Войти
Интимные рассказы

Интимные рассказы

Все истории в одном месте

Описание

Реальные истории из жизни людей, связанные с интимными моментами и придуманные эротические рассказы для взрослых.

Записи сообщества

8
Мама, сын и случайный прохожий – 1

Этот секс-рассказ написан на основе реальных событий.
Темы: гетеро, гомо, инцест

Глава 1. Случайное знакомство и интимные откровения

Когда я развёлся с женой и стал жить один, я перестал спешить домой после работы. Вот и в тот вечер я просидел за рабочим столом часов до восьми, после чего не спеша побрёл домой, погрузившись в свои мысли и лишь изредка посматривая на прохожих. Вечер был прохладным и хмурым, и оттого дороги, дома, машины и прохожие казались еще более серыми, чем обычно. Мой взгляд не останавливался ни на одном объекте более секунды, и все же одна женщина, также не спеша идущая мне навстречу, слегка привлекла моё внимание. В отличие от меня она внимательно смотрела на всех прохожих. Возможно, кого-то искала, а может просто изучала всех подряд с какой-то неизвестной мне целью. Вот её взгляд упал на меня, остановился и стал тщательно осматривать меня с ног до головы. Я тоже решил посмотреть на неё внимательнее. Стройная. Невысокая. Одета просто, но со вкусом. Возрастом примерно лет тридцать пять, то есть лет на пять моложе меня. Весьма симпатичная. И не столько в плане красоты, сколько своим приветливым лицом и тёплым взглядом.

Расстояние между нами неумолимо сокращалось, казалось еще пара секунд и мы пройдем мимо, тут же забыв о существовании друг друга. Но мы не разошлись. Когда между нами оставалось всего лишь шага три, он внезапно остановилась прямо на моем пути. Я тоже остановился, не решаясь заговорить с ней первым. Но, похоже, она этого и не ждала. Она сама произнесла первые слова.

– Я смотрю в Ваши глаза и вижу в них одиночество. Я права?

Я молчал, не зная, что ответить на столь неожиданное вступление. Но она опять не стала ждать моего ответа.

– Если хотите, мы можем пообщаться.

– Где? – наконец произнес я.

Можем в кафешке, а можем у меня дома. Я живу с сыном. Он еще школьник, но уже довольно взрослый и потому обычно гуляет допоздна. Сейчас его нет дома.

– Хорошо, принимается. Но думаю, сначала нам не мешает зайти вон в тот магазин.

Продовольственный магазин, в котором был и винно-водочный отдел, находился как раз на этой улице недалеко от того места, где мы остановились. Она не возражала, а когда мы вошли вовнутрь, и я спросил её о предпочитаемом напитке, она ответила просто:

– От бутылочки хорошего вина я не откажусь. Да и с едой, признаться, у меня тоже не густо. Мужа нет, сын еще не работает, а моей зарплаты библиотекаря хватает лишь на хлеб.

Я купил вина, копченой колбасы, лучшего сыра, который был на прилавке, и мы пошли к ней домой, заметно ускорив наши шаги.

В квартире со старой мебелью действительно никого не оказалось. Мы прошли в единственную комнату, выпили, закусили. Немного поболтали. Но когда я попытался узнать о ней побольше, она меня остановила.

– Потом. А сейчас нам пора хорошо расслабиться. Пока сын не вернулся.

И стала расстёгивать свою блузку. Глядя на неё стал раздеваться и я. И когда мы остались в том же виде, в котором появились на свет, то тут же легли в кровать. Без лишних разговоров несколько раз поцеловались в губы, одновременно руками лаская тела друг друга, и приступили к самому главному.

Сколько времени это продолжалось, сколько мы сменили поз и испытали оргазмов – я не скажу, я просто этого уже не помню. Зато я хорошо помню, что было после этого. Вот о нём я расскажу подробно.

После секса мы снова разговорились, и в этот раз я попытался больше узнать о сыне.

– А как твой сын – растет нормальным или уже стал бандитом?

– Пока нормальный, вот только друзья у него не очень. И курят, и пьют, и в карты играют где-то в подвале. Ну и сын всё это перенимает. Говорю ему – брось их. Нет, говорит, мне с ними интересно. Даже не знаю, чем это закончится.

– А девчонок уже водит домой?

– Нет, он к ним пока равнодушен.

– Почему? У него что, еще не стоит?

– Почему же не стоит, еще как стоит!

– Ты так уверенно говоришь… Сама видела?

– Не видела, а вижу постоянно.

– Не понял, он что, по дому голый ходит?

– Ходит, хотя и не часто. А вот в ванной, конечно, всегда моется голым. Там его я вижу постоянно, поскольку до сих пор его мою, причем почти каждый день.

– И что, там у него встает?

– Всегда! Только начинаю мыть его стручок и шарики, так у него сразу и встает.

– И что, он нисколько не стесняется?

– Нисколько. Когда у него встал в первый раз, я ему популярно про секс всё рассказала, и с тех пор он ничего не стесняется.

Такое начало меня заинтриговало, и я постарался развить эту тему.

– Скажи, он же наверняка уже дрочит, может и это делать при тебе не стесняется?

– А чего стесняться? Я ему сразу сказала, что все это нормально, что почти все мальчишки и девчонки тоже этим занимаются, что вреда от этого никакого нет, так что пускай дрочит, сколько хочет.

– А ты случайно ему в этом не помогаешь?

– А вот тут ты слишком много хочешь знать. Давай-ка, о чем-нибудь другом поговорим.

Однако данная тема для меня явно не была исчерпана, и потому я всё же решил ее продолжить, для чего на сей раз зашел с другой стороны.

– Как скажешь. Тогда мне вот что интересно. Комната у вас одна и кровать тоже одна. И где же спит сын? Или может, вы вместе спите?

– Да! – как-то на удивление просто ответила она.

– А в какой одежде вы спите? – продолжал допытываться я, ожидая услышать что-нибудь о пижамах.

– Мы всегда спим без одежды, а если говорить откровенно, то и по квартире часто ходим голышом. Нам это нравится.

– Так получается, ты его тоже не стесняешься.

– А чего стесняться! Сын ведь родной, а ни какой-нибудь мужик посторонний. Я тебе больше скажу, в ванной не только я его мою, но и он меня, причем везде, даже в самых интимных местах.

– Да, весело вы живете!

Здесь она внимательно посмотрела в мои глаза.

– А теперь ты ответь мне честно: ты меня осуждаешь за это?

– Ни в малейшей степени! Если вам обоим от этого хорошо, то и живите, как хотите. К тому же, я думаю, подобные отношения – это довольно распространенное явление в неполных семьях, просто достоверной статистики по ним нет, и наверно никогда не будет.

Она внимательно посмотрела мне в глаза.

– Ты, правда, так думаешь?

– Правда!

Здесь возникла пауза. Она задумалась о чем-то своем. Но мне было интересно узнать ещё больше, и потому я продолжил пытать её своими вопросами.

– Скажи. А когда вы спите, неужели между вами ничего не бывает?

– Ох, какой ты любопытный! Я тебе итак уже слишком много рассказала. Давай-ка, прекратим эту тему.

– Ну, хорошо, ответь на последний вопрос, и на этом закончим. В ротик у сына брала когда-нибудь?

Она помолчала немного, а потом произнесла: «Полижи мне грудь». Я исполнил ее просьбу, причем старался сделать это как можно нежнее, ласковее, приятнее для нее. Через некоторое время, весьма удовлетворенная моими стараниями, она раздвинула ноги пошире и указала взглядом на место между ними.

– А теперь там.

И я опять не заставил себя уговаривать. Лизать пришлось недолго. Вскоре она задышала чаще, по телу пронеслась заметная дрожь, а из груди вырвалось несколько протяжных стонов.

Отдыхала она пару минут, а затем сказала:

– Смелый ты. Далеко не все мужчины делают это. Сами любят минет, а вот сделать нечто подобное для женщины боятся.

И после этих слов задала мне достаточно популярный женский вопрос.

– Скажи, я тебе нравлюсь?

– Конечно! Очень! Если бы не нравилась, думаешь, я стал бы для тебя это делать?

– И тебе со мной хорошо?

– Очень!

И тут я придумал, как купить её откровенность.

– Знаешь, что я подумал. Живете вы бедно, а у меня зарплата приличная. Ты не против, если я вам немного помогу?

Я достал из своего кошелька тысячу и положил на тумбочку.

– Спасибо, – ответила она, – мы не откажемся. С деньгами у нас большая напряженка.

Здесь она о чём-то немного поразмышляла, после чего продолжила.

– Ладно. Никому не говорила, а тебе скажу. Ты спрашиваешь, брала ли я у сына в рот? Я тебе так отвечу. Я из тех женщин, которые без мужчин ни дня не могут прожить, которым вот эта штука, – она показала на мой член, – нужна также как воздух, как еда, как вода. Если я его не приласкаю, не почувствую его внутри себя, то бывает даже и заснуть не могу.

А мужа у меня нет, да и любовника постоянного завести тоже, увы, не удается. Так, попадаются иногда на пару ночей, да и те женатики. А рядом сын – молодой, здоровый, симпатичный. И ему тоже нужна женщина. У него же, если не разряжаться, весь день торчать будет. Так зачем же нам обоим себя ограничивать?

Нет, я не сразу на это решилась. Сначала, когда у него встал в первый раз, показала ему как самого себя удовлетворять, а немного позже и сама стала ему это делать в ванной, когда его мыла. Ну, а потом… Он сам меня попросил. Увидел где-то на картинках и решил попробовать. Ну, я и не смогла ему отказать. Хотя, если откровенно, и сама об этом уже давно мечтала.

– И что, с тех пор часто это делаешь?

– Достаточно регулярно. Иногда несколько раз в день. Каждый раз, как когда сын этого хочет. А хочет он это довольно часто. Бывает, и утром когда просыпаемся, и в обед, когда я домой прихожу, ну и вечером – в ванной или в кровати, а иногда и на кухне. Впрочем, мне это нравится. Это как конфеты, к которым привыкаешь, и уже не можешь без них обходиться. Бывает, уже и скулы болят, а я все не могу оторваться, стараюсь высосать всё, что накопилось в его яйцах до последней капельки.

– Ну, тогда задам еще более откровенный вопрос: а ножки для сына раздвигаешь?

В ответ было полное молчание.

– А попку подставляешь?

– Нет, это точно не делаю! Никогда! Я как-то попробовала с одним мужчиной, мне не понравилось, с тех пор больше даже и не думаю.

Тут она замолчала и о чем-то задумалась.

– Я вижу, тебя что-то тревожит, – сказал я. – Расскажи. Может, я чем-то помогу.

– Вряд ли ты мне поможешь, но пожалуй, расскажу. Сын меня тревожит. Точнее – его компания. Я уже тебе сказала, что они там – в подвале – в карты играют. И не просто играют, а на деньги. Так вот мой сын проиграл своим друзьям довольно большую сумму, а возвращать ему конечно нечем. И знаешь, чем он расплачивается? Тем, что развлекает их.

– В смысле?

– В сексуальном смысле. Сначала они заставляли моего сына полностью раздеваться и дрочить перед ними. Потом заставили им отсасывать, а потом стали трахать его в задницу. Они его даже зовут теперь женским именем. Понимаешь? Из моего сына сделали женщину, точнее – самого настоящего пидора, который выполняет все их желания. Иногда они трахают моего сына одновременно и в рот, и жопу. А как-то раз они позвали в подвал своих знакомых девчонок и заставили сына дрочить перед ними, а потом поимели его сразу с двух сторон. А тем шалавам это так понравилось, что теперь туда ходят постоянно, да еще своих подружек приводят.

– Да уж! Круто молодёжь развлекается в наши дни! А что ты? Как-то пытаешься это изменить?

– Пыталась. Сначала старалась его не пускать к друзьям, но сын все равно ходил. Говорил, что если не придет, то его будут бить. Потом хотела вместе с ним пойти в полицию, но он отказался.

– Почему?

– Сначала говорил, что боится огласки, типа вся школа будет знать. А потом сказал такое, что и повторять не хочется.

– Что же?

– Что ему это нравится.

– Ого! Ну, тогда он точно стал гомиком.

– Именно это меня и беспокоит больше всего. А вдруг это на всю жизнь?

– Да, пожалуй, это проблема. И я совершенно не представляю, как тут помочь. Но ясно одно – с друзьями нужно расстаться. И для этого вам нужно переехать – сменить район, а еще лучше город.

– Я уже думала об этом, но с моими деньгами это невозможно.

– Хорошо, я тоже об этом подумаю. Может что-нибудь подходящее и придёт мою пустую голову.

– А пока давай поговорим о вас. Скажи, а чем ещё вы с сыном занимаетесь?

– Да, в общем-то, больше ничем. Ну, любим еще поиграть немного…

– Во что?

– Ну, например, в художника и натурщицу, или в массажиста, или в госпожу и её слугу. Причем последняя игра часто заканчивается поркой.

– Что? Ты его порешь?

– Да, и ему это нравится. Впрочем, не только я его, но и он меня. Я от этого тоже получаю большое удовольствие. Особенно люблю лежать на спине, ноги прижать к груди, закрыть глаза и чувствовать, как сын меня порет по ляжкам, промежности, и по киске, конечно. От этого я так возбуждаюсь, что даже кончаю.

– Интересно! Хотя моя жена тоже это любила и нередко кончала от таких развлечений. Видно мазохизм живёт во многих женщинах. Однако чувствую, это не все ваши развлечения.

– Одна из наших любимых игр – в доктора и пациента.

– И как она у вас проходит и чем заканчивается?

– Да ничем особенным. Пациент полностью раздевается, врач его прослушивает, осматривает, обмеривает. Анализы берет и спереди, и сзади. Иногда интимные места бреем – как будто к операции готовим. Бывает и клизмы друг другу ставим. Ну и простату массирую сыну время от времени. Ты знаешь, как это делается?

– Признаться, никогда с этим не сталкивался.

– Это просто. Ввожу палец в прямую кишку, через её нижнюю стенку нащупываю простату и массирую. Сын от этого тоже иногда кончает.

Тут она слегка улыбнулась.

– А еще иногда учебный день устраиваем.

– А это еще как?

– Да очень просто, только ты наверно будешь смеяться. В общем, есть у нас в мобильнике фотография со студентами мединститута, они на ней стоят в белых халатах и внимательно на что-то смотрят. Так вот, мы выводим её на экран телевизора, и создается полное впечатление их присутствия в комнате. И тогда один из нас начинает играть роль преподавателя института, рассказывающего студентам об особенностях физиологии человека, а другой – роль обследуемого – конечно полностью обнаженного. После чего показывает им, как проводить некоторые мед. процедуры или обследования – например, половых органов или кишечника. В общем, эротично получается.

– Да, уж. Я уже от одних твоих рассказов снова возбудился. И ты знаешь, у меня только что родилось весьма необычное желание: я хочу посмотреть, как мама и сын любят друг друга. Я такого никогда не видел.

Она задумалась. А я достал из бумажника еще одну тысячу и положил на всё ту же тумбочку.

– Что ж, если так хочешь, это можно устроить. А пока давай я тебя немного успокою.

Она снова взяла мой член в рот и энергично стала делать мне минет. Однако кончить я не успел. В дверь кто-то позвонил.

– А вот и сын. Знакомиться будешь? Или посмотришь из укромного места?

– Какого места?

– Например, из шкафа…

– Пожалуй, для начала лучше из шкафа, а потом посмотрим.

– Согласна, а то сын при незнакомом дяде вряд ли станет трахать свою мать слишком откровенно, а может и вовсе не станет.

/ продолжение следует /
Показать полностью...
Единение душ часть 4

Мы сидели на кухне. Окно было раскрыто, и оттуда вместе с вечерним воздухом в свете заката врывались звуки города, проходящих машин и детские голоса с игровой площадки во дворе. У всех у нас было такое состояние некой прострации. Утомление, смешанное с чувством полного удовлетворения. Мария, устроившись на подоконнике наполовину раскрытого окна, положив ноги на стоящий рядом табурет, совершенно голая, бесстыдно и спокойно открывая нам на обзор свои прелести, потягивала зеленый чай из прозрачного стакана. Мы сидели напротив у стены на кухонном диванчике и тоже не скрывая своей наготы, вытянув перед собой ноги в расслабленных позах попивали чаёк и любовались на нее, глупо и довольно улыбаясь.

– Мальчики, у вас сейчас такие глупые и довольные рожи. Как у котов после сметаны. Я, наверное, тоже так выгляжу?

– Ты выглядишь как Афродита, возродившаяся из пены и спермы. Молодая и прекрасная.

– Я и вправду чувствую себя такой. Вы сотворили меня такой. Вот я сейчас подумала, что любовный треугольник, это всегда фигура с острыми углами, которые терзают души, нанося глубокие раны. А у нас все по-другому. Все наоборот.

– Может потому что мы находимся внутри этого треугольника?

– Наверное. И если кто-то из нас выпадет из него, он теперь неизбежно будет страдать. Но он не выпадет если мы будем держать его.

– Маша, да ты философ. Как тебе пришло это в голову?

– От страха, наверное. Я боюсь, мальчики, что вы начнете меня делить. Этого не должно случиться. Я этого не допущу. Поэтому вы теперь будите со мной только вдвоем. У каждого из вас есть свои наклонности и предпочтения. Это нормально. Поэтому мы должны найти такую форму общения, при которой ни один из нас не может быть исключен. Я надеюсь, что ваши члены уже подружились внутри меня? Максим, тебе не было тесно? У тебя довольно крупный размер.

– Тесно нет конечно. Довольно необычно и как это сказать? Я чувствовал каждого из вас. Я получил новые ощущения, которых не знал раньше. Я ни в коем случае не претендую на роль альфа самца. Мне интересно изучать вас и свои ощущения с вами.

– А ты Вадим? Как ты себя ощущаешь?

– Маша, мои предпочтения тебе известны. Максим добавил в них новизны. Ты же знаешь, что я люблю все, что приносит тебе радость. Максим мне тоже нравится. Нравится его манера общения, и как он обходителен с тобою.

– А его член? Он же тебе понравился? Только честно.

-Конечно. Ничуть не меньше чем тебе.

– Тогда возьми его сейчас. Для меня. Максим ты не против?

Я взглянул на Вадима и скромно улыбнулся: – Конечно, для вас все что хотите.

Вадим склонился и взял в рот. И снова это ощущение тепла и влаги.

– Мальчики, как мне это все нравится. Смотреть на вас. Максим, как же мы теперь отпустим тебя домой? Мама, наверное, будет волноваться?

– Я ей скажу, что я у друзей. Ведь это же правда?

– Ну побудешь еще немного с нами и пойдешь. А хочешь, оставайся. Теперь это и твой дом. Правда, Вадим?

-Конечно. Мы отлично устроимся вместе.

– Спасибо, но я все-же пойду. Завтра всем на работу. И вам нужно отдохнуть.

Мы еще посидели немного вместе. Расставаться не хотелось. Не хотелось разрушать это состояние единения, которое хранилось здесь, в этой квартире, с этими людьми, которые стали частью меня самого, и которые уже совсем не казались мне старше меня. Мария нежно поцеловала меня на прощание, стоя по прежнему голой в коридоре. С Вадимом мы попрощались как добрые друзья, у которых была одна общая тайна и общие интересы.

– Послушайте, а ведь мы же не сказали, что мы уезжаем завтра вечером. Как я забыл?

– Да, но ведь это ненадолго, всего на неделю. –  Мария умоляюще посмотрела на меня.

– Как жаль. Только познакомились, и сразу прощаться. Ну почему так? Я обязательно приду вас проводить. Можно?

– Да, конечно. Поезд вечером в 19.20 Мы в Липецк к сестре. Она ждет нас.

– А можно я позвоню вам. Мне будет не так тоскливо.

– Обязательно звони. Можно в любое время, даже ночью. Ночью даже интереснее. Мы снова будем вместе. Как будто рядом. Как хорошо ты придумал.

Я шел по тихим вечерним улицам и думал о них. Мне было и светло, и грустно на душе. Я вспоминал весь этот день в деталях. Все, что свалилось на меня за этот день. Столько впечатлений, что хватило бы на год. И волнения первой встречи, и неожиданное продолжение. И такое же неожиданное расставание. И все так сразу о так необычно для меня, и ново. Ладно, завтра. Все завтра.
Показать полностью...
Школьный учитель – 2

Это произошло примерно три месяца назад. Мой друг Олег, о котором я вам уже говорил, устал от своей нищеты и решил твердо – или ему существенно повышают зарплату, или он уходит на другую работу. И потому он пошел к директору и прямо об этом заявил. Та внимательно его выслушала и сказала: 

– Я Вас понимаю, Олег Викторович, зарплаты у нас действительно маленькие, но изменить что-то в данной ситуации я не могу. Штатное расписание нам спускается сверху, и мне приходится его придерживаться. И все же решение есть: на сегодняшний день у нас имеется пара вакансий, одну из них я могу вам предложить. Работы там не много, а десяточку сверху к основному окладу будете иметь. Вас это устроит?
– И что это за работа?
– Если кратко – то методист по военной подготовке, а если подробно… Впрочем, давайте об этом поговорим позже, зайдите ко мне в семь часов.
Тут она что-то написала на бумажке и протянула её моему другу. К его удивлению там оказался адрес её дома.
– Хорошо, – просто ответил Олег и вышел из кабинета.

Ровно в семь он был на месте. Это был обыкновенный коттедж на Рублевке, двухэтажный, из серого кирпича, с небольшим балконом на втором этаже. Когда Олег позвонил, дверь открыла ему молодая девушка и сказала:
– Проходите, госпожа ждет Вас.
– Понимаете? У нашей директрисы оказывается есть служанка, а может и не одна, – сказал Алексей. – Вот так живут директора в наше время! Но продолжу. Сняв обувь и следуя за девушкой по коридору, друг вошел в большой зал, в котором его ожидала наша директриса.
– Рада Вас видеть, Олег! Прошу за стол, я собралась ужинать.
При этом выглядела она просто потрясающе: красивое платье темно-синего цвета, украшения на оголенных частях тела, пышная прическа и лицо похожее на ангелькое. Похоже, директриса овладела искусством макияжа в совершенстве.
Не буду вам продробно описывать обстановку, хотя мой друг описал мне её во всех деталях. Скажу лишь, что в центре зала находился стол, на котором уже стояла посуда, какие-то блюда и бутылка французского вина. У стола стояли несколько кресел, покрытые бордовыми накидками, у дальней от входа стены – большой телевизор, а перед ним диван, покрытый темным покрывалом. На других стенах висели картины известных художников с изображениями эротических сцен из жизни богов. Не оригиналы, конечно, копии, но такие, что обывателю никогда не отличить от оригинала. Между картин на темных обоях висели небольшие разноцветные светильники, а на потолке – большая люстра тоже с разноцветными плафонами. Остальное, в принципе, неважно.
В общем, они сели, выпили, поели и немного поболтали ни о чём. Через некоторое время хозяйка дома отпустила служанку, и та ушла, выключив люстру; после этого комнату освещали лишь разноцветные светильники на стенах. В итоге в зале воцарился романтический полумрак. Вот тогда и началось главное.

– Олег, как вы считаете, где Вы сейчас находитесь? – спросила хозяйка.
– Хм… у Вас дома, конечно.
– Нет, Олег. Это снаружи он – дом, а внутри он – храм. Храм Свободной Любви! То есть любви без всяких запретов и ограничений.
– А теперь другой вопрос: кто сейчас сидит перед Вами?
– Хм… уже и не знаю…
– Сейчас перед Вами не просто женщина, а богиня Любви – Венера! А зачем Вы здесь? Затем, чтобы служить мне, если конечно захотите. Я Вас не принуждаю. Если не хотите – уходите и забудьте о том, что здесь были. А если хотите, то скажите, что готовы служить Любви и её богине Венере отныне и навеки. Напомню, что Ваша служба не будет бескорыстной: условия мы уже с Вами обговорили.
Она замолчала и внимательно смотрела на Олега. Некоторое время молчал и он, обдумывая возможные перспективы, а потом сказал:
– Я готов служить Любви и её богине Венере отныне и навеки.
– Отлично! Тогда общаться мы будем немного по-другому: я к тебе буду обращаться на ты и буду называть тебя слугой или рабом. А ты ко мне по-прежнему на Вы и будешь называть меня Венерой, богиней Любви или просто госпожой. Понятно?
– Вполне!
– И поскольку ты стал моим рабом, то будешь выполнять все мои приказы и рассказывать мне всё, что я пожелаю. Клянешься?
– Клянусь!

– Отлично! Тогда слушай первый приказ: встань и разденься. Я хочу на тебя посмотреть.
Олег не стал противиться. Он встал, не спеша снял с себя почти всю одежду, сложил её на одно из кресел и встал перед женщиной. На его теле оставались лишь плавки, но госпожа заставила снять и их. Потом она встала из-за стола, подошла к нему поближе, внимательно осмотрела его тело со всех сторон, понюхала его и сказала:
– Ты хорошо выбрит и твое лицо пахнет приятным одеколоном. Твои волосы подстрижены, чисты и причесаны. Это хорошо. У тебя молодое, крепкое и красивое тело: спортивное, в меру упитанное, в меру загорелое. Вижу, что ты следишь за ним. У тебя широкие плечи, накачанные бицепсы и икры, а на животе твердый пресс. Тренажеры?
– Нет, только плавание, бег и активная гимнастика.
– Что ж, это тоже хорошо.
Однако я вижу, что сегодня ты не мыл тело и даже не пользовался дезодорантом. Кроме того, у тебя есть волосы на теле, и это его не красит. Потому сейчас мы над ним немного поработаем. У слуг Венеры должны быть идеальные тела или, как минимум, близкие к идеалу. Для начала иди в душ и хорошо помойся шампунем с запахом… Впрочем, сами подбери запах, который тебе нравится. Душ находится вон там… Налево.
И она показала пальцем в сторону коридора.

Олег нашел кабинку душа, тщательно помылся и когда уже был готов взять полотенце, к нему вошла хозяйка дома.
– Стоп, не спеши! Мы еще не закончили.
Она взяла с полки шампунь и стала намыливать грудь Олега, подмышки, лобок, половой член и мошонку. Закончив это, она взяла со шкафчика на стене бритвенный станок и стала сбривать волосы со всех намыленных частей тела.
– Волосы у человека должны быть только на голове, – сказала она. – Остальное тело должно быть чистым, гладким и безволосым как у младенца.
Сбривая волосы на члене, она до конца обнажила его головку и тоже намылила её шампунем, а сбривая волосы на мошонке, тщательно ощупала яички. Член моего друга не вынес таких испытаний и восстал во всю мощь своей плоти.
– Хороший мальчик – большой, красивый, твердый! Уверена, он доставит немало наслажений многим женщинам, включая богиню Любви, – восторженно сказала директриса, посмотрев на член, после чего смыла водой всю пену на теле Олега. В своей передней части оно осталось без единого волоска. – Вижу, ты им тоже постоянно занимаешься. И как часто? Три раза в день, как это делают многие одинокие мужчины? Или чаще? У тебя ведь нет ни жены, ни подруги, насколько я знаю.
Олег молчал, не зная что ответить на такой нескромный вопрос.
– Отвечай раб, ты обязан мне рассказывать всё! Ты только что поклялся! – громко сказала госпожа.
– Одного раза в день мне вполне достаточно, – тихо сказал Олег, отвернув голову в сторону.
– И сколько времени ты ему уделяешь? Час? Два? Целый день?
– Минут десять… может немного больше.
– Всего? И у тебе вырос такой здоровый? Не верю! Рассказывай всё! Быстро!
– Хорошо! В институте при обучении массажу нам рассказали как можно увеличить любую мышцу, включая эту… С тех пор я регулярно использую этот метод и, как видите, добился определенных успехов.
– Вот теперь верю. Потом расскажешь мне об этом подробно, а сейчас продолжим заниматься телом.

Она повернула моего друга к себе спиной и, намыливая ягодицы, сказала:
– Спина у тебя без волос, на ногах немного есть, но ими мы займемся позже, а теми, что на ягодицах и между ними займемся сейчас. Нагнись и руками раздвинь свои батоны как можно шире.
И когда Олег сделал это, она хорошо намылила всю расщелину между ягодицами, после чего сбрила станком все волосы, а затем побрила и ягодицы.
– Вот и попка как у малыша! – удовлетворенно произнесла она, смыв всю пену и погладив ягодицы рукой. – Круглая, гладкая, упругая. Красота! А теперь скажи, что самое важное в теле любого человека?
– Красота?
– Нет! Здоровье! Потому мы сейчас проведем несколько тестов на выявление возможных патологий.

После этих слов она достала из шкафчика четыре пробирки, налила в них какую-то жидкость и оставила на полке. После этого достала баночку с небольшими палочками, на концах которых была намотана вата. Одну из них она поднесла ко рту Олега и сказала: “Плюнь на неё”. Тот выполнил команду, а директриса засунула палочку в одну их пробирок. Следующие две палочки она засовывала в уретру полового члена и в анус моего друга, после чего также помещала их в пробирки. После этого бритвой сделала легкий порез на предплечье гостя, а последней палочкой впитала каплю его крови и поместила её в последнюю пробирку.
– Прекрасно, – воскликнула она, внимательно посмотрев на пробирки, – никаких вирусов и болезнетворных бактерий не обнаружено. И значит ты вполне готов к службе богине. Вытирайся полотенцем и приходи к столу.
И тут же вышла из душа. Через пару минут вышел и друг, став рядом с директрисой. Она снова его оглядела, понюхала и сказала:
– Ну вот, передо мной отличный слуга – идеально чистый, абсолютно здоровый, пахнущий вишней, почти без волос и с большим членом уже готовым к любовным сражениям. В общем, не мужчина – а мечта любой женщины, даже богини. За твоё крепкое тело я даю тебе имя Ахилл. Ты знаешь, чем оно знаменито?
– Да – древнегреческий воин, герой Троянской войны.
– Именно так! И ты заслуживаешь это имя, Я уверена, ты тоже станешь героем сражений… любовных сражений.

– А теперь взгляни на эти картины. – Она показала на развешанные на стенах полотна разных художников. – Они тебе нравятся?
– Да, красиво.
– А что самое красивое на них?
– Женщины, конечно! И лица, и особенно обнаженные тела.
– Всё правильно! Именно идеальную красоту человеческого тела и старались запечатлеть художники на этих картинах, выдавая эту красоту за божественную. Здесь, кстати, изображены только богини и боги. Но обрати внимание, красота у них вовсе не одинаковая, потому что это картины разных эпох. Вот эти картины позднего Средневековья, – она показала на три картины на одной из стен. – Эти – эпохи Возрождения, вот эта картина 19 века, а эти две – уже второй половины 20 века. Скажи, красота какой эпохи тебе нравится больше?
– Хм… пожалуй 20 века. На ранних картинах все женщины какие-то полноватые.
– Правильно! Идеалы красоты постоянно меняются, и конечно нам ближе красота прошлого века, чем средневековая. А теперь внимательно взгляни на эту картину современного московского художника. Она называется “Венера сегодня”. Как тебе такая Венера – идеальна? Или ты видишь в ней какие-то недостатки?
На картине была изображена совершенно обнаженная женщина, на которой было лишь несколько украшений – на шее, запястьях и на лодыжках. В пупок был вделан небольшой алмазик. Она стояла на крыльце красивого двухэтажного дома; по обеим сторонам крыльца располагались цветочные клумбы, а немного в стороне стоял красивый автомобиль, рядом с которым находилась большая пятнистая собака. Взгляд женщины был устремлен вправо от крыльца на зеленую лужайку, на которой играли два маленьких полностью обнаженных ребенка.

– На мой взгляд, она идеальна во всех отношениях, то есть совершенна! – сказал Олег. – Но почему её глаза закрыты темными очками? Хотелось бы в них просмотреть.
– Потому что женщина, которая позировала художнику, не хотела чтобы её узнавали. А теперь скажи, ты хотел бы обладать такой женщиной?
– Конечно! Это не просто женщина, это мечта! Она действительно богиня нашего времени!
– А если бы ты получил её, ты бы сделал для неё всё, что она захочет? Я имею ввиду удовольствия, которые она пожелает.
– Да, я бы сделал для неё всё!
– Именно это я и хотела услышать! А теперь отвернись от картины на минуту, – сказала Венера и подошла к картине вплотную.
Олег отвернулся, а когда прошло немного времени, услышал:
– Можешь повернуться!
Он повернулся и обомлел. Его госпожа стояла абсолютно обнаженная, лишь все украшения по-прежнему оставались на её теле.
– А теперь сравни меня с нею, – она показала на картину, – много ли ты найдешь отличий?
Олег посмотрел на полотно, потом на директрису и всё понял: тело было то же самое от головы до пят; черты лица, кроме спрятанных на картине глаз, – те же самые, и наконец все украшения на теле – точно такие же. Даже из пупка сиял всё тот же небольшой алмаз.
– Ого! – воскликнул он. – Да это же Вы на этой картине! Один к одному! Отличный портрет, который писал явно талантливый художник.
– Который кстати тоже считает меня богиней. Это он окрестил меня Венерой в названии своей картины. А если говорить о тебе, то ты тоже, причем дважды за сегодняшний вечер признал меня богиней и обещал мне служить. Что ж, пришло время выполнять обещание.

– Для начала скажи – для чего человеку тело?
– Хм… никогда не думал об этом. Это… просто такая форма существования материи. Ну и, пожалуй, для того чтобы что-то создавать или менять в нашем мире.
– Согласна! А еще для чего?
– Не знаю!
– А еще оно создано для наслаждений. Посуди сам, сколько удовольствий мы от него получаем! Разве не наслаждаются наши глаза, увидев что-то прекрасное? Разве не наслаждаются наши уши, когда слышат красивые звуки? Разве не приятно нам, когда мы ощущаем приятные запахи и едим вкусную пищу? Освежающий ветерок, теплые лучи солнца, прохладная вода – разве не удовольствие для нашего тела? Но больше всего наслаждений доставляют друг другу сами люди, если конечно хотят и могут это делать. Увы, многие из нас как раз не утруждают себя подобной заботой, и потому их интимное общение обычно сводится к нескольким движениям в постели в горизонтальной позе. Что конечно тоже наслаждение, но уж больно ограниченное. Однако есть и другие люди, которые любят и ценят самые разнообразные удовольствия и потому делают всё, чтобы их получить. Я – одна из них. Я стремлюсь получить все наслаждения, которые мне могут дать другие люди. А для того, чтобы они мне хотели их дать, я и стала богиней. Ты сказал, что готов мне дать всё, что я пожелаю. Что ж, я готова это принять прямо сейчас. И мы начинаем. Наслаждение тела номер один я называю дуновением. Встань прямо передо мной и начинай дуть на мои плечи. Сначала на одно, потом плавно переходи на другое, не переставая дуть.
Олег встал прямо перед богиней и стал выполнять её команды, при этом наслаждаясь красотой и сладким запахом её тела. Сама же она стояла у стены рядом со своим портретом и продолжала командовать.
– Хорошо. А теперь также обдувай мою грудь… Ещё… Теперь живот… Теперь ниже… Отлично!.. Теперь ноги… Ниже… Еще ниже.
И лишь когда Олег дошёл до самых ступней, она перестала командовать. Её глаза были закрыты, скрывая наслаждение, которое она получала.

Олег остановился. Воцарилась полная тишина, но длилась недолго. Может минуту, может немного больше.
– Прекрасно Ахилл, – наконец сказала женщина, – теперь продолжим. Наслаждение тела номер два – касание. Касаться тела можно чем угодно – пальцами рук, пёрышком, кисточкой или чем-то. Но важно чтобы касание было очень легким, еле заметным, почти воздушным. Потому очень осторожно коснись пальцем одной руки моего правого плеча, а пальцем другой руки – левого плеча. Теперь начинай потихоньку двигать их кругами… А теперь плавно и также кругами опускай пальцы до груди, потом на живот и далее до самых ступней… Нежно. Осторожно. Едва касаясь.
Олег стал выполнять и эти команды, а когда закончил, госпожа произнесла:
– Отлично, мой герой! Ты уже доставляешь мне удовольствие, но не расслабляйся, это только начало. Следующее наслаждение – массаж тела, точнее – кожи. Легкий, мягкий, но чтобы она немного согрелась. По массажу ты у нас профи, так что давай, начинай. Опять с плеч до ступней, но на груди задержись подольше.
Мой друг сделал и это, просто перебирая пальцами и оттягивая кожу по всему телу. А когда закончил, то госпожа повернулась к нему спиной и приказала делать массаж всей задней части тела, немного задержавшись на ягодицах.

– Великолепно! – воскликнула она, когда Олег закончил. – Ты – настоящий мастер своего дела!
Она снова повернулась к нему передом и сказала:
– А теперь поцелуи. Опять сверху вниз, начиная с шеи. Обе груди поцелуй по нескольку раз, а соски немного полижи и пососи.
Слуга медленно и тщательно выполнил и эту команду, после чего госпожа приказала ему встать на колени. Сама же раздвинула ноги пошире, немного наклонилась назад и произнесла:
– А теперь лижи здесь! – пальцем она указала на свои половые губы.
Но Олег остановился. К таким ласкам он не был готов. Такое он не делал никогда и никому.
– Давай, раб, действуй! Ты обещал выполнять все мои команды!
Олег понюхал. Между ног пахло цветами. И тогда он решился лизнуть один раз. На языке появился незнакомый, но сладкий вкус. Тогда он лизнул ещё раз, потом ещё и ещё.
– Давай… давай… сильнее! – продолжала командовать госпожа. – А теперь вот этот бугорок, – она показала на клитор. – В былые времена его называли бугорком Венеры, поскольку он доставляет женщинам особо сильное удовольствие.
И когда Олег стал лизать клитор, она слегка застонала и воскликнула:
– Ах как сладко! Еще!.. Еще!.. А теперь целуй губы взасос как можно сильнее и засовывай между ними язык как можно глубже. Давай… давай… Языком двигай! Быстрее. А-а! А-а! А-а-а-а!
Она застонала, сначала еле заметно, потом сильнее, и вскоре её тело содрогнулась, потом ещё раз и ещё… Венера испытала первый оргазм! Она прижала голову Олега к своему паху и довольно долго её не отпускала, тогда как его язык продолжал работать внутри её вагины.
– Хватит! – наконец произнесла Венера. – Надо отдохнуть.

Воцарилась полная тишина, но ненадолго. Вскоре богиня повернулась Олегу спиной и произнесла.
– А теперь целуй эту сторону от плеч до пят. Нежно! И не только губами, но и языком.
И Олег продолжил свою работу так, как приказала госпожа. А когда закончил, то случилось для него совсем неожиданное. Госпожа немного наклонилась вперед, руками развинула свои ягодицы и, показывая одним пальцем на анус сказала:
– А теперь лижи здесь – сверху донизу.
Олег был ошарашен таким предложением и остановился.
– Я сказала, лижи! – громко сказала госпожа.
– Но госпожа, это же, мягко выражаясь, жопа!
– Да жопа! Но не простая, а божественная! А ты поклялся выполнять все приказы богини! Так что выполняй. – После чего госпожа обеими руками сильно прижала голову Олега к своей заднице. – И не бойся, моя жопа всегда чистая, и всегда приятно пахнет. Сегодня, кстати, она пахнет малиной.
Олег понюхал! Расщелина между ягодицами действительно пахла малиной. И он лизнул. Потом ещё раз, и ещё, и ещё…
– Давай, давай, не останавливайся! – командовала госпожа, опять начиная немного постанывать. – Вылизывай всё сверху донизу!.. Ах, как хорошо! Ах, как сладко!
И снова её тело содрогнулось, потом еще раз, потом опять забилось в оргазме. Однако прошло немало времени, прежде чем она остановила своего слугу.

– Встань! Пришло время и для твоих удовольствий. Пора вогнать твоего малыша в мой розовый домик. Давай, но потихоньку – приказала она. При этом нагнулась еще сильнее, а ноги раздвинула еще шире.
Олег быстро встал, медленно вставил свой член в её влажную вагину и стал слегка двигать своими бедрами, с каждым разом погружая своего малыша все глубже и глубже. Продолжалось это недолго, примерно минуту, после чего он кончил так бурно, как не кончал ни разу в своей жизни. Из его груди стали вырывался громкие стоны, которые постепенно переросли в крик. Застонала и богиня, с каждым разом все громче и громче.
Услышав эти звуки, в комнату вбежала большая пятнистая собака, та самая, что была изображена на картине. Она внимательно посмотрела на людей, оскалилась, и медленно приближаясь к ним, зарычала. Заметив это, женщина закричала ей:
– Уходи! Ты нам мешаешь!
Собака остановилась, недоуменно посмотрела на хозяйку и нехотя вышла из комнаты.
Любовники замерли, немного постояли молча, после чего пошли к столу, за которым выпили, закусили и немного поговорили.

– Похоже, я вас утомил своим слишком подробным рассказом, – сказал Алексей родителям Инны, – потому дальше продолжу кратко.
В общем так: когда они немного отдохнули, госпожа сказала, что еще одним наслаждением тела является боль – но не сильная и не слабая, а такая, которая хорошо разогревает не только кожу, но и мышцы тела. После чего достала из шкафа плеть и дала её Олегу, приказав пороть её от плеч до самых пят. Сама же подошла к дивану, оперлась на его спинку руками, слегка нагнулась и приказала: “Начинай!”
И Олег начал. Сначала не сильно, потом всё сильнее и сильнее. Длилось это до тех пор, пока на теле госпожи не стали появляться первые красные рубцы, и пока сама она не застонала и произнесла: “Хватит. Остановись и снова войди в меня”. И Олег, к тому времени уже снова весьма возбужденный, опять вошел в неё и обладал ею до тех пор, пока не достиг ещё одного сильного оргазма.
Потом они снова отдохнули, после чего для моего друга началось нечто неожиданное. Теперь уже госпожа стала делать с ним всё то, что ранее он делал для неё: стала его обдувать тело, ласкать легкими касаниями, поцелуями, лизать его интимные места с обеих сторон, время от времени переходя к обычному сексу. После очередного отдыха она тоже хорошо выпорола своего слугу, а потом снова ему отдалась.

Вот так мой друг провел вечер у нашей директрисы. Домой он вернулся лишь к полуночи.
Показать полностью...
Школьный учитель – 1

/ рассказ /

Глава 1. Ужин за чужим столом

26-летний Алексей Морозов работал в одной из элитных школ Москвы уже три года преподавателем русского языка и литературы. Он любил свою работу, отдавая ей все свои знания, силы и время. Любил он также и своих учеников, стараясь привить им все богатства родного языка и мировой литературы. Во многих из них он видел своих любимых персонажей романов, и потому прилагал немало сил для того, чтобы его ученики стали на них похожими.
Но сегодня вечером он, наконец, мог передохнуть, потому как именно сегодня закончились последние экзамены, а с ними и учебный год. Этим вечером Алексею уже не нужно было готовиться к следующему дню – завтра у учеников наступят школьные каникулы, а у него – отпуск. И всё же сегодня он никуда не пойдет, он просто посмотрит несколько серий своего любимого сериала, на который у него раньше хронически не хватало времени.

И тут зазвонил телефон. Молодой учитель поднёс его к уху и произнес:
– Я слушаю.
– Алексей Анатольевич?
– Да, это я.
– Вас беспокоит отец Инны Стрекаловой. Меня зовут Павел Сергеевич, и я хотел бы с Вами поговорить. У вас есть свободное время?
– Да, говорите, я Вас слушаю.
– Увы, это не телефонный разговор. Вы не могли бы к нам подъехать?
– Хорошо. Ваш адрес?.. – спросил Алексей, а про себя подумал: – Вот же блин, и сегодня не смогу посмотреть сериал. Ни минуты покоя!

Примерно через полчаса Алексей звонил в квартиру, в котором проживала его ученица со своими родителями. Дверь ему открыл мужчина лет сорока.
– Входите, – сказал он, протягивая Алексею руку. – Это я вам звонил.
Алексей пожал руку и вошел в квартиру. Вскоре из комнаты к мужчинам подошла стройная женщина в темном платье, которая выглядела лет на десять моложе мужчины.
– Это моя жена – Елена Николаевна, – представил её Павел.
– Можно без отчества, тем более, что мы уже знакомы, – ответила та, глядя на учителя. – В отличие от мужа я иногда посещаю школу и общаюсь с учителями. Добрый вечер, Алексей. Проходите. Мы как раз собрались ужинать и, надеюсь, Вы не откажетесь.
– Добрый вечер. От домашнего ужина я конечно не откажусь, тем более что сам готовить не люблю, да и признаться у меня не очень получается в плане вкуса. А где же Инна?
– Она с друзьями отмечает окончание школы. В какой-то кафешке… – ответила Елена и тут же пошла на кухню.

– Вино, водка, коньяк? – спросил хозяин квартиры, обращаясь к гостю, когда жена поставила на стол несколько закусок и все уселись в кресла.
– От коньяка не откажусь. Давно уже не приходилось … – ответил Алексей.
– Российский, армянский, грузинский? Французский, увы, недавно закончился.
– На Ваш выбор, пожалуйста.
Мужчина достал из бара стенки бутылку коньяка и разлил его по рюмкам всем присутствующим.
– Думаю, самое время произнести тост. За успешное окончание учебного года! За всех выпускников! За всех учителей, которые учили наших детей, набивая их головы самыми разнообразными знаниями. И за Вас лично, уважаемый Алексей Анатольевич. Вы – хороший учитель! Моя дочь всегда отзывалась о Вас с большим уважением.
– Спасибо, Павел Сергеевич. Я немного добавлю. Надо выпить и за родителей учеников, для которых годы учебы также стали нелегким испытанием. Им приходилось не только обеспечивать своих детей всем необходимым для обучения, но и нередко учиться вместе с ними, сопереживать их успехам и неудачам. А после трудовых будней – это, конечно, непросто. В общем, за вас – родители!
После этих слов вся компания выпила и немного закусила.

– Так о чем вы со мной хотели поговорить? – спросил Алексей, глядя на обоих супругов.
– Об этой самой учебе и хотели, – ответила ему хозяйка квартиры, – а точнее – о последнем экзамене, о Вашем экзамене по литературе. Вы поставили нашей дочери четверку. Вы действительно считаете, что она не знает предмет на отлично?
– К моему великому сожалению, это именно так, – ответил Алексей после небольшого размышления, обращаясь к обоим родителям. – Понимаете, дело не в том, что она чего-то не знает, знания у неё как раз весьма обширные. Но литература… её нужно понимать… её нужно чувствовать. Литература – это душа не только авторов романов, но и душа общества, душа той страны, в которой живут и пишут писатели, поскольку они отражают не только события, но и душу своего времени. На экзамене я спрашивал вашу дочь именно о чувствах и помыслах героев романа, о мотивах их поведения, но она их часто не понимала. Она им не сопереживала, она оставалась совершенно безучастна тому, что было описано в великих произведениях нашей цивилизации. Простите, я не мог поставить вашей дочери высшую оценку, поскольку я стараюсь быть честным к своим ученикам, к их знаниями, к их восприятию литературного материала.

– Алексей, послушайте! – продолжила хозяйка после небольшой паузы. – Инна – наша единственная дочь, и мы знаем, что других у нас уже не будет. Во всяком случае, так говорят врачи. И потому всю нашу любовь к детям мы сконцентрировали в нашей дочери, и мы так сильно её любим, что готовы ради неё на всё. Мы устроили её в элитную школу, а теперь собираемся поступать в самый лучший университет нашей страны.
– А вы знаете, сколько стоит обучение в нём? Мы уже подсчитали – миллионы! Я имею ввиду все расходы, а не только плату за учебу. – Эти слова уже произнес отец Инны, после чего продолжил. – У меня хорошая зарплата, и все же нам это не по карману. Единственный вариант – поступление на бесплатное обучение, но конкурс там просто сумасшедший. И значит, шансы туда пробиться есть не просто у лучших, а у самых лучших. Обычно у тех, кто заканчивает школу с золотой медалью. Наша дочь очень трудолюбива. Она делала всё, что в её силах, чтобы закончить школу с этой самой медалью, и она почти сделала это, но… Ваша четверка… единственная четверка в её аттестате похоронила все её усилия, а значит и резко снизила её шансы на поступление в лучший ВУЗ. Впрочем, как и в другие приличные ВУЗы.
– И потому, Алексей, мы очень просим Вас пересмотреть Вашу оценку знаний нашей дочери, – слово снова взяла женщина. – Вы понимаете, насколько она для нас важна? Ради этого мы готовы пойти на всё, что находится в пределах наших возможностей.

Она встала из-за стола, подошла к стенке, достала оттуда бумажный пакет и положила его на стол прямо перед учителем.
– Здесь ровно сто тысяч. И мы надеемся, что их будет достаточно для изменения Вашего решения. А что касается дочери? Так молода она еще, и видно пока не доросла для великих творений мировых классиков. Они же тоже были не мальчиками, когда создавали свои шедевры. Я уверена, что наша дочь еще не раз их перечитает и со временем, конечно, оценит их в полной мере. Для этого просто нужно время, жизненный опыт и всё такое. Чего не скажешь о медали, которая нужна именно сейчас, и которая может сильно повлиять на её жизнь.
После этих слов в комнате воцарилась звенящая тишина, которая длилась целую минуту, а может и дольше. Наконец, учитель, внимательно посмотревший на пакет, взял и отодвинул его от себя.
– Мне очень жаль, но это называется взяткой, а в масштабе страны – коррупцией. Но именно это явление и приводит к тому, что наша страна, мягко говоря, не находится в числе передовых. Потому что коррупция у нас настолько сильна и настолько разрушительна, что не позволяет нам развиваться, то есть жить лучше. Я её ненавижу и борюсь с ней уже тем, что никогда не беру взяток, хотя несколько раз мне их уже предлагали. Потому извините.
И он отодвинул пакет ещё дальше после чего продолжил.
– Кроме того, в данном случае от меня ничего не зависит. Дело в том, что все документы по экзаменам уже подписаны директором школы, и потому изменить оценки в них уже невозможно. Документы лежат в сейфе, и значит выкрасть их и подделать тоже невозможно. Да и я на это никогда не пойду. Впрочем, есть один вариант, но он тоже в данном случае не подходит. По правилам школьного образования допускается пересдача экзамена в случаях, когда что-то помешало ученику сдать экзамен. Например, болезнь или какой-то стресс, или не были обеспечены достаточные условия для подготовки к экзамену. Но, насколько я знаю, ваша дочь вполне здорова, да и других причин для пересдачи я не вижу.

– Да, но ведь можно поговорить с директором… договориться с ним, – сказал отец Инны.
– Это женщина, – поправила его жена.
– Тем более! С женщинами договориться проще. Алексей, Вы можете с ней поговорить и передать ей этот пакет, если уж Вы от него отказываетесь?
– Поговорить могу, но это будет бесполезно, потому что она тоже взяток не берет и на нарушения школьных правил тоже не пойдет. Об этом я уже неоднократно слышал от других учителей, которые тоже пытались её подкупить.
– О, боже! Не могу поверить! Ладно еще молодой, честный и принципиальный учитель! Но чтобы директор не брал взяток! В нашей стране! Это невозможно! Такого не бывает! Не бывает!
Павел Сергеевич произнес это на повышенном тоне, после чего быстро разлил всем коньяк и залпом выпил из своей рюмки. Его глаза тут же стали искать сигареты, но жена его остановила одним словом – “потом!”.

– Что ж, тогда я вам расскажу, кто такая Любовь Михайловна, директор нашей школы. Ей около сорока лет. Он стройная, симпатичная, всегда стильно одевается и выглядит весьма элегантно. Была замужем, но шесть лет назад муж погиб в автокатастрофе. С тех пор живет одна. Муж был  бизнесменом и хорошо зарабатывал, в итоге он оставил ей отличный дом и приличные деньги, потому она в них не нуждается. Говорят, у неё есть взрослый сын, но где он живет и чем занимается – никто не знает. Вот такой у нас директор!
– Неужели у неё нет слабых мест? Такого не бывает! У каждого человека есть свои слабые места, – снова воскликнул хозяин дома.
– Алексей, подумайте! Может она что-то любит? Может в чем-то нуждается? – спросила его жена.
– Есть у неё одна слабость, – после небольшой паузы задумчиво произнес Алексей, – но я вам не могу о ней рассказать, потому как связан честным словом. Мне же об этом рассказал мой хороший друг и коллега –  учитель физкультуры, с которым мы частенько расслабляемся по выходным и праздникам. Так вот, на одной такой пьянке он мне вдруг заявил, что смог выбить у директора повышение зарплаты, причем сразу на 10 тысяч. Это оклад, со всеми накрутками получается в два раза больше. Я конечно удивился, поскольку знал, что до этого за 6 лет его работы ему ежегодно повышали зарплату только в плановом порядке и каждый раз всего на тысячу. А тут внепланово и сразу на десять. Я конечно стал у него допытываться – как ему это удалось? Вот тогда он мне и рассказал, но потребовал от меня за это молчания до гроба. Я был вынужден ему дать своё слово. Одно лишь вам могу сказать, что директриса потребовала от физрука… как бы это сказать… услугу, которую он ей оказал. Кстати, она тоже взяла с него слово о молчании, но под действием алкоголя подобные слова он обычно забывает.

– Алексей, я уже сказал насколько для нас важна оценка по экзамену. Вы понимаете, что директор – это единственный шанс изменить ситуацию? Если так – то помогите, прошу Вас.
Павел замолчал и внимательно смотрел на Алексея.
– Простите, я не могу. Если даю слово – то его держу.
– А давайте так, – сказала Елена, – мы попробуем угадать, а Вы будете говорить “нет”, если мы будем ошибаться, и просто промолчите, если мы угадаем. В таком случае Вы сдержите своё слово, ведь Вы ничего нам не расскажете.
Алексей молчал, видно размышляя о допустимости такого варианта, а Елена продолжала:
– Я думаю, она пригласила Вашего друга на ночь.
Алексей внимательно посмотрел на Елену, но продолжал молчать.
– Ситуация понятна, – произнес Павел после небольшого размышления. – Кажется, у нас появилась надежда, а вместе с ней и план. Алексей, я попрошу Вас немного на нас поработать.
И тут он пододвинул пакет с деньгами учителю.
– Это не взятка, это плата за Вашу помощь и работу Вашего друга. Ему придется еще раз сходить в гости к директору.

Алексей слегка улыбнулся и ответил:
– Увы, второй раз он туда не пойдет. Точно не пойдет!
– Почему?
– Потому что там произошло такое, что мне даже вспоминать противно. В общем, наша директриса – самая настоящая извращенка.
– То есть и Вы тоже не рискнете попросить за нашу дочь? Женщина она стройная и симпатичная, как Вы сами сказали, а сумма в пакете достаточно приличная. Может все же попытаетесь?
– О нет, я – не извращенец. Но если вам так важен этот вопрос – то предлагаю Вам лично принять участие в его решении.
– Что? Я? Я – женатый человек, и жене никогда не изменяю! – воскликнул Павел.
– Так это не измена, это работа, как Вы сами правильно сказали. А еще точнее – пытка. Вы готовы на неё ради дочери? Тогда вперед! Если нет, значит дочери придется учиться в другом ВУЗе, что на мой взгляд вовсе не смертельно.

– Да что ж там было такое? Какие такие извращения? – раздраженно воскликнула Елена. – Вы, кстати в курсе, что в современной сексологии уже не используется понятие “извращение”? Сегодня говорят о сексуальных девиациях, то есть отклонениях, которые вполне приемлемы, если не приносят вреда здоровью. Более того, сексологические исследования показывают, что к девиациям склонно большинство людей, а значит они вовсе не аномалия, а наоборот, норма к которой нужно относиться с полным спокойствием и пониманием. Я Вам даже больше скажу, мы с мужем тоже часто занимаемся не совсем традиционным сексом и совсем от этого не комплексуем.
– Прекрасно! Тем легче будет Павлу Сергеевичу пройти это испытание. Вы же его отпустите ради дочери?
– Я отпущу, тут без вопросов. Дочь у нас на первом плане! Но решать ему.
И она повернулась у мужу.
– Милый, похоже у нас нет выбора.

Павел не стал ей отвечать, а повернулся к учителю.
– Алексей, Вы нам должны рассказать всё, что знаете о наклонностях Вашего директора. В малейших деталях! Не бойтесь, наши уши выдержат, а мораль не лопнет.
И он налил всем еще по одной рюмке коньяка, а его жена принесла на стол мясные отбивные с картофельным пюре и разложила их по всем тарелкам.
– Да, Алексей, прежде чем решиться на такой шаг, мы должны знать подробности, – сказала она. – Так что начинайте. Мы Вас слушаем.
– Что ж, как хотите, – сказал учитель, когда осушил свою рюмку и немного закусил. То же самое сделали и супруги. – Рассказ моего друга настолько меня поразил, что я его помню практически наизусть. Но сначала вы должны мне дать слово, что никогда и никому об этом не расскажете. Даёте?
– Даём! – дружно ответили супруги.
И Алексей начал рассказывать. О слове, данном своему другу, он внезапно забыл. Алкоголь уже начал своё расслабляющее действие.
Показать полностью...
Единение душ часть 3

За мою не очень долгую жизнь было несколько моментов влюбленности. Они проявлялись и проходили всегда по-разному, оставляя за собой след воспоминаний, иногда светлых, иногда грустных. Все зависело от того, как это происходило и как заканчивалось. Череда несбывшихся иллюзий и измен научили держать душу закрытой. Иногда это получалось. Но здесь было все по-другому. Я никогда не думал, что можно любить сразу двоих. Как одно целое. Это было как откровение. Двое, он и она, пара, как единый законченный образ, состоящий из двух, противоположных сторон, но неразделимо законченный в своем совершенстве. И я, прикоснувшись к ним почти случайно, оказался втянутым и приклеенным намертво к ним, и начинал прорастать внутри их отношений.

Мы втроем лежали у них дома на кровати, раскинувшись в разных позах и отходили от захлестывающих нас ощущений. В комнате царила приятная полутень от задернутых штор, через которые пробивало солнце.

– Максим, тебе хорошо с нами?

– Я не могу это выразить словами, приличными, по крайне мере.

– Ну тогда не сдерживай себя. Наконец то ты увидел нашу блядскую сущность. А то эти внешние приличия вводили тебя в заблуждение. Теперь ты знаешь, как к нам относиться.

– Теперь я знаю, что мне нужно в этой жизни.

– Ну не преувеличивай. Ты еще не знаешь своих возможностей. Может быть мы поможем тебе их раскрыть.

– Мне будет трудно выбросить вас из головы. Это оказалось слишком сильно для меня. А как я вам? Оправдал ваши ожидания?

– Для первого раза было все великолепно. Но я вижу, что мы тебя шокировали. А что ты ожидал?

– Да, не спорю, шок есть. Но мне все понравилось.

– Тогда может мы продолжим? Мы ведь еще не закончили. Мы уже попробовали тебя на вкус. Ты слеплен из дорогих конфет со вкусом мускатного ореха. Теперь пора и тебе проверить нас изнутри. Я же вижу, как у тебя поднимается. Да вы, мальчики, оба рветесь в бой. Давайте, отъебите меня вместе. Мы давно этого хотели с Вадимом.

Мария, говоря это, лежа в полуоборота, поигрывала моим членом. Вдруг она решительно поднялась и забралась на меня верхом. Потершись об мой член своей писей, она вставила его в себя и опустилась на него. На мгновение замерев, она прочувствовала его в себе. Я обхватил ее за бедра и удерживая, насадил глубже. Вадим, лежащий в стороне, тоже поднялся и припал губами к нашим соединившимся вместе органам. Я почувствовал его губы и язык на своих яичках и рядом с ними. Это так возбудило меня, что мой член стал как каменный. Я ебал ее как будто уже не членом, а всем своим существом, проникая в нее и сливаясь с нею. Мария в такт мне крутила бедрами и яростно терлась об меня.  Вадим лизал ее и по-своему наслаждался своим участием в нашем соитии. Видно ему это было нужно и заводило больше всего. Его можно было понять. Такая сладкая пизда. Я бы и сам присоединился к нему, но не мог оторваться от нее. Мария закрыв глаза, неистово терлась и скакала на мне, отдаваясь своим ощущениям. Она произнесла требовательно: – Вадим, иди к нам. – Он поднялся, и я сразу почувствовал, как его член присоединился к моему, уплотняя наше пространство. Мы были вдвоем в лоне этой женщины, и нам обоим хватало места. Теперь мы снова были втроем. Мы вместе ебали ее, а она соединяла нас всех и заполняла все собой.

– Мальчики, как хорошо вы меня ебете. Я вас чувствую обоих. Так плотно. Не останавливайтесь. Растягивайте мою пизду. Как мне нравится быть вашей сукой.

Вадим кончил быстрее меня и отвалился в сторону. Я продержался еще какое-то время, продолжая ебать ее в мокрую и растянутую пизду. Наконец не выдержал и я, и выплеснул в нее всю свою накопившуюся сперму. Мария упала не меня в изнеможении и замерла. Я почувствовал, что был весь мокрый от вытекающей из нее спермы. Но это не показалось мне неприятным, а наоборот даже понравилось это ощущение. Я растягивал ее чтобы она продолжала вытекать. Мария обратилась к нему: – Вадим, помнишь, ты хотел. – Он как бы решившись на что-то, поднялся и припав к ней стал вылизывать ее. Я уже ни чему не удивлялся. Мне все нравилось в них. Мы лежали неподвижно в луже спермы пока он собирал ее остатки с нас. Закончив с этим, он прилег рядом с нами и погладил ее по голове. Она поцеловала благодарно его мокрые губы.

– Максим, ты такой молодец, что ни чему не удивляешься и не задаешь глупых вопросов. Мы такие интимные вещи позволяем себе рядом с тобой. Даже удивительно.

-Мне так нравится все что вы делаете. Наверное, я такой же как вы, только не знал об этом. Все так естественно.

– Маша, Максим кажется понимает нас. Я опасался, что этого не произойдет.

– Максим умный мальчик. Он понял какие мы извращенцы. Нам не пришлось ему объяснять. Мы только показали и все.

– Вы не переживайте за это. Я к Вадиму очень хорошо отношусь. Мне все очень нравится. Я просто еще не успел привыкнуть.

– Почему-то всегда после бурного секса очень хочется есть. Может пообедаем, мальчики? Вы пока поваляйтесь, а я что ни будь организую.

Мария энергично встала и грациозно прошла голая по комнате на кухню. Мы с Вадимом остались вдвоем. Я не знал, что говорить и молча смотрел в потолок.

– Максим, ты знаешь, я так рад что Маше понравилось. Ты кажется то, что мы искали. Я понимаю, что тебе немного непривычно находиться рядом со мной. Мне и самому непривычно. Не так уж часто это происходило. Просто у нас с Машей иногда бывают такие желания. А ты красивый парень, привлекательный. С тобой легко и приятно и все как-то само собой получается.

Вадим тихо и несмело погладил мой живот и взглянул на меня, как мне показалось, вопросительно. Я не чувствовал к нему никакой неприязни в этот момент. Мне показалось что я догадался что он хочет от меня. Я в ответ коснулся его руки и погладил ее. Вадим склонился и положил свою голову мне на живот. Его губы коснулись моей головки. Очень мягко, едва касаясь, они прошли вниз до яичек и вернулись обратно. Я закрыл глаза и тихо лежал, отдаваясь своим ощущениям. Я не отдавал им отчета. Мне было хорошо. И уже совсем не важно, что это был Вадим. Его губы и язык медленно скользили по моему члену отзываясь во мне волной наслаждения. Он взял мой член к себе в рот, и я почувствовал какой он горячий. Мы неподвижно лежали на кровати и переживали каждый свои ощущения. Вошла Мария, неся поднос с кофе печеньем и джемом. Она не была удивлена. Тихонечко присев на кровать, она поставила рядом со мной поднос. С интересом наблюдая за происходящим она опустила свой палец в джем и положила его себе в рот. Затем она вновь окунула палец и медленно провела им по губам Вадима и моему члену до самых яичек, отчего он стал липкий и сладкий. Она склонилась надо мной и поцеловала в губы.

– Тебе это нравится? – шепнула она.

Я промолчал, глядя ей прямо в глаза. Вадим продолжал, не отрываясь от меня заниматься с моим членом и яичками, слизывая с них джем. Он согнул мои ноги в коленях и развел их. Я в ответ, повинуясь своим желаниям, гладил и сжимал его попку, дотянувшись до нее рукой. Мария, нависая надо мной, вложила мне в губы свой сосочек. Он оказался тоже сладким на вкус. Это был клубничный джем. Я присосался к нему и слегка прикусил. Получалось так, что одновременно мы изучали друг друга, осваиваясь со своими желаниями и фантазиями. Удивительно, как быстро сексуальные влечения сближают людей. Еще вчера мы не знали друг друга, а сейчас мы срослись и переплелись ветвями своих взаимных желаний. Я прикоснулся ладонью к члену Вадима. Для меня это был новый опыт. Член его оказался на удивление мягким и приятным на ощупь. Я освоился с ним и легко массировал ему, и мне это нравилось все больше.  Мне казалось, что наши тела, наши интимные органы, сейчас выполняют роль проводников между нашими душами. Они передают импульсы наших желаний от одного к другому и всем сразу. У Марии были маленькие твердые сосочки. К тому же сладкие как две маленькие конфетки. Она давала мне их по очереди, а я с жадностью хватал их ртом и сосал как голодный щенок.

Мария поднялась надо мной и присела сверху. Ее пися оказалась прямо перед моим лицом. Она была гладко выбрита, и раскрывалась во всей своей красе. Как красивая морская раковина, розовая и глянцевая внутри. Она вставила свой пальчик в нее и затем провела им по моим губам. Ждать уже не было сил, и я, обняв ее за бедра, прижал к себе. Мои губы утонули в ней соприкоснувшись с влажными и мягкими складочками ее. Мария взяла меня ладонями за голову и тоже прижала к себе. И появился еще один контакт наших душ. Одновременно я чувствовал, как Вадим соприкасается с моим членом. Тихими ласкающими прикосновениями его губ и языка он проходил по моей головке и всему члену, переходил на яички и возвращался обратно. Погружал мой член в свой рот, касаясь языком. Это продолжалось долго и было непередаваемо прекрасно. Мне никогда еще не приходилось чувствовать что-то подобное. Как будто бабочки порхали у меня внутри и поднимали волну восторга и наслаждения. Казалось этому на будет конца. Волны нежности и страсти, захлестывая друг друга, накатывали одна за другой. Никто не хотел прекращать. Мария, прижавшись к моей голове, терлась своей влажной и раскрытой пиздой об мои губы и проникающий в нее язык. Я проникал в нее своим ртом с силой прижимая к себе и жадно поглащал ее раскрытую навстречу мне пизду. Теперь я знал – это был уже не секс, а форма нашего душевного состояния. Некая нирвана, в которую мы поместили свои души.
Показать полностью...
Зимняя мама проказница

ВСЕ ГЕРОИ РАССКАЗА СТАРШЕ 18 ЛЕТ!

***

Зима выдалась в тот год сначала “гнилая”, а потом очень морозная и суровая. Я обычно не подвержен простуде, но тут как то не по погоде легко оделся и по дороге из школы сильно промерз. Просто не рассчитывал так долго быть в школе, но сначала не запланированная политинформация, потом еще школьный час и на закуску подготовка к торжественному вечеру и все в канун каникул задержали нас до самого вечера. И если днем еще было относительно не так холодно, то к пяти часам не только стемнело, но и изрядно подморозило. А идти до дома было три километра. Началась пурга и я просто околел. Когда дома посмотрел на градусник за окном он показывал -27. У меня в самом прямом смысле зуб на зуб не попадал. До прихода с работы мамы и я так и не согрелся несмотря на все усилия моей младшей сестренки. Я тогда ходил в девятый класс, а она – в пятый. Надо отдать ей должное. Наташка старалась изо всех сил. И чаем с малиной поила, и в одеяла укутала, и даже порывалась горчичники налепить, но тут я уже не стал так рисковать. Решил дождаться маму с работы. Ну и искренне надеялся что все обойдется.

Мама пришла немного уставшая, но увидев меня сразу засуетилась. Правда чай с малиной в меня уже не лез, но какой то отвар она все-таки в меня залила. Противный на вкус и горький я его еле выпил за несколько заходов, но сразу стало как то легче и я уснул, хотя меня все еще продолжало знобить.

Ночью я как следует пропотел и на утро вроде как все прошло и я пошел в школу, но уже потеплее одевшись с мыслью о том, что завтра уже каникулы. К концу учебного дня меня стало немного лихорадить. Классная заметила это и отправила в медпункт. Там померили температуру (оказалось 38.6) и немедленно отправили домой. Настроение упало на нет. Торжественный вечер состоится без меня. Обидно. Тем более что я на самом деле очень готовился. Но состояние в котором я уже пребывал говорило о необходимости как можно скорее забраться в теплую постель. Начинало опять знобить и все кости ломало. Вдвойне обидно что это как раз на каникулы!

Когда я пришел мама уже была дома. С первого взгляда она все поняла и без лишних разговоров сунула термометр мне под мышку. Пока я смотрел телик она вышла во двор. Батя был в очередной командировке. Мы его вообще крайне редко видели. И из квартиры в центре в частный сектор перебрались, потому что недалеко жили его родители и если что, то всегда с охотой помогали и всегда навещали нас. А квартиру сдавали какому то военному с семьей, что было хорошим подспорьем в финансовом плане.

– Ну все… Баня скоро будет готова и без лишних разговоров пойдешь греться. Парить я тебя не буду, нельзя, а вот прогреться как следует перед растиранием тебе нужно. Ты ведь не хочешь все каникулы в постели проваляться. – сказала мама войдя в комнату и взяв градусник у меня.

– Нет конечно. Пацаны в хоккей буду гонять и на лыжах, а я что лысый что ли.- согласно ответил я.

– Ну вот и хорошо. Готовься. А ты, Натуся, будь наготове. Мало ли что мне понадобится – принесешь. Договорились?

– Ага. Как скажешь, мамуля. Я ведь пионерка и всегда готова.- задорно ответила та.

– Не ёрничай. Просто будь поблизости.

– Хорошо.

– А это еще зачем? – с недопониманием спросил я.

– В смысле? – не поняла мама.

– Ну она рядом, то есть поблизости.

– Потому как все травы я не потащу в баню. А вот сложила здесь по пучкам. Вдруг какая еще понадобится, вот она и принесет. Не мне же голой бегать по холоду и двору.-пояснила мама.

Ну раньше конечно она меня купала… Но это лет до девяти где то. А потом я уже сам всегда справлялся. Только вот париться не очень любил. Погреться в парной – одно, а вот веником махать – совсем другое дело. А вот Наташку и маму хлебом не корми дай вениками попариться. Они когда после меня шли, то из бани такие охи и вздохи доносились. Это надо было слышать. Это они так от души парились. Но вот уже много лет я в бане мылся один. Мама заходила только спинку потереть, да веником меня от души “отходить”. Но я всякий раз старался быть к ней спиной чтобы не показывать моего “птенчика”, как окрестила она мой писюн. И всякий раз она была в халате. А тут вдруг голая. Меня это как то смутило, но надо признаться очень заинтересовало. Мне даже было где то обидно, что она меня пусть и со спины, но видела голого, а ее – нет. Разве что в далеком детстве, когда еще толком ничего не понимал. Много раз я порывался подсмотреть за ними в бане, но каждый раз что то сдерживало. Да и боялся что меня “застукают”, потому кроме как через окошко и подсмотреть больше неоткуда было, но при этом пол-башки вылезало и раньше чем я мог что-нибудь толком рассмотреть меня могли “застукать”. Так что оброненная мамой фраза меня крайне заинтересовала. Единственное что не хотелось, так это чтобы меня голого видела Наташка.

– А..а..а.. -протянул я – Тогда все ясно. – а про себя подумал, что она ведь дальше предбанника не пойдет, а я то в самой бане, в моечной буду. И на душе отлегло.

– Стало быть собирайся и шуруй в баню. Раздевайся, хорошенько обмойся теплой без мыла водой и лезь на полку грейся. Я скоро приду. И не забудь запарить свежий дубовый веник.

– Парить будешь? – с досадой спросил я.

– Не парить, а растирать. Сам все увидишь. Иди уже. Дай мне спокойно подготовиться. – с этими словами мама стала перебирать пучки разных трав. Дедушка Ваня (отец папы)был знаменитым травником и к нему ехали со всей области если не дальше. Вот и мы лечились в случае чего в основном травами.

– Ладно. Я пошел.- с этими словами я взял чистое белье и полотенце со стула и пошел в баню. Там разделся, хорошенько обмылся и пошел в парилку на верхнюю полку греться.

Мысль о том что мама будет голой меня парить и растирать не давала мне покоя, впрочем как и моему”дружку”. Он даже чуть возбудился. Но все-таки я склонялся к тому, что мама просто так сказала, к слову. Сама же будет как всегда в каком-нибудь халате. С одной стороны это огорчало, а с другой – ставило все на свои места и от этого мой “дружок” улегся как обычно.

В парной было не жарко как обычно и очень комфортно. Думая об этом и еще о чем-то другом я и не заметил как задремал. Разбудил меня голос мамы. Она склонилась почти к самому моему уху и тихо сказала чтобы я просыпался. Я даже не сразу понял где я и почти подскочил с полки свесив ноги и показав своего”дружка” пока не сообразил что да как, и в попыхах сконфузившись быстро снова улегся на живот.

– Ты чего это? Испугался что ли?

– И ничего не испугался… Просто растерялся немного. – как мог пояснил я.

– Ладно. Пока настаивается веник я разотру тебя немного.- сказала она улыбнувшись и ласково погладила меня по голове. Мама была как всегда в халате. Но этого халата я еще никогда не видел. Он был коротенький и очень воздушный что ли. Он даже чуть просвечивался, и на сколько я мог судить под ним ничего не было. Может и раньше на маме ничего не было, но те халаты были длиннее и плотнее. Тут же я четко видел чуть просвечивающиеся соски её красивой груди и темный треугольник внизу живота. От увиденного я немного возбудился и почувствовал некоторую неловкость. Мамины же руки буквально порхали по моему телу массажируя и поглаживая его от головы до самых пят. Это было так приятно что я опять задремал. И опять меня разбудил ее ласковый и нежный голос который попросил меня перевернуться. И снова я оторванный от реальности спокойно подчинился и лег на спину, а когда понял, то было уже поздно. Мамины руки усиленно массировали мою грудь, руки,живот и ноги. Иногда я чувствовал их прикосновение к своему “дружку” и “кокам”,когда она растирала мои бедра с внутренней стороны и это подливало масла в огонь. Мой дружок явно разгулялся и я ничего не мог поделать. Я лежал с плотно закрытыми глазами, как будто если я не вижу ,то и она тоже. Но в какой то момент мне так захотелось посмотреть на происходящее, на реакцию мамы из-за реакции моего дружка. Потихонечку я приоткрыл левый глаз и увидел как она смотрит на меня своими красивыми, карими, улыбающимися глазами и при этом улыбается сама.

– Ну что конспиратор? Не подглядывай. Будь мужчиной и смело открой глаза.- весело заговорила она.

– Я и не подглядываю. Просто один глаз залип. – оправдывался как мог я.

– А вон оно что. Ну тогда все понятно.- чуть серьезнее ответила она.

– Ну да. Просто я немного стесняюсь. – сознался я.

– Ну это вполне понятно. Но теперь то уже чего стесняться. Твой “птенчик” вон как нахохлился. Прямо во всей своей красе. И в этом ничего такого нет. Это вполне нормальная реакция. Плохо было бы если бы наоборот.

– Это как? – не понял я.

– Это если бы на мои прикосновения он вообще никак не реагировал. И тем более в твоем возрасте.

– Так это нормально? – искренне удивился я.

– Это – нормально. И нечего тут стесняться. Ведь я твоя мама и лучше всех тебя знаю. И меня тебе вообще нечего стесняться. – объясняла она продолжая меня массажировать то и дело дотрагиваясь до него. Она уже изрядно вспотела и капельки пота струились по вискам, шее и между грудей. Халатик местами прилип к ее красивому телу и полностью просветился. Особенно на груди в области сосков. Они не только торчали торчком, но и явно просвечивались теперь сквозь ткань. Я искоса любовался этим и решил откровенно спросить о волнующем меня, раз уж пошла такая пьянка.

– А ты меня стесняешься?

– Почему ты так решил? – спросила она пристально посмотрев мне в глаза.

– Ну а почему ты тогда в халате и лишь как бы исподтишка прикасаешься к птенчику? – спросил я так же пристально глядя ей в глаза и поражаясь какой то дурной и не известно откуда взявшейся у меня смелости. Мама явно не ожидала такого поворота.

– Ну потому что этот халат из тонкой впитывающей ткани и таким образом мне не так жарко. И прикасаюсь я к нему как ты говоришь исподтишка только случайно, а не специально, когда массирую нужные места.- твердым и уверенным голосом ответила она.

– А если специально? – не унимался я.

– Тогда это совсем другой массаж и он в таком случае должен быть доведен до конца.- весело, сквозь смех ответила мама.

– А что если не до конца?

– В твоем возрасте это крайне вредно, впрочем как и в любом другом.

– А что это за массаж.- не унимался я, хотя прекрасно знал что да как, и иногда даже сам баловался, но еще ни разу не доводил дело до конца. Я просто не понимал какой онэтот конец. В те времена мы все мало что знали обо всем этом.

– Я тебе потом все расскажу. А теперь давай займемся твоей простудой.- ушла от ответа мама.

– Хорошо.

– Тогда слезай и иди в мойку и ложись на лавку.

Я нехотя слез с полки и со своим покачивающемся из стороны в сторону стоячком молча пошел в моечную. Так же молча лег животом на лавку и ощутил некоторые неудобства от упиравшегося в него упругого моего дружка. Мама видела все это и улыбалась своей лучезарной и обезоруживающей улыбкой. Наконец я улегся поудобнее, мама достала из тазика с настоем трав дубовый веник и стала поглаживать и слегка постукивать меня им. Баня наполнилась ароматом трав. Несколько пучков мама извлекла из тазика положила перед моим лицом чтобы я дышал ими. Слегка закружилась голова и стало так легко. Она же то и дело обмакивая веник в тазике продолжала усиленно растирать меня. Потом она попросила меня перевернуться на спину и продолжила спереди. Теперь я уже не испытывал такого возбуждения, хотя веник она теперь смело не только касалась “птенчика”, но и прижимала его к нему. А когда массировала внутреннюю сторону бедер, то смело касалась яичек, что доставляло несомненное удовольствие. Нужно сказать что я даже не представлял до чего классный этот массаж веником.

В какой то момент я сквозь полудрем услышал как мама позвала сестру. Та как по заказу тут же появилась на пороге и принесла что то в миске. Я даже не успел прикрыться. Сестра же с нескрываемым интересом и жадностью рассматривала меня. Ну конечно не всего меня, а определенное место. Мне же было теперь уже как то не то чтобы совсем все равно, но почти что.

– Ну чего встала как вкопанная?-вывела ее из оцепенения мама.

– А что?- спросила та.

– Иди сюда ближе и маленькой струйкой лей ему на грудь, потом на ноги. В общем следуй за моими руками. Только очень маленькой. Нужно чтобы еще на спину хватило. Простынь принесла?

– Неа. Забыла на столике. Сейчас сбегаю.

– Не нужно. Потом сбегаешь. А пока что лей.

Наташка еле совмещала поливание тонкой струйкой и рассматривание меня. От усердия у нее приоткрылся рот и даже кончик языка высунулся наружу. Я видел это и меня понемногу разбирал смех. Даже про свое стеснение перед ней я напрочь забыл. Это было на самом деле веселое зрелище. Мой же дружок по своему отреагировал на ее появление и как то сразу набух и вырос. Это еще больше обескуражило сеструху. Мама тоже обратила на него внимание, но ей было не до того. Баня наполнилась запахом спирта и еще чего то, а тело стало слегка пощипывать. Когда она натерла меня с ног до головы я перевернулся на живот и она продолжила. Пот ручьем струился по ее лицу и телу.

Поскольку я теперь лежал ниже ее, то еще лежа на спине рассмотрел красивые стройные ноги, упругую грудь плотно прижимавшуюся сосками к халату и сквозь прорезь в халате на груди ее животик и пучок темных волосков на лобке. Но делал я это украдкой. Из под полузакрытых глаз. Теперь же, лежа на животе я спокойно рассматривал ее прелестные ножки и все те части тела, к которым прилип намокший от пота халат просвечивая их насквозь. Я даже не подозревал что у нее такая красивая попа и бедра. Мой дружок был в приподнятом настроении. А желание увидеть больше усиливало его.К сожалению для большего мне нужно было лечь на пол, любо маме залезть на лавку. Она у меня не очень высокая. Но близость ее явно будоражила все мое существо.

– Ну вот скоро слава богу и все. – сказала она с трудом переводя дыхание и смахивая с глаз пот.

– Уже? – как то даже разочарованно спросила Наташка.

– Уже. Выливай последнее на спину и дуй за простынью. Да не забудь свое белье прихватить.

– Хорошо. Уже бегу.- с этими словами она вылила остатки мне на спину и пулей выбежала из бани. Не успели мы оглянуться как она снова вошла.

– Ты как метеор. Я даже не успела закончить.- изумилась ее скорости мама.

– Так не Москву же ехать. – отшутилась сестренка.

– Давай, сынуля, поднимайся – почти что приказала мама. Я покорно поднялся. Мой дружок торчком приветствовал всех присутствующих. Раньше с ним такого не было.Наташка явно была в восторге. Мама просто хитро как то улыбалась.

– Давай простынь.- сказала она Наташке, взяла ее и стала меня закутывать как маленького. Мой дружок четко вырисовывался через нее. Завернув меня как следует мама сказал идти мне в парную и погреться еще. Я как конь со спутанными ногами мелкими шажками, заботливо поддерживаемый под руку сестрой последовал ее указанию. Усевшись на среднюю полку я уставился на смотревшую в упор на моего птенчика сеструху.

– Ну и долго ты будешь тут так стоять? – спросил я.

– А что? – непонятливо отозвалась она.

– Закрой дверь и иди сюда.- позвала ее мама. Наташка с каким то даже сожалением тяжело вздохнула, вышла и закрыла дверь. Я не слышал о чем они там говорили, но явно что то обсуждали и довольно долго. Минут через десять они обе вошли в парную. Они были голые. Я думал что мне это снится. Я даже себя немного ущипнул. Но это был не сон. Я видел свою мамку и сестру голыми! Это было нечто. И сейчас я наверное был похож один в один на Наташку когда она увидела меня.

– И ничего в этом такого нет. Это все естественно. Тем более, что мы то тебя видели, так что и тебе не мешало бы на нас посмотреть, а то как то не честно получается. А так мы теперь все повязаны, все в одной лодке, и это наш общий секрет. Правда, мама. Я правильно все поняла и рассказала? – просто залпом выпалила Наташка.Мама от души захохотала.

– Правильно, дочка, правильно… Тут и добавить нечего.- не прекращая смеяться ответила она.

Я же был ошарашен всем происходящим и в частности своим агрессивно выпирающим дружком. Я даже не думал что он может быть таким большим и твердым. Даже них живота стал ныть.

– Ложись на полку я тебя попарю.- сказала она Наташке.

Теперь я уже рассматривал ее. Поскольку я сидел в уголке и на средней полке, то когда она укладывалась на верхнюю полку рассмотрел не только первые редкие волоски на лобке, а и щелочку и обе дырочки. Это было что то с чем то. Ведь укладывалась она по привычке и получилось так, что ногами в мою сторону. Грудь у нее была еще маленькая, но уже с очень красивыми, оттопыренными сосками. Мама же просто восхищала меня своими роскошными линиями тела, аккуратно подбритой и подстриженной писькой. Тогда еще в ноль не брили. Я просто был в трансе. Мне даже захотелось спуститься еще на ступеньку ниже чтобы еще лучше рассмотреть, но что то подсказало этого не делать. Мама легонько поглаживала и похлопывала сестренку просто разогревая ее. Когда та немного раскраснелась со всех сторон и боков – отправила отдыхать. Та нехотя пошла в предбанник.

– Ну как ты? Как самочувствие?- спросила мама меня присев рядом и переводя дух.

– Хорошо. Даже очень хорошо. – ответил я глядя прямо ей в глаза.

– Ну вот и хорошо. – одобрительно сказала мама. И немного подумав добавила: – Ты ведь не будешь рассказывать о том, что сегодня видел. Для многих семей это неправильно, но раньше совместная баня была в порядке вещей. Ведь я тоже в этой же бане с родителями и братьями с сестрами мылась и парилась. Так что для меня это привычное мероприятие, если так можно сказать.

– Конечно никому. Дурак я что ли. И потом ведь если я правильно понял мы теперь всегда можем вместе в баню ходить?

– Ну конечно. Я рада что ты все понял. И может быть даже больше.

– Это что еще? – с интересом спросил я не зная к чему она клонит.

– Ты ведь не будешь против если допустим я, а может и Натуся, будем голышом иногда, допусти после бани, ходить по дому.- слегка запинаясь и делая паузы спросила она.

– Конечно нет. Хоть каждый день с утра до вечера, – еле сдерживая неописуемую радость и восторг ответил.

– Ну вот и договорились.- улыбнулась мама, наклонилась ко мне и поцеловала в щеку, при этом коснувшись меня своей грудью. Жаль только что через простынь.

– Да, кстати. Ты тоже можешь голышом бегать. Теперь то чего уж там.- весело сказала она и подмигнула.

– Честно можно? – обрадовался я.

– Ну конечно. И что касается твоего “птенчика”, то я с ним еще не закончила и когда отправлю Натусю доведу начатое до конца. Но об этом вообще никому. Договорились? – очень серьезно спросила мама глядя прямо в глаза.

– Конечно, мама. – с готовностью согласился я, хотя смутно представлял о чем идет речь. Но что то подсказывало, что сегодня произойдет что то важное в моей жизни.

– Только вообще никому, ни слова.-подчеркнула она.-Мы потом еще поговорим об этом. А пока молчи и не подавай вида кажется Натуся идет.
Через мгновение открылась дверь и вошла сеструха.

– О чем шепчетесь?-с явным интересом спросила она.

– Да о том, о чем ты давно мечтала и как то даже говорила мне об этом . Помнишь?

– Правда? И что?

– Ну с сегодняшнего дня ты можешь голышом бегать по дому.- с улыбкой ответила мама.

– И Сашка не против?

– Ни сколечки. – гордо ответил я.

Наташка прямо бросилась мне на шею прижавшись всем телом, на сколько это было возможно, и поцеловала в губы, от чего даже дыхание перехватило. Потом точно так же поцеловала маму. В этот момент у меня сразу как то переменилось отношение к ней, к маме и вообще ко всем особям женского рода. Я как то по другому взглянул на них.

Потом они парились и мылись, а в завершении от души терли меня мочалками и мыли. Потом Натуся убежала в дом, а я задержался. Мамам сказала ей, что меня еще нужно разок натереть. Та только пожала плечами и веселая убежала в дом накрывать стол.

– Иди сюда и сядь рядом. – попросила мама, когда убедилась что дверь в баню закрыта на засов.- Это для того, чтобы нам не помешали.- пояснила она. Я подошел к той самой лавке и сел. Я был голый как и она. Мой дружок почти совсем успокоился, но тут, что то подсознательное снова разбудило его.

– Скажи честно, только честно, ты с ним игрался.- спросила мама пристально глядя мне в глаза.

– Было несколько раз.- слегка замявшись ответил я.

– И ты кончил? – все так же спросила она, но при этом положила на него свою руку.

– Не знаю.

– Это как?

– Ну не знаю. Просто он никогда такой твердый как сегодня не был. – как мог ответил я.

– Ну а что ты сейчас чувствуешь? – спросила она ощущая как дружок прямо-таки растет под ее ладонью.

– Какой то жар в животе и немного как бы тянет и побаливает. – честно ответил я.

– Вот это то и вредно. Это все от перевозбуждения. Для того чтобы снять это неприятное ощущение ты должен разрядиться.

– Это как?

– Кончить.

– И что я должен делать?

– Ничего. Просто ляжь на спину и расслабься. Я сама все сделаю. Но теперь ты должен дать слово, поклясться, что не только никому вообще не расскажешь, но и сам этого делать не будешь. Просто я боюсь что ты можешь всем нам навредить.

– Это как? – не понял я.

– Мне и себе – если разболтаешь. И себе, если неумело займешься этим.Можешь просто серьезно травмировать своего “птенчика”. Ну что ты мне скажешь?

Что я мог сказать? Конечно же я искренне пообещал и поклялся самыми страшными клятвами. Как тут было мне не поверить, когда я сам себе верил. Да и вообще то я всегда не из болтливых был.

– Ну вот и договорились. Она погладила меня по голове, поцеловала в щеки, и даже в губы при этом уже не поглаживая, а нежно сжимая моего дружка в своей руке. Сердце буквально рвалось из груди, тело дрожало все изнутри. Я лежал на лавке нервно сжимая рукой доску, как будто держался за нее боясь упасть. Мама склонилась над дружком и стала ритмичной водить рукой вверх-вниз. Мне показалось что он сейчас просто взорвется. Она лишь раз облизала чуть приоткрытую головку пусть на нее свою слюну. Хотя смазки хватало, но после этого головка с легкостью оголилась. Раньше мне этого не удавалось. Ритм и сжатие-разжатие ее ладони понемногу стали увеличиваться. Я чувствовал как во мне что то растет. Мама снова теперь уже погрузила дружка в рот и снова смазала своей слюной. Будто током пробило меня с головы до самой маковки. Все произошло так внезапно и быстро. А если еще учесть что другой рукой она поглаживала и массировала мои яички… Никогда я не забуду этого. Никогда. Яркая вспышка от чрезмерного напряжения и выброс спермы , словно извержение вулкана с одновременным выплеском лавы. Мама едва успела убрать голову, а иначе все было в волосах. Сперма плюхнулась мне на живот горячей лепешкой и продолжала выплескиваться, оставаясь на маминых пальцах и руках заливая мой живот. Вот теперь то я знал что такое кончить. На какое то мгновение у меня закружилась голова и какая то эйфория накрыла меня. Мама не спеша все выдавливала из меня семя. Запах спермы перебил все остальные запахи. Я лежал закрыв глаза и переводя дыхание. Наверное мама думала что я в отключке и тихонько позвала, но ком в горле не дал мне сразу ответить, и я сквозь полузакрытые глаза, все это время я наблюдал за ней, увидел как она поднесла свою руку к губам, понюхала мою сперму и украдкой слизала с большого пальца. Ей это явно нравилось. Глаза были полузакрыты, а грудь ритмично высоко вздымалась. Я видел как она облизала губы.

– Тебе хорошо? – снова спросила она.

– Да, мама. Я и не знал что так бывает хорошо.

– Ну вот и хорошо. Я искренне рада. Лежи я сейчас тебя обмою. – сказала она вставая с колен и снова украдкой слизнув мою сперму со своей руки.

– Мам. А ты проказница.- не знаю почему вдруг ляпнул я.

– И еще какая.- вдруг как то весело подхватила она и засмеялась.-И помою тебя как проказница.

– Это как? – насторожился я.

– Увидишь.

С этими словами она развела воду в тазике, подошла ко мне и плеснула его на меня. Я хотел было вскочить, но она жестом показала что не надо, налила немного шампуни мне на живот, рукой размылила его по груди и моему дружку, снова развела воду и снова плеснула, словно мыла не меня, а машину. Это было весело.

– Ну. Еще какие пожелания?-спросила она с хитрецой и искринкой в глазах.

– А что, можно еще что-то?

– Конечно. Почему бы и нет? Я сегодня чувствую себя феей. Хоть и голой, но волшебницей.

– А ты не обидишься если я тебя кое что попрошу?

– Думаю что нет. Но не все в моих силах.- с улыбкой ответила она.

– А ты можешь мне показать свою…. ну как это сказать…- мялся я не решаясь произнести это слово.

– Ты хочешь посмотреть мне между ног. Хочешь получше рассмотреть мою письку? – как будто ожидая этого от меня спросила она.

– Угу. Очень хочется.- честно ответил я и нервно проглотил подкативший комок в горле.

– Почему бы и нет. Я не против. Тем более ты все равно рано или поздно досконально изучишь ее у меня или у кого другого. – с улыбкой ответила она, легла на ту же лавку,но облокотилась на локти и широко развела согнутые в коленях ноги поставив на лавку. Я замер от происходящего. Столько всего в один день. Но отказаться от предложенного ну ни как не мог. Я точно так же стал рядом на коленки и буквально впился в нее взглядом. Не знаю сколько я созерцал эту щелочку и что то торчащее из нее, пока мама сама не раскрыла пальцами ее и я увидел что то необъяснимое. А аромат исходивший от нее просто щекотал ноздри и будоражил кровь. Мой дружок снова вскочил и был готов к бою. Мама это заметила и повернувшись на левый бок протянула к нему руку и погладила. Он отреагировал незамедлительно.

– Ну чего ты? Я же знаю что ты хочешь ее потрогать и погладить. Ну так трогай и гладь. Можешь даже пальчик внутрь ввести. Только медленно. Аккуратно. Чтобы доставить удовольствие, а не навредить.

У меня от этого предложения как у той вороны в зобу дыханье сперло. Даже не знаю как я отважился, но уже в следующее мгновение мои пальцы поглаживали мягкие курчавенькие волоски то и дело прикасаясь к горячим и приоткрытым губам. Мама чуть задвигала телом навстречу им и они поникли сквозь них. Не глубоко. Но жар влагалища как будто обжег их. Я сначала отдернул руку, но потом решил идти до конца и аккуратно стал проникать все глубже и глубже. Влажное, скользкое и горячее влагалище манило меня. Я достал пальцы и понюхал их, а потом и облизал. Мама постанывала лаская одной рукой моего дружка, а другой – свою грудь.

– А ты шалунишка. Мамку на вкус решил попробовать? – прерывисто сказала она и улыбнулась.

– Но ты же меня пробовала. Я видел. – оправдывался я.

– Это еще не тот вкус, сынок.

– А когда будет тот?

– Когда я кончу. Как ты. Ты хочешь этого?

– Ну да. А ты хочешь?

– Еще как хочу. Если бы ты знал как я устала от самой себя и хочу чтобы кто то…

– Не понял?

– Тебе и не нужно. Потом все сам поймешь.

– Когда?

– Придет твое время.

– А можно я поцелую твою письку – вдруг спросил я.

– Нужно, милый мой. Нужно, родной мой. – и с этими словами она снова легла на спину и шире прежнего развела ноги в стороны, а руками раскрыла щель.

Когда я приблизил лицо запах буквально поглотил меня. Кончиком языка я лишь слегка лизнул клитор(это теперь я знаю) и по всему маминому телу как будто смерч прошелся. Она подалась мне навстречу и я теперь уже всем языком лизнул ей там. Горячая и вкусная она буквально наполнила меня. С жадностью, но крайне осторожно я стал вылизывать и высасывать ее всю. Я даже пальцами не проникал как она вдруг как то странно всхлипнула, вздрогнула, заколотилась всем телом, схватила меня, но не больно, за волосы и уткнула всем лицом в свою письку. В следующее мгновение я почувствовал горячую волну наполнившую мой рот и заливающую лицо . Не зная что делать я стал пить этот сок. Никогда не забуду этого вкуса и блаженства. Даже сок моей сестры, многих других женщин и жены выпитый и познанный гораздо позже не сравниться с тем, материнским. Я все пил и пил, а она все не иссякала. Но вот она замерла. Я не спеша вылизывал ее промежность, а она потихоньку приходила в себя. Потом она молча потянула меня к себе и поцеловала в губы, расцеловывая все лицо.

– Спасибо, милый. Спасибо, родной. Я ведь думала что никогда не познаю этого…- искренне говорила она и на ее глазах были слезы.- Если когда-нибудь ты мне еще хоть раз сделаешь такое – я буду самая счастливая на земле, но где то и несчастная тоже.

– Ты о чем, мама. Я не понимаю.

– Придет время все поймешь. А теперь я еще раз помогу тебе.

С этими словами она без лишних разговоров принялась за моего дружка. Она уже без всяких обиняков взяла его в свой очаровательный ротик и я познал еще один кайф. Я кончил быстро и все ей в ротик. Она с каким то наслаждением проглотила все до последней капли и демонстративно облизала свои пальчики.

Пишется все это долго. А вот происходило все это так быстро, что голова шла кругом. Даже Наташка не заждалась. Наверное еще больше меня этого хотела мама.

И на самом деле с этого дня все в нашей жизни пошло по новому. Но это уже совсем другая история. Ведь у меня не только мама, но и сестрица тоже проказница.
Показать полностью...
Истории Весёлого парниши 10 (2)

Предыдущий рассказ: Истории Весёлого парниши 10 (1)

2

Фотосессия у фотохудожницы Даны перевернувшей наше мировозрение.

Немного покружив по городу, остановились возле одиноко стоящей высотки. Лифт, почему-то, не работал и нам, пешком, подыматься на шестнадцатый этаж.

Дверь открыла невысокая, крепко сбитая девушка, постарше Юли. На ней был балахон из грубого материала, похожего на мешковину. Такие часто изображают на средневековых картинах.

– Юлечка. Привет. Пришла. Спасибо, красавица моя.

Она осмотрела нас с Ксюшей и сказала:

– Замена пропавшему? – остановив на мне взгляд, спросила крепышка Юлю. Та согласно кивнула.

– Меня Дана зовут – улыбнулась и протянула мне руку хозяйка квартиры.

– Денис – ответил я.

– Хорошо – снова улыбнулась Дана – надеюсь Юля всё объяснила. Повторять не надо?

– Нет не надо – уверенно произнёс я – только вот попрошу уточнения. Точно не будет лицо видно? По каким либо другим приметам можно личность выявить?

– Юля сказала правду. Снимки фрагментарные. Я тем более при вас буду редактировать их. Так, что есть возможность даже проконтролировать весь процесс. Кстати. Задание я получила сегодня, в восемь часов. Таково условие экспресс-тура. А через десять минут позвонил парень и сказал , что срочно отъезжает. Я быстрей Юлю набирать. Выручай мол. Вот выручила.

– Рад помочь. Я понял за снимки.

А взгляд Даны остановился на Проказнице. Дана провела пальцами по её щеке и шее, потрогала плечи, талию:

– А это, что за цветочек? – спросила она Юлю.

– Подруга Дениса. Очень хочет посмотреть фотосессию – ответила Юля.

– Не только посмотреть, а ещё и поучаствовать. Какая фотогеничная стать. Просто божественно. И мальчик просто прелесть. Где ты их нашла?

Юля покрылась еле заметным румянчиком. Ей польстил столь лестный отзыв мастера фотографии.

Проказница посмотрела на меня, счастливым взглядом и не впопад выпалила Дане:

– Спасибо Вам. Я… Я постараюсь … Я рада. Я сумею …

– Тише. Тише миленькая. Не волнуйся и успокойся. Не исключено, что в процессе съёмки тебе захочется всё бросить и уйти. Это трудная и тяжёлая работа – сказала серьёзно Дана.

Ксюша опустила руки, которые сжимала на груди и подойдя ко мне, сказала:

– Просто меня захлестнули эмоции. Но я не уйду, поверьте мне.

А Дана подошла к ней и сказала, обнимая:

– Ты прелестна. Как чудесно день начинается. Хотя бы не сглазить.

Юля, услышав это, три раза сплюнула и постучала по столу. Дана улыбнулась и дала первые указания.

– Юлечка. Веди ребят на кухню. Напитки, соки, чай, кофе, пирожное в холодильнике. Потом Юля, все в ванную. Помоешь их основательно. Сама тоже. Халатики там висят и ко мне, в студию, на кастинг.

Она снова посмотрела на меня с Ксюшей и сказала:

– Сегодня один из лучших моих дней. Пойду освещение проверю и подумаю о сюжете. Я на пару рассчитывала, а теперь на троих надо что-то сообразить.

А нас Юля повела на кухню. Видно было, что она здесь не первый раз. Знала где, что находится и содержимое холодильника. Ксюша пожелала только сок. А я, так как не успел позавтракать, с удовольствием умял, пару сладких коржиков с кофейком. Даже размяк немного, на удобном кухонном диванчике. Но Юля позвала в ванную комнату. Это была не просто моечная, а прямо настоящая гримёрка. Большие зеркала и яркие лампы над ними . Под зеркалами длинный стол с кучей выдвижных ящиков. На нём лежала всевозможная косметика от ёршиков для ресниц, до пудры и тонального крема. Конечно Ксюшу, как любую девчонку, заинтересовало содержимое стола и она с интересом начала рассматривать и брать в руки тюбики, коробочки, щётки. А Юля поторопила в душ:

– Раздевайтесь. Вот шкафчик. Развешивайте на тремпеля.

Я подумал, как у Даны всё отлажено и продумано. Прямо домашняя киностудия.

Первой разделась Ксюша. Она повесила платье на тремпель, а рядом, на полку положила трусики. А я вообще, просто, свои длинные шорты и футболку сложил на полку ниже Ксюшиной и стал рядом с ней, в ожидании дальнейших распоряжений, от Юли. А она начала тоже раздеваться, но одежды на ней было побольше. Первым слетел пиджак, потом кофта с юбкой. Лифчик не хотел расстёгиваться и Ксюша помогла его снять. Наконец и трусы легли на полку, ниже моей.

– Залезайте, начну превращать вас в настоящих моделей.

– В чём это будет заключаться? – спросил я.

– А увидите.

Мы вошли в душевую кабину. Это была какая-то капсула космического корабля, а не моечная. Куча кнопок, лампочек и даже, как сказала Юля, есть музыкальное сопровождение и видео камера. Она показала на небольшой экран в метрах двух от пола. Можно мыться и за собой наблюдать, а можно если парой, то и любовью заняться, а потом просмотреть интересный фильм, про себя. Это восхитило Ксюшу. Она сказала, что это очень удобно, когда занимаешься спортом, то можно делать простые упражнения и потом искать ошибки и погрешности. Юля с улыбкой посмотрела на меня и и выражением лица показала, мол вот так, учится надо нам. Но пора переходить к делу. Но только Юля взяла в руки какой-то особый гель, который, как она сказала, в процессе мытья, придаёт телу привлекательный оттенок, дверь открылась и вошла Дана:

– Процесс пошёл? Прекрасно. Я тут кое что придумала. Думаю получится.

Она подошла к нам и осмотрела наши голые фигуры:

– Обойдёмся без кастинга. Проведём его здесь. Так – она взяла Проказницу за талию и немного повернула вправо и влево:

– Девочке волосики на трогать. Они так миленько прикрывают писю. Посмотришь дырочку попы. Если там тап растут, удалить.

Юля согласно закивала, а Дана продолжила:

– Геля не жалей, перед съёмкой ещё и спреем покроем – сказала Дана и на секунду призадумалась – Много времени, у тебя, займёт косички, ангелочку сделать?

– Да не думаю. А зачем? – спросила Юля.

– Косички будут в кадре, иногда появляться. Думаю получится – загадочно окончила Дана, всё ещё высматривая какие-то детали на теле Ксюши. Наконец оторвала взгляд от неё и перевела на меня.

– А как наш юный Аполлон себя чувствует? – она провела по мне взглядом – Юлечка, его первым обработай. Он мне нужен будет для настройки софитов. Волосы с лобка и промежности убрать. Но осторожно. Без порезов. Кремом из синего тюбика смажешь. Он быстро впитывается. Ну и направишь ко мне.

Дана вздохнула, как будто отдала приказ о генеральном наступлении и вышла из ванной комнаты.

– Придётся Ксюша тебе подождать пока с Денисом уп
Показать полностью...
Наш отпуск на море. Глава 18

Мы выехали на трассу и вскоре дорога пошла вверх поднимаясь по горным массивам и петляя по серпантину. Окружающий ландшафт стал намного интереснее. По сторонам дороги возвышались огромные горные массивы с одной стороны и глубокие поросшие зеленью склоны с другой. Иногда на поворотах серпантина далеко внизу и вдали виднелось море. Синяя сверкающая на солнце поверхность его слепила глаза. Красота и величие гор захватывали дух. Поднявшись на один из перевалов мы решили остановиться чтобы полюбоваться видами и передохнуть. Свернув на обочину у склона горы мы вышли из машины.

– какая красота. Смотрите, море так далеко внизу. Надо же как мы высоко поднялись. Здесь удивительно красиво. Эти горы. Здесь наверное снимают разные фильмы с приключениями.

– давайте полчасика перекусим и дальше. Впереди ещё два перевала. Не хочется по темноте ехать.

Мама с Тамарой достали и разложили продукты на складной стол, который Алексей достал из машины. Хлеб, помидоры с колбасой и много зелени. Кофе из термоса. Все как то очень проголодались. Мама, передавая мне бутерброд спросила.

– ну что, ты подружился с девочкой?

– с Катей? Да она классная. Мы с ней как то сразу подружилась. Жалко что так мало. И мама у нее хорошая. Вы хорошо провели время?

– мы хорошо, а вы?

Мама посмотрела мне в глаза и я смутился.

– ладно,  потом расскажешь что у вас там было.

Мы поели, отдохнули и помчались дальше. Конечной точкой нашего маршрута мы выбрали Ялту. Невозможно было проехать мимо и не побывать там. Мы мечтали непременно прогуляться по знаменитой набережной Ялты. Но до нее надо было ещё добраться. Нас не пугала дорога. Ведь у нас был отличный водитель и его машина. Алексей легко и уверенно вел машину преодолевая сложный горный рельеф.

Вскоре горы закончились и мы спустились в долину в направлении поселка с красивым названием Курортное. Так же как и в прошлый раз свернув на грунтовку и немного поплутав, мы остановились на берегу не доехав до поселка пару километров.

Место было ни чем не примечательное. Просто каменистый берег совсем не приспособленный для купания. Недалеко виднелись какие то хозяйственные постройки. Однако выбирать было некогда. День клонился к заказу. Мы развернули палатку прямо возле машины и занялись костром и ужином. Мне очень нравилась наша бродячая жизнь. Всегда новые места. Может быть маме с Тамарой не хватало комфорта а виде горячей воды или готового завтрака. Но они вроде и не жаловались. Тем более что Тамара с Алексеем были любители таких путешествий и были хорошо к ним подготовлены. Поэтому лагерь мы обустроили быстро и с комфортом. Пока мы ужинали стало совсем темно. Было тихо только в сухой траве неистово стрекотали цикады. Догорающий костер едва освещал лагерь. Мама решительно сказала вдруг:

– ну что, девочки и мальчики, пора нам с вами заняться вопросом демографии. Помните, мы решили что хотим ребёночка? Мы с Тамарой поставили себе конкретную цель. И теперь все будет только ради этого. Ну разве это не прекрасно?

Тамара подхватила эту мысль.

– ой, я тоже целый день об этом думала. Да я хочу попробовать с малышом. Может это мой шанс. Леша, ты же не будешь против? Помнишь как мы хотели ребёночка? Давай попробуем ещё.

– да я помню. Конечно нам давно пора завести детей.  Я не против малыша конечно же.  Какие глупости. Если у него все  получится, это будет замечательно.

– ну вот и прекрасно. Теперь, когда мы все решили между собой, можно перейти к делу. Извини малыш, что мы не спросили твоего мнения. Но мы с тобой уже говорили об этом раньше. Я уверена что ты не будешь против и поможешь Тамаре в этом очень важном для нее и Алексея деле.  Это очень ответственно. Ты понимаешь?

– да мама, я буду стараться все сделать чтобы получилось. Мне всегда хотелось сделать для них что то хорошее, но только я не знал что. А теперь знаю.

– ну вот и прекрасно. Тогда давайте с малыша и начнем. Тамара, ты готова?

– я, да. Я всегда готова в любой момент. Где мне лучше лечь?

– да прямо здесь. На покрывале.

Тамара устроилась на спине поближе к костру, положив под голову одеяло. Мама склонилась над ней, поцеловала ее в губы и осторожно подняла подол ее сарафана на верх. Тамара подняла попку чтобы ей помочь. Оголив ее бедра мама погладила её по животу и писе и развела ей ноги, согнутые в коленях. Затем она переместилась к ее голове и обняла за плечи.

– малыш, ты видишь мы готовы.

Я все понял и принялся быстро снимать с себя майку и шорты. Когда я полностью разделся я присел между ее ног. Но чувство волнения не давало мне сосредоточиться и мой член был не достаточно твердым. Мама, видя это решила помочь мне. Она осторожно приблизилась и так же осторожно взяла его в рот. Она сжала его губами и всосала его.  Мой хуй моментально превратился в твердую пружину. Мама почувствовав это отпустила его и прихватив двумя пальцами направила в Тамару. Дальше я уже все делал сам. Мама только внимательно и серьезно следила за этим. Мне было приятно ебать Тамару вдвойне от сознания того что я дарю ей что то очень важное для нее о чем она и не мечтала. Это была уже не просто банальная ебля, а вполне осмысленное и важное дело. Наверное ещё ни кто до нас не подходил к этому так серьезно. И все же в тоже время мне было просто приятно ее ебать. И то что мама была рядом и следила за этим ни чуть не мешало мне. Я не заставил долго себя ждать. Мама рукой раскрыла пошире ее пизду. Тамара тоже старалась по возможности заглянуть туда. Меня эта картинка ее растянутой пизды возбудила неожиданно и я начал кончать. Поглубже засунув в ее я выстреливал куда то глубоко свою сперму несколькими залпами. Когда залпы утихли я достал свой мокрый член и отодвинулся в сторону. Мама подняла ее ноги и  удерживала их. Она радостно улыбалась ей целуя в губы.

– девочка моя, это так мило. Но это не последний раз. Малыш ещё поебет тебя сегодня. Правда, малыш? А сейчас мы с Лёшей сделаем то же самое. А ты полежи пока.

Алексей тоже был рядом все время и наблюдал за нами. Мама перешла а нему и обвила его шею руками. Она успела скинуть сарафан и была совершенно голой. Увлекая его за собой она повалилась рядом с Тамарой поджав ноги широко разведя их. Я увидел как раскрывалась ее пизда такая большая и красивая и такая знакомая мне и любимая мною. Алексей склонился над ней на ходу растегивая шорты. Я желая ему помочь, сзади потянул их вниз. Шорты слетели открыв его попу и ноги. Алексей не требовал подготовки. Он с ходу вставил свой твердый член в раскрытую пизду мой мамы и плотно прижался к ней. Сделав несколько энергичных толчков, от чего она вся содрогнулась, он продолжил в более спокойном темпе. Мама расслабленно выпрямилась на покрывале а Алексей удерживая ее за бедра продолжил ебать ее. Я непроизвольно наблюдал за тем как его твердый и большой хуй погружался, выходил и снова исчезал в складках маминой пизды, такой раскрытой на встречу его хую и мне на обозрение. Это картина настолько вдохновила меня,  что хуй мой снова поднялся и стал упругий и твердый. Я решил не терять время и подарить Тамаре ещё немного спермы. Я склонился над ней. Она обняла меня и прижала к себе.

– я знала что ты ещё захочешь. Что, мамочка так заводит тебя? Я сама еле сдерживаюсь. Посмотри как они красиво ебутся. Невозможно оторваться. Я тоже так хочу. Малыш, выеби меня так же. Ты ведь все можешь.

Я прижался к ней и хуй сам зашёл в нее. Ее пизда была вся мокрой и скользкой, и это было дополнительно приятно. Я начал энергично ебать ее буквально рвал ее тело. А она извивалась и прогибалась подо мной.

В результате я кончил так же сильно как и в первый раз выплескивая сперму куда то глубоко в нее. Когда все выстрелы закончились я крепко прижался к ней не вынимая хуя из нее. Так мы замерли на какое то время переводя дух. Потом я отвалился от нее, а она подняла ноги на меня подставив мне свою мокрую истерзанную пизду и попку. Я непроизвольно, поддаваясь импульсу лизнул ее проведя языком от попки по всей писе собирая остатки вытекшей спермы. Ее довольная рожица улыбалась мне. Мы как то отвлеклись с ней от мамы и Алексея.

А рядом с нами тоже было все довольно активно и приближалось к завершению. Алексей энергично и даже как то жёстко ебал ее. А она отвечала ему резкими рывками. Это выглядело как борьба или противоборство. Алексей кончал. Мощными толчками он вгонял в нее свой член, вливая в нее всю свою сперму. Когда он закончил, то устало отвалился от нее, а она поджав ноги к груди продолжила лежать чтобы все что он залил в нее впиталось и осталось там.

Я подполз к ним.

– мам, ты как?

Она неожиданно рассмеялась.

– кажется мы немного увлеклись. Алексей меня просто растерзал. Но и ему тоже досталось.

– ещё бы. Аж яйца ломит.

Он вытянулся рядом, а мама опустила на него свои ноги. Она выдохнув произнесла:

– надо теперь как-то доползти до палатки. Алексей поднялся и взял ее на руки.

– девочки, вы сумасшедшие. Я вас просто обожаю. Вас и малыша.
Показать полностью...
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи