Войти

КРЕЩЕНСКАЯ БАННАЯ САГА - 7 | На позитиве

Запись сообщества На позитиве

КРЕЩЕНСКАЯ БАННАЯ САГА - 7

ИЮЛЬ, Взморье под Петербургом

Я люблю Питер с детства и особенно с юности. Даже пересчитать, сколько раз бывал там, мне пальцев не хватит загибать, будь я хоть Шивой многоруким, но каждый приезд помню отчетливо. Менялись времена, компании и причины моего там появления, но это всегда оставалось неизменным. Вроде хорошо знаю город, но я никогда не рассматривал его берега как место, пригодное для купания. Напротив, старался держаться от них подальше благодаря пронзительному мокрому ветру, оттуда дующему.

Да и одного вида набережной Петергофа в летнюю пору было достаточно, чтобы понять – ни один психически нормальный, трезвый и физически здоровый человек не совался в эти грязные хлопья пены в полосе прибоя.

Карта города полностью подтверждала эти визуальные наблюдения – огромный мегаполис вокруг мелководной Маркизовой лужи, да еще и с дамбой.

Тем не менее, в одно прекрасное июльское утро мы с женой опоздали на скорую электричку, в Выборг. Я до сих пор благодарю судьбу за это - наше очередное питерское счастье лежало гораздо ближе.

На перроне оказалась электричка обычная, готовая к отправке, полупустая. Там попадались велосипедисты. Вот мы туда и нырнули, рассудив, что должны же быть причины, побудившие их ехать на ближайшее взморье.

А поскольку мы тоже были на великах, почему бы не высадиться на какой-нибудь промежуточной станции в ожидании следующего скорого поезда?

Я оглядел перечень станций. В душе вдруг радостно отозвалась песенка из далекого прошлого:
- На недельку! До второго! Я уеду! В Комарово!
Неужто это оно самое? Билеты обратно в Москву у нас были на 3 августа, и я счел это забавным знаком судьбы.

Электричка шла неторопливо, вид соснового взморья радовал глаз. Воздух, врывающийся в ноздри на глухих полустанках, становился всё более смолист и свеж.

Я отправился на разведку по вагонам, занявшись физиономистикой – у кого из велосипедистов наиболее осмысленные и доброжелательные лица? Вот их и допросил. За такими следом и сошли. Не в Комарово, но неподалеку. Они еще и точную дорогу показали к лучшему месту, просто катя впереди.

Только завидев его, я сразу вернулся обратно к станции. Немедленно купил плавки с полотенцем в ближайшем магазине.

Так мы открыли, для себя лично разумеется, хорошо известную многим питерским велосипедистам асфальтовую дорожку километров на тридцать вдоль взморья. Может, она и дальше тянется, но у нас так и не хватило ни сил, ни времени проехать ее до конца даже за несколько последующих попыток. Сманивали по дороге окрестные пляжи, живописные виды, ресторанчики и зоны отдыха. Я едва успевал снимать и надевать плавки от пляжа к пляжу. Было довольно тепло и солнечно по питерским понятиям, а для пущего разогрева мы использовали яростно вращаемые педали.

Никаких светофоров и лишней застройки на многие версты, одни бесконечные строевые сосны вдоль дорожки, разлапистые в стиле японских гравюр у самой кромки берега. Изредка подходила автострада, довольно пустынная, и вскоре исчезала прочь.

Удивило качество воды. Она была очень прозрачной, ничуть не зацветшей, и поразительно холодной.

Как такое могло произойти рядом с мегаполисом, пусть объясняют природоведы, а я описываю наблюдаемое. Выдам лишь гипотезу, что на окрестные бескрайние леса в дождливое лето выпадают миллиарды тонн воды. Неторопливо просачиваются через грунт, образуя сплошной фронт чистой родниковой воды у берега, отгоняя городские стоки и даже воды морские. У берега они почти пресные, но черт возьми, холодные!

С утра +10 где-то, к полудню прогревалась на мелководье до +15, при воздухе +25. Какие уж тут водоросли и бактерии. Чуть попадается изредка застойная лагуна – пожалуйста, цветут, вода в самом деле живительна. А там, где сколько-нибудь крут берег – санатории и дома отдыха еще с советских времен. Песок под ногами просто пустыня. Никаких знаков «купаться запрещено!» от горизонта к горизонту.

По сравнению с цветущими прудами Москвы и Подмосковья – неописуемая роскошь природы. Там тысячи тел на жаре лежат бок о бок, а тут за десятки км отличных пляжей мне попались даже в этот прекрасный солнечный день лишь сотни три загорающих. В воду лезли очень немногие, и я их прекрасно понимал – поплаваешь минут пять, очень хочется на берег согреться.

Недолгим оказалось мое купальное счастье в тот день – часа через три прилетела большая туча из Финляндии. Заморосил дождик, задуло пронзительным ветром, все загорающие стремительно скрылись. Туча прошла тоже быстро, но на мокром песке под пасмурным небом жизнь на пляжах уже не восстановилась. Решительно никто не хотел нырять в слегка поднявшиеся волны, и я разумеется тоже.

И вот сидел я на прекрасном взморье под сонно барабанящим навесом, дохлебывал превосходную обжигающую уху из местного свежего вылова, Плотно закутался в предусмотрительно прихваченную с собой водонепроницаемую зимнюю альпийскую куртку. Жена спряталась в кафе под раскаленные докрасна радиаторы, предпочтя съесть свою пиццу там.

На берегу пустынных волн сидел я, дум великих полн, и мысли мои носились под вопли чаек именно о Петре Великом. Вот же неугомонный человечище!

Он же построил этот город и отчаянно дрался со шведами полжизни не только из-за государственной необходимости! Мог бы оставить отдуваться Меншикова. Посылать полки из глубин России хоть до бесконечности, типа заполярных буровиков-нефтяников. А сам жить в более здоровой, сухой и солнечной местности. Обустроить себе столицу хоть рядом с Великим Новгородом, хоть на Селигере. Хоть вообще на Урале или Кавказе, всемогущий же государь.

Но он явно любил это место! А в последние свои годы вообще поселился тут на ПМЖ, прекратил скакать по всей России. Нравилось ему просто жить здесь самому. Что он тут нашел в таком климате? Где именно он выбрал свою любимую обититель, на дни отдыха и празднеств? Да вот на таком же взморье примерно, как я сейчас сижу. Песок, сосны, чистые обширные воды.

Всего час назад я носился по ним беззаботным счастливым пловцом, и вот пожалуйста – сижу дрожу под тентом, а все остальные вообще сбежали. Как бы я обустроил этот клочок пляжа, будь я его всемогущим владельцем? Вот именно как место для отдыха, к своему наибольшему удовольствию?

Разумеется, поставил бы жаркую баню на воде. После нее плавал бы дальше с радостью. Вообще независимо от сезона. Лед бы встал – легко бы саморучно прорубил бы прорубь. Вода же по-прежнему родниковая, +5, лед тонок.

Потрясающая догадка у меня мелькнула. Загуглил и легко нашел то, о чем помалкивали школьные учебники, романы моего детства. Ну или упоминали бегло в длинном списке деяний и привычек императора.

Да, он был большой любитель именно такой бани, которую полюбил я - контрастную, у воды. В которой хорошо и поплавать, вне зависимости от погоды и температуры. Именно такую построил себе и возле домика в Петергофе.

Вся история зарождения императорской России выстроилась предо мною по-новому, как только я понял это. Нашел множество интересных фактов.

Но что-то я расписался опять, пора бы и заткнуть свой петергофский фонтан на время. Подлинную российскую историю с точки зрения антропологии, неизвестную зубрилам дат сражений и правлений, кабинетным авторам школьных учебников, продолжу в комментах.
Cсылка
Поделись записью