал в Египте. Знаменитый географ адмирал Врангель по дрейфу полярных льдов высчитал, что севернее Восточной Сибири должна лежать большая земля. И когда ее нашли, то назвали островом Врангеля. И таких примеров немало.

Но самая удивительная история – это открытие Трои и лабиринта Минотавра.

Интересная история об открытии Трои и лабиринта Минотавра

Для того чтобы сделать великое открытие, ученый чаще всего должен пойти против течения. Ведь тысячи умов до него пытались разгадать эту загадку и почему-то терпели поражение. Значит, дело не только в образовании или уме.

В 1822 году в маленькой немецкой деревне родился Генрих Шлиман. Его отец был деревенским пастором, мать умерла, когда мальчику было всего девять лет. Жили бедно, отца вскоре выгнали из церкви за нехорошее поведение, а в жизни Генриха случилась ранняя трагедия. Он сильно любил одну девочку, Минну. Но когда ему было четырнадцать лет, их с Минной разлучили и запретили им встречаться.

А мальчика отдали на работу в бакалейную лавку – таскать мешки с крупой и солью.

У Генриха была одна книга – еще в раннем детстве отец подарил ему иллюстрированный пересказ для детей поэмы Гомера «Илиада».

В ней рассказывалось, как богини попросили прекрасного юношу Париса рассудить, кто из них прекраснее. И Парис отдал яблоко – приз – прекраснейшей из богинь, Афродите, богине любви, обидев двух других.

За это Афродита обещала, что добудет ему в жены самую красивую женщину на свете – Елену, жену царя Агамемнона. Когда так и случилось, в Греции поднялось такое возмущение, что Парис, который был красивым и мускулистым, но не очень смелым, убежал на родину, в Трою, под крыло отца, царя Приама.

Греки собрали флот и отправились туда же.

Надо сказать, что, хотя в Трое жили греки, она располагалась не в Греции, а в Малой Азии, то есть была отделена от Греции морем. По тем временам путь туда был нелегким и неблизким.

Несколько лет длилась осада могучей Трои, под ее стенами погибли известнейшие греческие герои, да и Троя потеряла своих лучших сынов.

Если вы помните, то победили греки Трою, потому что хитроумный Одиссей придумал такой ход.

– Давайте, – сказал он, – сколотим большого деревянного коня и посадим в него отряд воинов. А сами заявим троянцам, что признаем свое поражение, уплываем восвояси и на память о нашей войне оставляем на берегу этого деревянного коня ростом с трехэтажный дом – так сказать, не поминайте лихом!

Не все троянцы поверили грекам. Уж очень странно получалось: несколько лет воевали, и вдруг так легко и даже безропотно греки уплывают к себе домой!

– Не верьте им! – говорила предсказательница Кассандра.

– Не верьте! – твердил жрец Лаокоон.

Но Кассандра была проклята: какую бы правду она ни изрекала, ей никогда и никто не верил. А Лаокоона и его сыновей задушила в своих кольцах гигантская змея, которая выползла из моря. А науськала ее на прозорливого жреца богиня Афина, все еще злая на троянцев за поступок Париса, к тому времени уже убитого греками в бою.

Троянцы, радуясь тому, что война закончилась, втащили коня в город и поставили на главной площади.

А ночью, когда троянцы, утомившись и наплясавшись, разошлись по домам, из коня вылезли вооруженные греки и кинулись к городским воротам. Они перебили стражу и открыли ворота.

Греки, ждавшие этого момента, ворвались в Трою, и началась невероятная резня. Они перебили всех троянцев, а женщин утащили в плен. Вели они себя так ужасно, что даже боги разгневались, подняли на море бурю, и почти весь греческий флот утонул.

Троя, разрушенная, разграбленная и обезлюдевшая, была вскоре покинута последними жителями, и лишь песни Гомера донесли до нас имена Ахилла, Агамемнона, Приама, Париса и несчастной Кассандры.

Прошли тысячелетия, и уже никто не верил в то, что Троя когда-то существовала. Платон придумал Атлантиду, Гомер – Трою. Великие поэты – великие сказки.

Несколько лет Генрих Шлиман трудился в бакалейной лавке, и все полагали, что если он будет честно трудиться, то и сам со временем станет бакалейщиком. А мальчик ночами перечитывал книжку Гомера.

Шлиман понимал, что не останется в лавке, но для этого надо было решиться разорвать связи и отношения, которые держат человека в родном месте. И ему помогла судьба. Как-то он поднял бочку с цикорием, надорвался, и горлом пошла кровь. Врач велел воздержаться от поднимания тяжестей. А кому нужен грузчик на бюллетене?

Шлиман уволился, и так как денег он не скопил, то пошел пешком в Гамбург, где устроился на бухгалтерские курсы. Известно, что учиться на них следовало не меньше года. Шлиман окончил их за три недели. Получив диплом бухгалтера, Генрих отправился в Южную Америку. Ему говорили, что там нужны специалисты, умеющие считать деньги.

И тут его карьера чуть было не оборвалась – судно, на котором он плыл в Венесуэлу, попало в шторм и утонуло. Дело было в декабре, вода ледяная. Уцепившись за бочонок, Генрих отчаялся спастись, но поблизости оказались рыбацкие суда, и его быстро вытащили из воды. Больше того, судьба, как следует пугнув юношу, тут же улыбнулась ему: когда спасенные пассажиры (а из нескольких сот человек спаслось только тринадцать) добрались до берега, Шлиман обнаружил, что к берегу прибило его чемодан. Он даже не стал беднее, чем был. В Голландии, куда его привезли рыбаки и где нашелся багаж, Шлиман и остался. Незадачливому путешественнику удалось устроиться в небольшую фирму, и он не только стал прилично зарабатывать, но и получил возможность учиться.

Способности у Шлимана оказались фантастическими. За два года он в совершенстве выучил шесть основных европейских языков и взялся за русский, которым в Голландии почти никто не владел. Когда он его прилично изучил, Шлимана пригласили в экспортную фирму. Способного сотрудника, которому было чуть больше двадцати лет, отправили работать в Россию.

Две страсти руководили молодым бухгалтером – страсть к греческой истории, ради чего он даже выучил древнегреческий язык и перечитал все, что мог достать, и страсть к Минне.

Помните, я вам рассказывал о девочке из деревни, с которой Генриху запретили встречаться, потому что он был слишком бедным? Так вот, когда Шлиман, уже крупный и известный в Голландии и в Петербурге финансист, который мог бы купить с потрохами всю родную деревню, решил, что спесивый лавочник, отец Минны, не посмеет больше упрекнуть его бедностью, он написал письмо домой, в котором просил руки девочки своего детства.

Вскоре в Петербург пришел ответ: Минну недавно отдали замуж за зажиточного крестьянина. Богатство пришло слишком поздно.

Затем последовали годы невероятно опасных путешествий по Америке, поисков золота, тропической лихорадки, ливней в сельве, стычек с бандитами. Через несколько лет Шлиман, став богаче на миллион долларов, вновь вернулся в Россию и занялся коммерцией.

А в 1858 году он понял, что больше ему ничто не интересно, кроме Древней Греции. Он свернул свои дела в России, попробовал себя на небольших раскопках и решил отыскать Трою. В отличие от всех других, он верил Гомеру и стал искать погибший город по описанию событий в «Илиаде».

Ученые сразу подняли Шлимана на смех. Как слепой поэт, живший через несколько столетий после Троянской войны и выдумавший ее, мог знать, где высаживалось греческое войско и где погиб Лаокоон?

Шлиман отправился в Турцию, проехал вдоль побережья и отыскал холм Гиссарлык, поднимавшийся недалеко от берега.

Ничто, кроме строчек Гомера, не говорило о том, что под ним может лежать Троя. Но Шлиман развил бурную деятельность – он старался купить у турецкого правительства разрешение на раскопки.

А потом он совершил совсем уж несерьезный поступок. Генрих написал письмо другу в Афины и попросил подыскать ему греческую невесту. Она должна была быть красивой, образованной, умной девушкой и любить древнюю историю своей страны. И вскоре друг ответил, что такая девушка, семнадцатилетняя дочка афинского торговца, по имени София согласилась встретиться со Шлиманом.

Девушка понравилась Шлиману с первого взгляда. Он спросил ее, знает ли она наизусть стихи из «Илиады». И София прочла ему целую главу! «Согласитесь ли вы выйти за меня замуж?» – спросил начинающий археолог. «Да, – честно ответила София, – потому что вы очень богатый».

Шлиман страшно обиделся и долго не встречался с Софией. Ему хотелось, чтобы его страстно любили за ум и красоту, а не за его деньги. Но потом они с Софией помирились, подружились и вскоре поженились. И жили очень хорошо.

На следующий год Шлиман приехал в Гиссарлык и принялся за пробные раскопки. Но ничего из этого не вышло. Местные помещики испугались, что археологи отнимут их земли, и выгнали Шлимана. Хорошо еще, что не убили. Но Шлимана непросто было сбить с пути. Он был страшно упрямым человеком.

Каждый год он вновь и вновь приезжал в Гиссарлык и пробовал там копать. И каждый раз то помещики, то чиновники его прогоняли. Так что Шлиману приходилось подкупать продажных местных чиновников и полицию, чтобы они смотрели на его раскопки сквозь пальцы.

Когда наконец удалось развернуть раскопки, обнаружилось, что громадный холм таит в себе не один, а по крайней мере девять городов. Девять раз таинственный город отстраивался, затем погибал – от врагов ли, от запустения, от землетрясений... Но какой из них та самая, настоящая, легендарная Троя?

Первый, самый ранний слой не годился. В нем еще не было ни кусочка металла. Тогдашние жители Трои пользовались каменными орудиями. А вот уже во втором и в третьем слоях Шлиман обнаружил следы пожара, сожравшего город, а также остатки гигантских валов и огромных крепостных ворот. И Шлиман, не умевший сомневаться, тут же заявил, что открыл город царя Приама, который осаждали греки.

За три года экспедиция Шлимана перелопатила четверть миллиона кубометров земли. Он отослал в Европу тысячи ценнейших археологических находок, не хватало последней точки, чтобы замолчали скептики и соперники.

15 июня 1873 года было последним днем раскопок. Экспедиция собирала вещи, паковали находки, уже были заказаны места на пароходе. Шлиман с Софией стояли на высоком искусственном обрыве – под ногами был раскоп глубиной в десять метров, в котором виднелись остатки стены, которую Шлиман называл стеной Приама.

Вдруг Генрих увидел в глубине нечто такое, что схватил жену за руку и прошептал:

– Убери из раскопа рабочих!

– Но как?

– Скажи, что раскопки завершены, что у меня день рождения. Все могут идти в лагерь и получить там расчет и наградные.

Когда из раскопа все ушли, Шлиман спустился вниз. Тут и София увидела, что в стене между плит поблескивает золото.

Так был обнаружен «клад Приама», ценности королевского дома погибшей Трои.

В те годы археологи еще не знали строгих законов, по которым ни один предмет нельзя тронуть с места, пока он не сфотографирован, не зарисован и не измерен.

Шлиман боялся одного – как бы не потерять это сокровище! Как бы сохранить его от воров, от турецких чиновников и грабителей! Он понимал, что ему никогда не позволят вывезти клад из Турции, а там он пропадет, поделенный влиятельными жуликами.

И потом уже в доме, заперев двери и занавесив окна, Шлиман раскладывает сокровища на столе и совершает поступок, абсолютно недопустимый в археологии, – он надевает украшения на Софию и произносит шепотом:

– Елена...

Конечно же, это украшения Елены Прекрасной!

Шлиману удалось вывезти все драгоценности и поместить их в Берлинский музей. Правда, когда через много лет в Трою пришли другие, профессиональные археологи, они установили, что Троя второго и третьего слоя – куда более древний город, чем город царя Приама, на несколько столетий старше. Гомеровская Троя занимает шестой снизу слой.

Так что сокровища царя Приама, найденные Шлиманом, никакого отношения к Гомеру не имеют. Больше того, с тех пор упорно ходят слухи, что это не один клад, а несколько драгоценных находок, которые Шлиман соединил вместе, чтобы произвести впечатление на публику.

Так или иначе – находки Шлимана трудно переоценить. Пожалуй, наравне с открытием гробницы фараона Тутанхамона в Египте и захоронений двухтысячелетней давности в Китае, где нашли целую глиняную армию, это самое важное открытие, причем первое из них.

Разоблачения, сомнения, крики врагов и завистников мало беспокоили Шлимана. Он был в себе уверен. Настолько, что, завершив раскопки в Трое, поспешил на юг Греции, где в те же времена, судя по Гомеру, располагались «златообильные Микены», столица царя Агамемнона, который, взяв Трою, возвратился туда вместе с Кассандрой и которого подло убила собственная жена Клитемнестра со своим возлюбленным Эгистом.

В отличие от Трои, Микены не надо было искать. Даже их стены сохранились. Но придумал ли Гомер историю о смерти Агамемнона и его похоронах, или эти события происходили на самом деле, согласия не было. Тем более что римский писатель Павсаний утверждал, что могилы Агамемнона, Кассандры и их спутников лежат за пределами городских стен. И все ему верили.

Но Шлиман верил Гомеру и утверждал, что, по мнению великого слепца, убитые воины, которые вернулись из-под стен Трои, должны лежать внутри города.

С августа по декабрь 1876 года Шлиман, собравший на раскопки более ста рабочих, трудился там, где, по его мнению и мнению Гомера, должен был лежать победитель Трои царь Агамемнон.

Земля в Микенах так слежалась и спеклась, что ее не брали лопаты. Культурный слой, который следовало срыть, достигал восьми метров.

Но Шлиман еще раз добился своего.

Он откопал несколько неповрежденных царских погребений и обнаружил в них останки знатных людей, вернее всего царей. Шлиман тут же послал телеграмму королю Греции, поздравляя его с находкой могилы Агамемнона.

Сокровища, найденные им в Микенах, во много раз превзошли то, что было найдено в Трое. Тут были и короны, и браслеты, и даже золотые маски, которые клали на лицо усопшего.

Но и эти погребения оказались не тем, что искал Шлиман. Опять же через много лет стало известно, что они по крайней мере на четыреста лет старше, чем эпоха Троянской войны...

Давайте остановимся и задумаемся. Речь идет о самом знаменитом археологе мира, который раскопал Трою и Микены и везде нашел немыслимые сокровища. Речь идет о человеке, доказавшем всему миру, что Гомер писал о событиях, которые помнил или которые жили в памяти его современников. Раскопки Шлимана дали так много, что двинули археологию древнего мира на много лет вперед.

И в то же время оказалось, что Шлиман не нашел ничего из того, что искал. Сокровища Приама были сокровищами другой эпохи. Могила Агамемнона оказалась могилой совершенно другого царя.

И можно понять кабинетных ученых, которые никогда не трудились месяцами в пыли под жгучим солнцем, вкладывая в экспедиции не только труд, но и все деньги, что были заработаны за жизнь. Эти ученые ненавидели Шлимана и в сотнях статей доказывали, что он был неучем, дилетантом, который ничего не открыл, а только все испортил.

На это можно ответить словами чешского писателя Карела Марека, писавшего под псевдонимом Керам: «Когда Колумб открыл Америку, он считал, что ему удалось достичь берегов Индии, – разве это умаляет хоть сколько-нибудь его заслуги?»

Судьба троянского клада тоже представляет собой тайну. В конце войны он исчез из Берлинского музея. Много лет его считали безвозвратно утерянным. И вдруг недавно он обнаружился в Москве. Оказывается, его вывезли из Берлина вместе с другими трофеями и долгое время не знали, что с ним делать. И возвращать хозяевам не хотелось, и объявить своей собственностью означало сказать, что мы не лучше Гитлера, который грабил Европу.

В конце концов уже в девяностые годы клад выставили на обозрение и признали, что он взят нами в отместку за грабежи, которые совершили в нашей стране фашисты.

Последние годы жизни Шлиман провел в своем дворце в Афинах. Он был богат, он прославился на весь мир и мирно существовал среди теней великих гомеровских героев.

Он писал книги, изредка выбирался в поездки по «гомеровским местам».

Иногда он одевался скромно и незаметно и отправлялся бродить по Афинам.

Ему уже было под семьдесят. И вот холодным дождливым вечером 26 декабря 1890 года он накинул старый плащ и сказал Софии, что немного подышит свежим воздухом – что-то он неладно себя чувствует.

Он забрел в далекий бедный район. И тут ему стало плохо.

Он упал и потерял сознание.

Долго к нему никто не подходил, потом кто-то позвал полицейского. Полицейский пошарил по карманам бедно одетого старика, не нашел ни документов, ни денег и отказался вызвать к бродяге «скорую помощь». Когда под утро личный врач Шлимана отыскал его в ночлежке для бездомных, ученого уже разбил паралич. Помочь ему не смогли. Поздно.

Так он и умер. Сказочный богач, который отыскал сказочные богатства древности...

Поделись страницей

Эдуард Шепел
Автор статьи
1013
Приватный раздел статей
Мы отобрали статьи со всего интернета, чтобы вы смогли не только сэкономить свои деньги, но и заработать, а также множество других полезных материалов!
Статьи по теме
Другие публикации автора
Недавно добавленные
Для чего нужны cookies
Добавлено 1 день назад
Шифр Цезаря
Добавлено 2 дня назад
Как подделать метаданные в PDF
Добавлено 3 дня назад
​Убираем вотермарку с изображения
Добавлено 4 дня назад
Удаляем метаданные фотографий
Добавлено 6 дней назад
Взлом Вконтакте и способы защиты аккаунта
Добавлено 6 дней назад
Нет комментариев
Будьте первым, кто оставит свое мнение!
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии.
Войдите, пожалуйста.
Войти через

Статьи

Знакомства, любовь, отношения
Наука и образование
Технологии, компьютер и интернет
Технологии, компьютер и интернет
Технологии, компьютер и интернет

Сообщества

Слитые данные - Data Drains
Многое доступно:)
Правильное направление
Короновирус и не только
Интимные Факты
Секс - это наркотик
Все про Яндекс Дзен
О том как раскрутить канал в Дзен
Онлайн игры с выводом денег 🎮
Проверенные онлайн игры которые платят деньги!
Наука и техника
Наука не всегда скучная
Страшные истории
Готовы окунуться в мир мистики?
Цитаты
Великие слова, цитаты и афоризмы
Счacтьe - этo кoгда всё, чтo тебе нужнo, ecть в oдном челoвекe.