Войти
Интимные рассказы

Интимные рассказы

Все истории в одном месте

Описание

Реальные истории из жизни людей, связанные с интимными моментами и придуманные эротические рассказы для взрослых.

Записи сообщества

8
День Нептуна

Лора организует День Нептуна и мы ей помогаем. Было очень интересно,весело и смешно.

По рядам участников прошёл лёгкий трепет. Заволновались даже мы, чертята. Как-то необычно прозвучала речь Лоры. Слишком торжественно и бравурно. Подтверждением нашего настроения была и музыка — вступление к опере «Садко», строгое, но приятное. Об этом сообщила мама Мальчиша. Она работала в культпросветучилище, музыковедом. Музыка, как мне показалось, играла довольно долго. Выражения лиц «морского спецназа», особенно их командира, батьки Черномора, указывали на серьёзность момента.

Наконец, последние ноты вступления, позволили всем расслабиться и ряды зрителей и участников заколыхались как морские волны. Тут же зазвучала прекрасная музыка из репертуара оркестра Поля Мариа и русалки посыпали на середину площадки, сразу выстраиваясь в хоровод.

— Волны выплеснули нам красавиц. Они рады повидать землю, повидать её жителей и порадовать их своей красотой. Ну разве не заслуживают аплодисментов такие красавицы — Лора рассыпалась в красноречии.

Среди зрителей пошёл шумок, так как русалки стали активнее водить бёдрами и их симпатичные попки начали показываться более часто. Всё это, в сочетании с великолепными причёсками, с голубыми лентами в волосах, создавало красивый, застилающий море бирюзовый фон.

— По всему морю, танец русалок, оставил яркий след от их искрящихся глаз и теплоты сердец — Лора не унималась, расхваливая морских жительниц.

— А кто это крадётся к русалкам7- она изменила тон, перейдя на грозные ноты.

Со стороны моря, где зрителям было меньше всего видно, появился киномеханик, то есть — Емеля.

— Сейчас Руську воровать будет — сказал я Мальчишу и Одувашкам.

— Она просила, что бы мы её освободили. Хочет продолжать участвовать — поведал я дальше друзьям. Они внимательно посмотрели на меня, всем видом показывая, что готовы и только ждут команды. Даже сорванцы, почуяв, что начинается охота, приблизились к нам поближе.

Емеля, тем временем, начал выкаблучиваться перед русалками и у них нарушился строй. Этим и воспользовался хулиган и схватив Русю за обе руки, потащил в сторону от её сестёр, которые сбились в кружок изображая страдание. Емеля, явно довольный добычей, радотсно провозгласил:

— Много места на печи у меня и тебе пристанище найдётся. При мне теперь будешь. Хватит по морям хвостом шлёпать.

— Спасите силы тёмные и светлые, от супостата поганого. Взываю к вам — защитите — взмолилась Руся.

Емеля как-то странно посмотрел на неё, даже руки послабил. Я же понял, что это как раз тот момент, когда можно приступить к освобождению русалки.

— Вперёд, за мной. Мы с Мальчишем отсекаем Емелю, а Одувашки уводят Руську — сказал я и мы рвонули с места. Получилось синхронно и быстро. Мамы не успели среагировать и пооткрывали рты, от недоумения. Сорванцы на секунду замешкавшиеся, поскольку я не поставил их в известность, будучи уверенным, что справимся и сами, побежали за нами следом. В рядах зрителей послышался гул. Это публика принялась обсуждать и подбадривать наши действия. По ходу я объяснил Мальчишу:

— Немного отстанешь от меня. Я прыгаю ему под ноги, а ты толкаешь.

Через секунду мы были около злодея. Я пригнулся и упал за Емелей сзади, возле колен. В это время Мальчиш прыгнул на него, упёршись в грудь. Емеля не ожидал подобного натиска и рухнул, через меня на песок.

— Да вы что. Тронулись, туды вашу. Такого нету …

А мы уже, хлопнув друг друга по рукам, навострились следом за Одувашками, которые тянули, тоже оторопевшую Русю обратно к её сёстрам, но проскочили Сорванцов, которые с решительным видом рэйнджеров, бежали к Емеле, явно не с дружескими намерениями. Пока мы возвращались, Сорванцы успели бросить в провинившегося по камушку и по порции песка. Публика ревела от восторга. Сюжет с освобождением невинной русалки пришёлся всем по душе и раздались аплодисменты. Мы взяли за руки малых и потянули их обратно, пока киномеханик не пришёл в чувство.

Мамы сокрушались, когда мы подбежали, а Лора вновь взяла микрофон. Впрочем, её голос, в этот раз, звучал как-то не совсем уверенно:

— Вот не удалось Емеле, русалку свободы лишить. Помогли чертята. Не допустили злодеяния. Теперь её подруги ждут в своём хороводе.

Руся, тем временем, обняв нас, сказала такое, что с нас чуть вся грязь не соскочила.

— Вы уж извините — начала она как-то виновато — Емеля должен был меня украсть и мы с ним потом с печи должны были остротами сыпать и дурачиться в общем, на потеху публике. А я только недавно узнала и вас забыла предупредить.

Мы были шокированы. Мамы немного не довольно посмотрели на Русю, а та ещё раз извинившись пошла к подругам, которые начали выдвигаться на танец. Одувашки чуть не плакали. Но положение спасла Кисточка. Она протиснулась к нам и сквозь смех принялась нам объяснять план действий:

— Ну рассмешили. Ну молодцы. Вот и не придумаешь специально такого. Зрители уже без ума от чертят. Говорят, что ничего подобного не видели и не ожидали. Слушайте Лору. Произошли изменения и мы на ходу подкорректируем — и проходя мимо мамочек и видя их настороженные взгляды, сказала успокаивающе:

— Всё в порядке мамочки. Ну выбились немного из сюжета , но сейчас подправим. Чертят не ругайте.

А русалки снова кружились в хороводе, правда под другую, но не менее красивую музыку. Радист, явно симпатизирующий Лоре, старался по полной. Вновь над пляжем раздался голос ведущей:

— А кто это к нам наведался. Никак из-за морской пены и брызг не видно — Лора секунду помолчала — Ага. Да это же наши знаменитые ведьмы морские: Ракуша и Креветта.

Я негромко, но весело рассмеялся. Имена им дали в точку.

— А, ну вот, нашли. Вот все тут. И черти, и русалки. И фауна морская — сказала старшая ведьма Креветта, она же Меседра, показывая на зрителей. Не знаю, понравилось ли всем зрителям, известие, что они фауна, но из толпы донёсся весёлый откровенный смех. У ведьм появился поклонник. Я же снова отметил, что на ведьм они не похожи. Уж больно красивые в своих новых нарядах. А причёски вообще улёт. Словно на балу у его величества.

— Мы пришли не просто так, а работу свою сделать. И не просто так, а с примирением — это тётя тоже взяла слово — Всех кто в ссоре, и в не ладах с самим собой, всем несём успокоенье в души и лад с своею головой.

— И как же Вы, рабыни магии морской, порядок, здесь, на суше наведёте? — прозвучал голос Лоры.

Ведьмы выдержали паузу и произнесли:

— Хотим Емелю мы призвать к ответу. За дерзость и за покушенье на русалок.

Тут пришла очередь помолчать Лоре. Было понятно, что представление пошло немного не по сценарию.

— Да, что ж ещё случилось такого, что опять он должен быть наказан — Лора попыталась стать на защиту Емели — Ведь он уж пострадал от чертовни с соседнего болота.

Упоминание о нас и о нашем не подобающем месте жительства немного покоробило нас, но до прямых обид не дошло.

Ведьмы были очень настойчивы в своих убеждениях и не отступали:

— Чертята поступили справедливо, но не совсем законно, а мы же сообщаем вам, что разбойник тот, по прозвищу Емеля, решил жениться вдруг скоропостижно и незаконно, к злодеянию сему, склонить хотел русалку — Креветта высказала как на духу свои соображения, причём каким-то не безразличным тоном.

— А вот мы самого позовём сюда Емелю и спросим мы его за всё — по шекспировски проинтонировала Лора.

Похоже по сценарию, в тот же час должен был появиться товарищ, но его не было. Лора хотела было послать на поиски спецназ и даже кивнула Черномору, который поднял руку и годов был дать отмашку своим нукерам, на поиски пропавшего. Но пропавший появился сам. Весело шагая и подтягивая штаны. Оказывается, когда он упал, перецепившись через меня, у него лопнула резинка и ему экстренно вставили новую, на что конечно понадобилось время.

— Ну вот, явился, который не женился — Ракуша, под смех зрителей, внесла свои соображения о происходящем.

Емеля, как-то вольготно подошёл к ведьмочкам, снял идиотскую шапку и поклонился сначала, зрителям, а потом и Креветте и Ракуше.

— И что же скажет в оправдание, сей виноватый индивид — Лора произнесла то тоном районного судьи.

Емеля пожал плечами и скривив губы, развёл руками, типа опять ничего не понял.

— Да для шуток, прибауток себе искал подругу я. А они, рогатые смешные и малые, чуть живота сваво мне не лишили — то ли с перепугу, то ли от желания оправдаться, Емеля заговорил вдруг по старославянски.

Тут похоже действо снова вошло в свою струю и Лора говоря в один микрофон и неся с собой второй, вышла на площадку к Емеле и ведьмочкам.

— Вот и посмотрим, как ты петь можешь. Сейчас исполнишь, на микрофон. А помогут тебе Аида Ведищева и наши очаровательные ведьмочки. Пригласим, под аплодисменты, русалок изобразить море, а чертей поближе к солистам, преподать им урок танца. Маэстро музыку — сказала в завершение Лора и добавила — Песня о морском дьяволе.

Лора отдала второй микрофон ведьмочкам.

Надо сказать, что в то время минусовок в свободном хождении не было и Радист с Лорой решили схитрить, поставив настоящую песню в исполнении Ведищевой и на её голос накладывать других исполнителей.

При первых аккордах русалки посыпали на середину площадки, а черти поближе к исполнителям и принялись выкаблучиваться. Если у мам были хоть какие-то осмысленные движения, то у самих чертят в движениях был сплошной хаос. Надо сказать у Емели был не плохой голос и вместе с Креветтой и Ракушей у них сложился неплохое трио. Однако Емеля опасался маленьких дьяволят, в виде Сорванцов, которые тягая нас за хвосты, не забывали посматривать на провинившегося, давая понять последнему, что камушками и песочком дело ещё и не окончилось.

Исполнение и подтанцовка сразу очаровали зрителей и некоторые начали подпевать, а большинство хлопать в такт музыке. Детишки выбегали на площадку и пытались тоже танцевать. Их забирали родители, когда малышата забирались далеко.

А мы, по сценарию, в конце песни, начали бегать и пританцовывать вокруг солистов. Сорванцы вечно отставали, чем смешили публику до слёз. Маме приходилось их поторапливать. На очередном круге, Сорванцы решили всё же достать Емелю и помня нашу с Мальчишом атаку, один из них прыгнул ему под ноги, а второй хотел толкнуть, но из-за малого роста не получилось. Емеля похоже не на шутку струхнул, так как думал, что мы все выступим против него. Под хохот зрителей, мама Сорванцов уводила их от киномеханика, который, наверное был уже и не рад своей роли.

Песня окончилась и под аплодисменты и одобрительные возгласы, Лора забрала микрофоны.

— Спасибо нашим замечательным солистам. А группу наших подземных друзей поприветствуем бурной овацией.

Зрители с охотой откликнулись на призыв Лоры. Кое-кто даже кричал: «Молодцы!».

А Лора весело продолжила проведение праздника:

— Мы посмотрели прекрасные хороводы русалок, темпераментные танцы наших чертей, познакомились с красавами ведьмами морскими и услышали их великолепный вокал совместно с Емелей. А тут сорока на хвосте принесла — Нептун рядом и вот-вот здесь будет, с нами.

Зрители начали оглядываться, высматривая даже не самого Нептуна, а его красавиц-сестёр, о неописуемой привлекательности слухи гуляли с самого утра.

— Кто вспомнил нас? Тот может видеть нас. Ведь мы пришли с пучин морских, на праздник к вам, что б вместе море прославлять и жителей его хвалить и величать — пронёсся по пляжу приятный голос Нептуна. Пока Лора отвлекала внимание на себя, Нептун с сестричками, прошли за спинами зрителей на красную дорожку. Он величаво стоял возле трона, а рядом с ним два покрытых голубыми покрывалами силуэта. Нептун взял лёгкие накидки в руки и произнёс:

— Здравствуй люд земной. Поклон тебе с глубин морских — проговорил глубоким басом Кэп-Нептун. Впрочем, это далось ему с трудом. Ему присущ был баритон.

— Привет Тимоха — послышался не совсем трезвый голос кого-то, наверное, из друзей, Кэпа-Нептуна. Среди зрителей прошёл смешок. А повелитель морской, тем временем продолжал:

— Сегодня я не сам пришёл. Привёл сестёр своих, красавиц. Они ни разу не видели земли, песка сухого и неба в облаках. Так подарим это им, пусть лицезреют красоту — и сдёрнул накидки с сестёр. Они мягко упали, на песок и сёстры подняли головы.

Публика ахнула. Чем-то не земным повеяло от морских красавиц. Послышался шум взводимых фотоаппаратов. Сёстры предстали перед зрителями в своих великолепных нарядах, с вырезами во весь рост и фантастическими причёсками, одна краше другой. Среди русалок проявилось волнение, они думали, что краше их и на свете нет никого.

Сестра-мама взяла микрофон и рассказала стих о море и его обитателях, заработав аплодисменты. Сестра-шоколадка, приняв эстафету, позвала Емелю, который залежался на печи, что бы задать несколько вопросов. Тут же появилась печь, которую катили в сторону Нептуна. Послышалась весёлая музыка из популярной кинокомедии. Это раззадорило публику. Наконец, печь подкатили поближе, к трону и все увидели Емелю-киномеханика и … мою тётю. Она восседала рядом с хозяином печи вместо, отбитой у супостата, Руси. Они о чём-то живо и весело разговаривали.

— Прерву я ваши речи и спрошу — начал Нептун свою речь — Доходят слухи до меня, что ты обидел рыбу, имеющую склонность к волшебству?

Вместо Емели ответила тётя:

— Позволь Нептун. С каких-то этих пор, запрет на ловлю рыбы наступил? Ничто Емеля не нарушил, он трапезу хотел устроить, гостям своим, а именно, нам ведьмочкам морским.

Надо сказать, что здесь должна были быть речь Руси, насчёт русалок, но тётя, молодец, быстро нашлась. А Нептун продолжал:

— Вот, нам бы не хотелось слушать, в защиту, речи, ведьм морских. Уж пусть Емеля, всем покажет нам насколько он умён, как ведьмы хвалят. А ну-ка знаешь ты пословицы и поговорки родные наши? Вот я начну, а ты продолжи.

Нептун вышел на два шага вперёд. За ним подались и сёстры.

— А ну продолжи-ка ты дальше, а то я подзабыл.

Емеля начал суетиться, потерял шпаргалку с подсказками, но быстро нашёл и угодливо посмотрел на Кэпа-Нептуна.

— Так вот слушай и продолжай. Баба с воза …

— Голому рубаха — торжественно проговорил Емеля и тут же осёкся. Оказывается, нашлась не та шпаргалка и искать нужную не было смысла. По зрителям пошёл смешок. Первой вспохватилась Лора. Она сразу поняла, что и из этой ошибки можно извлечь пользу и закивала Емеле, типа продолжай так же.

— С миру по нитке — громогласно произнёс Нептун.

— А воз и ныне там — не совсем уверенно произнёс Емеля, ловя кивания Лоры. Смех среди зрителей усилился.

— Готовь сани летом, а …

— … а табачок врозь.

Публика начала заводиться. Смех крепчал.

— Око за око …

— … пьянство виновато.

— Сколько волка не корми …

— … а бумага всё стерпит.

Недалеко от Нептуна, один товарищ начал заливаться слезами со смеху.

— Ой. Не могу — только и мог выговорить он. А Нептун продолжал:

— В огороде бузина …

— … а в семье не без урода.

— Это ,точно — выпалил кто-то из толпы, наверное намекая на Емелю.

— Что с воза упало …

— … то не вырубишь топором — торжественно произнёс киномеханик, явно подыгрывая публике.

А публика начала падать со смеху.

— Вышел сухим из воды …

— … а ума не вынес — обречённо сказал Емеля и спрятал листок. Зрители снова взорвались смехом и кивали в знак согласия. Нептун подвёл черту под интересным диалогом:

— Всё хорошо в меру — всяк, по своему, с ума сходит.

Последние его слова утонули в аплодисментах.

Раздался голос Лоры:

— Блеснул Емеля в стихоплутстве перед нами, а как же ведьмочки. Пускай теперь станцуют нам.

Послышалась ритмичная музыка. Тётя спрыгнула с печи и начала танцевать. К ней пристроилась Меседра и черти. В этот раз, помогая ведьмам, мы оторвались по полной. Правда, в конце танца, у Ракуши-Тёти , упало платье, но она дотанцевала, поддерживаемая публикой, в купальнике.

— Ну ведьмы хороши. Красивы и лукавы. А как же сёстры Нептуна? Они то танцевать умеют? — Лора продолжала блистать своей дикцией.

Раздалась красивая лирическая музыка. Мама и Шоколадка вышли на центр площадки и начали выпонять заученные движения. У Шоколадки из разреза выглядывало загорелое тело, а у мамы просматривались следы от загара, но это никак не портило ей вид. Вокруг закружили русалки. Подул лёгкий ветерок и начал приподымать и отворачивать накидки у сестёр и узкие повязки у русалок. Если к попкам русалок публика уже привыкла, то вид сестёр привёл зрителей в восторг. Покрой накидок не позволял ветру поднять переднюю часть, а вот попками зрители полюбовались. Не обошёл он и русалок, задирая и без того не длинные повязки спереди, так что у некоторых мелькали чёрные лобочки. Поведение публики говорило о том, что праздник удался и им всё очень нравится.

— Вот, такой красивый танец. С ветерко-о-ом! — торжественно, но как-то вкрадчиво произнесла Лора. А слово, снова, было отдано Нептуну.

— Как ни прятался Емеля. И пел и танцевал, и поговорки нам читал, а отвечать придётся. Ты щуку поймал? И у себя заточил. Морскую рыбу держишь в суши. Наказанье ждёт тебя.

— Не надо, батюшка Нептун — взмолился Емеля — Рыбину я достану и отпущу пожалуй, вот только окроплю водой.

Он вынул из печи щуку и побежал к крану. Но не снял шланг (так, к стати, было по сценарию) и открыл воду. Струя ударила прямо в Нептуна и сестёр, но последние были готовы к этому и спрятались за его мантией.

— Ах ты такой. Хотя в проказе этой, есть и доброе начало. Ведь воздух нам земной тяжёл и капли эти кстати — Нептун поправлял корону.

— Братец. А где же наши богатыри. Пора им показать себя, да удаль молодецкую всему люду — проговорила сестра-мама. отряхивая с накидки мелкие капли.

Тут же заиграла бравурная музыка и из-за расступившихся зрителей вышла охрана Нептуна, так называемый «морской спецназ». Молодцы не могли показать себя хуже, чем их жёны-красавицы, русалки и не стройно подпевали, правда громче самого певца. Их бугаиный рёв был слышен, наверное, на другом берегу моря. За ними увязался, на правах друга Кэпа-Нептуна, невысокий мужичок, на хорошем подпитии и пытавшийся петь вровень с богатырями У него не получалось, но он старался, махал руками и пытался идти в ногу. Наконец дядка Черномор дал команду, богатыри остановились и прекратили петь. Мужичок же продолжая петь, уткнулся в задних спецназовцев, чем нарушил немного их строй. Дядка Черномор дал команду убрать смутьяна. Двое молодцев подхватили мужичка под руки и повели в сторону. Мужичок орал:

-Тимоха! Скажи им. Ну чё вцепились? Тимоха узнает, будет вам.

Публика уже охрипла от смеха. Все были уверенны, что сцена с мужичком, это удачная постановка.

Пока Черномор рапортовал Нептуну о положении дел в море, Сорванцы пробрались к крану и открыли его на весь напор. Струя ударила в Нептуна и его сестёр. Послышался визг последних. Они не успели спрятаться и мощная струя быстро намочила их. Емеля хотел отвести шланг, который как змея дёргался по песку, но ухватив его, зафиксировал в руках и получилось, что ещё больше облил компанию Нептуна. Сорванцы, тем временем, струхнув, удалились незаметно и все подумали, что Емеля специально покусился на морского царя. Черномор дал приказ арестовать преступника, посмевшего покушаться на их величества. Емеля понял, что это совсем не шутки и начал потихоньку двигаться в сторону пансионата. Когда «спецназ», раздувая ноздри, бросился вслед, Емеля-киномеханик включил пятую скорость, но это не помогло. Тренированные бычки, быстро настигли беглеца за ангарами и привязав за руки и ноги к длинной толстой палке, понесли на суд к Нептуну.

Сестра-мама и сестра-шоколадка не знали, то ли спасать Нептуна после водяной атаки, то ли себя — накидки промокли насквозь и прилипнув к телу, высветили все прелести красавиц. Особенно выделялись соски и попки. Тот, кто спорил, голые ли под накидками сёстры или нет, оказались в выигрыше. Зрители поближе подошли к пострадавшим, чтобы получше рассмотреть намокших сестёр. Сёстры быстро поняли, что мокрые накидки не высохнут быстро, переодеваться не получится и решили, пусть публика любуется ими, а они будут спасать Нептуна.

Лора, немного пустившая праздник на самотёк, вновь заговорила в микрофон:

— Какая интрига закручивается на нашем празднике. Вот наши доблестные правоохранители, ведут …, то есть несут, нарушителя.

Зрители низвергли очередную порцию здорового смеха.

Емелю поднесли к Нептуну и положили на песок. Черномор явно довольный действиями своих подопечных, сказал:

— Вот, Царь-Батюшка морской, доставлен преступник злой, покушавшийся на твой покой и сестёр твоих благополучье. Что прикажешь делать с ним? Казнить, аль миловать? Живота, аль смерти?

Нептун, мантию которого расправляли сёстры, сами мокрые, как и он, только открыл рот для своего вердикта, как появилась Руся и совсем не по сценарию, начала просить:

— Живота, великий государь, живота — заломила она руки и изобразив страдание на лице — не ведал, что творит, не помышлял, что делает. Попутал змей негодный, в виде шланга.

Я и не предполагал, что у Руси столько артистизма и лицедейства. Емеля смотрел на всё это и не мог понять, то ли он что-то упустил по сценарию, то ли мир перевернулся. А Руся продолжала:

— Отдай его нам, русалкам, на перевоспитание. Уж у нас он будет тише травы, ниже воды …. Ой — Руся хотела подправиться, но Нептун, сам запутавшийся в ситуации, произнёс:

— Ну что ж, пожалуй, лучшей доли ему не пожелаешь. Бери его веди в своё морское племя — и показал богатырям, что бы освободили Емелю.

Голос Лоры, снова воскресший, бархатно произнёс:

— Ну вот, Нептун великий наш, привнёс в интригу справедливость. Да будут все его веления верны.

Она, до этого, молчала потому, что Сорванцы, бегая задели шнур питания и усилитель оказался без напряжения и его не сразу включили.

«Спецназы» без охоты освободили Емелю и Руся, взяв его под руку повела в сторону подруг и на вопрос, что это не по сценарию, что это значит и что будет дальше, ответила:

— Лифчики нам будешь застёгивать.

А Лора продолжала:

— Извечный спор морей и суши. Кто лучше? Кто умней? Сильней? Покажем всем примером верным, как мир земной и мир морской умеют меж собой соревноваться. Канат несите и команды, готовьтесь проявить свою сноровку.

Действо вновь вошло в канву сценария и команды начали собираться на середине площадки. Если у морской стороны с участниками было всё в порядке, то с земляными пришлось поработать, чтобы собрать команду. Наконец под красивые танцы русалок, ведьмочек, не совсем высохших сестёр Нептуна и некоторых зрительниц, команды были сформированы. По двадцать человек с каждой стороны. Но Богатыри-спецназовцы отказались от услуг Емели, считая, что наказание ему было слишком «мягкое» и попасть на перевоспитание к русалкам был бы рад каждый.

— Спасибо! Спасибо нашим девочкам и морским и земным. А теперь команды выходят на площадку и занимают места — это Лора приглашала участников к канату. Дисциплинированные богатыри сразу выстроились в ряд вдоль каната. Мы, чертята, тоже ухватились за него, как и мамы. Даже некоторые из русалок пожелали поучаствовать. Команда зрителей набиралась медленнее. Ею пытался руководить, на добровольных началах и по собственному желанию, тот же, уже совсем готовый мужичок, старясь выстроить всех вдоль каната, но его мало кто слушал. Но и польза была от, не совсем трезвого, товарища. Своим поведением, он веселил публику, которая даже подбадривала его.

Наконец приготовление было окончено и на площадке появилась Лора. Она лично захотела дать старт предпоследнему номеру праздника. И вот середина каната над специальной меткой и Лора даёт отмашку. На удивление, обе стороны, потянули одновременно и поначалу морские имели преимущество, но земные, располагая немного большим количеством мужчин, начали перенимать инициативу и потихоньку подтягивать морских к себе. Тут ещё Руся, потянула руку и отошла от каната. Первый морской участник стал быстрее приближаться к контрольной черте. Но тут из толпы выбежал Емеля-киномеханик и ухватившись за канат, дёрнул его. Это же сделали и находившиеся рядом с ним, а потом и передние. Получился тройной рывок и земные, упустили преимущество. Тем более подпитый товарищ запутался в песке и упал, бросив канат. Земные начали скользить по песку и вскоре несколько человек ослабили захват. Когда первый из земных пересёк чёрную линию, Лора вскинула руку, что означало — соревнование окончено и победителями были морские. После объявления в микрофон, «спецназвцы» кинулись к Емеле, который уже попрощался с жизнью, подумав, что его будут бить. Но крепкие парняги подхватили его и начали качать на руках. Тот не верил в такой оборот событий и ёжился при каждом броске, боясь, что его не поймают.

В микрофон раздался голос Кэпа-Нептуна:

— Хочу поздравить победителей подарком скромным — и показал в руке бутылку «Столичной». За ним стояла сумка, из которой выглядывала приличная батарея поллитровок. Праздник переходил в горячую фазу. Голос Лоры напомнил, что начинается парад-карнавал участников. Под приятную, ритмическую музыку первыми выбежали русалки. Следом черти, а за ними «спецназ» с дядькой Черномором. С Емелей под ручку, почему-то шла Руся. Профлиртовали красавицы ведьмочки. Лора называла каждую группу, добавляя красок и хороших слов, каждой из них. И вот очередь дошла до Властителя морского и его сестёр, которые уже подсохли и выглядели, как и в начале праздника. Правда причёски немного пострадали. Зрители овацией встретили участников. Никто не желал расставаться с понравившемся действом. Лору и Кисточку начали осаждать с просьбой перенести продолжение на берег и проводить и дальше, различные представления и конкурсы. Многие напоминали о песчаном Замке и о крокодиле и черепахе. Как было здорово и весело. Некоторые буквально требовали продолжить праздник Солнца. Продавцы чебуреков и шашлыков начали перетягивать мангалы поближе к морю.

Тем временем музыка окончилась и к оператору-радисту подошли крепкие ребята, с тем, чтобы перенести колонки и усилитель.

Через некоторое время Лора уже на берегу рассказывала в микрофон о прекрасной погоде и о тёплом синем море. Она не решилась на откровенные конкурсы, а проводила, в основном для детишек, игры и викторины. Впрочем, у публики претензий к Лоре не было. Некоторые русалки стали ходить топлес, а Руся снова полностью разделась и ещё и Емелю за собой водила. Было видно, что соседство с такой, да ещё голой красавицей, ему явно по душе. Шоколадка, сбросив накидку и как была, голышом, прыгнула в воду. А мама успела переодеться, она тоже, вместе с Кисточкой, захотели в море, а идти в пансионат, одевать купальники, поленились. Так и пошли, в трусиках и лифчиках.

Тётя, с Меседрой, тоже решили искупаться, только в купальниках. Правда тётя, всё же решилась на топлес. Наша же, компашка чертей, выбрала место немного поодаль. За нами двинулась не большая группа поклонников, некоторые из которых тоже вошли в воду. Они пожелали сфотографироваться с нами, пока мы не смыли грязь. Потом мы дурачились по полной.. Ныряли, смывали грязь с наших женщин и с друг друга. Через десять минут мы уже отмывали остатки нашего грима и двинулись в сторону основного пляжа. К нам подбежала Руся, голая, как всегда, расцеловала всех и сказала, что меня ищет мама. Потом взяла за руку и повела по пляжу. Мы смело шагали с ней голышом, как будто вокруг никого, вокруг, не было. Мы слышали приветствия и похвальбы в нашу сторону, за смелость и откровенность. С нами даже предлагали сфотографироваться, но мы не останавливались.
Вдруг, сбоку, я услышал голос Скрябеды:

— Я всем расскажу, что ты, с чужими мамками голый ходишь, никого не стесняясь.

Я хотел прогнать её, но Руся не отпустила руку:

— Не надо. Её уже не перевоспитаешь.

Оказывается, мама Скрябеды закрыла её в номере и выпустила только по окончании праздника.. Но Скрябеду это не исправило.

Мы же уверенным шагом шли мимо одетой и иногда, раздетой публики.

Праздник продолжался!
Показать полностью...
Ненавижу… Часть 5. Финал

Я понимала,  что нужно что-то предпринять,  но что?  Если расскажу брату,  и что тогда?  Даже боюсь представить его реакцию.  Если расскажу родителям,  они спросят кто отец.  Мой мозг взрывался,  я не спала ночами,  я понимала что я беременная,  но что с этим делать? Одногруппница пригласила меня к ней на день рождение,  была веселая компания,  но мне было не весело,  в голове была только одна мысль,  что дальше?  В этой компании,  был симпатичный парень,  он был по младше меня,  а так же не особо одарен умом, легкомыслен и тут у меня созрел план. Саша так звали этого парнишку,  был изрядно пьян и мне не составило большого труда затащить его в постель.  Я,  уже привыкшая,  во время секса,  просто отключилась и как все происходило совершенно не помню. Зато,  мне теперь не так стыдно сказать от кого я беременная.  Да,  возможно это и слишком подло,   по отношению к этому парнишке,  но мне нужно было хоть как то спасать ситуацию.

«Дочь,  а когда ты последний раз пользовалась прокладками?  Да и что-то в боках ты поправилась?  Ты не беременная? » мама как будто шутя спросила.  Но посмотрев на меня,  улыбка с лица ее пропала. Я просто стояла и молчала,  а что я могу?  Совершенно ни чего.

«Ах ты бесстыжая!  Ты уже успела в Подоле принести! » Ударив мне пощечину,  мама ушла в комнату плакать. Я достала из шкатулки деньги,  которые копила со стипендии и подала маме. «Мам,  это на аборт,  парень дал».

Тут мама начала выяснять,  кто этот парень,  откуда,  сколько лет и так далее.  А мне просто повезло,  Сашка совсем не помнил,  что было той ночью,  но успел влюбиться в меня и все это время бегал за мной,  а я в свою очередь,  чтоб он не сбежал,  пока родители не узнают о моей беременности,  спала с ним.

Мама повезла меня на аборт,  но,  уже было поздно,  шел пятый месяц беременности. Меня поставили на учет,  Сашка думал,  что он отец,  испугался конечно.  Но я его предупредила,  что если он не готов и не хочет,  я возражать не буду,  пусть забудет обо мне.  Мне по совести не хотелось вешать на него чужого ребенка,  ведь правду знала только я одна.

Когда брат узнал,  что у меня есть парень и я беременная,  он при дедушке ударил меня и назвал шлюхой.  Но мне было так плевать,  зато он исчез из моей жизни.

Шло время,  я бросила учебу,  готовилась к родам.  Сашка гулял со своими друзьями и иногда приходил ко мне с подарками,  для будущей дочки. Брат встретил девушку и женился.  На его свадьбу я не ходила,  сказала,  что мне тяжело и плохо себя чувствую.

Родилась у меня прекрасная дочурка.  Такая маленькая,  красивая,  а главное здоровая девочка.  Это было самое радостное событие в моей жизни за последнее время.  Саша перестал ко мне приходить.  Я понимала,  что он уже меня не любит,  ему хочется гулять,  только влияние его родителей заставляло иногда приходить и приносить игрушки и вещи для дочурки.  Эх,  прости меня Сашка,  но другого выхода у меня не было.  Спасибо тебе за твою помощь и поддержку,  когда я так сильно в ней нуждалась.

Я набрала его домашний номер:

«Алло,  Владимир Александрович,  а Сашу можно к телефону»? Я вцепились в трубку,  так боялась,  что его папа скажет,  что его нет дома.  Ведь я только собралась с мыслями… Я должна это сделать…

» Конечно милая,  сейчас позову.  Сашка иди тебя к телефону… Как ты милая?  Как наша внучка? »

«Все хорошо Владимир Александрович,  растет и крепнет» Сквозь слезы с наигранной улыбкой я ответила.

«Алло,  а это ты?  Что-то случилось? » Грубо и сухо меня Сашка спросил.

» Саш» еле-еле слышно начала я » Я хочу тебе сказать,  спасибо за все.  Я не хочу тебя мучить.  Я отпускаю тебя,  не надо приходить и приносить подарки.  Прошу забудь про нас,  мы не нуждаемся в тебе.  Гуляй и наслаждайся жизнью,  я не хочу видеть тебя рядом с нами» Дрожь пробивала все тело,  голос начал дрожать,  я замолчала.

«Хорошо,  я тебя понял.  Спасибо» Разговор прервался быстрыми и частыми гудками на том проводе пиип,  пиип,  пиип…

Так я и осталась одна. Родители конечно мне помогали,  как они полюбили мою дочурку,  мне казалось она им милее чем я в детстве.  Я спокойно оставляла малышку с папой или мамой,  а сама восстановилась на учебе и ездила каждый день учиться.  Я все пропустила,  первые шаги,  первые слова,  пропустила все,  потому что находилась на учебе.  Брат иногда приезжал с женой,  делал вид,  что ни чего ни когда не было.  Он счастлив,  женат и скоро родиться сын.

Мне было все равно,  на него и его жену,  я совершенно ни чего не чувствовала,  лиш иногда проносилось в ушах его мерзкое дыхание.

Дочка у меня уже выросла,  я никогда не была замужем,  мы живем с ней вдвоем.  Она учиться на втором курсе,  там же где когда то училась я,  когда она была совсем крошкой.

Брат развелся,  живет с мамой.  В жизни он ни чего ни добился,  пьет и кое как работает.  Но меня это особо не волнует.  Я теперь понимаю,  что на его похоронах меня не будет,  я не смогу кинуть ему одна из первых горсть земли на крышку его гроба.  Зато я точно знаю что сегодня эта мразь умрет и даже знаю какой мучительной смертью.  Он будет зарезан как грязный и жирный баран,  он захлебнется своей гнилой кровью,  а его член я повешу на бельевую веревку на балконе,  пусть все видят…

Потому,  что сегодня прибежала взъерошенная моя дочь,  голос дрожал,  и в ее глазах я увидела себя в детстве… Я все поняла…
Показать полностью...
Ненавижу… Часть 5. Финал

Я понимала,  что нужно что-то предпринять,  но что?  Если расскажу брату,  и что тогда?  Даже боюсь представить его реакцию.  Если расскажу родителям,  они спросят кто отец.  Мой мозг взрывался,  я не спала ночами,  я понимала что я беременная,  но что с этим делать? Одногруппница пригласила меня к ней на день рождение,  была веселая компания,  но мне было не весело,  в голове была только одна мысль,  что дальше?  В этой компании,  был симпатичный парень,  он был по младше меня,  а так же не особо одарен умом, легкомыслен и тут у меня созрел план. Саша так звали этого парнишку,  был изрядно пьян и мне не составило большого труда затащить его в постель.  Я,  уже привыкшая,  во время секса,  просто отключилась и как все происходило совершенно не помню. Зато,  мне теперь не так стыдно сказать от кого я беременная.  Да,  возможно это и слишком подло,   по отношению к этому парнишке,  но мне нужно было хоть как то спасать ситуацию.

«Дочь,  а когда ты последний раз пользовалась прокладками?  Да и что-то в боках ты поправилась?  Ты не беременная? » мама как будто шутя спросила.  Но посмотрев на меня,  улыбка с лица ее пропала. Я просто стояла и молчала,  а что я могу?  Совершенно ни чего.

«Ах ты бесстыжая!  Ты уже успела в Подоле принести! » Ударив мне пощечину,  мама ушла в комнату плакать. Я достала из шкатулки деньги,  которые копила со стипендии и подала маме. «Мам,  это на аборт,  парень дал».

Тут мама начала выяснять,  кто этот парень,  откуда,  сколько лет и так далее.  А мне просто повезло,  Сашка совсем не помнил,  что было той ночью,  но успел влюбиться в меня и все это время бегал за мной,  а я в свою очередь,  чтоб он не сбежал,  пока родители не узнают о моей беременности,  спала с ним.

Мама повезла меня на аборт,  но,  уже было поздно,  шел пятый месяц беременности. Меня поставили на учет,  Сашка думал,  что он отец,  испугался конечно.  Но я его предупредила,  что если он не готов и не хочет,  я возражать не буду,  пусть забудет обо мне.  Мне по совести не хотелось вешать на него чужого ребенка,  ведь правду знала только я одна.

Когда брат узнал,  что у меня есть парень и я беременная,  он при дедушке ударил меня и назвал шлюхой.  Но мне было так плевать,  зато он исчез из моей жизни.

Шло время,  я бросила учебу,  готовилась к родам.  Сашка гулял со своими друзьями и иногда приходил ко мне с подарками,  для будущей дочки. Брат встретил девушку и женился.  На его свадьбу я не ходила,  сказала,  что мне тяжело и плохо себя чувствую.

Родилась у меня прекрасная дочурка.  Такая маленькая,  красивая,  а главное здоровая девочка.  Это было самое радостное событие в моей жизни за последнее время.  Саша перестал ко мне приходить.  Я понимала,  что он уже меня не любит,  ему хочется гулять,  только влияние его родителей заставляло иногда приходить и приносить игрушки и вещи для дочурки.  Эх,  прости меня Сашка,  но другого выхода у меня не было.  Спасибо тебе за твою помощь и поддержку,  когда я так сильно в ней нуждалась.

Я набрала его домашний номер:

«Алло,  Владимир Александрович,  а Сашу можно к телефону»? Я вцепились в трубку,  так боялась,  что его папа скажет,  что его нет дома.  Ведь я только собралась с мыслями… Я должна это сделать…

» Конечно милая,  сейчас позову.  Сашка иди тебя к телефону… Как ты милая?  Как наша внучка? »

«Все хорошо Владимир Александрович,  растет и крепнет» Сквозь слезы с наигранной улыбкой я ответила.

«Алло,  а это ты?  Что-то случилось? » Грубо и сухо меня Сашка спросил.

» Саш» еле-еле слышно начала я » Я хочу тебе сказать,  спасибо за все.  Я не хочу тебя мучить.  Я отпускаю тебя,  не надо приходить и приносить подарки.  Прошу забудь про нас,  мы не нуждаемся в тебе.  Гуляй и наслаждайся жизнью,  я не хочу видеть тебя рядом с нами» Дрожь пробивала все тело,  голос начал дрожать,  я замолчала.

«Хорошо,  я тебя понял.  Спасибо» Разговор прервался быстрыми и частыми гудками на том проводе пиип,  пиип,  пиип…

Так я и осталась одна. Родители конечно мне помогали,  как они полюбили мою дочурку,  мне казалось она им милее чем я в детстве.  Я спокойно оставляла малышку с папой или мамой,  а сама восстановилась на учебе и ездила каждый день учиться.  Я все пропустила,  первые шаги,  первые слова,  пропустила все,  потому что находилась на учебе.  Брат иногда приезжал с женой,  делал вид,  что ни чего ни когда не было.  Он счастлив,  женат и скоро родиться сын.

Мне было все равно,  на него и его жену,  я совершенно ни чего не чувствовала,  лиш иногда проносилось в ушах его мерзкое дыхание.

Дочка у меня уже выросла,  я никогда не была замужем,  мы живем с ней вдвоем.  Она учиться на втором курсе,  там же где когда то училась я,  когда она была совсем крошкой.

Брат развелся,  живет с мамой.  В жизни он ни чего ни добился,  пьет и кое как работает.  Но меня это особо не волнует.  Я теперь понимаю,  что на его похоронах меня не будет,  я не смогу кинуть ему одна из первых горсть земли на крышку его гроба.  Зато я точно знаю что сегодня эта мразь умрет и даже знаю какой мучительной смертью.  Он будет зарезан как грязный и жирный баран,  он захлебнется своей гнилой кровью,  а его член я повешу на бельевую веревку на балконе,  пусть все видят…

Потому,  что сегодня прибежала взъерошенная моя дочь,  голос дрожал,  и в ее глазах я увидела себя в детстве… Я все поняла…
Показать полностью...
История девочки Маши. Часть 5

История девочки Маши. Часть 5

На следующее утро Маша проснулась от нежных прикосновений к своим сосочкам. Не открывая глаз она повернулась поудобнее, подставляя ласкам свою грудку, и слегка раскинула ножки в стороны.

– Машенька, просыпайся, – сказал папа, – Вставай соня, а то завтрак проспишь!

– У-у-ух! – Маша сладко потянулась и села на диване. Ещё раз зевнув, она пошла умываться.

– Футболочка в шкафу, трусишки на балконе на верёвке, – сказал папа, когда Маша вышла из душевой. Маша, как была совершенно голенькой, так и вышла на балкон. На балконе она увидела, что шортиков уже не было, это папа их снял и убрал. Машины чёрные стринги одиноко висели на верёвке за перилами. Маша придвинула к ограждению какой-то ящик, стоящий в углу, и, встав на него, потянулась за трусиками, резинка которых была крепко завязана на узел за неимением прищепок.

– Привет, соседка! – вдруг услышала Маша. Девочка обернулась и увидела женщину лет тридцати на соседнем балконе.

– Зарасти, – робко ответила Маша, стараясь не поворачиваться передом.

– Меня Верой зовут, – продолжала женщина, – а тебя?

– Маша, – ответила девочка.

– И что же ты, Маша, всегда дома голенькой ходишь? – спросила Вера.

– Нет, в трусиках, – ответила Маша, – только так получилось, что у меня здесь только одни трусики.

– Понятно, – сказала Вера, собирая купальники с верёвок, – А я вот, с дочками сюда приехала.

– А я с папой!

– И ты так при папе ходишь? – удивилась Вера, – Молодец. Маша, а можно тебя сфотографировать?

Маша не возражала.

– Тогда я сейчас за фотиком сбегаю, – сказала Вера, – только ты трусики пока не надевай! Я хочу тебя голенькой сфотографировать. Ты же не против?

Последние слова Вера сказала скорее с утвердительной интонацией, как бы не принимая возражений. Она убежала в комнату, а Маша осталась на своём балконе и снова занялась узлом на своих трусиках, прижавшись лобком к ограждению. Через минуту соседка вернулась. С собою она взяла двух девочек, одна была Машиной ровесницей, а другая на год-полтора младше.

– Ты ещё здесь? – обратилась она к Маше, потом она сказала своим дочкам, – Вот, доченьки, смотрите, как надо дома ходить!

– Мама! – вскрикнули девочки.

– Что, мама? Девочка с папой приехала и не стесняется. Пока мы в номере, будете ходить голышом, это не обсуждается. Понятно, Наденька?

– Да, – сказала старшая девочка.

– Понятно, Любаша?

– Да, мамочка, – ответила младшая девочка.

– Так, Маша, теперь пофотографируемся, – сказала Вера Маше, – Можешь к нам повернуться?

Маша повернулась лицом к соседке.

– Отлично, – сказала соседка, сделав снимок, – Ручку убери, не стесняйся, никто тебя не видит.

Маша убрала руку, которой на автомате прикрылась.

– Классно! – сказала Вера, – И волосы назад откинь.

– Ну, что ты тут копаешься? – крикнул Машин папа, выходя на балкон, – Доброе утро, соседи, – поприветствовал он Веру с дочками, – Игорь, папа этой копуши.

– Вера, – ответила соседка, – Вы дочку свою не ругайте, это я её задержала. Как увидела, так сразу захотелось сфотографировать это чудо! Вы, кстати, не возражаете, что я её голую фотографирую?

– Нисколько, – ответил Машин папа, – Только думаю, на завтрак идти пора, а Машки всё нет.

– Точно, а я и забыла, совсем с Машей закружилась, – сказала Вера, – Ладно, Маша, как-нибудь попозже устроим тебе фотосессию.

Соседка с дочками ушли с балкона. Папа отвязал Машины стринги и с дочкой скрылся в номере.

– Ну, ты доченька даёшь! Уже перед посторонними голая позируешь. Неужели тебе не стыдно? – спросил папа.

– Ну, поначалу было, – ответила Маша, надевая трусики, – а потом как-то доверилась тёть Вере. Ты думаешь, я зря согласилась?

– Да нет, если ты не испытываешь по поводу своего голого вида никакого дискомфорта, то всё нормально, – ответил папа, – я бы тоже хотел к ней присоединиться и поснимать мою красавицу. Надевай футболку, и пойдём уже.

Маша достала одежду из шкафа, папа собрал её волосы в хвостик, и они вышли из номера. Подходя к столовой, они поравнялись с новыми знакомыми.

– И снова здравствуйте! – сказал папа.

– А, это вы, ещё раз доброе утро, – ответила Вера, – Давайте к нам за столик.

Маша с папой приняли приглашение и все впятером прошли к столу возле окна.

– Ух, какой цветник! – ухмыльнулся папа, присаживаясь на стул с краю.

– А интересные у Маши трусики, – завела разговор Вера, – где вы такие взяли?

– Да, в спортивных магазинах можно поспрашивать, – ответил Машин папа, – Мы с Юлей записали её на гимнастику, а там такие требования были. Ну, с тех пор Машка и ходит в стрингах, другие трусики почти не носит. Кстати, на Ваших дочек там тоже есть размеры.

– Здорово! Ну, девочки, держитесь, приедем домой, куплю вам таких трусиков, – сказала она своим дочкам, – Хватит парашютным спортом заниматься! Пора приучаться к красивому!

– Кстати, откуда вы? – спросила Вера, отпив чай из гранёного стакана.

– Из G., – ответил папа, – Вчера приехали.

– Какое совпадение, мы тоже из G., третий день здесь, – сказала Вера, – А что, Маша часто по улицам голопопит?

– Нет, просто вчера перед ужином пошли фотографироваться и на свежую краску сели. Так что это единственная одёжка, не считая купальника, – ответил папа, – Эх! Такие шортики испортили. Кстати, не хотите взглянуть? – и шёпотом, – там, у шортиков небольшой секрет.

– Интересно, что там за шортики такие, – сказала Вера, беря папину камеру, – Ой, какие маленькие, почти трусики! Красота!

– Ого! – Вера перелистнула на следующую фотографию, на которой Маша была передом, – Ничего себе! Надя, Люба, посмотрите, какие шорты.

– Обалдеть! – протянули девочки, разглядывая снимок.

– Маша, а тебе не стыдно в таком виде ходить? – просила Люба.

– Не-а! – рассмеялась Маша, – Ну, в начале, конечно, стеснялась, а потом привыкла.

– Смелая! – восхитилась Надя.

Тем временем Вера открыла следующее фото. На этом кадре Машин папа крупно заснял дочкину писю, выглядывающую из шортиков и перетянутую шнурком.

– Девочки, посмотрите, какая у Маши писечка пухленькая! – сказала Вера, показывая дочкам снимок.

– Ух, ты-ы! – воскликнули девочки.

– Мама, а у меня пися красивая? – тихо спросила Надя и залилась краской.

– Конечно, доченька, и у тебя, и у Любы! – ответила Вера, – Знаете, как мне нравятся ваши холмики?

Вера с дочками просмотрели ещё несколько фотографий, сделанных в пансионате, как вдруг, открылся снимок, сделанный папой перед отъездом.

– Ничего себе!!! – воскликнула Вера и перевернула камеру маленьким экраном вниз, – Даже и не знаю, стоит ли такое моим девочкам показывать.

– Мам, что там? – спросила Надя.

– Мам, ну покажи-и-и! – любопытствовала Люба.

Машин папа пересел к Вере поближе и глянул на экран. Там красовалась широко раскрытая Машина пися с узлом между половых губок.

– Да пусть посмотрят, – сказал он и передал камеру Наде. Надя и Люба смотрели на снимок и от удивления не могли вымолвить не слова.

– Знаете, как приятно, – сказала им Маша. Надя и Люба посмотрели на Машу. В их взгляде читалось недоверие.

– Очень приятно, и ни капельки не больно, – заверила их Маша, – Чуть-чуть щекотно.

– Вера, Вы только не подумайте, что мы с Юлей над Машей издеваемся, – сказал Игорь, – мы не делаем ей больно, или чего-то, что она не принимает. Во время наших игр мы не доводим Машу до предела, только удовлетворяем её естественный интерес и делаем ей приятное.

– Да я и сама, если честно, хотела бы поласкать моих малышек, – призналась Вера, – да только не знаю с чего начать, чтобы не напугать их.

– Ну, думаю, стоит начать с подмываний, – начал рассказ Машин папа. В своём рассказе он поведал о своих и Юлиных играх с Машей.

– Главное, чтобы девочки Вам доверяли, – заключил Игорь, – Если хотите, можете посмотреть, как я купаю Машу, и повторить со своими дочками.

– Спасибо за приглашение, вечером после ужина зайду, – сказала Вера.

Так за разговорами прошел завтрак. После еды папа отдал Маше ключ от их номера и отправил девочку переодеваться, а сам направился к главному корпусу, разузнать, где можно позвонить.

– Увы, – сказала девушка в приёмной, – Неделю назад был у нас сильный ураган, повалил две опоры, ещё молния ударила в какое-то там оборудование. Связисты говорят, работы недели на две, не меньше. Нам ещё повезло, что электричество к нам идёт с другой стороны, а то бы без света насиделись бы. Два села уже пятый день обесточены. А сотовые операторы устроили профилактику, Вы сами видели, с какими перебоями работает сеть в N.

Не солоно хлебавши, Игорь вернулся в номер. Когда он вошёл, Маша уже ждала его, сидя на подлокотнике дивана, одетая в одни лишь крошечные трусики от купальника. В руках она держала лифчик.

– Уже готова? Молодец! – сказал папа, обхватив ладонью Машину грудку, – Давай помогу лифчик завязать. Или так хочешь пойти?
Папа затянул шнурки верха купальника и начал собирать спортивную сумку. Он положил большое покрывало и два полотенца. Маша принесла защитный крем.

– Молодец, Машунь! Одежду свою давай, или ты думаешь, я разрешу тебе после купания ходить в мокром? – сказал папа. Девочка передала ему футболочку с трусиками. Переодеваться папа не стал, потому что надел плавки ещё с утра, пока Маша спала, – Всё, можем идти!
Маша с папой вышли на стоянку возле пансионата. Там уже собирались отдыхающие в ожидании автобуса до пляжа. Папа пошарил по карманам и дал Маше денег:

– Маша, пока ждём, сходи-ка в магазин, купи чего-нибудь на пляже пожевать.

Маша направилась, виляя голой попкой, к кафе-магазину, где они накануне обедали.

– На пляж собралась? Красивый у тебя купальник, – сказал продавец, оценивающе разглядывая Машу. Он помог девочке определиться с выбором печенья. В результате получился полный пакетик.

– Осторожно, под низ поддерживай, а то порвётся, – сказал продавец, передавая ей тугой кулёк, – Так, ты мне даёшь тысячу, значит я тебе ещё шестьсот сорок сдачи должен.

Продавец отсчитал сдачу и, глядя на Машу, держащую обеими руками пакет с печеньем, сказал:

– Куда бы тебе сдачу положить? Знаю, – Он вышел из-за прилавка и присев перед Машей потянул краешек её трусиков вниз, – Не возражаешь?
Продавец заправил сдачу за край Машиных трусиков, заодно полюбовавшись её писей. Потом он взял со стеллажа шоколадку и тоже заправил её в Машины трусики.

– Это тебе за красивые глаза и красивую писечку, – улыбнулся он, – Придёшь голенькой – скидку сделаю!

Маша вернулась на стоянку, куда уже пришли их соседи. Игорь о чем-то разговаривал с Верой. Надя с Любой весело резвились вокруг взрослых. На Вере была широкая синяя юбка и розовый топ, на девочках были легкие сарафанчики канареечного цвета в цветочек на крупных пуговицах.

– А вот и моя красавица, – сказал папа, заметив подходящую к ним Машу.

– Молодец, – папа потрепал Машину чёлку, – Давай пакет сюда.

Кулёк с печеньями отправился в папину сумку. Потом папа вытащил сдачу из Машиных трусиков, ухмыльнувшись про себя, куда её положили. Как только её руки освободились, Маша вытащила шоколадку из трусиков.

– Ой, какие масенькие у Маши трусики! – восхитилась Вера, когда Маша оказалась к ней лицом, – Не боишься, что они на тебе лопнут?

– Не-а! – Маша замотала головой.

И вот, наконец, на стоянку заехали два ПАЗика. Машины были хоть и не новые, но вид их говорил, что за ними ухаживали, как следует. Под лобовыми стёклами у них были таблички с надписью «ПЛЯЖ». В один из них и погрузилась наша пятёрка. Когда автобус заполнился, он развернулся и покатил к деревне, подкидывая своих пассажиров на каждой кочке. Когда горная гряда оказалась позади, Игорь достал из кармана телефон. Сигнал был минимальный и периодически исчезал совсем. Игорь попробовал набрать сообщение, поняв, что звонить в таких условиях невозможно. «ОШИБКА! СООБЩЕНИЕ НЕ ДОСТАВЛЕНО» – пикнул телефон. Проехав деревню, автобус свернул на грунтовую дорогу и минут через десять остановился в тени деревьев. Через негустую лесопосадку виднелось море. Когда пассажиры покинули салон, Машин папа спросил у водителя, есть ли в деревне вещевой рынок. Оказалось, что есть, и папа решил после обеда сводить туда Машу. А пока наши герои прошли по тропинке через лесопосадку и оказались на песках, оборудованными кабинками для переодеваний.

На пляже Игорь расстелил покрывало.

– Вера, не хотите присоединиться к нам, – позвал он соседей, – Девочки, кушайте печенье.

Маша разломала свою шоколадку. Вера, раздевшись до купальника, села на край покрывала и стала расстёгивать сарафанчики на своих дочках. Под сарафанами у них были раздельные купальники, на Любе сине-зелёный, а на Наде розово-сиреневый, с закрытыми попками и сплошными топиками.

– Ну, что Маша, пойдём окунёмся! – сказал папа и подхватил девочку на руки. Зайдя в воду по пояс, он опустил дочку, – Держись за руку и попробуй лечь на воду. Просто расслабься, я рядом.

Маша взялась за папину руку и вытянулась в струнку. Свободной рукой Игорь подхватил девочку под живот.

– Молодец, дочка, попку выше держи. Вот так! Сейчас не пугайся, я тебя отпущу, – он убрал руку из-под Машиного живота, и девочка осталась покачиваться на волнах, – Здорово. Теперь попробуй грести ногами, видела, как лягушата плавают?

Маша начала барахтаться, опираясь на папину руку. Когда она сделала несколько кругов, папа сказал:

– Хорошо для первого раза. Устала, Маша? Хочешь, я тебя покатаю?- они вылезли поближе к берегу и папа принял упор лёжа, – Залазь на спину и держись за плечи.

Маша оседлала папу, и он оттолкнулся от дна. Уверенными гребками Игорь рассекал солёные волны, отдаляясь от берега, а Маша визжала от восторга. Проплыв пору сотен метров, Игорь стал возвращаться. Выходя на берег, он подхватил девочку под коленки, и Маша прокатилась на папе до самого покрывала, где их ждала Вера со своими дочками.

– Классно! – пискнула Маша, сползая с папы.

– Ух ты, какой сюрприз! – сказала Вера, указав на Машин купальник, который намокнув, стал почти прозрачный.

– Ой! – Маша на автомате сжалась.

– Меня, что ли, испугалась? – рассмеялась Вера, – Я же тебя утром голышом видела и ты мне даже попозировала. Ладно, не буду тебя смущать. Девочки, айда купаться.

Вера с Любой и Надей отправились к воде, оставив Машу с папой наедине.

– Ну, дочка, ложись, сейчас я тебя намажу! – сказал Игорь, достав бутылочку с лосьоном. Он свернул пару полотенец и подложил валик Маше под бёдра. Потом он провёл руками по дочкиной спине.

– Так, давай развяжем твой лифчик, а то в пальцах путается, – сказал он и потянул завязки. Промазав Машины руки и спину, папа перешёл к ногам. На последок он оставил дочкину круглую попку и выглядывающие из-под края трусиков складочки Машиной писи.

– Переворачивайся! – сказал он, хлопнув Машу по попке. Девочка повернулась, подставив голую грудку под папины руки. Папа растёр лосьон по груди и животику дочери и оставил по капле крема на её сосочках. Потом Игорь перешёл к бёдрам.

– Писю мазать будем? – спросил папа и, не дожидаясь ответа, сдвинул Машины трусики в сторону. Он набрал лосьон на ладонь и стал наглаживать холмик между дочкиных ножек. Его средний палец скользил между половыми губками.

– А, мажетесь? – вернулась Вера, наплескавшись с детьми в прибое, – А вот и мы вернулись!

– Да, уже заканчиваем, – ответил Игорь, продолжая ласкать дочкину писю. Сделав ещё несколько поглаживаний, он вернул кусочек ткани на место. Маша сладко потянулась, видно было, что ей нравились папины действия.

– Лифчик надевать будешь? – спросил её папа. Маша поморщилась, приложив к груди мокрый и холодный верх от купальника, – Если не хочешь, убери его в сумку, – предложил папа, что Маша и сделала, оставшись в крошечных полосатых трусиках-стрингах.

– Девочки, снимайте лифчики, – сказала Вера своим дочерям.

– Ну, ма… – закапризничала Люба.

– Что, «ма…», – перебила её Вера, – видишь, Маша постарше тебя будет, и то не стесняется, давай снимай.

Нехотя Люба и Надя расстались с лифчиками, оставшись, как и Маша, в одних трусах.

– Надя, Люба, а где крем? – спросила Вера, копаясь в сумке.

– Ой, забыли, – ответили девочки.

– Возьмите наш, – Игорь протянул Вере бутылочку, – здесь на всех хватит.

– Большое спасибо, – отблагодарила Вера.

Смазав тела девочек, Вера спросила их:

– Ну что, будем, как Маше, писюшки мазать? – и попробовала сдвинуть Надины трусики. Но девочка засопротивлялась, прикрываясь ладошкой.
– Не настаивайте, – шепнул Игорь Вере на ухо, – может младшенькая будет посговорчивее.

– Люба, будем писю мазать? – позвала Вера, но девочка замотала головой.

– Наверное, меня стесняются, – шёпотом предположил Игорь, – Думаю во время вечернего душа, они позволят Вам поласкать их бутончики.

– Девчонки! – громко позвала Вера, – Мы вас помазали, теперь ваша очередь. Намажете нам спины и можете пойти погулять. Захотите искупаться, позовёте!

Взрослые разлеглись, подставляя спины дочерям. Когда девочки закончили, они побежали играть в догонялки.

– Кстати, я не сказал за завтраком, что у нас дома считается нормальным пройтись голяком от душа до комнаты, – сказал Игорь, когда дети убежали.

– Ого! Интересно, как бы к такому отнёсся мой Мишка, – сказала Вера.

– Попробуйте, я думаю, ему понравится, – ответил Игорь, – И девочек тоже приучайте, просто не берите одежду перед купанием. Нагота – это нормально, иначе человек рождался бы уже в трусах.

Незаметно, время подходило к обеду. Надо было собираться, чтобы не опоздать на автобус.

– Дети! – позвала Вера носящихся вокруг девчонок, – Пора! Ещё разок окунёмся, и будем собираться.

Взрослые взяли девочек за руки, и повели их к морю. Смыв с себя песок, пятёрка отдыхающих вернулась к покрывалу. Игорь протянул Маше её футболку, и пока девочка её надевала, потянул вниз дочкины трусики.

– Держи, – Игорь протянул дочке её любимые черные стринги и, прихватив шорты, направился к кабинке для переодевания.

Люба и Надя сделали движение, как будто хотели снять лифчики, и засмущались, осознав, что лифчиков на них не было. Вера надела им на плечи сарафанчики.

– Девочки, что-то я не нахожу ваших трусиков, вы что, и их забыли? – спросила Вера, перебирая вещи в сумке.

– АХ! – в ужасе воскликнули Надя и Люба.

– Такие большие девчонки, и всё мамка должна помнить, – ругала их Вера, – Сами себя наказали, поедете без трусов. Вы же не думаете, что я разрешу вам ходить в мокром?

Вера потянулась к Наде, что бы снять с неё трусики. Но девочка вцепилась в них, не давая себя раздеть.

– Надя, если порвутся, будешь голой купаться, – строго сказала Вера, – Под сарафаном всё равно никто не увидит.

Видать, перспектива остаться совсем голой подействовала на Надю, и она нехотя уступила.

– Вот и молодец, – заключила Вера, быстро застёгивая пуговицы. Неожиданно, нижняя пуговица на Надином сарафане оторвалась. А надо сказать, что нижние пуговицы, что у Нади, что у Любы, располагались чуть ниже уровня трусиков, а предпоследние – на уровне пупка.

– Люба, давай сюда свои трусишки, – обратилась Вера к своей младшей дочери. Люба не сопротивлялась, но по выражению её лица было понятно, что делает она это неохотно. Подумав, что дочек стоит поставить в равные условия, Вера не стала застёгивать Любе нижнюю пуговицу.

– А вот и Машин папа идёт, – сказала Вера, закончив с дочками, – Пойду тоже переоденусь.

– Ну что, девчонки, поможете покрывало свернуть? – обратился Игорь, подойдя к девочкам. Пока Игорь с девочками сворачивал покрывало, он заметил, как расходятся полы их сарафанов, открывая их секреты. Он не стал акцентировать внимание девочек на их вид, полагая, что для них стоит сперва привыкнуть просто ходить без трусиков, а уже потом можно будет и поэкспериментировать с осознанными засветами. Маша тоже не стала ничего говорить новым подружкам, помня, как её отвлекала Ира, а потом они с Ирой отвлекали Аню. Тем временем Вера переоделась и вернулась к месту их стоянки. Собравшись вместе, пятёрка отдыхающих отправилась к автобусу.

– Решили устроить своим красавицам первую тренировку? – тихо спросил Игорь Веру.

– Ага. Трусы они забыли! Ну не в мокром же им ходить, а пока с Надькой боролась, пуговица у неё оторвалась. Ну, я подумала, и не стала младшей нижнюю пуговицу застёгивать. Думаю, надо будет ей эту пуговицу отпороть.

– А, типа равные условия, – улыбнулся Игорь, – Скажите, Вера, а девочки знают, насколько расходятся полы их сарафанов?

– Думаю, нет. Во всяком случае, я им не говорила. По-моему, если бы они узнали, что при ходьбе всем видно их письки, то стояли бы тут, как вкопанные.

– Моя Маша тоже сначала испугалась, когда узнала, как она выглядела в своих шортиках, но мама её уговорила, что ничего страшного в этом нет. Ей потом даже понравилось.

– Не мудрено испугаться, – согласилась Вера, – Если бы я не видела её с утра голышом на балконе, ни за что не поверила бы, что она может гулять по улицам в таком виде.

– Да, растим мы с Юлей проказницу-хулиганку! – засмеялся Игорь.

– Как же теперь моим сказать, что у них не всё в порядке? – вздохнула Вера.

– Да отпустите ситуацию на самотёк, – ответил Игорь, – как заметят, так заметят. Потом убедим, что всё нормально. Я же говорю, пока Машка не увидела себя в зеркале, она и не думала прикрываться, а потом доверилась маминому мнению. Ваши девочки вам доверяют? Вот и отлично.
Наши герои прошли к автобусам, которые через несколько минут доставили их к воротам пансионата.

– Моем руки и на обед! – сказала Вера, выйдя из автобуса. Не теряя времени, взрослые провели дочек в номера.

– А-а! – завизжали Надя и Люба и сжались в комок, когда увидели своё отражение в зеркале возле входной двери, – Мама, почему ты не сказала нам?

– Не сказала чего? – Вера сделала вид, будто не понимает.

– Что у нас писи выглядывают! – ответила Надя.

– И что бы это изменило? Остались бы на пляже? – спросила Вера. Девочки покачали головой.

– Вот видите, ничего не изменилось бы от этого, только добавились бы лишние переживания, – сказала Вера, – А о том, что где-то засветились, не переживайте, замечаний же никто не сделал, значит всё в порядке. Помните, какие Машины фотографии мы смотрели за завтраком? Вот где всё видно.

– Так то — Маша, она смелая, – пискнула Люба.

– А вы у меня трусихи что ли? Чем вы хуже Маши? – рассмеялась Вера, – Ладно, пока вы тут зависли, я пойду, купальники наши прополощу.
Вера пошла в душевую выполаскивать купальники и трусики, которые замылила перед уходом на пляж. Закончив со стиркой, она пошла на балкон, попутно обратившись к Наде и Любе, которые в растерянности ходили по номеру в поисках трусиков:

– Ну что за растяпы такие, трусы где попало разбросали. Из-за вас я и вчерашние, и сегодняшние в стирку отправила. А я больше не взяла. Всё девочки, до вечера сухих трусиков не будет! Если хотите, можете переодеться в юбочки и маечки.

Подумав, что юбки скроют их лучше, чем расходящиеся сарафаны, Надя и Люба переоделись. Теперь на них были маечки на тонких бретельках с мультяшными принтами и легкие юбчонки до середины бедра кроя солнце-клёш, норовящими взлететь при любом повороте их обладательниц.
Выйдя на улицу, Вера с дочками встретились с Игорем и Машей.

– Давно ждёте? – спросила Вера.

– Да нет, только вышли, – ответил Игорь.

Девочки побежали по дорожке, оставив взрослых, идущих следом неспешным шагом наедине.

– А мои девочки без трусиков, – по секрету сказала Вера.

– Здорово! Долго пришлось уговаривать? – поинтересовался Игорь.

– Знаете, всё случайно, – ответила Вера, – Представляете, они раскидали свои трусы, а я их по запарке в стирку кинула. А у них всего-то по две пары здесь, и обе на верёвке оказались.

– С судьбой не поспоришь, – улыбнулся Игорь, – После обеда мы с Машей хотим зайти на местный рынок, посмотреть ей какую-нибудь одёжку, а то у неё ничего больше не осталось.

Вера и Игорь дошли до столовой, где их уже поджидали девчонки. Когда они садились за стол, щёки у Нади и Любы покрылись лёгким румянцем, что не осталось незамеченным.

– Девочки, с вами всё в порядке? – спросила Вера.

– Да, мама, – ответила Надя, – Только вот э-э-э…

– Что, Наденька?

– Я сижу на стуле голой попой, – шёпотом ответила Надя и ещё сильнее залилась краской.

– Я тоже, – прошептала Люба.

– Ах, вот оно, в чём дело! – рассмеялась Вера, – Можно подумать, Маша сидит не голой попой.

– Так она же в трусиках, а мы без – ответили девочки.

– Много они у неё прикрывают, – парировала Вера.

– Девочки, мне мама всегда советовала, когда тебя заметили, или кажется, что только на тебя все смотрят, вести себя, как ни в чём не бывало, – влезла в разговор Маша.

– Правильно, Маша, – одобрила Вера, – Тем более под юбками у вас ничего не видно.

Постепенно девочки попривыкли к новым для них ощущениям, чему в немалой степени поспособствовал разыгравшийся аппетит и вкусный обед.
После обеда наши герои разошлись по комнатам. До послеобеденного автобуса был ещё час. Было скучно, и Маша решила позвать Надю и Любу на прогулку. Она спросила у папы покрывало и положила к нему колоду карт.

– Пойдём, на лужайке посидим, – постучала Маша соседям. Надя и Люба согласились. Выйдя из корпуса, девочки облюбовали лужайку, закрытую густыми кустами от дорожки.

– Перекинемся? – Маша вытащила колоду, когда все уселись.

– А давай! – согласились соседки. Люба заёрзала, усаживаясь поудобнее. В результате она поджала одну ногу под себя, как будто собиралась сесть по-турецки. Вторую ногу девочка поставила согнутой в колене, обхватив её руками. Естественно, её юбочка задралась, открыв писю. Надя заметила это и шлепнула сестрёнку по холмику.

– Ай! Надька! Больно же, – взвизгнула Люба и сменила позу.

– Ну, прости, прости, сестрёнка, – пошла Надя на мировую.

Маша перетасовала колоду, и девочки разыграли партию. Потом ещё одну.

– А давайте на желания сыграем, – предложила Маша.

– Это когда проигравшая выполняет желание победительницы? – уточнила Надя, – Давайте, чтобы проигравшая выполняла желания обеих победительниц.

– Хорошее предложение, – согласилась Маша, раздавая карты. В первом же туре на желания Маше не повезло.

– Маша, а покажи нам писю, – сказала Люба. Маша огляделась по сторонам и, убедившись, что никто их увидеть не должен, потянула трусики.

– Трусики полностью снимай, – сказала Надя, – Давай их сюда. Следующий раунд проведёшь без них. Это моё желание. И не вздумай прикрываться!

– Ну, это и так понятно, – протянула Маша, усаживаясь на покрывало, – Вам хорошо видно?

– Ага! Класс! Так и сиди, – закивали Надя и Люба.

Во втором туре не повезло Любе. Надя по завершению раунда вернула трусики Маше, которая передала их Любе:

– Хочу, чтобы ты меня одевала, – сказала она и встала перед подружкой. Люба надела трусики на хозяйку. Поправляя сбившеюся переднюю сторону, она нежно прикоснулась к Машиной писе, чего та и хотела.

– Что же тебе, сестрёнка, загадать? – задумалась Надя, – А сними-ка ты маечку и так, в одной юбочке, пройди к главному корпусу и назад. Да не бойся ты так, на пляже в одних трусах сидела, ничего страшного с тобой не случилось.

– Ну, Надя, – захныкала Люба, – Ну, не надо, я стесняюсь.

– Давай вместе, – предложила Маша и сняла с себя футболочку и потянулась к Любе. Под натиском старшей сестры и подруги Люба сдалась и позволила Маше снять с неё майку, сразу же прикрывшись руками. Маша взяла подругу за руку.

– Вторую руку за спину, – скомандовала Маша. Люба опустила руку, нервно вцепившись в край юбки. Надя откинула Маше и Любе волосы за спину, открыв их грудки.

– Ну, пошли, – сказала Надя, шлёпнув Машу по попе.

– Девочки!!! Вы где? – крикнул Машин папа. За игрой девочки не заметили, как пролетело время. Маша с Любой быстро оделись.

– Мы здесь! – отозвалась Маша.

– Повезло тебе, Любаша, – шепнула Надя Любе. Девочки собрали покрывало и вылезли к родителям.

– Держи, дочка, ключи. Занесёшь покрывало и возвращайся к нам, – Игорь протянул Маше брелок. Люба и Надя остались на улице, поскольку Вера сказала, что взяла их купальники. Дождавшись Машу, наши герои отправились на стоянку, где их уже ждали автобусы.

Доехав до деревни, водитель автобуса высадил Игоря с дочкой, рассказав, в какой стороне располагался рынок. Пройдя около сотни метров в указанном направлении, они оказались на большой площади с прилавками под навесом. Чуть в стороне были установлены несколько контейнеров с одеждой и хозяйственными принадлежностями. К сожалению, все усилия по поиску одежды не принесли успехов. Всё было или слишком маленьким или слишком большим. По размеру оказались только джинсы, причём такие плотные, что носить их в летний зной было просто невозможным. Ещё по размеру подошёл сарафан, но он был такого страшного вида, что Игорь не стал оспаривать Машино нежелание его надевать. В итоге Маша так и осталась полуголой.

– Давай на продуктовый пройдём, может какую ягоду купим, – предложил Игорь. Маша согласилась. В результате они купили винограду и малины. Поскольку купальных принадлежностей они не взяли, то решили вернуться в пансионат. Выйдя на просёлочную дорогу Игорь предолжил:

– Доченька, может снимешь футболочку, позагораешь?

Маша, поразмыслив, что никто её не увидит, стянула с себя футболку и отдала её папе, оставшись в одних черных стрингах.

– Вот умница! Малину будешь? – Игорь протянул обрезанную бутылку дочери. Маша прижала её к груди.

– Жаль, фотик не взял, такой бы снимок получился, – улыбнулся Игорь и положил руку дочке на плечико.

Не спеша Игорь с Машей дошли до пансионата. Занеся пакеты в номер, папа предложил дочери продолжить осмотр территории, прерванный накануне, и положил камеру в карман. Проходя мимо одного из корпусов, они обнаружили спортивную площадку с турниками.

– Я же сегодня ещё не тренировалась! – вспомнила Маша, – Посмотришь, как я занимаюсь?

Маша побежала на площадку, где после небольшой разминки начала отжиматься и приседать. Потом папа подсадил её на перекладину. Закончила Маша упражнениями на растяжку. Игорь тоже решил размять мышцы и сделал полсотни отжиманий и пару десятков подтягиваний.

– А ты молодец, хорошо потренировалась, – похвалил Игорь девочку, – Устала? Давай посидим.

Они присели на скамейку в тени. Маша прижалась к папе, который обнял её и теребил резинку её трусиков. Постепенно солнце начало клониться к закату, дневной зной стал сменяться живительной прохладой. На дорожках появились отдыхающие, вернувшиеся с пляжа.

– Вот и ужин скоро, – сказал папа, – Маша, ты как, не замерзнешь?

– Нет, папочка, так хорошо, – Маша сладко потянулась. К слову сказать, она так и осталась в одних лишь трусиках. Посидев ещё немного, они направились к столовой. Пока они мыли руки в столовском умывальнике, к ним подошла Вера с дочками.

– Ой, Машенька, вроде за одеждой ездила, а в результате ещё больше оголилась! – рассмеялась Вера.

Наши герои прошли в обеденный зал и уселись за стол. Закончив с ужином, Игорь спросил:

– Ну что, Машенька, давай уже искупаемся?

Маша согласно кивнула.

– Приглашение в силе, – сказал Игорь Вере.

Вернувшись в свой корпус и стоя у своей двери, Вера обратилась к Наде и Любе:

– Доченьки, я ненадолго зайду к соседям. Ведите себя хорошо.

Вера зашла в номер к Игорю и Маше, когда Игорь убирал Машину футболочку в шкаф и доставал оттуда полотенце.

– Маша, идём купаться! – позвал Игорь дочку. Маша прошла в душевую. Папа прошёл за ней, жестом приглашая Веру.

– Ну, что стоим? Кого ждём? Давай раздевайся, – сказал Игорь.

– Э-э-э… – замялась Маша.

– Ой, меня застеснялась что ли? – сказала Вера, – Не бойся, Машенька, ты же утром передо мной голышом позировала. Помнишь? И на пляже при мне переодевалась.

Маша неуверенно сняла трусики и отдала их папе. Вера взяла девочку за руку:

– Молодец, красавица! – подбодрила она Машу.

– Залазь в кабину, – скомандовал Игорь, бросив намыленные трусики в угол. Он облил дочку из душа и, набрав в ладонь гель для душа, руками начал наносить жидкое мыло на дочкино тело. Во время этой процедуры Игорь играючи прошелся пальцами по Машиным рёбрышкам, на что Маша отреагировала звонким смехом и заизвивалась, легонько помассировал грудные мышцы и ласково пощипал её сосочки. Дошла очередь до подмываний. Помыв Маше попку, Игорь стал намыливать девочкин холмик. Погладив мыльной рукой дочкину писю, он стал пальцем гладить щелку между половых губок.

– Щекотно! – задёргалась Маша.

– Потерпи, после пляжа надо хорошо писю помыть, чтобы песка не осталось, – папа приобнял Машу за попку, – Сейчас уже смывать буду.

Когда Игорь смывал мыло с Маши, он раздвинул ей половые губки.

– О-ох-А!- отреагировала Маша, когда струя из душа попала ей на раскрытую писю. Животик её рефлекторно втянулся. Маша весело рассмеялась.

– Ну, всё, давай вытираться, – сказал Игорь. Маша вылезла из душа. Её щёки были покрыты румянцем.

– Игорь, а приходите вы сейчас к нам, чаю попьём с вареньем, – сказала Вера, – Маша, ты тоже приходи.

– Спасибо, – ответил Игорь, – Маша, ты тогда сама трусики сполоснешь, а мы с Верой пойдём. Ключ я оставлю в замке.

Оставшись одна, Маша занялась стиркой трусиков. Прополоскав трусишки, она, как была голой, так и вышла на балкон вывешивать бельё. В отличие от папы, она не стала завязывать резинку трусиков узелком, просто повесив на верёвку рядом с купальником. Если бы она только знала, чем обернётся эта беспечность! Вернувшись в комнату, Маша завернулась в полотенце и пошла к соседям.

Тем временем Вера вернулась в свой номер. За ней следом зашел Игорь.

– У нас гости! – крикнула Вера с порога. Пройдя в комнату, она обнаружила Надю и Любу сидящих на диване.

– Девочки, я не поняла, как мы договаривались ходить? Почему до сих пор не сняли майки с юбками? – спросила Вера дочек.

– Так мы же сейчас не одни, – пыталась возразить Надя.

– И что? Дядь Игорь уже не посторонний, его можно не бояться, – ответила Вера, насыпая заварку в чайник, – сейчас ещё Маша подойдёт. Ладно, пока так ходите.

Вера поставила чайник на столик перед диваном. С полки она достала гранёные стаканы и баночку домашнего варенья.

– А это вам, – сказал Игорь, передавая Вере пакет с виноградом, который он прихватил с собой.

– Ой, спасибо, вы нас балуете! – ответила Вера и пошла мыть виноград. Вернувшись, она разлила чай по стаканам. В этот момент зашла Маша.

– Зарасти, это я, – сказала девочка.

– Маша! Ты как раз вовремя! – расплылась в улыбке Вера, – давай проходи.

– Да не ходи ты в мокром, – сказала Вера, когда Маша прошла в комнату и развернула на ней полотенце. Маша оказалась совершенно голой посреди комнаты. Поначалу она хотела было прикрыться, но подумав, что все присутствующие уже не раз видели её без одежды, расслабилась и села рядом с папой. Началось чаепитие.

– А давайте пазл собирать, – предложила Люба и вытащила коробку с разноцветными кусочками.

– Хорошо, тогда давайте я вас начну по очереди купать, – поставила условие Вера, – Кто пойдёт первой? Может ты, Наденька?

Вера вывела Надю в душевую. Вскоре оттуда стали доноситься весёлые визги и смех, заглушаемые шумом воды. Когда всё стихло, из душевой вышла Вера с Надиными юбкой и майкой.

– Нет, Наденька. Ну ты что, пыльную одежду на чистое тело надевать? – говорила Вера дочке, – Давай выходи, мне ещё твою сестрёнку купать. Ну и что, что ты голая, Маша тоже не одета. Так, Надя, мне это надоело, давай руку.

Вера буквально выволокла Надю в комнату.

– Ой, какая красавица! – прокомментировал Игорь Надин вид, – Айда к нам.

Надя присела рядом с Машей, сжавшись в комок, а Вера сразу же повела купаться Любу. Игорь поставил перед Надей стакан с чаем.

– Попей чайку.

Чай был горячий, так что Надя не могла держать стакан одной рукой. А Игорь зачерпнул ложечкой варенье и размазал его по печеньке. Он протяну Наде угощенье. Теперь Надя никак не смогла бы прикрыться руками. Но ножки девочка по-прежнему держала плотно сжатыми. И тут капля варенья упала Наде на животик. Надя стала собирать каплю пальцами.

– Так вкуснее? – усмехнулся Игорь. Надя хихикнула в ответ. А Игорь пересел, так что Надя оказалась между ним и Машей. Он залез пальцем в варенье и размазал его
Показать полностью...
История девочки Маши. Часть 5

На следующее утро Маша проснулась от нежных прикосновений к своим сосочкам. Не открывая глаз она повернулась поудобнее, подставляя ласкам свою грудку, и слегка раскинула ножки в стороны.

– Машенька, просыпайся, – сказал папа, – Вставай соня, а то завтрак проспишь!

– У-у-ух! – Маша сладко потянулась и села на диване. Ещё раз зевнув, она пошла умываться.

– Футболочка в шкафу, трусишки на балконе на верёвке, – сказал папа, когда Маша вышла из душевой. Маша, как была совершенно голенькой, так и вышла на балкон. На балконе она увидела, что шортиков уже не было, это папа их снял и убрал. Машины чёрные стринги одиноко висели на верёвке за перилами. Маша придвинула к ограждению какой-то ящик, стоящий в углу, и, встав на него, потянулась за трусиками, резинка которых была крепко завязана на узел за неимением прищепок.

– Привет, соседка! – вдруг услышала Маша. Девочка обернулась и увидела женщину лет тридцати на соседнем балконе.

– Зарасти, – робко ответила Маша, стараясь не поворачиваться передом.

– Меня Верой зовут, – продолжала женщина, – а тебя?

– Маша, – ответила девочка.

– И что же ты, Маша, всегда дома голенькой ходишь? – спросила Вера.

– Нет, в трусиках, – ответила Маша, – только так получилось, что у меня здесь только одни трусики.

– Понятно, – сказала Вера, собирая купальники с верёвок, – А я вот, с дочками сюда приехала.

– А я с папой!

– И ты так при папе ходишь? – удивилась Вера, – Молодец. Маша, а можно тебя сфотографировать?

Маша не возражала.

– Тогда я сейчас за фотиком сбегаю, – сказала Вера, – только ты трусики пока не надевай! Я хочу тебя голенькой сфотографировать. Ты же не против?

Последние слова Вера сказала скорее с утвердительной интонацией, как бы не принимая возражений. Она убежала в комнату, а Маша осталась на своём балконе и снова занялась узлом на своих трусиках, прижавшись лобком к ограждению. Через минуту соседка вернулась. С собою она взяла двух девочек, одна была Машиной ровесницей, а другая на год-полтора младше.

– Ты ещё здесь? – обратилась она к Маше, потом она сказала своим дочкам, – Вот, доченьки, смотрите, как надо дома ходить!

– Мама! – вскрикнули девочки.

– Что, мама? Девочка с папой приехала и не стесняется. Пока мы в номере, будете ходить голышом, это не обсуждается. Понятно, Наденька?

– Да, – сказала старшая девочка.

– Понятно, Любаша?

– Да, мамочка, – ответила младшая девочка.

– Так, Маша, теперь пофотографируемся, – сказала Вера Маше, – Можешь к нам повернуться?

Маша повернулась лицом к соседке.

– Отлично, – сказала соседка, сделав снимок, – Ручку убери, не стесняйся, никто тебя не видит.

Маша убрала руку, которой на автомате прикрылась.

– Классно! – сказала Вера, – И волосы назад откинь.

– Ну, что ты тут копаешься? – крикнул Машин папа, выходя на балкон, – Доброе утро, соседи, – поприветствовал он Веру с дочками, – Игорь, папа этой копуши.

– Вера, – ответила соседка, – Вы дочку свою не ругайте, это я её задержала. Как увидела, так сразу захотелось сфотографировать это чудо! Вы, кстати, не возражаете, что я её голую фотографирую?

– Нисколько, – ответил Машин папа, – Только думаю, на завтрак идти пора, а Машки всё нет.

– Точно, а я и забыла, совсем с Машей закружилась, – сказала Вера, – Ладно, Маша, как-нибудь попозже устроим тебе фотосессию.

Соседка с дочками ушли с балкона. Папа отвязал Машины стринги и с дочкой скрылся в номере.

– Ну, ты доченька даёшь! Уже перед посторонними голая позируешь. Неужели тебе не стыдно? – спросил папа.

– Ну, поначалу было, – ответила Маша, надевая трусики, – а потом как-то доверилась тёть Вере. Ты думаешь, я зря согласилась?

– Да нет, если ты не испытываешь по поводу своего голого вида никакого дискомфорта, то всё нормально, – ответил папа, – я бы тоже хотел к ней присоединиться и поснимать мою красавицу. Надевай футболку, и пойдём уже.

Маша достала одежду из шкафа, папа собрал её волосы в хвостик, и они вышли из номера. Подходя к столовой, они поравнялись с новыми знакомыми.

– И снова здравствуйте! – сказал папа.

– А, это вы, ещё раз доброе утро, – ответила Вера, – Давайте к нам за столик.

Маша с папой приняли приглашение и все впятером прошли к столу возле окна.

– Ух, какой цветник! – ухмыльнулся папа, присаживаясь на стул с краю.

– А интересные у Маши трусики, – завела разговор Вера, – где вы такие взяли?

– Да, в спортивных магазинах можно поспрашивать, – ответил Машин папа, – Мы с Юлей записали её на гимнастику, а там такие требования были. Ну, с тех пор Машка и ходит в стрингах, другие трусики почти не носит. Кстати, на Ваших дочек там тоже есть размеры.

– Здорово! Ну, девочки, держитесь, приедем домой, куплю вам таких трусиков, – сказала она своим дочкам, – Хватит парашютным спортом заниматься! Пора приучаться к красивому!

– Кстати, откуда вы? – спросила Вера, отпив чай из гранёного стакана.

– Из G., – ответил папа, – Вчера приехали.

– Какое совпадение, мы тоже из G., третий день здесь, – сказала Вера, – А что, Маша часто по улицам голопопит?

– Нет, просто вчера перед ужином пошли фотографироваться и на свежую краску сели. Так что это единственная одёжка, не считая купальника, – ответил папа, – Эх! Такие шортики испортили. Кстати, не хотите взглянуть? – и шёпотом, – там, у шортиков небольшой секрет.

– Интересно, что там за шортики такие, – сказала Вера, беря папину камеру, – Ой, какие маленькие, почти трусики! Красота!

– Ого! – Вера перелистнула на следующую фотографию, на которой Маша была передом, – Ничего себе! Надя, Люба, посмотрите, какие шорты.

– Обалдеть! – протянули девочки, разглядывая снимок.

– Маша, а тебе не стыдно в таком виде ходить? – просила Люба.

– Не-а! – рассмеялась Маша, – Ну, в начале, конечно, стеснялась, а потом привыкла.

– Смелая! – восхитилась Надя.

Тем временем Вера открыла следующее фото. На этом кадре Машин папа крупно заснял дочкину писю, выглядывающую из шортиков и перетянутую шнурком.

– Девочки, посмотрите, какая у Маши писечка пухленькая! – сказала Вера, показывая дочкам снимок.

– Ух, ты-ы! – воскликнули девочки.

– Мама, а у меня пися красивая? – тихо спросила Надя и залилась краской.

– Конечно, доченька, и у тебя, и у Любы! – ответила Вера, – Знаете, как мне нравятся ваши холмики?

Вера с дочками просмотрели ещё несколько фотографий, сделанных в пансионате, как вдруг, открылся снимок, сделанный папой перед отъездом.

– Ничего себе!!! – воскликнула Вера и перевернула камеру маленьким экраном вниз, – Даже и не знаю, стоит ли такое моим девочкам показывать.

– Мам, что там? – спросила Надя.

– Мам, ну покажи-и-и! – любопытствовала Люба.

Машин папа пересел к Вере поближе и глянул на экран. Там красовалась широко раскрытая Машина пися с узлом между половых губок.

– Да пусть посмотрят, – сказал он и передал камеру Наде. Надя и Люба смотрели на снимок и от удивления не могли вымолвить не слова.

– Знаете, как приятно, – сказала им Маша. Надя и Люба посмотрели на Машу. В их взгляде читалось недоверие.

– Очень приятно, и ни капельки не больно, – заверила их Маша, – Чуть-чуть щекотно.

– Вера, Вы только не подумайте, что мы с Юлей над Машей издеваемся, – сказал Игорь, – мы не делаем ей больно, или чего-то, что она не принимает. Во время наших игр мы не доводим Машу до предела, только удовлетворяем её естественный интерес и делаем ей приятное.

– Да я и сама, если честно, хотела бы поласкать моих малышек, – призналась Вера, – да только не знаю с чего начать, чтобы не напугать их.

– Ну, думаю, стоит начать с подмываний, – начал рассказ Машин папа. В своём рассказе он поведал о своих и Юлиных играх с Машей.

– Главное, чтобы девочки Вам доверяли, – заключил Игорь, – Если хотите, можете посмотреть, как я купаю Машу, и повторить со своими дочками.

– Спасибо за приглашение, вечером после ужина зайду, – сказала Вера.

Так за разговорами прошел завтрак. После еды папа отдал Маше ключ от их номера и отправил девочку переодеваться, а сам направился к главному корпусу, разузнать, где можно позвонить.

– Увы, – сказала девушка в приёмной, – Неделю назад был у нас сильный ураган, повалил две опоры, ещё молния ударила в какое-то там оборудование. Связисты говорят, работы недели на две, не меньше. Нам ещё повезло, что электричество к нам идёт с другой стороны, а то бы без света насиделись бы. Два села уже пятый день обесточены. А сотовые операторы устроили профилактику, Вы сами видели, с какими перебоями работает сеть в N.

Не солоно хлебавши, Игорь вернулся в номер. Когда он вошёл, Маша уже ждала его, сидя на подлокотнике дивана, одетая в одни лишь крошечные трусики от купальника. В руках она держала лифчик.

– Уже готова? Молодец! – сказал папа, обхватив ладонью Машину грудку, – Давай помогу лифчик завязать. Или так хочешь пойти?
Папа затянул шнурки верха купальника и начал собирать спортивную сумку. Он положил большое покрывало и два полотенца. Маша принесла защитный крем.

– Молодец, Машунь! Одежду свою давай, или ты думаешь, я разрешу тебе после купания ходить в мокром? – сказал папа. Девочка передала ему футболочку с трусиками. Переодеваться папа не стал, потому что надел плавки ещё с утра, пока Маша спала, – Всё, можем идти!
Маша с папой вышли на стоянку возле пансионата. Там уже собирались отдыхающие в ожидании автобуса до пляжа. Папа пошарил по карманам и дал Маше денег:

– Маша, пока ждём, сходи-ка в магазин, купи чего-нибудь на пляже пожевать.

Маша направилась, виляя голой попкой, к кафе-магазину, где они накануне обедали.

– На пляж собралась? Красивый у тебя купальник, – сказал продавец, оценивающе разглядывая Машу. Он помог девочке определиться с выбором печенья. В результате получился полный пакетик.

– Осторожно, под низ поддерживай, а то порвётся, – сказал продавец, передавая ей тугой кулёк, – Так, ты мне даёшь тысячу, значит я тебе ещё шестьсот сорок сдачи должен.

Продавец отсчитал сдачу и, глядя на Машу, держащую обеими руками пакет с печеньем, сказал:

– Куда бы тебе сдачу положить? Знаю, – Он вышел из-за прилавка и присев перед Машей потянул краешек её трусиков вниз, – Не возражаешь?
Продавец заправил сдачу за край Машиных трусиков, заодно полюбовавшись её писей. Потом он взял со стеллажа шоколадку и тоже заправил её в Машины трусики.

– Это тебе за красивые глаза и красивую писечку, – улыбнулся он, – Придёшь голенькой – скидку сделаю!

Маша вернулась на стоянку, куда уже пришли их соседи. Игорь о чем-то разговаривал с Верой. Надя с Любой весело резвились вокруг взрослых. На Вере была широкая синяя юбка и розовый топ, на девочках были легкие сарафанчики канареечного цвета в цветочек на крупных пуговицах.

– А вот и моя красавица, – сказал папа, заметив подходящую к ним Машу.

– Молодец, – папа потрепал Машину чёлку, – Давай пакет сюда.

Кулёк с печеньями отправился в папину сумку. Потом папа вытащил сдачу из Машиных трусиков, ухмыльнувшись про себя, куда её положили. Как только её руки освободились, Маша вытащила шоколадку из трусиков.

– Ой, какие масенькие у Маши трусики! – восхитилась Вера, когда Маша оказалась к ней лицом, – Не боишься, что они на тебе лопнут?

– Не-а! – Маша замотала головой.

И вот, наконец, на стоянку заехали два ПАЗика. Машины были хоть и не новые, но вид их говорил, что за ними ухаживали, как следует. Под лобовыми стёклами у них были таблички с надписью «ПЛЯЖ». В один из них и погрузилась наша пятёрка. Когда автобус заполнился, он развернулся и покатил к деревне, подкидывая своих пассажиров на каждой кочке. Когда горная гряда оказалась позади, Игорь достал из кармана телефон. Сигнал был минимальный и периодически исчезал совсем. Игорь попробовал набрать сообщение, поняв, что звонить в таких условиях невозможно. «ОШИБКА! СООБЩЕНИЕ НЕ ДОСТАВЛЕНО» – пикнул телефон. Проехав деревню, автобус свернул на грунтовую дорогу и минут через десять остановился в тени деревьев. Через негустую лесопосадку виднелось море. Когда пассажиры покинули салон, Машин папа спросил у водителя, есть ли в деревне вещевой рынок. Оказалось, что есть, и папа решил после обеда сводить туда Машу. А пока наши герои прошли по тропинке через лесопосадку и оказались на песках, оборудованными кабинками для переодеваний.

На пляже Игорь расстелил покрывало.

– Вера, не хотите присоединиться к нам, – позвал он соседей, – Девочки, кушайте печенье.

Маша разломала свою шоколадку. Вера, раздевшись до купальника, села на край покрывала и стала расстёгивать сарафанчики на своих дочках. Под сарафанами у них были раздельные купальники, на Любе сине-зелёный, а на Наде розово-сиреневый, с закрытыми попками и сплошными топиками.

– Ну, что Маша, пойдём окунёмся! – сказал папа и подхватил девочку на руки. Зайдя в воду по пояс, он опустил дочку, – Держись за руку и попробуй лечь на воду. Просто расслабься, я рядом.

Маша взялась за папину руку и вытянулась в струнку. Свободной рукой Игорь подхватил девочку под живот.

– Молодец, дочка, попку выше держи. Вот так! Сейчас не пугайся, я тебя отпущу, – он убрал руку из-под Машиного живота, и девочка осталась покачиваться на волнах, – Здорово. Теперь попробуй грести ногами, видела, как лягушата плавают?

Маша начала барахтаться, опираясь на папину руку. Когда она сделала несколько кругов, папа сказал:

– Хорошо для первого раза. Устала, Маша? Хочешь, я тебя покатаю?- они вылезли поближе к берегу и папа принял упор лёжа, – Залазь на спину и держись за плечи.

Маша оседлала папу, и он оттолкнулся от дна. Уверенными гребками Игорь рассекал солёные волны, отдаляясь от берега, а Маша визжала от восторга. Проплыв пору сотен метров, Игорь стал возвращаться. Выходя на берег, он подхватил девочку под коленки, и Маша прокатилась на папе до самого покрывала, где их ждала Вера со своими дочками.

– Классно! – пискнула Маша, сползая с папы.

– Ух ты, какой сюрприз! – сказала Вера, указав на Машин купальник, который намокнув, стал почти прозрачный.

– Ой! – Маша на автомате сжалась.

– Меня, что ли, испугалась? – рассмеялась Вера, – Я же тебя утром голышом видела и ты мне даже попозировала. Ладно, не буду тебя смущать. Девочки, айда купаться.

Вера с Любой и Надей отправились к воде, оставив Машу с папой наедине.

– Ну, дочка, ложись, сейчас я тебя намажу! – сказал Игорь, достав бутылочку с лосьоном. Он свернул пару полотенец и подложил валик Маше под бёдра. Потом он провёл руками по дочкиной спине.

– Так, давай развяжем твой лифчик, а то в пальцах путается, – сказал он и потянул завязки. Промазав Машины руки и спину, папа перешёл к ногам. На последок он оставил дочкину круглую попку и выглядывающие из-под края трусиков складочки Машиной писи.

– Переворачивайся! – сказал он, хлопнув Машу по попке. Девочка повернулась, подставив голую грудку под папины руки. Папа растёр лосьон по груди и животику дочери и оставил по капле крема на её сосочках. Потом Игорь перешёл к бёдрам.

– Писю мазать будем? – спросил папа и, не дожидаясь ответа, сдвинул Машины трусики в сторону. Он набрал лосьон на ладонь и стал наглаживать холмик между дочкиных ножек. Его средний палец скользил между половыми губками.

– А, мажетесь? – вернулась Вера, наплескавшись с детьми в прибое, – А вот и мы вернулись!

– Да, уже заканчиваем, – ответил Игорь, продолжая ласкать дочкину писю. Сделав ещё несколько поглаживаний, он вернул кусочек ткани на место. Маша сладко потянулась, видно было, что ей нравились папины действия.

– Лифчик надевать будешь? – спросил её папа. Маша поморщилась, приложив к груди мокрый и холодный верх от купальника, – Если не хочешь, убери его в сумку, – предложил папа, что Маша и сделала, оставшись в крошечных полосатых трусиках-стрингах.

– Девочки, снимайте лифчики, – сказала Вера своим дочерям.

– Ну, ма… – закапризничала Люба.

– Что, «ма…», – перебила её Вера, – видишь, Маша постарше тебя будет, и то не стесняется, давай снимай.

Нехотя Люба и Надя расстались с лифчиками, оставшись, как и Маша, в одних трусах.

– Надя, Люба, а где крем? – спросила Вера, копаясь в сумке.

– Ой, забыли, – ответили девочки.

– Возьмите наш, – Игорь протянул Вере бутылочку, – здесь на всех хватит.

– Большое спасибо, – отблагодарила Вера.

Смазав тела девочек, Вера спросила их:

– Ну что, будем, как Маше, писюшки мазать? – и попробовала сдвинуть Надины трусики. Но девочка засопротивлялась, прикрываясь ладошкой.
– Не настаивайте, – шепнул Игорь Вере на ухо, – может младшенькая будет посговорчивее.

– Люба, будем писю мазать? – позвала Вера, но девочка замотала головой.

– Наверное, меня стесняются, – шёпотом предположил Игорь, – Думаю во время вечернего душа, они позволят Вам поласкать их бутончики.

– Девчонки! – громко позвала Вера, – Мы вас помазали, теперь ваша очередь. Намажете нам спины и можете пойти погулять. Захотите искупаться, позовёте!

Взрослые разлеглись, подставляя спины дочерям. Когда девочки закончили, они побежали играть в догонялки.

– Кстати, я не сказал за завтраком, что у нас дома считается нормальным пройтись голяком от душа до комнаты, – сказал Игорь, когда дети убежали.

– Ого! Интересно, как бы к такому отнёсся мой Мишка, – сказала Вера.

– Попробуйте, я думаю, ему понравится, – ответил Игорь, – И девочек тоже приучайте, просто не берите одежду перед купанием. Нагота – это нормально, иначе человек рождался бы уже в трусах.

Незаметно, время подходило к обеду. Надо было собираться, чтобы не опоздать на автобус.

– Дети! – позвала Вера носящихся вокруг девчонок, – Пора! Ещё разок окунёмся, и будем собираться.

Взрослые взяли девочек за руки, и повели их к морю. Смыв с себя песок, пятёрка отдыхающих вернулась к покрывалу. Игорь протянул Маше её футболку, и пока девочка её надевала, потянул вниз дочкины трусики.

– Держи, – Игорь протянул дочке её любимые черные стринги и, прихватив шорты, направился к кабинке для переодевания.

Люба и Надя сделали движение, как будто хотели снять лифчики, и засмущались, осознав, что лифчиков на них не было. Вера надела им на плечи сарафанчики.

– Девочки, что-то я не нахожу ваших трусиков, вы что, и их забыли? – спросила Вера, перебирая вещи в сумке.

– АХ! – в ужасе воскликнули Надя и Люба.

– Такие большие девчонки, и всё мамка должна помнить, – ругала их Вера, – Сами себя наказали, поедете без трусов. Вы же не думаете, что я разрешу вам ходить в мокром?

Вера потянулась к Наде, что бы снять с неё трусики. Но девочка вцепилась в них, не давая себя раздеть.

– Надя, если порвутся, будешь голой купаться, – строго сказала Вера, – Под сарафаном всё равно никто не увидит.

Видать, перспектива остаться совсем голой подействовала на Надю, и она нехотя уступила.

– Вот и молодец, – заключила Вера, быстро застёгивая пуговицы. Неожиданно, нижняя пуговица на Надином сарафане оторвалась. А надо сказать, что нижние пуговицы, что у Нади, что у Любы, располагались чуть ниже уровня трусиков, а предпоследние – на уровне пупка.

– Люба, давай сюда свои трусишки, – обратилась Вера к своей младшей дочери. Люба не сопротивлялась, но по выражению её лица было понятно, что делает она это неохотно. Подумав, что дочек стоит поставить в равные условия, Вера не стала застёгивать Любе нижнюю пуговицу.

– А вот и Машин папа идёт, – сказала Вера, закончив с дочками, – Пойду тоже переоденусь.

– Ну что, девчонки, поможете покрывало свернуть? – обратился Игорь, подойдя к девочкам. Пока Игорь с девочками сворачивал покрывало, он заметил, как расходятся полы их сарафанов, открывая их секреты. Он не стал акцентировать внимание девочек на их вид, полагая, что для них стоит сперва привыкнуть просто ходить без трусиков, а уже потом можно будет и поэкспериментировать с осознанными засветами. Маша тоже не стала ничего говорить новым подружкам, помня, как её отвлекала Ира, а потом они с Ирой отвлекали Аню. Тем временем Вера переоделась и вернулась к месту их стоянки. Собравшись вместе, пятёрка отдыхающих отправилась к автобусу.

– Решили устроить своим красавицам первую тренировку? – тихо спросил Игорь Веру.

– Ага. Трусы они забыли! Ну не в мокром же им ходить, а пока с Надькой боролась, пуговица у неё оторвалась. Ну, я подумала, и не стала младшей нижнюю пуговицу застёгивать. Думаю, надо будет ей эту пуговицу отпороть.

– А, типа равные условия, – улыбнулся Игорь, – Скажите, Вера, а девочки знают, насколько расходятся полы их сарафанов?

– Думаю, нет. Во всяком случае, я им не говорила. По-моему, если бы они узнали, что при ходьбе всем видно их письки, то стояли бы тут, как вкопанные.

– Моя Маша тоже сначала испугалась, когда узнала, как она выглядела в своих шортиках, но мама её уговорила, что ничего страшного в этом нет. Ей потом даже понравилось.

– Не мудрено испугаться, – согласилась Вера, – Если бы я не видела её с утра голышом на балконе, ни за что не поверила бы, что она может гулять по улицам в таком виде.

– Да, растим мы с Юлей проказницу-хулиганку! – засмеялся Игорь.

– Как же теперь моим сказать, что у них не всё в порядке? – вздохнула Вера.

– Да отпустите ситуацию на самотёк, – ответил Игорь, – как заметят, так заметят. Потом убедим, что всё нормально. Я же говорю, пока Машка не увидела себя в зеркале, она и не думала прикрываться, а потом доверилась маминому мнению. Ваши девочки вам доверяют? Вот и отлично.
Наши герои прошли к автобусам, которые через несколько минут доставили их к воротам пансионата.

– Моем руки и на обед! – сказала Вера, выйдя из автобуса. Не теряя времени, взрослые провели дочек в номера.

– А-а! – завизжали Надя и Люба и сжались в комок, когда увидели своё отражение в зеркале возле входной двери, – Мама, почему ты не сказала нам?

– Не сказала чего? – Вера сделала вид, будто не понимает.

– Что у нас писи выглядывают! – ответила Надя.

– И что бы это изменило? Остались бы на пляже? – спросила Вера. Девочки покачали головой.

– Вот видите, ничего не изменилось бы от этого, только добавились бы лишние переживания, – сказала Вера, – А о том, что где-то засветились, не переживайте, замечаний же никто не сделал, значит всё в порядке. Помните, какие Машины фотографии мы смотрели за завтраком? Вот где всё видно.

– Так то — Маша, она смелая, – пискнула Люба.

– А вы у меня трусихи что ли? Чем вы хуже Маши? – рассмеялась Вера, – Ладно, пока вы тут зависли, я пойду, купальники наши прополощу.
Вера пошла в душевую выполаскивать купальники и трусики, которые замылила перед уходом на пляж. Закончив со стиркой, она пошла на балкон, попутно обратившись к Наде и Любе, которые в растерянности ходили по номеру в поисках трусиков:

– Ну что за растяпы такие, трусы где попало разбросали. Из-за вас я и вчерашние, и сегодняшние в стирку отправила. А я больше не взяла. Всё девочки, до вечера сухих трусиков не будет! Если хотите, можете переодеться в юбочки и маечки.

Подумав, что юбки скроют их лучше, чем расходящиеся сарафаны, Надя и Люба переоделись. Теперь на них были маечки на тонких бретельках с мультяшными принтами и легкие юбчонки до середины бедра кроя солнце-клёш, норовящими взлететь при любом повороте их обладательниц.
Выйдя на улицу, Вера с дочками встретились с Игорем и Машей.

– Давно ждёте? – спросила Вера.

– Да нет, только вышли, – ответил Игорь.

Девочки побежали по дорожке, оставив взрослых, идущих следом неспешным шагом наедине.

– А мои девочки без трусиков, – по секрету сказала Вера.

– Здорово! Долго пришлось уговаривать? – поинтересовался Игорь.

– Знаете, всё случайно, – ответила Вера, – Представляете, они раскидали свои трусы, а я их по запарке в стирку кинула. А у них всего-то по две пары здесь, и обе на верёвке оказались.

– С судьбой не поспоришь, – улыбнулся Игорь, – После обеда мы с Машей хотим зайти на местный рынок, посмотреть ей какую-нибудь одёжку, а то у неё ничего больше не осталось.

Вера и Игорь дошли до столовой, где их уже поджидали девчонки. Когда они садились за стол, щёки у Нади и Любы покрылись лёгким румянцем, что не осталось незамеченным.

– Девочки, с вами всё в порядке? – спросила Вера.

– Да, мама, – ответила Надя, – Только вот э-э-э…

– Что, Наденька?

– Я сижу на стуле голой попой, – шёпотом ответила Надя и ещё сильнее залилась краской.

– Я тоже, – прошептала Люба.

– Ах, вот оно, в чём дело! – рассмеялась Вера, – Можно подумать, Маша сидит не голой попой.

– Так она же в трусиках, а мы без – ответили девочки.

– Много они у неё прикрывают, – парировала Вера.

– Девочки, мне мама всегда советовала, когда тебя заметили, или кажется, что только на тебя все смотрят, вести себя, как ни в чём не бывало, – влезла в разговор Маша.

– Правильно, Маша, – одобрила Вера, – Тем более под юбками у вас ничего не видно.

Постепенно девочки попривыкли к новым для них ощущениям, чему в немалой степени поспособствовал разыгравшийся аппетит и вкусный обед.
После обеда наши герои разошлись по комнатам. До послеобеденного автобуса был ещё час. Было скучно, и Маша решила позвать Надю и Любу на прогулку. Она спросила у папы покрывало и положила к нему колоду карт.

– Пойдём, на лужайке посидим, – постучала Маша соседям. Надя и Люба согласились. Выйдя из корпуса, девочки облюбовали лужайку, закрытую густыми кустами от дорожки.

– Перекинемся? – Маша вытащила колоду, когда все уселись.

– А давай! – согласились соседки. Люба заёрзала, усаживаясь поудобнее. В результате она поджала одну ногу под себя, как будто собиралась сесть по-турецки. Вторую ногу девочка поставила согнутой в колене, обхватив её руками. Естественно, её юбочка задралась, открыв писю. Надя заметила это и шлепнула сестрёнку по холмику.

– Ай! Надька! Больно же, – взвизгнула Люба и сменила позу.

– Ну, прости, прости, сестрёнка, – пошла Надя на мировую.

Маша перетасовала колоду, и девочки разыграли партию. Потом ещё одну.

– А давайте на желания сыграем, – предложила Маша.

– Это когда проигравшая выполняет желание победительницы? – уточнила Надя, – Давайте, чтобы проигравшая выполняла желания обеих победительниц.

– Хорошее предложение, – согласилась Маша, раздавая карты. В первом же туре на желания Маше не повезло.

– Маша, а покажи нам писю, – сказала Люба. Маша огляделась по сторонам и, убедившись, что никто их увидеть не должен, потянула трусики.

– Трусики полностью снимай, – сказала Надя, – Давай их сюда. Следующий раунд проведёшь без них. Это моё желание. И не вздумай прикрываться!

– Ну, это и так понятно, – протянула Маша, усаживаясь на покрывало, – Вам хорошо видно?

– Ага! Класс! Так и сиди, – закивали Надя и Люба.

Во втором туре не повезло Любе. Надя по завершению раунда вернула трусики Маше, которая передала их Любе:

– Хочу, чтобы ты меня одевала, – сказала она и встала перед подружкой. Люба надела трусики на хозяйку. Поправляя сбившеюся переднюю сторону, она нежно прикоснулась к Машиной писе, чего та и хотела.

– Что же тебе, сестрёнка, загадать? – задумалась Надя, – А сними-ка ты маечку и так, в одной юбочке, пройди к главному корпусу и назад. Да не бойся ты так, на пляже в одних трусах сидела, ничего страшного с тобой не случилось.

– Ну, Надя, – захныкала Люба, – Ну, не надо, я стесняюсь.

– Давай вместе, – предложила Маша и сняла с себя футболочку и потянулась к Любе. Под натиском старшей сестры и подруги Люба сдалась и позволила Маше снять с неё майку, сразу же прикрывшись руками. Маша взяла подругу за руку.

– Вторую руку за спину, – скомандовала Маша. Люба опустила руку, нервно вцепившись в край юбки. Надя откинула Маше и Любе волосы за спину, открыв их грудки.

– Ну, пошли, – сказала Надя, шлёпнув Машу по попе.

– Девочки!!! Вы где? – крикнул Машин папа. За игрой девочки не заметили, как пролетело время. Маша с Любой быстро оделись.

– Мы здесь! – отозвалась Маша.

– Повезло тебе, Любаша, – шепнула Надя Любе. Девочки собрали покрывало и вылезли к родителям.

– Держи, дочка, ключи. Занесёшь покрывало и возвращайся к нам, – Игорь протянул Маше брелок. Люба и Надя остались на улице, поскольку Вера сказала, что взяла их купальники. Дождавшись Машу, наши герои отправились на стоянку, где их уже ждали автобусы.

Доехав до деревни, водитель автобуса высадил Игоря с дочкой, рассказав, в какой стороне располагался рынок. Пройдя около сотни метров в указанном направлении, они оказались на большой площади с прилавками под навесом. Чуть в стороне были установлены несколько контейнеров с одеждой и хозяйственными принадлежностями. К сожалению, все усилия по поиску одежды не принесли успехов. Всё было или слишком маленьким или слишком большим. По размеру оказались только джинсы, причём такие плотные, что носить их в летний зной было просто невозможным. Ещё по размеру подошёл сарафан, но он был такого страшного вида, что Игорь не стал оспаривать Машино нежелание его надевать. В итоге Маша так и осталась полуголой.

– Давай на продуктовый пройдём, может какую ягоду купим, – предложил Игорь. Маша согласилась. В результате они купили винограду и малины. Поскольку купальных принадлежностей они не взяли, то решили вернуться в пансионат. Выйдя на просёлочную дорогу Игорь предолжил:

– Доченька, может снимешь футболочку, позагораешь?

Маша, поразмыслив, что никто её не увидит, стянула с себя футболку и отдала её папе, оставшись в одних черных стрингах.

– Вот умница! Малину будешь? – Игорь протянул обрезанную бутылку дочери. Маша прижала её к груди.

– Жаль, фотик не взял, такой бы снимок получился, – улыбнулся Игорь и положил руку дочке на плечико.

Не спеша Игорь с Машей дошли до пансионата. Занеся пакеты в номер, папа предложил дочери продолжить осмотр территории, прерванный накануне, и положил камеру в карман. Проходя мимо одного из корпусов, они обнаружили спортивную площадку с турниками.

– Я же сегодня ещё не тренировалась! – вспомнила Маша, – Посмотришь, как я занимаюсь?

Маша побежала на площадку, где после небольшой разминки начала отжиматься и приседать. Потом папа подсадил её на перекладину. Закончила Маша упражнениями на растяжку. Игорь тоже решил размять мышцы и сделал полсотни отжиманий и пару десятков подтягиваний.

– А ты молодец, хорошо потренировалась, – похвалил Игорь девочку, – Устала? Давай посидим.

Они присели на скамейку в тени. Маша прижалась к папе, который обнял её и теребил резинку её трусиков. Постепенно солнце начало клониться к закату, дневной зной стал сменяться живительной прохладой. На дорожках появились отдыхающие, вернувшиеся с пляжа.

– Вот и ужин скоро, – сказал папа, – Маша, ты как, не замерзнешь?

– Нет, папочка, так хорошо, – Маша сладко потянулась. К слову сказать, она так и осталась в одних лишь трусиках. Посидев ещё немного, они направились к столовой. Пока они мыли руки в столовском умывальнике, к ним подошла Вера с дочками.

– Ой, Машенька, вроде за одеждой ездила, а в результате ещё больше оголилась! – рассмеялась Вера.

Наши герои прошли в обеденный зал и уселись за стол. Закончив с ужином, Игорь спросил:

– Ну что, Машенька, давай уже искупаемся?

Маша согласно кивнула.

– Приглашение в силе, – сказал Игорь Вере.

Вернувшись в свой корпус и стоя у своей двери, Вера обратилась к Наде и Любе:

– Доченьки, я ненадолго зайду к соседям. Ведите себя хорошо.

Вера зашла в номер к Игорю и Маше, когда Игорь убирал Машину футболочку в шкаф и доставал оттуда полотенце.

– Маша, идём купаться! – позвал Игорь дочку. Маша прошла в душевую. Папа прошёл за ней, жестом приглашая Веру.

– Ну, что стоим? Кого ждём? Давай раздевайся, – сказал Игорь.

– Э-э-э… – замялась Маша.

– Ой, меня застеснялась что ли? – сказала Вера, – Не бойся, Машенька, ты же утром передо мной голышом позировала. Помнишь? И на пляже при мне переодевалась.

Маша неуверенно сняла трусики и отдала их папе. Вера взяла девочку за руку:

– Молодец, красавица! – подбодрила она Машу.

– Залазь в кабину, – скомандовал Игорь, бросив намыленные трусики в угол. Он облил дочку из душа и, набрав в ладонь гель для душа, руками начал наносить жидкое мыло на дочкино тело. Во время этой процедуры Игорь играючи прошелся пальцами по Машиным рёбрышкам, на что Маша отреагировала звонким смехом и заизвивалась, легонько помассировал грудные мышцы и ласково пощипал её сосочки. Дошла очередь до подмываний. Помыв Маше попку, Игорь стал намыливать девочкин холмик. Погладив мыльной рукой дочкину писю, он стал пальцем гладить щелку между половых губок.

– Щекотно! – задёргалась Маша.

– Потерпи, после пляжа надо хорошо писю помыть, чтобы песка не осталось, – папа приобнял Машу за попку, – Сейчас уже смывать буду.

Когда Игорь смывал мыло с Маши, он раздвинул ей половые губки.

– О-ох-А!- отреагировала Маша, когда струя из душа попала ей на раскрытую писю. Животик её рефлекторно втянулся. Маша весело рассмеялась.

– Ну, всё, давай вытираться, – сказал Игорь. Маша вылезла из душа. Её щёки были покрыты румянцем.

– Игорь, а приходите вы сейчас к нам, чаю попьём с вареньем, – сказала Вера, – Маша, ты тоже приходи.

– Спасибо, – ответил Игорь, – Маша, ты тогда сама трусики сполоснешь, а мы с Верой пойдём. Ключ я оставлю в замке.

Оставшись одна, Маша занялась стиркой трусиков. Прополоскав трусишки, она, как была голой, так и вышла на балкон вывешивать бельё. В отличие от папы, она не стала завязывать резинку трусиков узелком, просто повесив на верёвку рядом с купальником. Если бы она только знала, чем обернётся эта беспечность! Вернувшись в комнату, Маша завернулась в полотенце и пошла к соседям.

Тем временем Вера вернулась в свой номер. За ней следом зашел Игорь.

– У нас гости! – крикнула Вера с порога. Пройдя в комнату, она обнаружила Надю и Любу сидящих на диване.

– Девочки, я не поняла, как мы договаривались ходить? Почему до сих пор не сняли майки с юбками? – спросила Вера дочек.

– Так мы же сейчас не одни, – пыталась возразить Надя.

– И что? Дядь Игорь уже не посторонний, его можно не бояться, – ответила Вера, насыпая заварку в чайник, – сейчас ещё Маша подойдёт. Ладно, пока так ходите.

Вера поставила чайник на столик перед диваном. С полки она достала гранёные стаканы и баночку домашнего варенья.

– А это вам, – сказал Игорь, передавая Вере пакет с виноградом, который он прихватил с собой.

– Ой, спасибо, вы нас балуете! – ответила Вера и пошла мыть виноград. Вернувшись, она разлила чай по стаканам. В этот момент зашла Маша.

– Зарасти, это я, – сказала девочка.

– Маша! Ты как раз вовремя! – расплылась в улыбке Вера, – давай проходи.

– Да не ходи ты в мокром, – сказала Вера, когда Маша прошла в комнату и развернула на ней полотенце. Маша оказалась совершенно голой посреди комнаты. Поначалу она хотела было прикрыться, но подумав, что все присутствующие уже не раз видели её без одежды, расслабилась и села рядом с папой. Началось чаепитие.

– А давайте пазл собирать, – предложила Люба и вытащила коробку с разноцветными кусочками.

– Хорошо, тогда давайте я вас начну по очереди купать, – поставила условие Вера, – Кто пойдёт первой? Может ты, Наденька?

Вера вывела Надю в душевую. Вскоре оттуда стали доноситься весёлые визги и смех, заглушаемые шумом воды. Когда всё стихло, из душевой вышла Вера с Надиными юбкой и майкой.

– Нет, Наденька. Ну ты что, пыльную одежду на чистое тело надевать? – говорила Вера дочке, – Давай выходи, мне ещё твою сестрёнку купать. Ну и что, что ты голая, Маша тоже не одета. Так, Надя, мне это надоело, давай руку.

Вера буквально выволокла Надю в комнату.

– Ой, какая красавица! – прокомментировал Игорь Надин вид, – Айда к нам.

Надя присела рядом с Машей, сжавшись в комок, а Вера сразу же повела купаться Любу. Игорь поставил перед Надей стакан с чаем.

– Попей чайку.

Чай был горячий, так что Надя не могла держать стакан одной рукой. А Игорь зачерпнул ложечкой варенье и размазал его по печеньке. Он протяну Наде угощенье. Теперь Надя никак не смогла бы прикрыться руками. Но ножки девочка по-прежнему держала плотно сжатыми. И тут капля варенья упала Наде на животик. Надя стала собирать каплю пальцами.

– Так вкуснее? – усмехнулся Игорь. Надя хихикнула в ответ. А Игорь пересел, так что Надя оказалась между ним и Машей. Он залез пальцем в варенье и размазал его.
Показать полностью...
Глава 18. Девушка Алекс. Финал

Сейчас с высоты прожитых лет школьные проблемы кажутся незначительными, но тогда…

Я жил двойной жизнью, сегодня это не так тяжело, джинсы и толстовка обычная одежда для мальчика и для девочки. Проблема была в другом. Моя растущая грудь. В какой-то момент просторная одежда перестала скрывать и спортивные лифчики не помогали и мне пришлось носить компрессионную майку. Это и стало причиной дальнейших событий, и школьных проблем.

Вы и не представляете каково это носить утягивающую майку, наверно только девушки надевающие корсет поймут меня, и нет в жизни большего удовольствия нежели снять ее. Пять дней мучений и естественно в выходные я прятал эту майку подальше. С моей грудью о мальчишечьей одежде не могло быть и речи. В то злополучное воскресенье мы гуляли по торговому центру всей своей командой, и девчонки уговорили меня надеть юбку. Короткую юбку в клеточку, блузка через которую отчетливо виден кружевной бюстгалтер, легкая курточка, колготки, туфли на каблуке, легкий макияж, сережки. Ничего необычного, так одеваются тысячи девочек-подростков. Это не было маскировкой, все кто знал меня безошибочно узнавали. Вот и сейчас, когда возле меня остановилась наша учительница химии.

—   Александр?

Ее брови удивленно взлетели вверх. В этот момент ко мне подошла смеющаяся Алекс.

—   Ну конечно, и ты здесь, как же без тебя.

—   Добрый день Валентина Прокопьевна.

—   Да уж день действительно добрый.

Она развернулась и ушла. Я запаниковал.

—   Все, мне конец.

—   Сашенька, все будет хорошо.

Мои глаза наполнились слезами.

—   Нет не будет, ничего уже не будет.

—   Сашуля, что бы не случилось, я всегда буду с тобой.

—   Меня выгонят со школы.

—   Не выгонят, а если выгонят я уйду с тобой.

Как ни странно, я не разрыдался, слезы куда-то ушли, осталась пустота.

—   Я домой.

—   Я с тобой.

—   Алекс, гуляй.

—   Ну уж нет, теперь я тебя одну не оставлю.

Алекс осталась ночевать у меня, хорошо что мама утром ушла на сутки и не видела меня такой.

Утром в школе все казалось, как прежде, меня никто не вызывал к директору, и учительница химии ответила на мое приветствие как ни в чем не бывало. Казалось, все прошло, ничего не будет. Последним уроком у нас был урок нашей классной руководительницы и тут все началось.

На дворе ХХІ век и школа у нас нормальная с грамотными учителями, но среди них были и учителя рожденные и воспитанные в СССР, такой была и наша классная и химичка. Они все повернуты на каких-то дурацких им одним известных правилах. Для них все должны быть одинаковы, любое отклонение это уже преступление. Когда наша классная начала разговор, я уже понимал, что никто ничего не забыл.

—   Итак дети. Сегодня вместо обычного урока я хотела поговорить с вами о вас, о вашем будущем, о нравственности, о традиционных ценностях. Вы заканчиваете школу и очень важно чтобы вы стали в жизни достойными людьми … бла-бла-бла.

Класс почти не реагировал на ее слова, каждый занимался своими делами.

—   … Когда-то девочки были девочками в мальчики мальчиками, все ходили в школу в форме. У мальчиков костюм, у девочек, платье с передником.

—   Ага, в той форме девочки были похожи на горничных, моя мама ненавидела свою форму.

Эта реплика одной из девочек, прервала плавную речь классной и внесла некоторое оживление в сонный клас.

—   А что плохого в работе горничной.

—   Ничего, только не все девочки хотят быть горничными. А советская школа унижала девочек.

—   Так, Настя, об этом мы потом поговорим, сейчас о другом. В СССР бла-бла-бла, а сейчас не поймешь кто перед тобой мальчик или девочка, бла-бла-бла, но есть у нас и некоторые так сказать мальчики, которые гуляют по городу в одежде девочек и совсем не стесняются этого. Это же до чего надо дойти, бла-бла-бла, так опозорить и свою семью и свою школу. Да, да Саша, это о тебе, это его ребята я видела вчера в магазине в юбке и коготках с накрашенными губами.

—   Что в одной юбке и колготках?

—   Это не смешно Люда. Встань Саша, что ты можешь сказать в свое оправдание?

Я поднялся, все мои заготовленные слова вылетели у меня з головы. Вместе со мной поднялась Алекс.

—   Антонина Яковлевна, я могу все объяснить.

—   Сядь Александра, о тебе мы тоже поговорим.

Помощь пришла откуда никто не ожидал. С задней парты поднялся наш Коля, Коля, который редко говорил, и если за день он сказал два слова, это было событие.

—   А почему Саша должен оправдываться, он что сделал что-то плохое.

Классная опешила, она не ожидала такой реакции, но она была опытной учительницей и тут же перешла в наступление.

—   Ты хочешь сказать, что это нормально, когда мальчик носит юбку? Разве это не подрывает доверие к нашим традиционным ценностям, ты бы стал встречаться с мужиком в юбке.

—   Я хочу сказать, что что надевать это дело Саши, и мы не вправе осуждать его, и мне все равно что на нем надето, Саша хороший парень, и хороший друг, и это низко, вот так обсуждать его.

—   Да как ты смеешь, мальчишка. Я жизнь прожила, а что ты видел.

—   Я тоже считаю, что мы не имеем права осуждать Сашу, — подала голос Галя, — каждый может жить как он хочет, и одеваться так как хочет. Это не мешает другим, мне, например не мешает, правда ребята.

В классе поднялся шум, все говорили одновременно, но было понятно, что большинство класса на стороне Саши.

—   Тихо! — рявкнула классная, — вы что не понимаете, это незаконно!

Все это помогло мне успокоиться, и прийти в себя. Я ведь не сделал ничего плохого.

—   А что я сделал незаконного, какой закон я нарушил.

Мои спокойные слова заставили класс затихнуть. Антонина Яковлевна растерянно смотрела на класс, она теряла управление, она решила постыдить Алекс.

—   А ты, Александра, как ты можешь, ты ведь девочка, тебе замуж выходить, как ты можешь это терпеть, и поощрять.

У Алекс в глазах появились бесики. Я понял что сейчас что-то будет.

—   А ведь вы правы, мне нужно создавать семью.

Класс затих. Алекс повернулась ко мне.

—   Саша ты выйдешь за меня замуж?

Раздался смех. Я посмотрел на класс.

—   Да!

Класс взорвался аплодисментами.

—   Горько!

Алекс повернулась, наклонилась, обняла меня за талию и поцеловала.

—   Раз, два, три …

Я обнял ее за шею, руки Алекс приподняли меня за попу.

Раздался свист и крики. Наша классная выбежала с класса. Но класс этого не заметил.

В класс вошла директриса.

—   Так ребята что здесь произошло, почему Антонина Яковлевна вся в слезах?

В классе начался шум.

—   Давайте кто-то один.

Коля встал, директриса удивленно посмотрела на него.

—   Коля, ты?

—   Я. Понимаете, Антонина Яковлевна вчера увидела Сашу в юбке …

Директриса улыбнулась.

—   Значит так ребята, вашим классом оставшиеся два месяца. Я не могу и не хочу заставлять вас, но я могу попросить?

Класс притих.

—   Давайте доживем эти два месяца. Я хочу попросить Сашу не приходить в школу в юбке.

Я поднялся.

—   Да. И на выпускном я буду в смокинге.

Класс рассмеялся, А Алекс с притворной обидой проговорила.

—   А я уже тебе платье присмотрела.

—   Я рада что мы договорились.

Вечером, когда мы все это рассказали маме, она долго смотрела на нас, а потом неожиданно произнесла.

—   Алекс, значит на выпускном в платье будешь ты?

—   Нет вы что.

—   Почему нет. Кто-то один из вас должен быть в платье, если не Саша, значит ты.

—   Нет, я не смогу.

—   Почему, мы поможем.

Алекс растеряно смотрела то на меня, то на маму. В глазах было понимание, что платье будет.

Прошедшее событие не вызвало в школе большого ажиотажа, да слухи разошлись, кто знал меня подходил с расспросами, но все быстро затихло. Два месяца пролетели незаметно, и единственным ярким моментом была покупка платья для Алекс. Я сам бы не справился с ней, но с помощью моей мамы…

Мы долго ходили по магазинам, Алекс поначалу вообще отказывалась даже смотреть, потом вдруг ей стало нравиться каждое платье, которое она меряла. Мне ничего не подходило. Пока… Я увидел его в витрине и понял, что это ее платье. Длинное черное платье с кружевным лифом и V-образным вырезом. Длинная легкая юбка прятала ноги и заставляла сконцентрировать взгляд на груди, но вдруг открывался длинный разрез юбки и вашему взору открывалась стройная и бесконечно длинная нога. Я тихонько подглядывал за Алекс. Ей нравилось, хотя она изо всех сил старалась не показывать этого.

Утром перед выпускным я растолкал Алекс.

—   Пора вставать.

—   Ты что, еще рано.

—   Ни фига себе рано, уже 8.

—   Блин, Саша, давай поспим, нам всю ночь гулять.

—   Какой поспим, нас ждут в салоне.

—   Сходи сама, я посплю.

—   Эй, это не меня ждут, это тебя ждут.

Вот так чуть ли не пинками я привел Алекс в свой салон. Конечно, я сегодня парень, но это вечером, а пока я девушка, которая привела подругу в салон.

Алекс усадили в кресло, я поцеловал ее в щеку.

—   Девочки, когда забирать «пациента».

—   Сашенька, часа три с половиной четыре, иди гуляй, а то садись и и над тобой поработаем. Не сегодня у нее праздник.

—   Эй Саша мы так не договаривались.

— Терпи, я побежала.

Собирались мы у Алекс дома и когда за нами заехала Настя, я как раз заканчивал макияж для Алекс.

—   Да, никогда не думала, что парень моей младшей сестры будет красить ей глаза.

Я специально так подгадал, чтобы зайти в зал в числе последних, меня очень интересовала реакция одноклассников. Они привыкли видеть Алекс со своей девушкой, но сегодня все было по-другому. Алекс в сногсшибательном черном вечернем платье и я в белоснежном костюме с бабочкой, сегодня я был с девушкой. Никто в школе и не подозревал насколько красива Алекс. К нам даже подошла директриса.

—   Ну ребята, удивили, я боялась увидеть все, наоборот, а ты красавица, Александра. Где тебе сделали макияж.

Алекс наклонилась и прошептала.

—   Это Саша сделал.

Директриса удивленно глянула на меня.

—   Я и не подозревала о твоих талантах, ладно веселитесь.

Алекс была на расхват, все наши пацаны хотели с ней потанцевать, Алекс только виновато смотрела на меня и уходила на следующий танец.

Я сидел, наблюдая как танцует Алекс.

—   Грустишь?

Я улыбнулся, рядом стояла Галя, я подвинулся.

—   Садись, погрустим вместе?

—   Ревнуешь?

—   Немножко, но Алекс ни за что не предаст. А ты почему одна.

—   Я с тобой, пошли танцевать.

После танца мі молчали потом Галя вдруг проговорила.

—   Знаешь, после того разговора, я вдруг подумала, пусть воспоминания о школе будут приятными, зачем нам скандалы. Вы ведь тоже, так решили.

—   Да … Хотя выпускной получился немного грустным … для меня.

—   Ничего, у нас еще будут праздники. Кстати, а вы тогда, серьезно, о женитьбе.

—   Мы не говорили больше.

—   А ты? Ты хочешь этого.

—   Я не думал, но знаешь, хочу.

—   Я уже вижу тебя в свадебном платье.

—   Эй, какое платье, я парень.

—   А что? Помните несколько лет назад в Москве расписывались две невесты в свадебных платьях, одна из них была мальчиком, я до сих пор на фотке не могу разобрать, где парень.

Мы повернулись. Рядом стояла Алекс.

—   Саша я люблю тебя. За нами приехали девочки. Давай убежим.

—   А как же Галя, она одна здесь.

—   И Галю заберем с собой. Ты готова, с нами, на дачу.

—   я в платье.

—   Ничего.

У Маши на даче нас уже ожидал накрытый стол: конфеты фрукты и шампанское. Я провернулся к Алекс.

—   ты знала, ты заранее планировала.

—   Разве я могла упустить шанс показать девочкам своего парня.

Со смехом я попытался поцеловать ее, но, как всегда, Алекс поцеловала меня.

Мы втроем голышом валялись на кровати, наша одежда аккуратно висела на вешалках. Я разбудил Галю.

—   Ты что-то помнишь?

—   Ну… шампанское, потом мы купались в бассейне, потом, ой!

Галя закрыла рот рукой.

—   А потом мы втроем занимались сексом, — рассмеялась Алекс,

—   Ничего не помню.

—   И неудивительно, столько шампанского.

Глава 19.

Ранним утром я лежал в теплых объятиях Алекс, наконец все позади, ЗНО, вступление. Алекс зачислили на бюджет в политех, меня тоже, Алекс собралась стать механиком, я экономистом. Еще целый мсяц лета впереди.

—   Саша, давай поженимся.

Я вздрогнул, мне казалось, что она спит. Я приподнялся на кровати.

—   Алекс что с тобой.

—   ты не хочешь?

—   Да нет же, конечно, хочу, тем более я сказал да, тогда в школе. Просто это так, вдруг, что-то случилось?

—   Просто мне приснился сон. Снилась наша свадьба.

—   Расскажи?

—   Да я мало что помню, ты ведь знаешь как это, какие-то обрывки.

—   Но что-то помнишь, иначе бы не начинала.

—   Понимаешь, я помню платье, такое Легкое шифоновое платье, расшитый узорами корсетный лиф. Открытая спина и плечи. Юбка с разрезом до середины бедра. Высокие кружевные перчатки, фата.

—   И…

Алекс замешкалась.

—   И на мне белые брюки, кружевная блузка …

—   Постой, постой это что же, это я в платье?

Алекс выглядела виноватой.

—   Ну да.

—   Подожди, а что же скажут люди, родные.

—   Ну мы можем расписаться, где нибудь в другом конце города, где нас никто не знает.

—   А родные?

—   Ну мой папа уверена будет не против, сестра моя только рада, и думаю твоя мама возражать не будет.

—   Но у меня есть тетя, сестры, ну и друзья.

—   Что-нибудь придумаем, так ты согласен?

—   Подожди, Алекс, мы же просто рассуждаем, ты не обижайся, но это необычно, это неправильно, я боюсь. Подожди, — я прижал палец к ее губам. – подожди, не торопи меня, ладно.

—   Моя маленькая девочка.

Алекс прижала меня к своей груди, она хорошо знала мои слабые места, она знала, как я люблю ее грудь.

—   Все будет как ты решишь.

Прошло несколько дней, я старался не думать о предложении Алекс, но эта мысль все время возвращалась ко мне. Я пересмотрел кучу сайтов об однополых браках, я просмотрел все сообщения о свадьбе Дмитрия Кожухова, обо всем с чем они столкнулись. Ничего, что могло бы помочь принять решение. Мои мучения заметила мама, пришлось поделиться.

—   Понимаешь, сынок, я не знаю, что тебе посоветовать, конечно, мне очень хочется увидеть сына в костюме с невестой, но это ты должен принять решение, а не я.

Через пару дней раздался звонок.

—   Привет, братец.

Я удивился, я не был настолько близок с сестрами, чтобі звонить просто так, тем более они давно жили своими жизнями.

—   Это правда.

Я насторожился.

—   Что?

—   Нам тут сорока на хвосте принесла, что наша сестричка замуж собралась.

—   Кто вам сказал? – типа я не понимаю.

—   Да ладно, твоя мама с нашей говорила и что-то ей сказала, типа ты собрался жениться и решил вместо костюма платье надеть.

—   Девочки, пожалуйста, я не хочу это обсуждать.

—   Саша, мы хотим с тобой поговорить, правда, серьезно, без насмешек. Завтра в 12 в Ocean Plaza, вы вдвоем.

Мы с Алекс стояли, ожидая моих сестер, я долго думал, как одеться. Дни были очень жаркими и надевать свою утягивающую майку совсем не хотелось, а без нее я выглядел глупо в мальчишечьей одежде и что бы не говорили в жару юбка самая лучшая одежда.

—   Привет девочки.

Таня, а за ней и Ира обняли меня и Алекс и поцеловали. Я удивился, раньше такого не было.

—   Что это было.

—   Ничего, девочки всегда так приветствуют друг дружку.

—   Раньше вы меня не целовали.

—   Раньше ты был мальчиком, милым но мальчиком, а теперь красивая девушка.

Алекс сжала мою руку. Мы устроились в кафешке.

—   Саша, скажи ты хочешь стать девушкой, — это Таня.

—   Ты принимаешь гормоны, — это Ира.

—   Как давно – снова Таня.

—   Стоп. Девочки. Я не хочу стать девушкой, и нет, я не принимаю гормоны. А почему вы так решили.

—   А откуда грудь, грудь то у тебя настоящая.

Я рассмеялся.

—   Таня Ира, у меня болезнь, ну не совсем, я здоров, просто … и обычно я ношу компрессионную майку чтобы спрятать грудь, но сейчас слишком жарко, и вот на мне топик и юбка.

Сестры долго смотрели на меня переваривая информацию.

—   Хорошо, с этим понятно, а почему платье на свадьбу.

—   Ты только не думай, мы и Ирой не против, особенно теперь. Понимаешь, твоя мама позвонила нашей типа посоветоваться, она волнуется за тебя и все такое. Но ты бы видел наших родителей, обзывали тебя всякими словами, кричали что видеть тебя не хотят, и если вы не одумаетесь то все … И твоя мама может забыть что у нее есть сестра если не повлияет на тебя.

Я разозлился, Алекс попыталась что-то сказать но я ее остановил

—   Ира, Таня, посмотрите на нас с Алекс, Она больше, она выше, я рядом с ней мальчик, не просто мальчик, летом на море одна девочка решила что мне лет 12. Когда я в женском я выгляжу гораздо старше. Стоп, — я остановил Иру, -да конечно я до этого момента сомневался, даже больше, я все таки не решался на свадебное платье. Но я никому не позволю указывать как мне жить, тем более обижать мою маму, Так и передайте родителям, это ведь они вас подослали. Алекс мы уходим.

—   Никто нас не подсылал, мы…

—   Можно мы будем у вас подружками невест?

Я по инерции сделал шаг, но эти слова меня удивили. Я повернулся.

—   Ты, ты не шутишь?

—   Конечно нет, сестренка.

У меня навернулись слезы, я обнял Таню и разрыдался у нее на груди.

—   Ну ты что, глупая, неужели ты думала, что одежда имеет для нас какое-то значение, ты всегда будешь нашей сестренкой или братом.

—   А родители.

—   А что родители, мы самостоятельные девушки, а родители перебесятся. Когда?

Вечером я опять плакал, но на этот раз вдвоем с мамой.

Мое платье было таким как мечтала Алекс. Но конечно же я выбирал платье с мамой и сестрами, без Алекс, есть ведь поверье что платье невесты до свадьбы жених видеть не должен, а платье жениха невеста может посмотреть? Мы решили, что нет не может, ну и я не видел в чем же будет Алекс, там главным советником была Галя, ну и Настя естественно.

Спал я плохо, мне не очень хотелось в салон, мы с мамой все сделать самостоятельно, и вот результат – ночь на бигудях. Я смотрел на платье на дверце шкафа. Мне казалось, что сегодня особый день, после того как я надену платье возврата к прошлому не будет, я боялся, и не решался покидать теплую постель все откладывал и откладывал.

Распахнулась дверь и ворвались сестры.

—   Ни фига себе.

—   Она еще валяется.

Одеяло улетело, я покраснел, моя ночнушка задралась, впрочем, даже если бы не задралась, она вряд ли что-нибудь скрыла. Особенно утренний стояк. Однако это ничуточки не смутило сестер. Только Таня, снимая с меня ночнушку, щелкнула по пипиське со словами.

—   Еще рано дружочек, потерпи до вечера.

Писюн от щелчка сразу опал. Я стоял голышом перед сестрами, они не видели меня голым уже много лет, но я понимал, что сегодня меня просто так не отпустят. И я оказался прав, мне даже писять пришлось при них. Нет они, конечно, не стояли и не глазели на меня, Таня набирала ванну, Ира доставала шампуни, короче обе при деле.

Мне почти ничего не пришлось делать самому, меня искупали, убрали лишние волосы, вытерли полотенцем, надели на меня трусики и лифчик. На мои робкие возражения, мол я и сам могу, последовал ответ.

—   Разреши нам, ты у нас единственная сестренка, дай подготовить тебя к твоей свадьбе, не каждый день сестру замуж выдаем, — рассмеялась Ира.

Они основательно готовились к моей свадьбе, оказалось, что к нам пришла девочка, с моего салона. Пока мне делали прическу и макияж сестры сами переоделись.

Мне казалось, что прошло совсем немного времени, но, когда на меня надели платье и фату оказалось, что до приезда Алекс осталось не более получаса.

Мы стояли перед столом регистрации все как во сне Алекс, я на громадных каблуках и все равно ниже Алекс. Регистратор переводила взгляд с меня на Алекс и никак не могла сообразить кто из нас мужчина. Она пыталась до церемонии что-то возражать, но технически мы были парнем и девушкой, и причин отказать нам у нее не было, это кто-то из наших ей объяснил, так что закон на нашей стороне.

Церемония началась. Регистратор приняла решение кто из нас кто и обратилась в Алекс.

—   Александр … ты согласен взять в жены ….

—   Да.

Мы с Алекс еле сдержали улыбку при виде ее выражения лица.

На выходе нас провожали удивленные взгляды, где-то на углу боковым взором я увидел свою тетушку, все-таки пришла, может когда-нибудь все наладится.

Потом была закрытая вечеринка, и да, это я бросал букет, я сознательно бросил его в руки Гале.
Показать полностью...
Шлюха в подарок. История о том, как мне друг презентовал секс-красотку

Я никогда не думал, что смогу нанять девушку по вызову, ну вот какой-то затык в этом плане, хотя очень хотелось попробовать.  Мой друг из Одессы об этом знал и в очередной мой приезд подарил ночь с проституткой. Я немного волновался, точнее сильно нервничал, потому что это был для меня необычный опыт, но назад дороги не было.

Когда я встретил свою собственную шлюху на ночь, я был поражен ее красотой и уверенностью. Мы провели вместе жаркую ночь, и она профессионалка: веселая, легкая, внешне не выглядит, как шлюха. В следующий мой приезд закажу девушку на пару ночей, у меня столько фантазий может осуществится. Ух, уже в предвкушении.

В конце нашей поездки я был очень благодарен за этот подарок. Я понимаю, что это не для каждого, но я был рад, что попробовал что-то новое. Мне понравилось, что я мог попробовать новые вещи и открыть для себя новые грани жизни. Это был опыт, который я никогда не забуду, и я был рад, что рискнул и попробовал что-то новое.
Показать полностью...
История девочки Маши. Часть 4

Приближался день отъезда, и надо было собирать вещи. Маша выявила желание самой нести свои вещи.

– Хорошо, Машенька. Купальник не забудь, – сказала мама, – А что завтра оденешь? Давай, наденем лифчик от купальника, всё-таки на курорт едешь. А снизу мы наденем…

– Мам, а можно голубенькие шортики? – хитро спросила Маша.

– А, те самые, в которые мы шнурок вставили? Смотри, Маша, целый день ведь придётся проходить с открытой писей, это тебе не на пару часов в парк выйти, – ответила мама, – И да, завтра на завтрак выходи уже одетой, как на выход.

Мама вышла из комнаты, предоставив Маше свободу действий. Маша положила в рюкзачок розовую футболочку с лотосом, белый спортивный топик, черные трусики-стринги и трусики от купальника. «Всё, мне этого достаточно», – подумала Маша.

Наутро, заправив постель, Маша надела свои любимые шортики и так, без майки, пошла на кухню.

– Доброе утро, Машунь! – сказал папа, обхватив выглядывающую из шортиков дочкину попку.

– Садись завтракать, – сказала Мама. Поставив перед Машей омлет с колбасой к кружку чая, она обняла дочку за голую грудку.

– Ну, красавица, давай сюда свой лифчик, – сказала мама, когда все позавтракали. Маша принесла верх от купальника, и мама завязала его.

– А что у нас здесь? – мама раздвинула половые губки, – Узелочек удобно лежит?

– Ну-ка, ну-ка, а я ещё не видел, как моя задумка выглядит, – сказал папа, подсаживаясь рядом, – Красиво. По-моему, это стоит запечатлеть, подождите я сейчас камеру возьму.

Папа достал камеру из кармана чемодана и вернулся к ним.

– Маша, повернись ко мне, – сказал папа, настраивая крупный план на Машину писю, – Так, отлично! Юля, теперь раскрой её писю пошире… ага! Маша, хочешь посмотреть?

Маша кивнула, и папа протянул ей камеру. Маша с интересом разглядывала снимок своей раскрытой писи.

– Ну, все готовы? – спросил папа, отвлекая Машу от разглядывания снимков, – Вызываем такси?

Когда такси подъехало, мама собрала Машины волосы в хвостик и надела на неё кепку.

– Чтобы голову не напекло, – улыбнулась она.

Выйдя к машине и отправив чемодан в багажник, папа сел рядом с водителем, мама с дочкой расположились на заднем сидении. Маша сидела за водителем, так что подробности её наряда остались незамеченными. Через полчаса они доехали до автовокзала. Оставив маму с дочкой на лавке, папа отошел в кассу за билетами.

– А вот и наш автобус, – сказал папа, указывая на подъезжающий к перрону автобус. Пройдя в салон, папа забросил чемодан на полку над сидениями и бросил Машин рюкзачок в угол кресла.

– Маша, будь умничкой, слушайся папу. А я, как освобожусь, приеду к вам, – мама присела и поцеловала Машин животик.

– Пролазь к окошку, – сказал папа, когда мама завела Машу в автобус, – Ну, Юля, удачи тебе на работе, надеюсь, скоро отпустят. Сервис я предупредил, что машину ты заберёшь, так что проблем быть не должно.

Через несколько минут все пассажиры расселись и автобус отъехал от площадки, увозя всех в место соединения земли и неба.

***

– Ну вот, Маш, мы и приехали, – папа помог Маше надеть рюкзачок и взялся за чемодан. Свободной рукой он обнял дочку за голое плечико, – Кажется, нам туда.

Они направились в сторону деревни. Вскоре им попался указатель.

– Ого, далековато! – папа вскинул брови, прочитав расстояние до пансионата, — Ну, что пойдём?

— Пойдем, — ответила девочка. Она подтянула шортики и полезла пальчиком в выглядывающую щёлку.

— Что такое? – Игорь заметил движение дочери, — Узелок натирает? Если сильно трет, можешь его вытащить.

— Нет, пап, — ответила Маша, — Просто шортики поправила, сползли, пока ехали.

— Дай я всё-таки гляну, что там у тебя, — Игорь присел перед дочкой и развёл в стороны её половые губки.

— Та-ак… Узелочек влажный, это нормально, значит сильно уже не натрёт. Писечка немного порозовела, но в целом всё нормально, учитывая, что ты с ним уже полдня проходила, — сказал папа, осторожно перебирая пальцами у Маши в щелке, — Думаю, узелок можно и даже нужно оставить.
Они свернули с главной дороги, и пошли в сторону, указанную на табличке. Они прошли несколько метров, как вдруг их обогнала старенькая иномарка. Машина прижалась к обочине, подняв клубы пыли, из неё высунулся водитель:

– Давай подвезу, – крикнул он пешеходам.

– Спасибо, – согласился папа.

– Отдыхать, значит, приехали, – сказал водитель, – а я вот родителей забираю, на пару недель свозил сюда.

Папа сел на переднее сидение, Маша села сзади папы. Машина начала набирать скорость.

– Андрей, – протянул руку водитель, вспомнив, что не представился.

– Игорь, – ответил папа, – а это Маша, папина радость.

– А красивая у вас дочка, – отметил Андрей, разглядывая девочку в зеркало заднего вида.

– Вся в маму, – улыбнулся папа.

– Классные шортики, юная леди, – сделал комплимент Андрей.

А Маша засмотрелась в окно и сидела в такой позе, что не будь водитель занят дорогой, он давно бы разглядел все девичьи секреты.
Минут через десять машина была на стоянке перед большими воротами.

– Всё, приехали, – сказал Андрей и пошёл открывать багажник. Когда он отдавал рюкзачок Маше, Андрей всё-таки заметил непорядок в её внешнем виде.

– Маша, у тебя штанишки расстегнулись, – сделал водитель замечание.

– Да нет, это у них такой дизайн, – ответил папа.

– П-п-ц! – закашлялся Андрей, – и ты вот так ходишь и не стесняешься?!

– Ага! – хихикнула Маша, – Всем на удивление наше представление!

– Ну, ты хулиганка! – рассмеялся Андрей, – Какое красивое представление!

Маша с папой отправились к главному корпусу на регистрацию. Папа выбрал двухкомнатный номер с душем. Для Маши взяли дополнительный комплект постельного белья, чтобы организовать спальное место на диване. Им выдали ключ от номера, который располагался в третьем корпусе на третьем этаже, и рассказали короткую дорогу до здания.

– Машунь, ты же у меня голодная? – спросил папа, пока они шли по тенистой тропинке (надо сказать было уже больше трех часов дня, а ужин в столовой начинался не раньше шести) – Сейчас оставим вещи и пойдём, кажется, я видел пару летних кафешек за забором.

Маша согласно закивала. И вот, бросив чемодан с рюкзачком в комнате, они вышли за ворота пансионата. Папа был прав, метрах в пятнадцати от стоянки был сооружен небольшой павильон, рядом с которым стояло несколько пластиковых столиков с пластиковыми креслами. Также на улице стояли холодильники с мороженым и напитками. Маша с папой расположились за столиком под зонтом, и папа сделал заказ. Пока они ожидали заказ, Маша развалилась в кресле в привольной позе, которая выставляла напоказ все девочкины секреты.

– Ты моя красавица! – сказал папа, поглаживая Машин животик. Постепенно его рука опустилась ниже и уже ласкала девочку между петлями шнурка в шортиках. Маша зажмурилась от удовольствия.

– Что, нравится? – спросил папа, пощипывая половые губки. Маша закивала. Когда её дыхание начало учащаться, папа убрал руку и сказал:

– Ладно, Маша, хорошего помаленьку. Скоро нам обед принесут, а мы тут балуемся.

– У-у-у… – промычала Маша. Ей явно хотелось продолжения игры.

– Не «у-у», а обедать, – сказал папа, указывая на официанта, идущего к ним, и заправил узелок на место.

После обеда папа протянул Маше купюру:

– На, купишь нам мороженого.

– Спасибо, – сказала Маша, повиснув у папы на шее. В этот момент её открытая пися скользнула по папиным шортам. Про себя Маша отметила, что ей очень даже понравилось прикосновение грубой ткани к её нежной коже. Маша пошла к холодильнику и выбрала мороженое, потом она заглянула в павильон.

– Два клубничных, – сказала она, протягивая деньги молодому парню за прилавком.

– А ты смелая девочка, как я погляжу,– сделал комплимент парень, отсчитывая сдачу,– Классные шортики! Интересная модель, смотрятся на тебе очень красиво.

Маша вышла из павильона и пошла к папе, который ждал её за столиком. Они распаковали сладкое лакомство и приступили к десерту. Из-за того что старый холодильник на улице плохо справлялся со своей работой, мороженое было слегка подтаявшим и быстро начало капать. Несколько капель упало Маше на живот и даже на открытый холмик между ног. Заметив это, папа потянулся к дочке. Он собрал, или может больше размазал, сладкие капли по Машиным животику и писе. Потом он облизал палец.

– А так даже вкуснее, – сказал он, причмокнув, – На пляж сегодня мы уже, наверное, не успеем, так что предлагаю осмотреть территорию. Ты не против?

– Хорошо, – согласилась Маша.

– Тогда пойдём, возьмём камеру, пофоткаем.

Папа с дочкой пошли к своему корпусу. Подойдя к входу, папа предложил:

– Может, подождёшь меня на улице? – и оставил Машу одну. Через пару минут он вернулся и сфотографировал дочку, увлёкшуюся разглядыванием цветов на клумбе перед входом.

– А теперь повернись ко мне личиком, – окликнул папа Машу и сделал ещё пару снимков. Не забыл папа и про особенность Машиных шортиков, сделав даже крупный снимок Машиного холмика с щёлкой, плотно перетянутого шнурком. Они пошли гулять по узким тенистым тропинкам и по широким залитым солнцем аллеям.

– Маша, сядь вон на ту скамеечку, – папа показал на скамейку возле пересечения двух дорожек. Маша плюхнулась на указанную скамейку, а потом вернулась к папе посмотреть новый снимок.

– Отлично получилось! А давай теперь, как будто ты залезаешь вон на ту раздвоенную сосну, – предложил папа, и Маша побежала к дереву.

– Стой! – окликнул папа дочку, когда та повернулась к нему спиной, – Что у тебя сзади? Ну-ка повернись, я посмотрю.

А сзади у Маши творился настоящий кошмар. Свежая краска на скамейке под действием солнца размякла и запачкала Машины шортики и выглядывающую из них попку.

– Скорее в душ! – скомандовал папа, – Может быть, удастся спасти твои шорты.

Они быстрым шагом пошли к своему номеру. Заперев входную дверь, папа полез в чемодан за мылом.

– Давай сюда свои шортики, – сказал папа, заведя Машу в душ. Маша стянула шорты, оставшись в одном лифчике от купальника. Папа намылил штанишки и бросил их в угол кабины.

– Пусть отмокают, а пока займёмся тобой, – сказал он. Маша залезла в кабину, и папа снял с неё лифчик. Он нанёс гель на мочалку и начал разгонять пену по телу дочери. Естественно, с первого раза отмыть мало что получилось. Тогда папа перевернул мочалку более жесткой стороной и стал сильнее растирать Машину попку.

– Ай! Не так сильно! – взвизгнула Маша.

– Терпи, доченька. Будешь знать, как садиться не глядя, – ответил папа, – Почти всё оттерли, сейчас ещё разок намылю, и будешь чистой.
– Всё! – сказал папа, отпуская Машу после десяти минут интенсивных растираний, – Теперь займёмся шортами.

Увы, как папа не старался, краска никак не хотела покидать ткань. Папа вышел на балкон и повесил шорты на натянутую там верёвку. Вернувшись в комнату, он сел рядом с Машей, которая голышом лежала на диване попкой к верху, подперев голову руками.

– Не отстирались, – сказал папа, погладив Машу по попке, – Может, когда вернёмся, в химчистку сдадим, или новые закажем на худой конец. Жалко, конечно, мне тоже нравилось, как они на тебе сидят. Что, Маша, сильно попку печёт?

– Угу.

– Надо холодным кремом намазать, легче будет, – папа достал баночку с кремом из чемодана и поставил в холодильник. Пока крем охлаждался, папа взял дочкин рюкзак, посмотреть, что Маша взяла на смену.

– Не густо ты одежды набрала, – ухмыльнулся папа, увидев, что Маша кроме купальника взяла только одну пару трусиков и две маечки, – Я смотрю, тебе нравится показывать своё тело?

– Угу, – Маша смущённо закивала.

– Ну, не стесняйся, – сказал папа, – это очень хорошо, что ты сама себе нравишься и себя не стесняешься. Тем более, что ты действительно хорошо сложена. Так, крем, наверное, уже достаточно охладился, – папа достал баночку из холодильника.

– Ай! Холодно! – задрыгала ногами Маша, когда холодный крем коснулся её раскрасневшейся попки, – А-а-а-а!!!

– Ну что Маша, давай собирайся на ужин, уже половина шестого, – папа глянул на телефон, закончив с Машиной попкой, – Завтра спрошу, можно ли отсюда позвонить домой, а то из-за гор сеть не ловит, попрошу маму привезти что-нибудь, ну а до тех пор будешь обходиться трусиками с маечками. Кстати, какую ты сейчас наденешь? Может, вот эту? – папа протянул спортивный топик.

Маша встала с дивана и надела топик со стрингами. Про себя она отметила, что именно этот топик она давненько не примеряла и не заметила, как он стал ей маловат. Он доставлял девочке дискомфорт в подмышках, а резинка по нижнему краю топика проходила как раз под сосочками, и это в натянутом состоянии, а если взмахнуть руками… «Ну не дура, ведь у меня же ещё три белых топика, которые мне как раз, нет, вытащила, не глядя, именно этот», – в мыслях ругала себя Маша.

– Замечательно! – прокомментировал папа, – Такой спортивный вид, и сочетание цветов классическое: белый верх чёрный низ. Только мне кажется, он тебе в подмышках должен тереть.

– Ну, есть немного, – честно призналась Маша, – Я его с другим спутала.

– Значит, осталась у тебя одна футболочка. Ну не мучать же мне тебя этим топиком, – улыбнулся папа и, запустив ладони под топик, снял его с Маши, попутно погладив её сосочки, – Надеюсь, хоть футболка у тебя нормальная.

Маша надела розовую футболку. Её нижний широкий край был на пару пальцев выше девочкиного пупочка.

– Твоя любимая футболочка? – спросил папа, обняв дочкин животик. Маша кивнула.

– Тогда пойдём, – сказал папа, щипнув за верёвочку стрингов, прячущуюся в Машину попку.

Когда они вышли, на улице стало больше отдыхающих, в основном вернувшихся с пляжа. Люди подтягивались к столовой. Войдя в большой зал, Маша с папой сели за свободный столик, пройдя через весь зал. Официанты развозили ужин. Осмотревшись по сторонам, Маша заметила, что только она одна была голозадой. Самые откровенные наряды были у группы девушек в коротких шортах (Машины шорты всё равно были короче) и рубашках, завязанных под грудью. Тем не менее, никто не обращал внимания на Машу, ну или, по крайней мере, не стал делать по поводу её вида замечаний. Закончив с ужином, Маше снова пришлось идти через весь зал, сверкая голым задом, но Машу это нисколько не пугало.

Вернувшись с ужина в номер, папа решил, что неплохо было бы, наконец, разобрать вещи. Сложив содержимое чемодана в шкаф у входа, папа предложил:

– Маш, ещё искупаться не хочешь?

– Не-а, – ответила Маша, – разве что умоюсь и с пяток пыль смою.

– Тогда иди умываться, а я после тебя приму душ, – сказал папа. Маша сняла футболку, в которой она продолжала ходить после ужина, и пошла в душевую. Пока Маша умывалась, папа сложил футболку в шкаф и приготовил себе полотенце.

– Давай трусишки состирну, – сказал папа, когда Маша освободила душевую.

– Так у меня на смену одежды нет, – ответила Маша.

– И что теперь, в грязных трусах ходить? Давай снимай, ну походишь немного голышом, можно подумать ты меня стесняешься. Спать-то ты всё равно голая ложишься, – папа потянул резинку. Маша не сопротивлялась, поддавшись на уговоры.

Минут через десять – пятнадцать папа вышел из душа в одних трусах. Он вышел на балкон, где повесил на верёвку Машины стринги. Вернувшись в комнату, он сел на диван рядом с дочкой, которая смотрела телевизор, лёжа на животе.

– Давай уже подготовим постель, да может, ляжем пораньше, – предложил папа, – Был трудный день и вид у тебя утомлённый.

Они расстелили простынь на диване. Поскольку воздух в комнате ещё не остыл, Маша накинула лёгкий плед на спинку дивана, чтобы быстро укрыться, если станет прохладно. Она легла на спину, предоставив папе обзор на своё полностью голое тело. Папа потушил свет, и минут через десять в номере воцарилась тишина, прерываемая лишь мерным посапыванием.
Показать полностью...
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи