Войти
Страшные истории

Страшные истории

Готовы окунуться в мир мистики?

Описание

Эта группа, где собраны по-настоящему страшные и жуткие истории из реальной жизни, а также мистические истории полностью основанные на реальных событиях. В нашей группе вы не только можете читать страшные истории на ночь, но и поделиться своим рассказом!

Записи сообщества

8
Расплата за вранье

Эта история началась не так давно – осенью прошлого года, а закончилась весной нового. Было дело, угораздило меня влюбиться в мальчика Артема, 22 лет от роду. Как потом выяснилось, Артем оказался мальчиком-альфонсиком: не учился, не работал, жил с девочками, которые его жалели или просто строил отношения на вранье. Чтобы что-то выяснить, надо было долго узнавать Артема, потому что поддерживать вранье ему помогали друзья.

Мы с ним как-то быстро съехались, стали снимать комнату в квартире у подруги. Сначала странности были незаметны (любовь-морковь все-таки), но потом мы с друзьями стали часто “ловить” Артема на искажении информации: то возраст себе для солидности завысит, то работу придумает, но потом мальчик насмотрелся сериала “Сверхъестественное” и возомнил себя одним из главных героев – Сэмом Винчестером. Разумеется, начались сказки о том, что в Артема вселился демон и он им управляет (правда, одержимости никто не замечал – обычный мальчик, живущий в своих фантазиях). Артема журили, пытались объяснить, что врать нехорошо, но потом махнули рукой. Я собралась с ним расставаться и тут началось…

Сначала Артем начал имитировать кошмары и крики по ночам. Хоть все мы, обитатели двухкомнатной квартиры, знали, что мальчик симулирует, все равно беспокоились за его психическое и физическое состояние. Утром все усиленно делали вид, что ничего не было, а Артем рассказывал байки о том, как в Аду пытали его душу, как его окружают всякие сущности, что Азазель следит за ним и т.д. Сказать, что эту неделю, которую Артем старался удержать меня, а я собирала его вещи (так как за комнату платила я, соответственно, съезжать не собиралась, а собиралась отправить мальчика к его отцу в деревню), мы переживали, сцепив зубы и старались не прибить его на месте – это ничего не сказать. Мальчик понял, что ему сулят неизбежные выселки и… от отчаяния начал чудить: имитировать сердечные приступы (благо, валокордин и валидол продается без рецепта врача – съел стандарт, вот тебе и посинение губ и т.д.). К тому же, он говорил, что ему недолго осталось, максимум полгода, чтобы его не бросали.

Сначала мы испугались – мало ли, вдруг в самом деле срочно нужна помощь, вызвали скорую помощь, а Артем перед ее приездом… сбежал (скорые, да по пробкам доезжают отнюдь не за 10 минут, Тема попросил воды, я рванула на кухню, а с ним так получилось, что никто рядом не остался – вот мальчик и ломанулся в чем был в двери, захватив по пути тапки). Мы пребывали в шоке и, честно говоря, не знали, что делать. Где он прятался две недели – никто не знает, да и никому особо интересно не было (к отцу в деревню он не уезжал точно). Искали, нервничали.

Однажды ночью слышим стук в дверь, открываем, а на пороге стоит Артем: жалкий, замерзший, дрожащий и с глазами, полными ужаса. Мы пустили его на ночь, с тем условием, что утром он заберет вещи и свалит уже насовсем. Как обычно ночью мальчик снова стал симулировать приступ, а я просто пыталась сделать вид, что сплю.

И вдруг все прекратилось. Так обычно замолкает ребенок, уставший реветь. Я бегло проверила его состояние (вдруг и правда плохо стало) и провалилась в сон. И снится мне, что стоит за дверью в нашу комнату мужчина в балахоне, а держит его за руку маленькая девочка. Он молчит, а девочка что-то говорит о том, что врунам положено наказание и показывает рукой в сторону Артема. Мужчина молчит, только глаза полыхают каким-то желтым цветом. И голос Будды на заднем плане (девочка, у которой я снимала комнату, была кришнаиткой, у них по дому висели изображения Будды и других божеств), монотонно, как бы в молитве, повторяющий: “Кто это такой? Уберите его отсюда”.

Проснулась я от накрывшей волны страха. Что это было – сонный паралич или что-то еще, гадать не хотелось. Судя по тому, что Артем проснулся одновременно со мной, этого человека и девочку он тоже видел. Утром, не сказав ни слова, мальчик собрал свои вещи и отбыл к друзьям. Этой весной видела его – стал похож на доходягу. Через какое-то время знакомая девочка сказала, что у Артема нашли рак желудка, он скоро умрет, потому что лечиться не на что.

Проверять, так ли это или это его очередное вранье, мне не хочется. Наверное, это просто совпадение, но мне кажется, что расплата за ложь о неизведанном все-таки настигла глупого мальчика, который не хотел взрослеть.
Показать полностью...
Дети на опушке

Дело было в начале 50-х годов. Брат моей бабушки, электрик по образованию, вернувшись с войны, был просто нарасхват — людей не хватало, страну отстраивали из руин. Так что, поселившись в одном селе, он фактически работал за трех — благо, находились населенные пункты близко друг от друга, ходить-то в основном приходилось пешком… Торопясь, идя из одного села в другое, он часто срезал дорогу через небольшой лесок, скорее даже посадку. Особенно приятно это было делать весной и летом, когда расцветала зелень, и природа просыпалась. Парень, порядком уставший за день, замедлял шаг и с удовольствием вдыхал запахи жимолости, мечтал о будущем…

Однажды — было это утром — он шел через вышеописанную лесополосу. Стояла удивительно хорошая погода, солнце светило вовсю, поэтому молодой человек ничуть не удивился, увидев, что на опушке играют дети. Их было семеро — мальчики и девочки в возрастном диапазоне где-то от пяти до десяти лет. Сгрудившись в кучу, они склонили над чем-то головы, только одна девочка, отойдя чуть в сторону, аккуратно и медленно собирала цветы. Она первая подняла от земли глаза, внимательно посмотрела на внезапного пришельца и, не сказав ни слова, продолжила свое дело.

В принципе, ничего странного в этом зрелище совершенно не было, и парень хотел уже пройти мимо, но что-то все же заставило его приблизиться к молчаливым ребятишкам поближе. В своем рассказе он говорил позже, что насторожила его именно эта странная, несвойственная для большого скопища детей тишина. Увиденное он не сразу понял — только минут через пять до него дошло, что дети играют в похороны! На траве перед ними лежала большая и не новая пластмассовая кукла в грязном белом платье, аккуратненько так расположенная на большом квадратном пестром платке. По всему «телу» кукла была убрана цветами, голову тоже украшал венок из цветов, в головах догорала настоящая церковная (!) тоненькая свечка, на глазах лежали два древесных листочка… Рядом с совершенно аналогичным подходом был расположен пупс. Дети молча смотрели на эту картину, временами почему-то дружно вздергивая головы к небу, тщательно в него всматриваясь… Поодаль зияли в земле две вырытые ямки, долженствовавшие обозначать, видимо, могилы.

Совершенно обалдевший парень молча наблюдал, как девочка, что собирала цветы в стороне, подошла к пупсу и принялась украшать его. Потом, наконец, обретя дар речи, молодой человек почувствовал, что, как взрослый, должен вмешаться и как минимум спросить, кто подсказал такую странную игру.

— Ребята, вы откуда? И что это вы делаете?

«Ребята» все так же молча уставились на него. В лесу щебетали птицы. Парень внезапно почувствовал, что ему, фронтовику, прошедшему войну, очень страшно. Необъяснимый страх взялся из ниоткуда и грозил овладеть его сознанием…

— Вы чего молчите, а? — храбрясь, произнес он. — Вы из той деревни, что ли? Это что за игры такие? Вот я учительнице…

Договорить он не успел — девочка, собиравшая цветы, посмотрела на небо, а потом, внезапно повернувшись спиной, проговорила неестественно низким голосом, обращаясь к остальным:

— Скорей закапывай, а то опять начнется!

Остальные дети тут же медленно, абсолютно игнорируя пришедшего, подхватили подстилку с убранной цветами куклой и торжественно поволокли ее к вырытой ямке. Молодой человек, проводив их взглядом, заметил несколько симметричных холмиков, расположенных за этой ямкой. На некоторых из них лежали цветы…

Уже отдаляясь от опушки, он продолжал недоуменно оглядываться — страх все еще не отпускал. Добравшись до деревни и починяя проводку в продмаге, он решил прояснить ситуацию и невзначай спросил у немолодой продавщицы:

— А что это у вас за место на опушке? Как выйдешь из посадки? Там какие-то…

Он искренне радовался потом, что его перебили, не дали договорить, а то бы ходил всю жизнь «в сумасшедших».

— Ой, вы там ходите, да? Кладбище там, уважаемый! — охотно откликнулась женщина, пережившая всю войну в родном селе. — Детей похоронили. Не местных, не наших… Получается — шел в начале войны эшелон по нашей ветке. А там полон вагон детей, видимо, пионерлагерь или детдом перевозили. Документов так и не нашлось. Разбомбили его, бомбежки тогда круглосуточно почти были… Ну, нашли их на путях, в основном — каша сплошная, не разберешь, где руки-ноги. Но кого можно было еще вытащить — повытаскивали, похоронили по-людски. Такой ужас! Что война проклятая наделала! Да вам ли не знать…

Она помолчала и добавила:

— Вы знаете, никак не забуду — у некоторых в руках игрушки были, так и хоронили, пальцы-то не разжать… А до своего кладбища донести — страшно было, и так бабы, которые могилки рыли и тела переносили, все время боялись, что опять бомбить начнут. Так и орали друг другу все время: «Скорей закапывай — а то опять начнется!».
Показать полностью...
Колькин секрет

Мой бывший однокласник – Колька – был всегда неряхой, двоешником и отстающим везде. Однажды его посадили за мою парту в надежде, что прилежная ученица сможет кое-как подтянуть лентяя. Поведением плохим, тем не менее, он не отличался, я не замечала в нём задиристости и агрессии и поэтому мы нашли общий язык. Колька был немного замкнутым и всегда чем-то озадаченным. Но тем не менее собеседником был интересным, и поэтому я начала понемногу узнавать о нём. Оказывается, жили они вдвоём с матерью, отец спился и помер, мать всё время работала, чтобы обеспечить Кольке более-менее приличное существование. Но отчего-то мальчуган, как оказалось, не глупый и здоровый, постоянно отставал в школе, был неопрятным и частенько приходил с фингалами и синяками. За школьными драками я его почти не наблюдала, и когда поинтересовалась, кто его так дубасит, он невнятно ответил: “Есть один…”

Зимой нас “обрадовали” важной контрольной. Я предложила Коле помочь подготовится, и он охотно согласился. На это у нас была неделя, и мы исправно ходили ко мне после школы. Но однажды мои ключи остались забытыми утром дома. Мама приходила только через 2 часа и сидеть под дверью не хотелось. Коля как-то странно замялся и, только из вежливости, промямлил: “Тогда к нам” и, похоже, огорчился этому факту.

Квартира у него была большая, какая-то мрачная и пустая. Раньше там жило много народу, родители матери, которые умерли, тётя и дядя, переехавшие потом с детьми, остались они вдвоём с матерью. Коля как-то поник, как будто чего-то его угнетало. Я заметила это и сказала, чтобы он не стеснялся своего дома. Заперев входную дверь, мы сели за большой старый стол и, разложив учебники, стали готовится. Вдруг на кухне раздался звук, как будто что-то лопнуло. Коля дёрнулся, помрачнел, но не придал этому значения. Я подумала, что соседи. Но не прошло и 5 минут, как в одной из комнат что-то с сильным грохотом обвалилось. Я предложила посмотреть, но Коля сказал, что лучше сидеть тут и не высовываться. Комната всё равно закрыта на ключ, и мы туда не попадём. У меня уже мысли поплыли далеко не в сторону контрольной. Я сидела, как на иголках, и прислушивалась к каждому шороху. В той комнате по-соседству, которая оказалась запертой, как будто шалил непослушный ребёнок. Я не выдержала и направилась поглядеть, но Коля с мольбой в глазах попросил не ходить туда, а то “оно” зайдёт и к нам. Я тогда вообще ничего не понимала, кто такое “оно”, и почему оно зайдёт, как “оно” попало в закрытую комнату, и зачем там балагурит. Грусный Коля сказал, что можем час погулять и дождаться мою маму, чтобы продолжить учёбу у меня. Мы быстро собрались и выскочили из комнаты. Наши куртки лежали на полу, я не придала этому значения, мне была интересна тайна той комнаты и Колина тайна.

10 минут мы шли по улице молча, но потом я не выдержала и спросила у него, что за секреты он хранит. Коля взял обещание, что я ни с кем делится не стану и рассказал такую историю.

Однажды, когда он был ещё дошкольником, он проснулся от ужасного стука во входную дверь. Перепугались все, повскакивали с кроватей и повыходили из комнат. Дедушка с дядей и папой подошли к двери и громко спросили: “Кто?” В ответ тишина. Только они развернулись, как снова услышали 3 сильных настойчивых удара. Папа Коли такое “хамство” терпеть не стал и быстрым движением открыл дверь, чтобы увидеть стучащего нахала, но за дверью никого не было. Её закрыли и, списав события на пьяного соседского подростка, все разошлись по комнатам. А с утра бабушка Коли обнаружила на кухне беспорядок: в хлебнице лежали грязные ботинки Колиного дяди, сам хлеб был искромсан и закинут между рамами окна кухни, а дверь холодильника была открыта и все продукты высыпаны на пол. Это то, что помнит Коля, на деле там было намного больше результатов неизвесного шалопая. Все подумали на Колькиного двоюродного брата, наказали его и забыли. Но однажды летом, когда детей отправили в лагерь, у них там случилось ещё что-то, взрослые детям не рассказывали, только поняли, что в квартире как-то нечисто. Колин отец стал много пить, а потом неожиданно умер, родители матери вскоре тоже поумирали, а остальные уехали, кто куда, но тут оставаться не пожелали. Колина мать была стальной женщиной и очень радовалась, что есть своя крыша над головой, работа, а остальное – мелочи, у кого нет проблем…

Но про глобальность проблем она и не догадывалась. В общем, Колька иногда просыпался по ночам из-за того, что его кто-то больно щипает. Когда ни с того ни с сего на него полетит какая-нибудь вещь, для него уже не в диковинку, главное увернуться. Всегда чистую и выглаженную одежду по утрам кто-то рвёт и пачкает, а однажды она и вовсе загорелась. Соседи жаловались, что у них иногда по ночам бегает десятка 2 человек, но приходя к ним ругаться, убеждаются, что дома кроме Коли и его мамы никого нет. Однажды те самые соседи снизу посоветовали маме Коли какого-то мужика, он приехал с аппаратурой, с какими-то прутиками, датчиками и начал медленно ходить по квартире, ища активность, нашёл её в той самой комнате, которая закрыта, посоветовал сложить туда ненужные вещи, и запереть. Непонятностей вроде бы стало меньше, но сам источник, похоже, уходить не собирался. В комнате частенько слышался шум и разные запахи из-за дверей, однажды ночью там заиграл старый-престарый дедушкин патифон, который стоял у них как реликвия и давно не работал. Его тоже закрыли в ту комнату. Мать понимала, что ребёнок в опасности, но с другой стороны Коля был самостоятельным и уже не маленьким мальчиком, и сидеть бояться под маминой юбкой она его отучила. Просто сказала: “Если видишь что-то странное, старайся не обращать внимания, делай вид, что не замечаешь и не бойся”. С годами Коля научился не бояться и не обращать внимания. Было даже странно, когда “оно” долго молчало и в квартире было тихо. Синяки и испачканную одежду он потом просто перестал замечать. После школы он поступил в другой город и наши пути разошлись. Но недавно, на днях, я встретила его с молодой женой. Коля сказал, что его мать умерла от болезни, а он продаёт эту странную квартиру, но пока что никто не хочет её покупать. Чувствуют, что что-то там не так…
Показать полностью...
Кого мы нынче схоронили?

Помер Гоша совершенно бездарно, так же, как он делал и многое другое в своей короткой и непутевой сорокалетней жизни. По его словам выходило, что утром, после того, как он опохмелился и отправился на работу, земля вдруг ушла из-под ног, и он со всего маху ударился головой об асфальт.

Искать Гошу начали не сразу — зная загульный характер супруга, жена всерьез забеспокоилась лишь на вторые сутки. Еще через день его нашли в компьютерной базе городского морга судмедэкспертизы, оказавшегося закрытым из-за внезапно наступивших выходных и неведомого широкой общественности государственного праздника.

В понедельник наплакавшиеся вволю родственники прибыли в морг, получили Гошин паспорт и опознали вещи. На Гошу многоопытная сотрудница морга смотреть не рекомендовала, потому что в последнее время холодильники в этом заведении не работали. Доверившись ее мнению, вдова не глядя подмахнула акт опознания. И только на шестой день Гошу схоронили в закрытом гробу в присутствии многочисленных родных и близких.

А еще через пару дней Гоша позвонил домой и потребовал его «отсюда» забрать. Оказалось, что привезли Гошу в реанимацию одетого лишь в рваные носки и трусы с цветочками, а кто помер в его куртке и штанах, он совершенно не в курсе.

Через неделю юридически подкованная соседками Гошина жена подала иск на возмещение руководством морга материального ущерба за переданные в церковь для раздачи неимущим мужнины вещи, расходы на похороны, выпитое и съеденное прожорливыми родственниками на всех праздниках, включая похороны, поминки и воскрешение. Заодно было подано заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела против муниципальных служб, включая больницу, милицию и руководство того же морга.

Тем временем столичное правосудие в очередной раз собиралось пройтись карающим мечом по криминальному кладбищенскому бизнесу, но для начала решило размяться на окраинах. Поэтому заявление потерпевших пришлось как нельзя кстати, и его незамедлительно передали руководителю московской бригады следователей Александру Петровичу. Именно так он и представился, заявившись однажды вечером в Гошину квартиру.

Выслушав детали от непосредственных участников, он пообещал «разобраться и привлечь» и на всякий случай попросил Гошу отрезать прядь своих волос и парочку ногтей для сравнительной генетической экспертизы обоих покойников — Гоши и того, что схоронили в его могиле.

Между тем Гоша остался без работы, потому что покойников не очень жалуют на любом предприятии — на его место уже взяли человека, и в отделе кадров порекомендовали для возобновления отношений сначала обзавестись паспортом.

В перерывах между восстановлением гражданского статуса Гоша с удовольствием рассказывал о своих злоключениях всем желающим, зарабатывая таким нехитрым образом на стакан портвейна и плавленый сырок. Самых недоверчивых он возил на экскурсию к своей могиле, поднимая ставки до нескольких бутылок бормотухи и оплаты проезда к месту захоронения.

Через месяц Гоша вошел во вкус новой жизни и превратился в местную достопримечательность, поэтому, когда к нему в очередной раз приехал все тот же следователь, он вполне отдавал отчет в своей ценности, как юридического казуса.

На этот раз Александр Петрович был слегка озадачен и огорошил потерпевших новой просьбой — передать ему для повторной экспертизы какую-нибудь ношенную Гошей до его смерти вещицу, желательно со следами выделений, к примеру, грязные трусы или платок. Просьба была встречена негодованием, и чистоплотная хозяйка с позором изгнала следователя из квартиры.

Во дворе Гоша догнал Александра Петровича и сообщил, что за ящик портвейна готов порадовать его своими соплями, которые вполне могли сохраниться на платке в кармане рабочей робы. Получившего авансом бутылку портвейна Гошу погрузили в прокурорскую машину и отвезли по месту бывшей работы.

На стройке выяснилось, что Гоша не ошибся — за прошедшее время никому даже в голову не пришло выбросить его вещи из шкафчика, и Гоша торжественно вручил следователю свои затвердевшие выделения, размазанные по несвежему носовому платку. И прежде чем оставить подопечного наедине с бывшими коллегами и портвейном, следователь еще раз собственноручно подстриг Гошины ногти и отрезал изрядный пучок волос.

А через неделю Гоша умер еще раз, и, умудренный жизненным опытом, проделал это в своей собственной постели. Родственники привычно всплакнули и накатанной тропой его повторно схоронили, благо Гошина могила уже освободилась стараниями сотрудников прокуратуры, эксгумировавших самозванца.

На повторный девятый день в Гошину квартиру прибыл уже почти родной следователь и застал сплотившуюся похоронную команду, разливающих далеко не первую бутылку. По старинному русскому обычаю его напоили до полусмерти и, чрезвычайно опечаленного, отправили восвояси.

И теперь Александр Петрович, слегка выпив, любит рассказывать в компаниях про этот случай. Он потрясает перед жертвами своего красноречия нотариально заверенными копиями экспертиз, показывает документы с выводами специалистов. Он сыплет юридическими терминами, номерами статей Гражданского Кодекса и цитатами из Евангелия. Особо любознательные могут взять в руки истершиеся на сгибах бумаги и убедиться в том, что биологические образцы эксгумированного трупа из Гошиной могилы, Гошины предсмертные сопли, а так же последующие срезы волос и ногтей, принадлежат одному и тому же человеку.
Показать полностью...
Ставки сделаны, ставок больше нет

Любимая тема многих классиков — азарт и человеческая жадность. На какие гнусные поступки способны толкнуть они смертную душу, а какую пучину зла погрузить и извратить саму природу человека? Да что там говорить, перечитайте хотя бы Достоевского или Булгакова. Хотя, если времени нет, можно попытаться извлечь урок из следующей истории. Имена изменим, дабы сохранить инкогнито участников тех событий.

В студенческие годы, задолго до того, как я остепенился, отпустил бороду, стал писать мемуары и плести макраме, моё свободное время было посвящено всевозможным развлечениям. Время было моим другом и подчинялось любому капризу. Знаете, это пьянящее чувство, когда ты искренне веришь, что беззаботные деньки никогда не закончатся. Практически каждые выходные были распланированы на полгода вперёд. Но даже в этом плотном графике я всегда находил время, чтобы пропасть дня на три у своего старинного друга Тимура. Родители моего верного товарища и брата по ночным загулам были в загранкомандировке. В нашем распоряжении была уютная «двушка» на окраине города, где мы устраивали вечеринки и культурно разлагались. Когда все гости расходились, я помогал наводить порядок, и порой уборка переходила плавно в новую вечеринку. Скучно не было. Всякий раз в тусовке появлялись новые лица.

И вот в один из моих приездов я застал у Тимура необычную гостью. Девушка лет двадцати, с огненно-рыжими волосами и томным взглядом. От одного взгляда на фигуру этой чертовки можно был напрочь забыть своё имя — такая ладная и привлекательная барышня была. Звали её Ксенией. Где и через каких знакомых она вышла на Тимура, я так и не понял. Но вцепилась в моего товарища крепче, чем питбуль в сахарную косточку. Ну, и приятель мой против такой «захватчицы» не возражал — осталась Ксения жить у него. Как выяснилось, красотка работала в одном из городских казино, сидела на кассе и меняла фишки на деньги. Рабочий график был ненормированный, но были и чаевые за красивые глазки и зарплата от щедрот руководства.

Однажды вернулась она со смены в пору моих дегустаций и коньячных бесед с Тимуром. Для нас с другом шли вторые сутки непрерывного веселья, благо поводов хватало: закончилась сессия, мой первый гонорар и Татьянин день скоро…

Зашла Ксения и рассказала с волнением и ужасом в глазах:

— Вот вы пьёте тут, а я чуть душу не отдала… — мы посмотрели на Ксению, а она какая-то странная, словно только что с работы бегом бежала, а не на метро добиралась. Измотанная больше обычного. Трясётся, как мышь в холодильнике, и глаза шальные.

— Излагайте, мон шерри, — подмигнул я.

И Ксения с рыданиями и несвойственными ей матами рассказала примерно следующее.

Дня три назад (а точнее ночи) заявился в казино странный посетитель — улыбчивый коротышка с широким, во всё окошко кассы, лицом. Лицо крупное, но невыразительное. Тонкие губы и бледная кожа. Лысый, как бильярдный шар. Ксюша его поначалу за «братка» приняла, только одетого нехарактерно для своей «касты»: вместо клубного пиджака и золотой цепи на груди мужчина был облачён в старомодную тройку и чёрный галстук-бабочку. Говорил он очень бойко и всё время посмеивался. Этакий Весельчак У из детского мультика «Тайна Третьей Планеты». Взял фишек на минимум и ушёл в зал. Только к утру он вернулся к кассе и не один. С ним шли еще трое завсегдатаев казино, уже спустившие порядком денег — пропащие игроманы, таких всегда много вьётся в злачных местечках. Они словно рыбы-прилипалы — надеются урвать кусочек чужой удачи. Идут и как завороженные слушают болтовню коротышки. А тот подваливает к кассе и начинает долго и эффектно выкладывать на стойку фишки. Такое редко случается, но вынес мужик тысяч тридцать долларов с минимальной ставки. Оставил приличные чаевые и увёл свою свиту на улицу. Бывает же такое, подумала девушка, и через час уже не вспоминала о везучем дядьке.

Но в следующую ночь он так же явился в казино. Один. В безупречном чёрном костюме с жилеткой и в бабочке. Мужчина подошёл к кассе и задорно козырнул. Взял минимальную ставку и отправился в зал. А утром уже с новыми последователями вернулся к стойке. Из обрывков разговора Ксения поняла, что Весельчак собирается преподать своим новым друзьям «урок настоящей игры» где-то в другом месте. Он забрал выигрыш, бросил несколько фишек на чай и снова исчез.

Прошлой ночью он заявился в третий раз. Охрана уже ждала везунчика на входе. Но что удивительно, коротышка сказал старшему по безопасности несколько слов и беспрепятственно прошёл к кассе. Взял минимальную ставку, улыбнулся Ксении. Всё повторилось. Наутро из зала его сопровождал один молоденький парень, из набирающих в ту пору популярность мальчиков-мажоров. Весельчак важно вышагивал к кассе, охрана второй раз пыталась к нему подойти, но в ответ последовала фраза из серии: «Не волнуйтесь, этот последний». А Ксения в силу своего авантюрного характера решила испытать удачу и спросить у толстяка то, что не давало ей покоя уже два дня.

— А может, и меня научите, как выигрывать? — девушка включила всё своё обаяние и очарование.

Но нечто увиденное заставило её осечься и испугаться. На мгновение ей показалось, что у мужчины нет глаз. Только тёмные пятна там, где до того были глазки-бусинки. Мерзкая улыбочка обнажила мелкие, как у кошки, зубы, и Весельчак, практически не шевеля губами, прошептал:

— Мне душ хватает, а тебе и чаевых достаточно.

И увёл очередную жертву прочь из казино.

Мы дослушали историю Ксении до конца и, признаюсь, сильно напряглись. Всё это можно было бы списать на переутомление, но ни до, ни после этого истерик за ней не наблюдалось. Что бы то ни было, оно сильно напугало девушку.

Жадность — страшная сила.

Всё.
Показать полностью...
Страшила в шкафу

Как-то один раз я ночевал у своих друзей Сергея и Иры после хорошей пьянки в честь годовщины их свадьбы. Машину вести в моем состоянии было чревато, а у него большой дом, доставшийся в наследство от бабки, комнат много. Разумное предложение, тем более для холостяка, которого дома никто не ждет.

– Ты смотри. У нас ночью часть свет выключают, – предупреждал меня Серж, – так что будь по аккуратнее. Мой сын вечно разбрасывает игрушки кругом. Раз сам чуть не убился.

Я сказал, что все понял и, взяв постельное белье отправился спать. Но толи я слишком много набрался впечатлений в этот вечер, толи сказывалось новее место, а спал я исключительно плохо. Постоянно снились какие-то кошмары, было душно (и это при настежь открытом окне) и мерещилась всякая чертовщина. Часа в два ночи вдобавок ко всему, меня одолел страшный сушняк. И если с кошмарами я еще как-то боролся, то жажда заставила меня окончательно проснуться и отправиться на поиски живительной влаги.

Света в доме не было, как и обещал Серж. Однако глаза уже привыкли к темноте, так что особых проблем я не испытывал. Добравшись до холодильника, я достал пачку холодного сока и одним махом ополовинил ее. Тут я услышал тихий, едва слышный, детский плач. Я нахмурился. Плакать мог только Платон, четырехлетний сын Сергея. Я немного постоял на кухне, прислушиваясь, но плачь продолжался, а Ира и Сергей видимо слишком крепко спали.

Я вернул сок в холодильник и решил посмотреть, что там с ребенком. С одной стороны, это конечно была не моя забота, но сделать вид, что ничего не слышал и лечь спать, я тоже не мог. Идя на звук, я дошел до двери в самом дальнем конце коридора и остановился. Плачь совершенно определенно шел из-за двери, так что я приоткрыл ее и заглянул в комнату. Типичная детская – разосланная кровать слева, стол у окна, громада шкафа темным пятном по правую сторону.

– Платон? – спросил тихонько я. – Это дядя Денис. Ты чего плачешь?

В углу кто-то зашевелился и плач затих.

«Ага, а вот и Платон» подумал я и зашел в комнату. Прикрыв за собой дверь, я подошел к малышу, который сидел в углу, укутавшись одеялом, и тихонько всхлипывал, обняв какую-то игрушку.

– Ну, – спросил я как можно более доброжелательно. – И чего мы ревем?

Платон промолчал, а потом тихо сказал.

– Страшила.

– Что? – я ничего не понял в тот момент.

– Сзади, – совсем уж тихо прошептал ребенок и замолчал. Черт. Я наверно отложил китайскую стену в этот момент. Я буквально затылком почувствовал, что сзади действительно кто-то стоит и мне жутко до дрожи в коленках.

Я резко обернулся. Сзади никого не оказалось:

– В шкафу, – Платон встал рядом со мной, – оно ждет, когда ты уйдешь.

Я разозлился на себя. Взрослый мужик боится каких-то детских страшилок? Я взял себя в руки и, бормоча положенные в такие моменты слова, что, мол, это все сон и ничего тут нет, подошел к шкафу. Платон остался стоять в углу.

– Видишь? Тут ничего нет, – сказал я, и резко открыл дверцы. Шкаф действительно оказался пуст. Я уговорил Платона лечь спать, пожелал ему спокойной ночи и пообещал чуть что – сразу наказать любого страшилу в пределах этого дома.

Утром меня разбудил Сергей. Мы с ним позавтракали, и стали собираться на рыбалку. Уже рядом с озером я вспомнил свое ночное приключение и со смехом рассказал его своему другу. Серж промолчал и сказал:

– Разворачивай.

– ???? – я с удивлением посмотрел на друга. Тот был бледным как смерть.

– Платон спал всю ночь рядом с нами. А в дальней комнате по коридору когда-то давно спал мой старший брат.

– Брат? – спросил я, чувствуя холодок по спине.

Серж кивнул:

– Его нашли мертвым, когда ему было четыре. Он говорил, что видел кого-то, оно выходило из шкафа. И мой сын говорит, что тоже его видит.
Показать полностью...
Дом Джека

За окном буйствовал ветер, издавая истошные крики, когда цеплялся за деревья. Огромный дом был погружен в темноту, за исключением одной комнаты на втором этаже. Рита и Джек сидели в разных креслах, напротив друг друга. — Послушай, да это же полный бред, мы женаты ведь уже целых пять лет! — отчаянно держался Джек. — Вот именно, уже пять лет, а за это время ты только и получил вот этот жуткий и холодный дом. Если ты не хочешь уезжать вместе со мной, то я уеду одна. — Рита была непреклонна. — Чем тебя не устраивает этот дом? Он просторный и здесь может стать очень уютно. Если постараться. — Нет, этот дом никогда не сможет стать уютным, или ты забыл о том, что у нас погибло здесь двое младенцев. Наших детей. Или ты не помнишь легенду об этом проклятом доме? — Эта легенда всего лишь сказка. — у Джека сердце сжалось об упоминании его малюток. Он так скучает по ним. По его крошкам. — Мы можем попытаться еще, дай нам еще один шанс. — Да ту даже мухи не водятся, а дети и подавно будут дохнуть, как крысы, из-за этого проклятого дома — Рита вскочила с кресла. Джек начал смеяться, как безумец. — Нет, дело не в доме. Дело в тебе. Пока ты не заявилась сюда, в этом доме выросло десять поколений. Слышала, десять. И ни кому не мешали никакие выдуманные шорохи, скрипы. Ты просто ненавидишь мою семью, меня и все что с нами связано. Ты говоришь, что этот дом жуткий и, что здесь водятся какие-то монстры? Просто в своей жизни ты не видела ничего ужасного, а смерть твоих детей лишь твоя вина. И сбежать отсюда ты уже не сможешь. Детоубийцам не место в этом мире!!! Дверь позади Риты тихо скрипнула, и ее тело заволокло могильной прохладой. Она начала задыхаться, на ее лице застыла гримаса ужаса. Из всех углов, из всех щелей, начали вылезать всякие твари. Но гвоздем представления были ее детки. Они шли, пошатываясь на непрочных ножках, потом начали расти, а когда выросли в каких-то мерзких чудовищ, покрытых грязной слизью, начали душить свою горе-мамашу. Существа рвали Риту на куски, выцарапывали ей глаза. Свежая кровь окропила паркетный пол. По всей комнате распространился запах тухлятины и гнилого мяса. Рите некуда бежать, ведь она всего лишь очередная жертва этого пиршества, и от нее не останется ни единого следа, ни единого упоминания. Она раствориться в темноте, как и эти кровавые монстры. Дом получит еще одну душу в свою копилку и подождет, пока Джек восстановит силы, что бы заманить еще одно дьявольское отродье к себе в семью. Все закончилось. И существа поползли на улицу, только тень Джека осталась стоять на пороге величественного дома. Он шагнул вперед и растворился в темноте…
Показать полностью...
Кто-то стоит за спиной

Весь этот ужас произошел у меня на даче, я тогда еще довольно мелкая была. Приехала к бабушке с дедушкой, я была одна в комнате. собираюсь спать, выключаю свет. А у меня в комнате зеркало было, большое такое, в нем дверь видно. Я дверь закрывать не стала, смотрю в зеркало – а темно уже, вижу краем глаза – ТЕНЬ промелькнула. Стало страшно. Думаю, чего еще в темноте не почудится. Ложусь, и от нечего делать смотрю в это зеркало. Снова тень. Аж ноги свело от страха. Потом еще шаги, тихие такие, как кошка шагает. Но я знаю, что кот-то дома. Собака тоже дома, а улитка ходить не умеет, тем более, она в террариуме. Лежу, ругаюсь. Шаги приближаются. Я заткнулась. Шаги остановились, потом развернулись и исчезли где-то в районе окна. Я потряслась еще минут 5, потом всю ночь смотрела телевизор. На следующий день собираюсь ложиться спать, в зеркале – опять тень. Шаги. В общем, дедушка тоже слышал шаги, но думал, что это я к холодильнику пробираюсь. Не выдержала я и уехала домой от этого страха. С тех пор меня преследует странное чувство, что кто-то стоит у меня за спиной……
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи