Войти
Интимные рассказы

Интимные рассказы

Все истории в одном месте

Описание

Реальные истории из жизни людей, связанные с интимными моментами и придуманные эротические рассказы для взрослых.

Записи сообщества

8
Вольные упражнения 7

Девочки с любопытством рассматривали коллекцию, прикасаясь к отдельным ее экземплярам и оценивая их на предмет упругости и эластичности. Там были так же экземпляры из фарфора и стекла с глянцевой ребристой поверхностью и совершенно гладкие. Здесь были игрушки на любой вкус и настроение. Подошел Вадик и раздал бокалы. Мария вновь задернула шторы и в комнате стало чуть темнее и даже уютнее. Она обняла девчонок за плечи, приблизив их к себе и сказала

Сейчас идите в ванную и подготовьтесь. А мы с Вадиком все организуем.

Ванная комната оказалась довольно просторной. Там было все необходимое для этого. Как будто специально подготовлено для этих процедур а также можно было помыться, чем девочки непременно и воспользовались. Пока они плескались в ванной, Мария раскинула большую кровать, стоящую напротив огромного зеркала. Сама она переоделась в нижнее белье черного цвета, довольно красивое с поясом и чулками. На лице у нее была такая же черная карнавальная маска. Вадик тоже разделся и оставался совершенно голым. Когда девушки вышли из ванной одетые в белоснежные халаты, их встретила совершенно другая комната. Уютная полутемная атмосфера. Скрытая подсветка красных фонарей, тихая музыка, создавали фон какой то абсолютной закрытости и изоляции от внешнего мира. Мария встретила их и взяв за руки потянула к кровати. Она сама молча сняла с каждой из них халат и тоже стоя рядом с ними. Девушки терпеливо подчинялись ей потому что не знали, что именно нужно им делать сейчас и что требуется от них. А Мария внимательно и не спеша осматривала и ощупывала их как бы изучая каждый участок их тела. Она делала это медленно, не произнося ни слова. Она осматривала их как бы любуясь ими, поглаживая и прикасаясь к различным участкам их тел. Девушки стояли слегка растерянные и неуверенно позволяли ей это, но понемногу это начинало им нравиться и даже слегка возбуждало их. Вот так стоять в полной наготе как на витрине и подставляться под публичный осмотр каждого участка твоего тела. Мария поворачивала их и прикасалась к телам, как бы любуясь красотой их линий и форм. Это происходило довольно продолжительно и девушки тоже постепенно вошли во вкус и уже демонстрировали себя откровенно поворачиваясь и выставляя свои бедра и грудь. Мария то опускалась вниз к их ногам, то поднималась вновь, не отрывая своих рук от линий их тел. Это напоминало какой то удивительный и откровенно эротический танец. И очень возбуждающе красивый.  В конце его она поцеловала ленкину писю слегка коснувшись ее, а Светку в губы долгим поцелуем.

Наверное, все девушки любят когда к ним проявляют внимание и в особенности любуются ими, будь то их наряды или они сами. В данном случае такое откровенное любование ими и увлеченное внимание к ним привело к тому, что они в ответ почувствовали к ней тоже что то похожее на симпатию и доверительную откровенность. В их взаимных прикосновениях неожиданно появилась нежность и мягкость порожденная этим эмоциональным порывом. Мария потянула их обеих на кровать, и сама легла вместе с ними. Теперь они уже целовались все вместе. Оказалось, что это очень заразительно. Они отвечали ей такими же долгими поцелуями и ответными ласками. Мария как жадная пиявка присосалась к ленкиной писе, обхватив ее бедра. А Светка тоже как безумная впилась ей в пизду. Мария раскрылась в ответ и легла так, чтобы Светке было легче и удобнее. В результате они все трое постепенно образовали треугольник из своих тел в котором ни для кого больше не было места.

Вадим, выходя из ванной, где он находился все это время после девочек, замер от неожиданности на пороге. Он остановился, и стараясь не шуметь, присел рядом на диване и молча наблюдая за ними. Больше всего его поразило то, как быстро все произошло у них. Он тоже как девчонки не имел представления о том, что и как они будут делать все вместе в этой квартире. Он предполагал конечно, что ему придется принять основное участие, и был готов к этому. Но чтобы так быстро они объединились и нашли общий язык. Определенно Мария не переставала его удивлять. Но девки то каковы? Как это все быстро и неожиданно. Он сидел на диване и смотрел на сплетение тел на кровати перед ним. Его член стоял твердо и подрагивал от напряжения. Он поглаживал его слегка ладонью. А что ему еще оставалось делать в такой ситуации?

Мария, заметив его присутствие, поманила его присоединиться к ним. Девчонки, как хищные пиявки, почувствовавшие запах свежего мяса, молча обвили его своими телами как свою законную добычу. Вадик, увлекаемый ими, не сопротивлялся, а наоборот подчинился их воли и желаниям. Он был поражен этому напору их активности. Она носила какой-то хищный агрессивный и порочный характер. Мария, как будто подменила их. А может это было вино? Или что-то ещё? Эта мысль поразила его неожиданной догадкой. Точно.  Мария была мастер на эти штуки. Он помнил как она и ему раньше предлагала что-то понюхать когда они были вдвоем, и не один раз.  После этого у него появлялись какие то особенно острые ощущения и какая-то неутомимость желаний.

Мария сидела рядом и с интересом наблюдала как они жадно поедали его. Светка схватила его голову и прижимала к своей груди. Терлась ею об его тело. Ленка впилась в его член, стремясь проглотить его целиком. Мария поднялась и прошла к своему заветному ящику с игрушками. Ну вот, теперь все начнется по настоящему – подумал Вадим. Она принесла два предмета. Это были анальные пробки средних размеров для начинающих. Мария обхватила торчащую попку Ленки и осторожным уверенным движением вставила пробку. Ей достался маленький пушистый заячий хвостик прикрепленный на конце пробки. Он хорошо смотрелся на ее худой упругой попке. Вадим обхватил Светку за попку и растянул ее ладонями. Мария подошла к ним и ей вставила пробку, но чуть побольше и на конце которой был какой то крупный красивый камень со сверкающими гранями. Затем она снова вернулась к ящику и достала от туда свой любимый страпон с черным, сверкающим глянцем, приличных размеров членим. Она надела его, застегнув все ремешки под себя и осмотрев и поправив его на себе, смазала член, выдавив из тюбика на ладонь прозрачную смазку. Все это Мария проделала неспешно и аккуратно, и почему то напомнила Вадиму парашютиста, который так же внимательно готовится к прыжку.
Показать полностью...
История девочки Маши. Часть 1

Ещё одна попытка опубликовать рассказ про Машу, а то пишут в основном про мальчишек, даже обидно за девчонок…

История девочки Маши. Часть 1

К остановке близ деревни N подъехал междугородний автобус. Из него вышли мужчина с дочкой. Мужчине было около тридцати двух лет. На нем были синие джинсовые шорты до колен и цветастая пляжная рубашка, прозванная в народе «гавайка». Волосы мужчины были коротко подстрижены под ёжика. Девочка недавно закончила n-класс. Одета она была в светло-голубые коротенькие мини-шортики с низкой талией. Шортики были настолько коротенькие, что попка у девочки снизу была слегка открыта, а их сильно заниженная линия талии невольно наводила на мысль о том, что, скорее всего, они были надеты на голое тело. Вместо маечки был надет верх от раздельного купальника в белую и желтую полоску. Длинные, ниже лопаток, кудри были собраны в хвостик и прятались под розовую кепку.

– Ну вот, Маш, мы и приехали,- сказал отец, помогая ребёнку надеть рюкзачок, и взялся за ручку чемодана с колёсиками. Они направились в сторону деревни, за которой в горном ущелье располагался пансионат. Начинался летний отпуск, а с ним и Машины приключения…

К слову сказать, столь открытый наряд Машу нисколько не смущал. Да и её родители по этому поводу, похоже, тоже не особо волновались, быть может, им даже нравилось, что дочка у них такая нестеснительная, и не навешивали лишних комплексов на ребёнка. Впрочем, обо всём по порядку.

Как я уже писал, Маша была девочкой нестеснительной, с детства могла бегать по дому в одних трусиках, когда было жарко. А летняя погода стояла в тех краях с мая и до конца сентября или даже до середины октября. И зимой в их доме хорошо топили, так что можно было почти весь год не кутаться в одежду. Ещё как-то раз был курьёзный случай. А именно, когда Маша была маленькой, папа принёс арбуз. Конечно же, Маша вся перепачкалась соком, что называется, по уши, после чего мама повела её в душ умываться.

– Давай, доченька, снимай трусишки и залазь в ванну, – улыбнулась мама. Маша быстро скинула тоненькие трусики, и мама подхватила её на руки. Потом мама окатила дочку теплой водой из душа и начала намыливать. – Дай ручку… теперь другую… ножку,- комментировала мама,- Теперь намылим грудку и животик… повернись спинкой, Машенька. Так, теперь помоем попку, – мамина рука скользнула между Машиных ягодичек,- …и писю,- мама несколько раз провела рукой по девочкиному лобку и пухлым половым губкам, а один палец оказался между губок. Маша только хихикала от щекотки. – Ну всё, пора вылазить, – подытожила мама и завернула девочку в полотенце. Поскольку в душ Машу повели сразу из-за стола, то сменных трусиков никто не приготовил. А поскольку Маша была в том возрасте, когда ещё не заморачиваются по поводу своего голого вида, то из ванной она побежала не к себе в комнату за трусиками, а в гостинную, смотреть мультики. Так она и провела остаток дня, совершенно голенькой. Заметила она это только вечером перед сном, так как спала она всегда голышом, снимая абсолютно всю одежду, даже трусики. Просто как-то ночью её стали раздражать швы и резинки, и родители посоветовали ей раздеться догола. С того случая по вечерам Маша сначала шла в ванную, где оставляла трусики в корзине с бельём, потом голышом шла в туалет (санузел в квартире был раздельный) и из туалета шла к себе в комнату.

Впрочем, родители Маши и сами были не закрепощёнными. Так мама ходила по дому в коротком платье чуть выше середины бедра или в футболках, из-под которых выглядывали красивые кружевные трусики, как правило, стринги. Иногда были даже майки, оставляющие пупок открытым, и тогда всем домашним открывался вид на красивый подтянутый животик и красивую круглую попку. Лифчик Машина мама дома не носила, надевая его только под офисную блузку на работу. Папа же ходил в широких шортах или иногда в трусах-слипах. Так же в их семье было нормой, если кто-то проходил из ванной в комнату без одежды. Или если вдруг Маша забегала в комнату родителей, когда те переодевались, никто в панике не прикрывался, даже если был совершенно голым. Спали Машины родители тоже без белья, впрочем, не навязывая свои взгляды на ночной отдых, и Маша сама пришла к голому сну без нажима с их стороны. Родители только невзначай отметили, что дочка пошла вся в маму. Словом, табуированной нагота не была, и случайный засвет никого не смущал.

Ещё одним фактором Машиного восприятия своего тела стали занятия гимнастикой. А было это так. Однажды, незадолго до поступления в первый класс, Маша села смотреть любимый мультик. Как раз в это время по телевизору заканчивалась трансляция соревнований по гимнастике. Маша была подвижным ребёнком и начала копировать то, что видела по телевизору.

– Что, нравится? – спросил папа, заметив дочкины попытки.

– Ага!

– Может, хочешь заниматься гимнастикой? – поддержала мама, – Давай запишем тебя в секцию?

Маша не возражала и уже через неделю её повели в спортивную школу знакомиться с тренером. Тренера звали Алла Андреевна, она объяснила, что для занятий требуется приобрести спортивный купальник, под который можно поддеть стринги или носить его на голое тело. После знакомства с тренером Маша с родителями отправились в спортивный магазин покупать купальник. В магазине продавщица быстро определила размер девочки и предложила купить ещё и трусики в виде стрингов под него. Родители не возражали и купили две пары на пробу белого и бежевого цвета. Ещё купили несколько спортивных топиков, которые прикрывали только грудь, осталяя животик открытым. Придя домой, мама быстро постирала Машины обновки, а Маше не терпелось поскорее их примерить, особенно трусики, которые были как у мамы, только без кружев. Поэтому, как только все вещи высохли, Маша скинула свои трусики и примерила обновку.

– Тебе как, удобно? – спросила мама. Маша утвердительно кивнула. Надо сказать, трусики были действительно подобраны по размеру и хорошо скроены, так что никакого дискомфорта они не вызывали.

– Ух ты! А тебе идёт, – отметил папа, ласково шлёпнув дочку по голой попке, – Надо будет купить ещё.

На следующее утро, когда Машу разбудили, ей сказали, что раз у неё в этот день будет тренировка, чтобы она надевала сразу стринги. Встав с кровати, Маша достала из шкафа бежевые трусики. Покрутившись перед зеркалом, она отметила, что трусики почти слились с цветом её кожи и если не присматриваться, можно было подумать, что она совсем голая. «Здоооровооо», – подумала девочка и побежала на кухню завтракать. На кухне родители смотрели на дочку с явным восхищением.

Шло время, Маше понравились занятия гимнастикой, и стринги, которые она носила не только на тренировку, очень скоро практически вытеснили обычные трусики. Тем временем подходил июнь, и в спортзале становилось довольно жарко. Маша подговорила двух своих подружек Аню и Иру обратиться к Алле Андреевне с просьбой разрешить им заниматься в одних трусиках. Алла Андреевна с пониманием отнеслась к девочкам, сказав, что не против, и в конце тренировки объявила:

– Девочки, поскольку становится очень жарко, на занятия можно приходить в трусиках!

На следующее занятие Машины подружки пришли в шортах и спортивных топиках, на Маше был сарафан на пуговицах. В раздевалке оказалось, что у подружек под шортами были обычные трусики, топики снимать они не стали и побежали в зал. Маша же сняла сарафан, оставшись в стрингах. Ещё одна девочка была в стрингах, но последовав примеру Ани и Иры, топик снимать она не стала. Тот факт, что только она одна была в одних лишь стрингах, Машу нисколько не смущал, и она пошла в зал.

Во время занятий к Маше подошла Алла Андреевна:

– Молодец, Маша, хорошо, – сказала тренер, поглаживая девочку по голой спине и грудке, – сильнее спинку прогибай.

Вдруг, Маша почувствовала нежное прикосновение пальцев к своей писе. Алла Андреевна поправила сбившуюся в сторону полоску трусиков. Тем временем в зале становилось жарко и девочки, бывшие в топиках, решили их снять.

После занятий три подружки собрались вместе и весело о чем-то беседовали, когда к ним подошла Алла Андреевна:

– Девочки, – обратилась тренер, обняв Машу за плечи и положив ладонь девочке на грудку, – чтобы больше в парашютах я вас не видела, берите пример с Маши и Вики. А теперь марш одеваться!

– Теперь я знаю, кто у вас главный заводила, – шепнула она Маше, ласково пощипывая девочкин сосочек.

В середине июля спортзал закрывался на ремонт, а тренерский состав отправлялся в отпуск. По этому поводу Машины родители решили устроить дочке небольшой праздник. Среди недели мама повела её по магазинам прикупить новых нарядов. В том числе купили пару коротеньких летних платьев, белую маечку с сетчатой накидкой и светло-голубые мини-шортики с открытым замком. А в выходные они всей семьёй решили отправиться в парк кататься на качелях-каруселях.

– Ну и жара же сегодня, – сказала мама, заходя в дочкину комнату, – давай посмотрим, что у нас есть. А давай наденем вот это и вот это! – мама достала из шкафа новые шортики и накидку от маечки. Маша оделась и побежала показаться маме. Вид был обалденный: сетчатая накидка прикрывала (если можно так сказать про изделие из сетки) только грудку, оставляя животик открытым. А вот с шортиками было хуже. Из-за низкой посадки шортиков Машины трусики выглядывали со всех сторон.

– Нет, это ни в какие ворота! – сказала мама – Как неопрятно, давай, Маша, подверни трусики, чтобы не торчали.

Маша расстегнула шортики и сделала несколько оборотов трусиков. Но шортики оказались очень узкими.

– Ну что это за бугры? – сказала мама, сняв с себя домашнюю футболку и надевая короткое платье – Придётся, дочка, идти тебе без трусиков. Иди, снимай. Ничего страшного, если никому не скажешь, никто и не узнает.

Мама с дочкой уже обувались, когда из комнаты вышел папа в шортах и рубашке с коротким рукавом. Откуда-то он достал галстуки-бабочки.

– Обожаю девушек с бантиками, – сказал он и закрепил на шеях жены и дочери по галстуку, – а Вам, юная леди, – обратился он к дочери, – стоит сделать пирсинг, – с этими словами он достал блестящую бусинку, капнул на неё медицинским клеем на сосновой смоле и вставил её в пупочек дочери.

– Вау, как красиво! – Восхитилась мама. И они пошли в парк.

Вволю накатавшись, они вернулись домой. Маша пошла переодеваться. Она уже успела снять накидку и шортики, когда вошла мама и сказала:

– Подожди, доченька, не одевайся, давай сперва помоемся.

Маша как была голышом, так и пошла в ванную. В ванной она увидела, что под душем уже стоял голый папа.

– А, Маша! – сказал он, – Давай сюда! – и подхватил дочку. Через минуту зашла мама. На ней были одни кружевные стринги.

– О, вы уже моетесь! А меня пустите?

– Конечно, сказал папа, – на всех места хватит.

Мама сняла трусики и залезла под струю воды. Родители намылили мочалки и стали разгонять пену по телу дочери.

– Одна чистая, – подытожил папа, когда они закончили с дочкой, – Теперь я помою тебя! – обратился он к жене. Маша вытиралась и смотрела, как папа разгонял пену по маминой груди, чуть дольше, чем требовалось, чтобы просто намылить, уделяя особое внимание твердеющим сосочкам. Потом он перешёл на живот.

– Давненько я тебя, Юльчик, не подбривал, – сказал он глядя на щетинку на лобке жены, – Давай садись на краешек, сейчас поправим прическу.
Машина мама села на край ванны и широко развела ноги, ничуть не стесняясь дочери. Папа нанёс на лобок пену для бритья и взял бритву. Когда дело дошло до половых губок, он вставил в щелку два пальца, чтобы натянуть складочки кожи.

– Ну Игорь, ну не при ребёнке же – пыталась протестовать Юля подавляя стон удовольствия, – Маша, выйди пожалуйста.

– Ой, подумаешь, увидит, как у мамки там устроено, – ухмыльнулся Игорь, но всё же кивнул дочери, чтобы та слушалась.

– Потом, – сказала Юля, – Пусть немного подрастёт, а потом всё ей расскажем-покажем.

Когда родители вышли из ванной, у обоих был гладко выбрит низ живота, и глаза их по-особенному блестели. Они прошли в свою комнату и оделись в домашнее.
Показать полностью...
Вольные упражнения 6

Вадик скрылся на кухне. Прогремел посудой, покопался в холодильнике и вернулся с подносом на котором дымились чашки с кофе и бутерброды.  Он поставил поднос посредине кровати и они устроились вокруг него. В комнате было тепло и тихо. Свет уличных фонарей слабо освещал комнату. Они сидели на смятой кровати и молча наслаждались горячим кофе.

— Вадик, ты хотя бы кончил? Тебе понравилось?

— понравилось конечно. Но я все это уже проходил. Это вам все в первый раз.

— я знаю. Ему нужна та женщина. Правда Вадик? Интересно что же вы с ней делаете такого? Даже любопытно.

— если хотите, я вас познакомлю. Думаю что она будет не против. Но это не сегодня. Надо будет  обсудить с ней.

— интересно, а как ты с нами справишься то со всеми?

— почему только я? Вы все будите участвовать. Каждый с каждым. У нее много игрушек.

— ты думаешь у нас получится?

Ну сейчас же получилось. Мне показалось, что вы уже почувствовали вкус. Давайте сейчас не будем это обсуждать. Всему свое время.

— это блядство, такая прекрасная вещь. – Ленка сладко потянулась всем телом. Чувство приятного утомления разливалось по их телам. Сон, несмотря на кофе постепенно овладевал ими. Вскоре они уже все спали укрывшись общим покрывалом.

Прошло несколько дней, может быть неделя, с той их совместной встречи. Обычные бытовые дела понемногу затягивали их в свой круговорот. Но все же Вадик как ни странно, сдержал свое обещание. И вот сейчас они все трое сидели на скамейке в центральном парке в их условленном месте под кронами огромных лип старого парка, укрывающих их от летнего зноя и городского шума проходящих машин. Время уже близилось к вечеру и аллеи парка, ещё пустынные до этого, постепенно наполнялись людьми неспешно гуляющими или торопливо шагающим мимо них по аллее. Они сидели лениво раскинувшись на скамейке. Светка сосредоточенно уткнулась в свой телефон, а Ленка просто от нечего делать изучала проходящих мимо людей, провожая их безразличным взглядом.

— Вадик, может она не придет? Мы уже здесь полчаса сидим. Вы как договорились?

— не полчаса, а двадцать минут. И потом ты же знаешь какие сейчас пробки на дорогах. – Вадик оглядывался по сторонам и заметно нервничал. Но он все же не заметил, как с противоположной стороны тихо подъехал большой белый автомобиль и остановился у перекрестка на обочине. Из него вышла женщина чуть старше средних лет. Она закрыла машину и спокойной уверенной походкой направилась в парк. Одета она была не броско но со вкусом и в ее одежде и во всем облике чувствовалось присутствие дорогих брендов и аксессуаров. Внешне она производила впечатление успешной уверенной в себе женщины. И ее манера держаться и ее внешность, все говорили о том, что она не из тех людей, которые терпят возражения и которыми можно управлять.  Осмотревшись по сторонам, и увидев их, так же спокойно и уверенно она подошла к их компании и  остановилась перед ними молча изучая их с приветливой и снисходительной улыбкой. Вадик поднялся навстречу ей и взял ее ладонь. Он немного растерялся в какой то момент, но тут же сообразил, что нужно представить девушек ей.

— познакомься, это мои близкие друзья, Лена и Света.

— очень милая у тебя компания. Приятно познакомиться, я Мария.

Девушки тоже поднялись со скамейки и даже как то стушевались под ее изучающим взглядом. Неловкая пауза длилась всего мгновение, но она сразу определила иерархию их отношений при первом знакомстве.

— ну что же, пойдёмте продолжим знакомство в более приятном месте.

— ты понимаешь, наше финансовое положение. Оно не позволяет.

— Вадик, не начинай. Я приглашаю. Не вежливо отказываться. Машина ждёт.

Девочки многозначительно переглянулись. Мария поманила их взглядом и повернулась уходить. Все дружно и без возражений последовали за ней.

Вскоре они входили в уютный полутемный зал какого то ресторана. Их проводили за большой стол у окна. Они расположились вокруг него, утонув в глубоких и низких диванах. Зал был почти пуст. Фоном тихо лилась какая то приятная музыка.  Тишина и приглушённый свет располагали к неге и отдыху. За окном бесшумно проплывал перемигиваясь огнями поток машин. Мария, просматривая меню делала заказ официанту. Девочки с интересом осматривали обстановку зала. Закончив с заказом Мария повернулась к ним, приветливо улыбнувшись. Было заметно, что она находилась в привычной ей обстановке.

— я заказала рыбу с белым вином. Я вам советую попробовать. Здесь ее великолепно готовят.

Принесли вино и разлили по бокалам. Все выпили по глотку. Образовалась пауза. Но она ни кого не тяготила и не напрягала. Все расслабленно и непринужденно расположились на диванах и наслаждались атмосферой заведения. Мария первой нарушила тишину.

Вадик немного рассказывал мне о вас. Разумеется в самых положительных оценках. Теперь я и сама виду что он не врал. Надеюсь, что и обо мне тоже. Получается, что мы заочно знакомы немного.

Он постоянно с нами говорит о вас. Это его навязчивая идея.

Мария взглянула не Вадика вопросительно, коснувшись его руки.

Ничего такого. Просто в общих чертах. Девочки шутят

Нам вовсе не обязательно знать все подробности друг о друге. По крайней мере сейчас. Достаточно понять какие мы и что нас сближает. Но это так на словах не расскажешь. Единственно скажу, что я в курсе ваших практик, и они мне по душе. Мы с Вадиком тоже это практикуем, но несколько в ином ключе. Если вам это  интересно, то можно устроить совместную встречу и проверить свои способности. Ведь мы для этого здесь собрались?

А Вадик справится с такой нагрузкой?

Вадик? А мы ему поможем. Ему не придется все делать самому. Вообще мужчин надо беречь. Не такие уж они и сильные какими хотят казаться.

Мен нравится, что вы говорите обо мне в третьем лице. И вообще нравится ход нашей встречи.

Нет. Тебе просто нравится быть единственным петушком в нашем курятнике. В обычной ситуации мы должны были бы биться друг с другом из за тебя. Но у нас все же не совсем обычная ситуация. И это мне определенно нравится в вас.

Мария обвела девочек приветливым взглядом и они тоже , по началу напряженные, постепенно в ходе встречи начинали испытывать симпатию к ней. Она уже не казалась им такой надменно заносчивой как в начале их знакомства. Ленка и Света согласились на эту встречу исключительно пойдя на уговоры Вадика и его настойчивые просьбы, и не очень представляли для чего им это нужно и не ждали от этого знакомства ни чего. Ну просит, ладно сходим посмотрим что у него за королева такая. Но сейчас они уже не думали об этом. Им нравилась и обстановка и  атмосфера их общения. Они на каком то подсознательном уровне разглядели в ней то же, что составляло их внутреннюю сущность. Если исключить всю внешнюю атрибутику, то в сущности Мария была такой же как они. Дерзкой и авантюрной. Готовой ко всяким безрассудным приключениям, манящим своей остротой и непредсказуемостью. Вадик был для них чем то вроде подручного инструмента для изучения и  способов выполнения своих сексуальных упражнений. Впрочем он тоже понимал это, и это его вполне устраивало. Каких то душевных волнений он к ним не испытывал. И только с Марией иногда в моменты особо сильного возбуждения к нему приходило нечто похожее на страсть и нежность. Он не спрашивал что она при этом чувствует. Она никогда не показывала своих чувств. Видимо любовь и сексуальное удовольствие существовали для нее в разных измерениях. Она не позволяла ему претендовать на свою душу, и он понял и не стремился к этому. Хотя она ему конечно нравилась.

Постепенно ужин подходил к концу. Принесли кофе и сладости. Мария, отодвигая чашку посмотрела на всех и выдержав паузу предложила.

Ну что же, девочки и мальчики, может настало время нам познакомиться поближе? Ни у кого нет возражений? Тогда я всех приглашаю к себе в гости. Вадик знает где это.

Возражений не последовало. Светка посмотрела на Ленку как бы удивляясь неожиданному повороту событий. Но та только пожала плечами как бы говоря- почему бы и нет? Но на самом деле они обе не представляли как и что это всё будет происходить. И свою роль во всем этом. Но и отказываться им не хотелось. Это было не в их характере пропустить такое. Даже для Вадика это предложение оказалось неожиданным. Он думал что первое знакомство закончится ничем. Но Мария почему то решила иначе. Он хорошо знал эту ее квартиру, которую она снимает уже давно специально для них. А впрочем может и не только. Вадик тоже мало что знал о ней. Знал что у нее есть состоятельный муж. И она тоже неплохо зарабатывает. Но как и чем, Этого он не знал. А может это была и ее квартира. Только видно было что в ней постоянно ни кто не живёт. Какого то мужского присутствия там тоже не наблюдалось. Просто квартира для встреч. Впрочем довольно уютно обставленная и со вкусом.

Все это было для них обеих непривычно и как говорят, по богатому. Они были обычные девчонки из рабочего района. Но Мария вовсе не старалась как то подчеркнуть это а наоборот казалось совсем не делала различий между ними. Они вошли в подъезд одного из новых домов жилого комплекса, и поднялись на лифте на какой то этаж. Войдя в квартиру, совсем не большую но очень светлую с большими окнами и лоджией, Мария прошла в комнату и распахнула шторы. В комнату ворвался уличный свет. Мебели было немного, все самое необходимое. От этого комнаты смотрелись просторно. Мария включила тихую музыку и подошла к девочкам.

Прошу вас, чувствуете себя здесь свободно. Здесь все в вашем распоряжении. Хотите вина? Точно, давайте выпьем. Вадик, достань в холодильнике.  Пойдёмте я вам что-то покажу.

Она увлекла девчонок за собой и открыла один из выдвижных ящиков глядя на них и изучая их реакцию. В ящике среди белья лежали фаллосы разных форм и размеров и ещё какие то предметы, назначение которых было не совсем понятно. Девчонки удивлённо переглянулись.

Такого наверное не в каждом сексшопе встретишь?

Так и есть. Многое из этого на заказ в единственном экземпляре. Это моя любимая коллекция. Я ее не всем показываю.

Нет слов. Вы это все примеряли?

Будешь выкать, я тебе их все засуну. Меня Маша зовут.

Я имела в виду тебя и Вадика.

Нет не все. Но мы с вами сможем это сделать.
Показать полностью...
Фут фетиш

Доброго времени суток. Я незрячий парень с рождения, компьютером пользуюсь с помощью программы, которая синтезатором речи всё озвучивает, называется nvda. А печатаю при помощи слепой печати, запомнив по памяти буквы на клавиатуре. Но меня больше другая тема беспокоит. Хотел бы написать ещё один пост. И не говорите мне, что мужик в 27 лет не должен ныть. У меня плохо на душе и молчать я уже не могу. С этим надо что-то делать. И с родственниками обсуждать эту тему тоже стыдно и неприлично. Поэтому, придётся здесь душу выплёскивать. Итак. Дело в том, что мне очень сильно нравятся женские ступни. Мне хочется их гладить, трогать и делать девушке приятно. Как уже и писал. Уже лет 15 у меня это появилось и я чётко это осознаю. И сразу объясняю, в чём проблема. 1. Я не хотел бы делать массаж ножек всем девушкам подряд, работая в массажных салонах. Для меня ноги девушки — эротическая зона и я бы хотел заниматься этим только со своим любимым человеком. 2. В России, оказывается, даже такие ласки не одобряются. Что у меня в голове не укладывалось и не будет укладываться. Почему-то, если мужчине нравятся ступни девушки и он хочет их ласкать, такого мужчину сразу считают за маньяка. Что меня и настораживает. Хотя маньяк — это тот, кто хочет сделать человеку больно, кто хочет совершить увечья и прочие плохие действия. Каким макаром обычная ласка женских ступней вдруг стала считаться маньячеством — я ума не приложу. Кто это у нас такой умный! Но, поскольку мне это нравится, я не успокоюсь до тех пор, пока не найду понимание среди женской половины. И 3. В подтверждении своих слов. Что все 100 % девушек не любят, когда к их ступням прикасаются. Я всё больше в этом убеждаюсь. Что здесь, на пикабу, что в других местах. Когда поднимаешь с девушкой эту тему, она отвечает: для меня это тревожный звонок. Я тебе не разрешу. Эти девушки тупые. Понимаете? Вы меня сори за агрессию, но так и есть. Что здесь такого тревожного? Я что, хочу переодиваться в женщину? Я хочу ходить по свинг клубам? Ну и прочая прелесть? Нет. У меня всего лишь одна особенность — брать и ласкать женские ступни. Ничего плохого с этими ступнями я не собираюсь сделать — я не маньяк. Тогда что тут может быть тревожного? Ничего. Даже по медицине — ласка женских ног уже давно не считается отклонением. Кому-то нравятся попы, кому-то руки, кому-то волосы, кому-то грудь, а почему ножки не могут нравится? И вы не подумайте, что я настолько глупый, что поднимаю эту тему с девушками на первом свидании. Нет, ничего подобного я не делаю. Только с теми девушками, с которыми у меня уже налажено доверие, но результат — не утешительный. Вот почему у меня такая агрессия. Не надо только писать, что у меня с головой нелады. Нет. Потому что это наоборот адекватная реакция психики, когда у человека более 15 лет не получается то или иное, он начинает негодовать, злиться, нервничать. Неважно где. В интернете, или не в интернете. Вот мне тоже надоело каждый день просыпаться и эти безобидные тараканы в голове давить. Давить, да давить. Моё мнение, что я полное право имею массировать ноги девушке. Это же девушка, а не мама. Никакого инцеста и извращения тут нет. А мне, не единая девушка не позволила. Сколько я ищу, бьюсь, но ничего не выходит. Уже половина интернета перерыл, а мне ни один человек не позволил помассировать ножки. И всем наплевать, что я жить без этого не могу, что мне нравится это до глубины души. Надоело. Мало того, что с рождения незрячий — это первая проблема, так ещё и не могу фут фетиш удовлетворить. Хотя бы просто девушке ножки поласкать, без лизания, без целования, только руками. Нет, по фигу. Получается полная дискриминация. По глазам — дискриминация и по половому признаку — тоже она же. Двойная. Хотя фут фетиш — если с точки зрения психиатрии, заболеванием не считается. Я уже облазил кучу сайтов в гугле и яндексе, где искал ответы сексологов, психотерапевтов на эту тему. И они все пишут, что ничего ужасного здесь нет. Если у парня есть желание ласкать женские ступни — на здоровье, в психушку за это никто не положит. Ясно? Поэтому я не успокоюсь. Пока в моей жизни не появится такая девушка, которая любит ласку ступней. Мне надоела эта дискриминация. Какие-то ноги и то не поласкаешь. И так уже на протяжении 15 лет. Хватит с меня. Просто неудовлетворённость в сексуальном плане. Я просыпаюсь и вынужден ежедневно подовлять свои безобидные желания. Я что, педофил, убийца, приступник, ещё кто нибудь? Нет. Упаси Господи. Нормальный, высокий парень, хоть и незрячий. Не пью, не курю и не буду даже начинать. И уж на фут фетиш полное право имею.

Кстати, что касается нормы в сексе. Я забыл написать, что не просто читал статьи на эту тему, а даже спрашивал у сексопатологов, психотерапевтов самостоятельно — фут фетиш — норма или нет? Они мне ответили, что да, норма. Все врачи в один голос. Никакого отклонения тут нет, не по природе, не по медицине. Поэтому буду настаивать, что я прав.

Дальше. Если оставить эту тему в покое, получается несправедливо. Сейчас объясню, о чём я. Я познакомлюсь с девушкой, потом у нас завяжутся отношения, потом дело дойдёт до постели. И. Будет игра в одни ворота. Девушка попросит, чтобы я ей сделал хорошо. У неё же тоже фантазии есть. А сама, в ответ, даже ножки мне поласкать не даст, потому что ханжа. Получается, я ей буду делать приятно, а сам буду оставаться не удовлетворённым.

А это уже эгоизм. Я девушке всё, а она мне даже ножки давать не будет. И я разговаривал в интернете с такими мужчинами. Они мне сказали: мы девушке делали хорошо, а она нам даже не позволила ножки ей поласкать. И пришлось расстаться.

Так что проблема серьёзная, совсем не высосанная из пальца. Как бы мне не говорили, что я зря самого себя накручиваю. Не зря.

Вы предлагаете мне мучиться до конца жизни? Если сейчас эту проблему не решить, она не решится сама собой. А я не хочу страдать до конца жизни.

Если мне врач сексопатолог сказал, причём далеко ни один, многие, что фут фетиш — это нормально, значит нормально.

И ещё. Мало того, что меня девушки не слышат, они меня ещё и извращенцем не за что обзывают. За какие-то невинные ласки ножек называть парня извращенцем. Я пытаюсь познакомиться с девушкой, а только уже через время рассказываю о своём предпочтении. А она отвечает: иди отсюда извращенец.

Именно в этом заключается моя агрессия. Не в незрячести, не в слепоте, а в этом.

Я буду обращаться в суд по правам человека. И, если вы думаете, что он назначит экспертизу мне, то вы очень ошибаетесь. Назначат девушкам, а не мне.

Если бы мне сексопатологи ответили бы, что фут фетиш является патологией, вот тогда я хорошо бы задумался над своим поведением и сдулся бы. Не писал бы об этом в сети. А если даже врачи за меня, а не против, есть над чем задуматься.

Давайте я буду вас постоянно обзывать извращенцами? Вы же удивляетесь, откуда у парня такая злость в молодом возрасте? Представьте. Если вас за безобидные пристрастия годами будут называть извращенцами? Вы после этого сильно добрыми станете? Я сомневаюсь.

И, на счёт суда. Вообще, то, мне бы не хотелось этого делать. Я написал это на эмоциях, с горяча. Меня родители добрым воспитали. И я бы хотел решить эту проблему мирным путём. Чтобы мне общество помогло найти девушку, которой приятно, когда ей ласкают ножки. И ни в какой суд я не пойду.

Но если мне не помогут, мне придётся это сделать. Знаете почему? Потому что моё желание не является извращением. А меня называют извращенцем. По статье УК РФ, это оскорбление личности. Да и вообще, так мучиться мне надоело. Какие-то ступни и те не поласкаешь. Я не буду больше это издевательство терпеть.
Показать полностью...
Моя милая Настя. Глава 5

На утро мы позавтракали вдвоем с Настей, потом её забрала Ольга и они уехали на канатку. А меня ждала работа, собственно, зачем я сюда и приехал. Рабочие таскали телевизор и мы отлаживали сигнал. Работы было много, надо было обойти все шесть корпусов плюс два отдельных коттеджа. Провозились почти до вечера.

Ольга с Настей приехали в обед. Видно, что Настя была довольна поездкой. Когда я их увидел они весело болтали и смеялись. Они вместе покушали и видя, что я занят пошли на бассейн. Встретились мы только за ужином, Ольга тоже села за наш столик. Настя без умолку рассказывала про поездку, про увиденную там змею, да про то что с ней познакомились те мальчишки. Мы слушали её, смеялись, но между собой толком не разговаривали. После ужина все вместе вышли на свежий воздух.

— Настя, — обратилась к ней Ольга. Ты нас с папой отпустишь вдвоем погулять? Нам по работе надо обсудить, тебе не интересно все равно будет.

— Ладно гуляйте, — согласилась дочка. А я тогда пойду на бассейн, посмотрю, как мальчишки ныряют в темноте. Они говорили, что убегают от бабушки, и плавают в бассейне, и меня звали.

— Хорошо, только ты сама не ныряй, — сказал я. Ключи у тебя? Если что потом в номер иди.

Настя кивнула и мы разошлись в разные стороны. Мы с Ольгой пошли по аллее, ведущей к эстраде. Вечер был необычно теплый. Приближался июль и все отдыхающие даже вечером уже ходили без кофточек и олимпиек. Почти стемнело, мы шли молча пока Ольга не начала разговор первой.

— Ну ты меня огорошил вчера, — сказала она. Я в шоке до сих пор.

— Ну, извини, что не предупредил, — усмехнулся я.

— Да уж… судьба играет со мной злые шуточки, — вздохнула она. Знаешь, когда увидела тебя почти сразу поняла, что ты мой человек. Ну вот бывает такое. Пообщавшись, еще больше убедилась в этом. Ты мало говоришь, но делаешь, ты спокойный и уверенный, заботливый и надежный. Такого я может всегда и искала. А когда ты рассказал, что у вас с женой разлад, то поняла, что у нас может всё получиться. И, ты не подумай, что я вот так перед каждым раздеваюсь. Это был знак моего доверия тебе. Вообще я после развода ни с кем из мужчин не встречалась, хотя предложений было много.

— Да, не сомневаюсь, ты очень красивая. Ты знаешь, у меня были те же ощущения, насчет своего человека. Ты конечно же мне сразу понравилась, и я был немного удивлен, что ты на меня обратила внимания, но и рад этому безусловно. И, признаюсь, что влюбился в тебя. Мне трудно об этом говорить, но тебе расскажу как это со мной произошло.

— Нууу, вообще то мне дочка уже твоя всё рассказала, — улыбнулась она.

— Да??? – напрягся я. И что? Что же она тебе рассказала?

— То что жена вас случайно увидела с ней в постели. Иии… Нет, ты не подумай, что я тебя в этом упрекаю. Зная Настьку, я понимаю тебя и верю, что она это и спровоцировала. Жена забрала дочь к себе, так? Ты очень был расстроен этим. Она тебе выставила такие идиотские условия, и ты выполнил их. Так? Вот что она рассказала.

— Ну, да, в общих чертах, да, — я немного выдохнул и был рад, что мне самому не пришлось всё это рассказывать, хотя я бы придумал несколько другую историю, без участия дочки, ну например, как последствие травмы.

— Еще сказала, что помогла тебе отрезать ИХ ваша знакомая тетя Катя, — добавила она.

— И это правда… — сказал я. Но…

— Дима! Я только не понимаю зачем ты на это пошел? Как тебе в голову пришла такая дурацкая мысль покалечить себя? Ты что монах что ли какой, в ските собрался жизнь провести? Ты и меня этим очень расстроил, ты знаешь? – обиженно сказала она.

— Олечка! Я и сам себе уже тысячу раз мысленно дал по лбу за то что сделал! Не знаю, умопомрачение какое-то было. Никто толком меня не поддержал, не с кем было поделиться. Ты знаешь, я как будто шел по дну оврага, не видя что там дальше впереди, мои друзья и близкие люди стояли наверху и только наблюдали. Никто не указал мне и не предупредил об опасностях впереди. Думаю, если б ты была рядом, то я о таком и подумать не смог.

— Это точно, — сказала она. Я же говорю, судьба-злодейка.

— Оля, — я робко обнял её за талию. Если мы любим друг друга, мы наверное можем не обращать на это внимание? Я тебя люблю и сделаю всё чтоб ты была счастлива.

— Не сомневаюсь, — вздохнула она. Но, не всё … Мой бывший не хотел детей, ну в общем то и слава богу, и хорошо, что их у нас не было и мы вовремя развелись. А я хочу детей, понимаешь! И я хотела бы их от тебя! А теперь как? Не пришьют же тебе обратно эти твои семенники… Мне 35 и давно пора иметь своих детей. Для женщины это важно, пойми меня.

Ольга положила голову мне на плечои мы шли по аллее молча. Мне действительно нечего было ей предложить в этом плане.

— Если только тебе чьи-нибудь имплантировать? – пошутила она. Не знаешь, сейчас делают такие пересадки?

— Нет, не слышал такого, — сказал я. Да и от чужих яиц и дети наверное будут чужими?

— И мне даже не важен по большому счету секс, мне нужны мои дети и семья, — продолжила Ольга. Кстати, интересно, как это он у тебя работает без яиц? Я читала, что в гаремах султанов специально кастрировали мужчин-рабов, чтобы они не могли ну, покуситься на их жен.

— Оля, так меня поэтому и переклинило. Я ведь думал, что лишившись их у меня и желание к женщинам пропадёт. Вот этого тебе Настя не сказала. А это так. Но я рад что у меня всё работает. И мы ведь можем с тобой встречаться?

— Ну можем встречаться конечно, но это уже не то. Для меня, как для женщины под 40, смысл потерян. Извини. Эх, какой же ты дурачок… — Ольга вздохнула и чмокнула меня в щеку.

Я тоже вздохнул и прижав её покрепче к себя поцеловал в уголок губ. Мы давно прошли мимо эстрады и свернули на дорожку, ведущую к бассейну.

— А пойдем посмотрим, Настя еще на бассейне? – предложила она.

Мы прошли через стадиончик и подошли к небольшому декоративному заборчику, огораживающему территорию бассейна. Было часов 8 вечера, но уже было темно, в горах рано темнеет. По периметру бассейна горели несколько фонарей. В самом бассейне никто не купался, а Настю мы увидели около бортика. Она сидела на шезлонге, вытянув ноги. Перед ней, почти по стойке смирно, стоял один из знакомых мальчишек. Второй сидел на другом шезлонге рядом.

— Что это они там делают, интересно? – вполголоса сказала Ольга. Этот, что стоит мальчик, это Вадик. А тот пухленький рыжий – Юрка. Они с нами были сегодня на канатке. Знаешь, Настя твоя, строила их там, они за ней прям ходили, слушались. Вот, женская сила, — хихикнула она.

— А я не понял, этот Юрка, он без плавок что ли сидит? – переспросил я. Или это у него такие плавки узкие, что не разглядеть?

Мы стали приглядываться. Да, действительно, рыжий Юрка сидел на шезлонге голым, прикрывая ладошками свои мальчишечьи принадлежности. Настя сидела в шортах, но без топика, рядом с ней были раскиданы карты. Настя что-то выговаривала Вадику.

— Ну, что снимай плавки, раз проиграл, — донеслось до нас. Юрка, мы же ведь так договаривались, подтверди? Вон Юрка снял и сидит себе спокойно. Да и я проиграла и майку сняла. Ну, так что, давай? Или ты трусишь?

Нам не было видно лица этого Вадика, но мы были уверены, что сейчас он пылает от стыда.

— Может я в бассейн лучше прыгну, как Юра? – промямлил мальчик.

— Не-а, Юрка прыгал в бассейн после того как свои плавки проиграл, потому что ему уже играть не на что было. – ответила строго Настя. Эх ты трусишка! А сами то — давай на раздевание играть! Тогда я одеваюсь и ухожу.

— Нет, не уходи, — стал просить пухлый. Вадим, не хлюзди!

Мальчик нехотя снял плавки и остался стоять голышом перед Настей и Юркой.

— Хе-хе, — хихикнула Настя. Вы Меня хотели наверное раздеть? Играть научитесь! Садись, мы уже насмотрелись на тебя, да Юр. Твоя, кстати, очередь сдавать карты, — девочка собрала колоду и подала Вадиму.

Вадик сел на шезлонг рядом со своим товарищем и, и спрятав писюн между ног, стал тасовать карты.

— Ну, а на что будете играть? — спросила Настя. У меня то еще две вещи остались, а вы? Если хотите, чтоб я разделась, то вам еще два раза подряд надо чтобы я проиграла. Потом пойду с вами в бассейн.

*********

Я как то сразу напрягся.

— Они двое против неё одной, — сказал я Ольге.

— Да, не переживай так. Твоя дочка за себя постоит сама. Это все женские хитрости. Давай лучше понаблюдаем.

*********

— На нырнуть в бассейн голышом! — сказал Вадик.

— Ну, да, тебе можно. А Юрка то это уже использовал! – ответила она. Юр, что будешь делать, если проиграешь?

— Хочешь, тебе кепку свою отдам, новая NY, — предложил тот.

— Фи, да она уже у меня, — засмеялась Настя и вытащила из под шезлонга кепку и надела её.

— А что тогда? – спросил Юрка.

— Ну, если ты проиграешь, то когда будем уходить по домам, ты до корпуса пойдешь голым! – сказала она. Вадик, как тебе это «наказание» для Юрки?

— Да, точно, нормально, — захихикал тот.

Вадик стал сдавать карты, играли они по все видимости в дурака. Мы наблюдали за ними из своего укрытия за заборчиком. Мы не особо прятались, но лампы светили прям на ребят по периметру бассейна, и нас разглядеть можно было только, если особо захотеть. Они начали играть – шестерка–восьмёрка, еще восьмерка-валет, валет-туз, бито, семерка, семерка – десятка, дама, еще дама – туз, десятка – беру и так далее. Мальчишки играли в поддавки между собой, стремясь обыграть девочку. Проиграла моя Настька. Ребята довольно потирали ладошки. Настя встала и демонстративно сняла шорты, и осталась в голубеньких в цветочек трусиках. Она бросила шортики на шезлонг к пацанам и села на место.

— Ха, и ничего такого, не то что вы, — сказала Настя и стала собирать карты.

Видно было, что мальчишки воодушевились победой, ведь им осталось обыграть девочку всего один раз. Они ерзали на шезлонге и торопили Настьку с раздачей.

Настя неспешно сдала карты и игра опять началась. Она была спокойна, а мальчишки нервничали. Они не внимательно следили за игрой, упрекали друг дружку в промахах, подкидывая не те карты, стараясь больше просто выйти из игры первыми, нежели победить. В итоге первым сбросил все карты рыжий, а Вадик остался в проигрыше.

— А-ха-ха, — засмеялась Настя. Вадик – дурак! Давай исполняй. Ныряй!

Вадик помялся, подошел к бортику бассейна, сверкнула его белая попа и он нырнул. Ребята похлопали. Он проплыл до противоположного бортика и обратно, вылез по лесенке и подошел к друзьям. Он сел и снова спрятал свой писюн между ног. Настя расхохоталась.

— Чё я ваши письки не видела? Между прочим, я на нудистском пляже была в Крыму и там все ходят голые, никого не стесняются. Так что видела всё, что вы тут пытаетесь спрятать. Сидят здесь такие, засунули письки между ножек. Так вы на девчонок похожи, знаете? А ты, Юрка, я видела как ты в переодевалке тогда выпендривался, а щас чего застеснялся?

Ребята переглянулись между собой и захихикали.

********

— Эй, — тронула меня за плечо Ольга. Ладно, идем уже, пусть молодежь развлекается. Не хорошо подглядывать. Идем, а то ты уже заревновался весь я вижу. Мне еще к воротам надо, ключ от мерса охраннику отдать. А с Настькой ничего не будет, не волнуйся.

Мы потихоньку отошли от забора и стали подниматься вверх к воротам базы. Мы неспешно шли, а через какое-то время нас обогнали два подростка. Они бежали, сверкая своими белыми задницами до самого своего корпуса.

— Ха-ха, — засмеялась Ольга. Вот видишь, всё нормально. Проиграли мальчишки твоей Настьке. Интересно, правда, что они бабушке своей скажут. Она у них строгая. Как бы её инфаркт не хватил.

Мы дошли до ворот, Ольга передала ключи охраннику и мы спустились к своему корпусу. Не хотелось с ней расставаться. Я понимал, что это возможно последняя наша встреча. Ольга видимо это тоже понимала, и подойдя к корпусу позвала попить кофе. Я конечно не отказался.

Мы сидели, пили кофе, допили также и остатки вермута, болтали о работе, о Насте и о всяком разном, но тему наших отношений так больше и не затронули. Да, мне и так всё было ясно. Опять фортуна повернулась своим задом, и причем не самым красивым.

— Знаешь, а я заметила, что Настя твоя тебя очень любит. И по-моему, не только как отца, — сказала Ольга. Когда она рассказывала о твоем «происшествии», видно было, что для неё это тоже была травма. Да и ко мне она видимо ревновала. Мы женщины это чувствуем.

Мне нечего было ей ответить. Да, это было так, и я знал это как никто другой, но углубляться в обсуждение не хотел. Мы еще посидели немного и я попрощался и ушел. Было еще часов 10 вечера, я вышел на воздух, выкурил пару сигарет, и только потом поднялся в номер.

Настя была там. Она уже искупалась и сидела в своей пижамке перед зеркалом и наводила красоту.

— Ну, как, погуляли с Олей? – спросила она, подкрашивая реснички.

— Да, прогулялись, — ответил я. Настюш, а ты зачем ей рассказала про меня, ну про то что со мной… ну, — стараясь, как бы помягче и без особых претензий, выразить свою мысль.

Дочь обернулась и удивленно посмотрела на меня.

— То что у тебя яичек нет? – не заморачиваясь переспросила она.

— Ну, да. Зачем?

— Ну я ей просто ответила. Похоже, она и сама знала, раз спросила. Наверное, увидела это где-то, я не знаю где? – недвусмысленно ответила дочь.

Крыть было нечем, и я пошел в душ, ополоснуться после тяжелого рабочего дня. Я искупался, вышел и, расправив кровать, лег на свою половинку. Настя всё еще сидела у зеркала и расчесывала волосы щеткой. Я смотрел на неё и любовался. По сути она опять осталась у меня одним единственным человеком, который меня понимает и любит. С Ольгой видимо всё останется уже в прошлом, я больше не надеялся на продолжение отношений, она ясно сказала – всё хорошо, только ей нужен ребенок, а я этого не могу. Всё, сказка кончилась.

Настя закончила причесываться и подошла к постели.

Я рассматривал дочь в её трогательной пижамке, и всё больше проникался теплотой и нежностью к этому самому родному существу.

Тут она сняла штанишки, и, расстегнув пуговки на пижамной рубашке, сняла и её, оставшись совсем голенькой.

— Пап, а я красивая?

— Конечно красавица ты у меня, — ответил я, деловито оглядев её. Самая красивая!

— Ну, я сексуальная? – настаивала дочь, стоя передо мной неглиже.

Она подошла ближе, и, поставив одно колено на постель, присела рядом.

— Ой, Настя, Настя, моя милая Настя. Ты мне свет в окошке, ты же знаешь. Но как же мы дальше будем?

Дочка положила голову мне на грудь.

— А так и будем, – улыбнулась она. Я уже почти взрослая, будем жить вместе. Разве нам плохо?

— Взрослая ты моя, женщинка, — я погладил её по волосам и спине. Ты себя хорошо знаешь?

— Не знаю, а ты расскажи, — сказала она и легла рядом.

Я повернулся к ней, и оперев голову на локоть оглядел её тело. Я провел рукой по груди и потрогал конусики сосков.

— Сисечки твои скоро вырастут, и будут кругленькими и упругими как мячики, — сказал я.

Я провел вдоль талии.

— Фигура станет женственней. Бедра будут шире, и попка побольше.

Настя слушала затаив дыхание и кивала головой.

— Как у Оли? — спросила шепотом она. У неё красивая фигура.

— Да, как у Оли.

Я погладил лобочек.

— Здесь волосики вырастут. Но женщины обычно их сбривают или депилируют как то.

— Я знаю, — сказала она и слегка раздвинула ноги.

Моя рука сама опустилась на её губки и я стал их щупать.

— Это большие половые губы. Знаешь?

— Не-а.

Я завелся от прелестей дочери и уже не мог остановиться. Я встал с кровати и принес настольное зеркальце.

— Сейчас посмотрим, — сказал я, и встал на колени перед кроватью.

Настя всё поняла и согнув ноги в коленях развела их в стороны. Щелка приоткрылась, слегка обнажив внутренние складочки.

Я раздвинул губки и подставил зеркало меж её ног.

— Тебе всё видно? – спросил я.

— Угу, — кивнула она.

— Вот это твои малые половые губы, — потрогал я розовые лепесточки-складочки. А вот сверху видишь маленький пупырышек? – спросил я.

— Ага.

— Это клитор. От него женщины получают удовольствие, — я понажимал на него пальцем и провел вокруг.

— Щекотно, — хихикнула она. У тебя пальцы шершавые!

— А вотдырочка из которой ты писиешь, — я раздвинул лепесточки малых губ и показал на маленькое отверстие.

— Знаю это, — Настя прыснула от смеха.

Я продолжил осмотр и показ дальше.

— А эта большая дырочка, это твоя вагина.

— А что в ней?

— Ну, что? Там проход внутрь тела женщины, в матку. А на входе — девственная плева.

— Это целка? – перебиладочь.

— Да, доча, целка. Но вообще то она называется плева.

— А, понятно. Но у меня её уже нет все равно, — хихикнула она.

Я залюбовался нежными складочками её письки, и не выдержав прикоснулся к ним языком.

— Вот такое у вас женщин строение, — сказал я, оторвавшись от нежного бутончика.

— А у мальчишек? – спросила она.

— У мальчишек всё наружи и гораздо проще, — ответил я.

— Ну, тоже расскажи, а.

Я встал и повернулся так, чтоб ей было лучше видно.

— Ну, вот это член, — я взял его двумя пальцами и приподнял.

Затем я стянул кожицу и оголил головку.

— Это его головка, — сказал я. А под членом яйца … должны быть.

— А зачем вам яйца? – спросила дочь. Твоя, ой, твой член красивее выглядит без них вообще то.

— В яйцах вырабатываются сперматозоиды, и когда они попадают женщине в вагину, то проходят до матки, и там зарождается ребенок.

— Ааа. Так интересно!

— А что, вам на анатомии вообще об этом ничего не рассказывали? – спросил я.

— Не-а. Там только про скелет, про мышцы, я помню рассказывала учительница, и про пищеварительную систему. А ты интересно рассказываешь. Еще расскажи! Как эти сперматозоиды попадают в женщину?

Настя потянулась рукой и потрогала член.

— Когда мужчина возбуждается, у него возникает эрекция, и член поднимается, — начал я.

От Настиных ручек мой член стал надуваться и подниматься синхронно с моим рассказом, как будто я заранее готовился к этому фокусу. Настя с любопытством смотрела как в её руках член начинал набухать и расти.

— Ой, а как ты это делаешь? – пискнула она от восторга. Твоя писька только что была мягкая, а сейчас стала твёрдой и большой.

Мой член пульсировал и набирал силу. Он уже торчал параллельно полу слегка изогнув головку вверх.

— Это само собой происходит. Мужчина возбуждается вот здесь, — я показал на голову. Мозг подает команду и организм гонит кровь к члену, и он набухает и увеличивается. Сам, по приказу я этого сделать не смогу.

— А, здорово. Он такой красивый, когда большой. А у этих мальчишек такие смешные пиписьки, маленькие как червячки. Ой…

— Что? – переспросил я, думая, что Настя мне расскажет про свои вчерашние приключения.

— Не-не, ничего. А рассказывай дальше!

— Член поднимается, возбуждается. Потом мужчина засовывает его в вагину женщине, и, ну начинает тереться и доводит себя до оргазма. Ну это такой пик самого приятного состояния. В это время его яички вырабатывают те самые сперматозоиды и они выплескиваются внутрь тела женщины. Вот такая анатомия с физиологией.

Настя слушала, не выпуская члена из рук.

— А ты покажи как это делается, — вдруг попросила дочь.

Я и сам был уже на взводе, а после этих слов у меня снялись все мои табу.

— Хорошо, — сказал я и потушил один из светильников над кроватью.

Я сел на колени между её ног и стал направлять член в промежность.

— Ты расслабься и закрой глаза, хорошо? – сказал я полушепотом. Если будет больно, скажи.

— Угу — кивнула она и прикрыла глаза.

Я стал осторожно вводить член. Засунув до половины, начал медленно двигать им взад и вперед, наблюдая за ней.

Не вынимая члена, я сменил позу и, опершись на руки, навис над ней. Я вытянул ноги и стал входить в неё глубже и двигаться побыстрее.

— О-о-ой, — вырвалось у неё из груди.

Я остановился.

— Нет, нет, можно еще, — прошептала она, не открывая глаз.

Я то останавливался, то начинал двигаться снова. Внутри неё всё увлажнилось, а тесная вагина крепко обволакивала мой член, не желая его выпускать. Таких ощущений я не испытывал уже давно.  Я полностью контролировал и своё тело и её. Мы как будто слились воедино. Я осторожно сунул член во всю его длину и стал делать им круговые движения. Настя сжала губы, и я понял что ей больно. Я вытащил и снова сел на колени между её ног. Настя открыла глаза и уставилась на член.

— Больно? — спросил я.

— Нет, ну немножко, — ответила она. Засунь еще, только не глубоко.

— Хорошо.

Я ввёл член наполовину и обхватив её под попу стал двигать ею навстречу члену. Я почувствовал как приятная волна приливает к моему телу. Сделав еще несколько движений, я на мгновенье остановился и ввёл член до упора. Мой член пульсировал внутри Насти, а тело затрепетало от оргазма. Я кончил.

Я притянул дочку за плечи и прижав к себе стал целовать её лицо и шею. Её тесная дырочка не выпускала член, даже когда он обмяк и сдулся. Наконец я вышел из неё и лег рядом.

Я уже погружался в сон, дочка придвинулась ко мне и обняла за шею.

— А я чувствовала как он дрожит во мне, — сказала она. Хм, так необычно… Мне больно не было, только боялась, что он мне живот проткнет.

— Да? Ну, хорошо, я и не хотел чтоб тебе было больно. Ну, давай спать?

— Хорошо. А ты завтра еще покажешь? Ну, как-нибудь по другому?

— Посмотрим, — сказал я и поцеловал её в носик.

Она выключила светильник возле своей кровати и мы легли спать. Меня уже не мучал стыд или угрызения совести. Мне опять показалось, что жизнь налаживается и она хороша.

*********

Проснулся я рано, дочка еще спала крепким сном, стиснув подушку между ног. Я искупался, побрился и потихоньку вышел на балкон. День только загорался, проснулись и зачирикали утренние птички, и свежий воздух обдал меня бодрящей прохладой. На улице еще никого не было, только поливалка шумела где-то внизу лагеря поливая дорожки и зеленые полянки вдоль них. Я вдохнул горный воздух и закурил сигарету.

— Э-эй, — послышалось откуда то снизу. Доброе утро нудистам.

Я от неожиданности выронил сигарету, и сдернув, что попалось первым с бельевой веревки, прикрыл себя. Под моим балконом стояла Ольга. Она была в своем спортивном костюме и видимо готовилась на пробежку.

— Доброе утро, — тихо ответил я. Напугала. Чё не спится, рано ж еще.

— А я круглые сутки на работе, ты забыл? – также тихо сказала она. Пойду оббегу свои владения. Присоединяйся, если хочешь.

— Не, — замахал я головой. В другой раз. Не в форме.

— Ага, вижу. Форма у тебя не для пробежки явно, — улыбнулась она.

Ольга убежала, а я зевнув, снова вернулся в кровать. Настя проснулась ближе к 8и, тогда уж и я встал окончательно. Она умылась  и мы пошли на завтрак.

Вскоре к нам за столик присоединилась и Ольга.

— Сегодня хлопотный денек, — сказала она.

— Почему? А что случилось? – поинтересовалась Настя.

— Ну, во-первых, большой заезд будет. Сразу 22 человека заезжают. Второе, едет партия телевизоров. Оплатили уже и обещали уже вот скоро доставить. Кстати, как у вас там дела с вашими кабелями, проводами?

— Делают, — ответил я. После завтрака посмотрю что осталось. Вроде, последний корпус должны были сегодня начать. А что за телеки привезут?

— А. Хорошо. Привезут LG 32 дюймовые, и настенные крепежи к ним. Пока только 12 заказали, будем ставить их в люксы. Так что Дмитрий, работников настраивай на ударный труд сегодня. Последний корпус могут пока оставить, а эти телеки надо сегодня постараться установить.

— Хорошо, Оль, настрою. Сделаем, — ответил я.

— И еще у меня новость. К нам едут музыканты, рок группа из города. Так что вечером будет концерт. Вот так.

— Круто! – сказала дочка. А когда они приедут?

— Мда, круто то круто, да мне с ними возиться. Они же хлопотные, я их знаю. А приехать должны к обеду. Вот так.

Ольга доела свой омлет и встала из-за стола.

— Всё, побежала. Кучу номеров надо подготовить, потом встретить музыкантов, и, в общем ладно. А вечером на концерт.

Настя была в приподнятом настроении и всё гадала что же за группа приедет. Мы закончили кушать и я пошел искать своих работников. Настя сказала, что пойдет к мальчишкам рассказать новость, и они будут на бассейне. В общем, все разошлись по своим делам.

Ближе к обеду я увидел как приехала шумная разношерстная толпа музыкантов и их сопровождающих. Ольга их вела в корпус размещаться. Позже я заметил, как молодежь лагеря потянулась к бассейну. Видимо музыканты сразу решили потусоваться там. На обед я не пошел, стараясь выполнить обещанное Ольге, и все подгонял и помогал рабочим побыстрей установить телевизоры.

Закончили часам к 5ти, и я пошел к себе в номер передохнуть. Вскоре прибежала и дочка, она была в возбужденном радостном настроении.

— Ну, как, увидела музыкантов? — спросил я.

— Да, мы с ними познакомились уже на бассейне, — с гордостью ответила она. Это же «Городские Бродяги», их по телевизору даже показывали. У них мотоциклы у всех есть, там в городе. У них четверо ребят и девушка. Один парень на барабанах играет, другой, Гена на синтезаторе, еще двое — на гитарах, и один из них поет, и девушка тоже поет, — тараторила дочь. После ужина пойдем сразу на эстраду. Гена мне обещал дать поиграть на синтезаторе, я ему сказала, что тоже умею.

— Понятно, понятно, стандартный набор, — сказал я.

Настя пошла в душ, а выйдя, стала прихорашиваться и наряжаться. Я лежал на кровати и наблюдал за её суетой. Она высушила голову феном и расчесала волосы, потом села перед зеркальцем краситься. Затем перебрала все привезенные с собой шмотки и перемерила кучу нарядов, остановилась на красном платье с тоненькими бретельками. Она нацепила сережки, браслетики и колечки. Под конец одела туфельки и всё, принцесса была готова к балу. Я изумился как она преобразилась, передо мной стояла полноценная девушка, от девочки и следа не осталось.

— Пап, собирайся уже, пошли на ужин, — торопила она.

— Хорошо, хорошо, — ответил я, вставая с кровати. Мне то быстро одеться.

Я нацепил свежую майку и надел шлепанцы.

— Хоп, и я готов, — сказал я.

Настя рассмеялась.

— Ну, ладно, пойдем так. Я думала ты тоже оденешься, ну джинсы например, рубашку. Там же танцевать будем.

— Да, нормально, я и так потанцую, — сказал я и мы пошли на ужин.

Я не обедал, поэтому с охотой налег на еду, естественно, с традиционным 100гр коньяка. Настя ела мало, она то боялась капнуть на платье, то смазать губную помаду. Толком не доела ни первое ни второе, попила чай, и встала из-за стола.

— Ну, ладно, ты доедай, и приходи на концерт, а я пойду уже, ладно? — сказала она.

— Ну, давай беги.

Настя убежала. Я спокойно доел свой ужин и вышел на воздух, сел на лавку и закурил. Из корпуса вышла Ольга. Она тоже была красиво одета, на ней была шелковая темно-синяя блузка без рукавов, кожаные короткие брючки и туфли на каблуках, а сверху дополняла всё это кожаная жилетка. Ольга подошла ко мне.

— Куришь? А Настя наверно уже убежала, да? – сказала она. Ну если ты идешь на концерт, то пошли. Мне же его открывать надо. Без меня не смогут начать.

Я бросил недокуренную сигарету и мы пошли к эстраде.

Какофония звуков уже доносилась оттуда. Музыканты и их помощники настраивали аппаратуру. Скамейки нескольких передних рядов зрительного зала были убраны по сторонам, и в центре образовалось подобие танцпола. Зрители-отдыхающие кто сидел на скамейках, кто уже пританцовывал на площадке. Я стал искать глазами Настю. Среди сидящих и пританцовывающих её я не увидел. Я заметил её друзей, мальчишек, Вадима и Юрку, и подошел к ним узнать где Настя. Они поздоровались и кивнули в сторону сцены.

Я пробежался глазами и увидел свою дочь. Она стояла за синтезатором, а рядом с ней какой-то молодой человек с козлиной бородкой наркоманистого вида. Его рука лежала на плече моей дочери. Настя что-то играла на синтезаторе, а козлобородый подыгрывал ей одной рукой и улыбался. Его улыбка мне сразу не понравилась, как впрочем и он сам. Молодому человеку, если его можно было так назвать, было на вид лет за 30. Взлохмаченная прическа с пробивающейся проплешиной на макушке, зататуированные руки и шея, и выпученные глаза. Он что-то говорил моей дочери, периодически наклоняясь к её уху. Настя хихикала и кивала головой.

Ольга поднялась на эстраду и попробовала микрофон.

— Раз, Раз, меня слышно? Ребята, можно начинать? – спросила она.

Какофония поутихла и зрители зааплодировали. Настя тоже убежала со сцены и села на ближней к эстраде скамейке. Меня она даже не заметила, как впрочем и своих друзей-мальчишек, всё внимание было на музыкантов.

— Добрый вечер наши дорогие отдыхающие! Меня зовут Ольга и я директор этой базы отдыха, если кто не знает. Приветствую и ребят музыкантов, — начала Ольга. Сегодня чудесный вечер, не правда ли. И сегодня к нам в гости приехала известная музыкальная группа «Городские бродяги»! Давайте поприветствуем их и начнем!

Все зааплодировали, а на эстраде выключился верхний свет и зажглись разноцветные фонари подсветки. К микрофону вышел их видимо главный, парень с гитарой.

— Я всех приветствую! Спасибо Ольга за приглашение, мы всегда рады играть в вашем лагере, мы не в первый раз здесь. Коротко представлю моих друзей и коллег! Бас-гитара – Александррр, клавишные – Ген-н-н-надий, за барабанами – ударник труда Валерий, за пультом – наш гуру Пётр, солистка – наша Елена Прекрасная, и, соло и ритм гитара и также солист группы – это я, ваш покорный слуга — Андрей. Начнем! Ансамбль ударил по аккордам и концерт начался.

Ребята играли свои песни, а также популярные хиты. Весь народ собрался на площадке и танцевал, на скамейках остались только люди постарше, ну и в том числе и я. Настя бесилась на площадке в окружении её знакомых мальчишек и других парней и девушек. Ольга тоже нет-нет выходила на площадку и танцевала, но в основном, она стояла сбоку сцены и наблюдала за порядком. Моя Настя вспомнила про меня только к середине вечера.

— Пап, а ты чего не танцуешь, весело же, — подбежала она и стала тянуть за руку.

— Да пока отдыхаю, набегался сегодня, — ответил я.

— Пойдем, пойдем, — тянула она.

— Хорошо, скоро приду, — сказал я. Вот музыка будет подходящая, и присоединюсь.

Настя убежала, взяв с меня обещание прийти на площадку. Тут ко мне подошла Ольга и тоже стала меня тормошить, чтоб я вышел танцевать. Как раз заиграла музыка, и я типа пригласив Ольгу, пошел на танцпол. Парень и девушка на сцене пели песню «На перекрестках двух дорог». Я обнял Ольгу за талию и мы присоединились к другим парочкам.

— Что-то ты грустный, Дмитрий? А? – спросила она. Концерт не очень?

— Нет, почему, всё класс, — ответил я. Мне что-то пианист ихний не нравиться.

Ольга посмотрела на козлобородого и засмеялась.

— О, да, экземплярчик! – сказала она. Ну, чтож, эти люди Мельпомены всегда были необычные, не от мира сего.

— Да, мне до его образа жизни как то побоку. Мне не нравиться как он на Настьку смотрит.

— Правда что-ли? – продолжая танцевать переспросила Ольга и стала искать глазами мою дочь.

В это время песня закончилась и в микрофоне послышался голос этого самого клавишника Геннадия.

— А следующую песню я бы хотел посвятить моей новой знакомой, очаровательной девчухе — Настюхе! – он сделал проигрыш на клавишах. Да, и, я сам её исполню. Она так и называется – «По имени Настя». А чтоб все знали кто эта очаровашка, я хочу пригласить её на сцену. Вот она!

Настя смутилась и удивилась, но под хлопанье и подбадривание народа, всё таки поднялась на сцену и встала рядом с исполнителем, не зная куда девать свои руки. Геннадий поправил микрофон.

— Слова если знаешь, подпевай вместе со мной. Красивое счастье, по имени Настя… — сказал он ей полушепотом и придвинул микрофон.

Песня красивая, но во мне закипала ревность и злость на козлобородого. Ольга заметила это.

— Да не парься ты! Нууу, девчонки иногда западают на таких, но… не надолго,– сказала она. Это же молодость, всё интересно. Пойдем лучше тоже потанцуем.

Мы стали танцевать, а я все время поглядывал на реакцию дочери. Она подпевала на куплетах и хихикала когда не знала слов, но по ней было видно, что она была в восторге от всего происходящего. А я уже хотел, чтобы быстрей закончился вечер и забрать Настю в номер, подальше от этого недопырка. Время подошло к 11 вечера, и Ольга предупредила музыкантов чтоб закруглялись. На сцену вышел Андрей.

— К сожалению, дорогие мои, вечер наш сегодняшний подходит к концу. Мы хоть немного устали, но для вас готовы играть до утра. Но. Но рядом с нами детские лагеря отдыха и там, опять же к сожалению детишкам надо баиньки, а то на нас могут пожаловаться. Итак последняя песня.

Группа сыграла одну из своих песен и вечер закончился. Музыка стихла, помощники вышли на сцену убирать аппаратуру.

Наконец то, — подумал я.

— Настя! – помахал я рукой. Я здесь!

— Да, я сейчас, — ответила она.

Подошла Ольга.

— Фух, неужели этот день закончился! – выдохнула она. Пойдем прогуляемся что-ли?

Она взяла меня под руку и мы пошли вверх по аллее. Мы болтали обо всем и ни о чем. Сели на лавочку и так просидели еще какое-то время.

— Может ко мне пойдем, кофе попьем? — как бы между прочим предложила Ольга. Ты как сегодня, еще в силах?

— Можно, — пробормотал я. Настя только что-то долго не идет, беспокоюсь. Надо бы её домой загнать. Пойдем поищем её, и потом можно и кофе попить, а?

— Ну пойдем, — пожала плечами Ольга. Тогда идем к бассейну, я думаю она там.

Мы пошли обратно к эстраде, там суетились помощники убирая последние приспособления, свернули налево и пошли к бассейну.

Там уже шла другая дискотека. Из бум-бокса доносилась музыка, у ограды стояла и пыхтела дымом шашлычница, а рядом составленные в полукруг, стояли лежаки и шезлонги, на которых разместились музыканты и их поклонники. Мы подошли поближе. Музыканты, увидев директрису поприветствовали нас и позвали к «столу». Столом у них служили два деревянных лежака, на которых уже стояли бутылки с вином и водкой, и много всякой закуски. Народу там было человек 20. Кто-то лежал на шезлонгах и лежаках, кто-то плавал в бассейне, несколько почти голых девушек отплясывали под бум-бокс. Настя сидела на шезлонге в компании этого Геннадия и еще одного полупьяного парня. В руках у них были стаканчики. Геннадий что-то увлеченно рассказывал, держа Настю за талию. Я подошел почти вплотную. Ольга напряглась…

— Насть, — спокойно сказал я. Домой не собираешься?

Все трое повернулись ко мне.

— А это кто? – спросил козлобородый.

— Папа мой, ответила Настя и стала подниматься.

— О, сорри, фазер, присоединяйся к нам! – сказал тот.

— Нет, спасибо, мы лучше завтра, поздно уже, — ответил я.

— Папа, ну дочка пусть погуляет еще с нами, — вступил в разговор второй сидящий рядом.

Он видимо был из отдыхающих, не из группы. И был очень пьян.

— Может, такая знаменитость станет твоим зятем, а? – продолжил он заплетающимся языком. Ты разве не хотел бы видеть звезду своим зятем?

Компания рассмеялась, а меня распирала злоба.

— Да, в гробу я хотел видеть эту знаменитость! – выпалил я.

— Не понял? – козлобородый выпучил на меня и так лупоглазые зенки, и сделал шаг навстречу. Ты что-то против имеешь, давай ща разберемся может?

Я не стал продолжать этот диалог и въехал торцом ладони по подбородку этого «разборщика». Он отшатнулся и не удержавшись на ногах повалился за лежак. Все затихли сначала, а потом его сотоварищи стали собираться вокруг.

— Стоп, стоп, друзья. Во-первых, вы все у меня в гостях и я драк не допущу, — встала между нами Ольга. Потом, он её отец, и беспокоится за свою дочь, вы должны это понимать. И, Геннадий, подружек для веселья надо выбирать из другого контингента. Так что все успокаиваемся. Вы можете продолжать, а Настя идет со своим отцом.

Настя безропотно подошла ко мне и мы все втроем направились к выходу с территории б
Показать полностью...
Моя милая Настя. Глава 5

На утро мы позавтракали вдвоем с Настей, потом её забрала Ольга и они уехали на канатку. А меня ждала работа, собственно, зачем я сюда и приехал. Рабочие таскали телевизор и мы отлаживали сигнал. Работы было много, надо было обойти все шесть корпусов плюс два отдельных коттеджа. Провозились почти до вечера.

Ольга с Настей приехали в обед. Видно, что Настя была довольна поездкой. Когда я их увидел они весело болтали и смеялись. Они вместе покушали и видя, что я занят пошли на бассейн. Встретились мы только за ужином, Ольга тоже села за наш столик. Настя без умолку рассказывала про поездку, про увиденную там змею, да про то что с ней познакомились те мальчишки. Мы слушали её, смеялись, но между собой толком не разговаривали. После ужина все вместе вышли на свежий воздух.

— Настя, — обратилась к ней Ольга. Ты нас с папой отпустишь вдвоем погулять? Нам по работе надо обсудить, тебе не интересно все равно будет.

— Ладно гуляйте, — согласилась дочка. А я тогда пойду на бассейн, посмотрю, как мальчишки ныряют в темноте. Они говорили, что убегают от бабушки, и плавают в бассейне, и меня звали.

— Хорошо, только ты сама не ныряй, — сказал я. Ключи у тебя? Если что потом в номер иди.

Настя кивнула и мы разошлись в разные стороны. Мы с Ольгой пошли по аллее, ведущей к эстраде. Вечер был необычно теплый. Приближался июль и все отдыхающие даже вечером уже ходили без кофточек и олимпиек. Почти стемнело, мы шли молча пока Ольга не начала разговор первой.

— Ну ты меня огорошил вчера, — сказала она. Я в шоке до сих пор.

— Ну, извини, что не предупредил, — усмехнулся я.

— Да уж… судьба играет со мной злые шуточки, — вздохнула она. Знаешь, когда увидела тебя почти сразу поняла, что ты мой человек. Ну вот бывает такое. Пообщавшись, еще больше убедилась в этом. Ты мало говоришь, но делаешь, ты спокойный и уверенный, заботливый и надежный. Такого я может всегда и искала. А когда ты рассказал, что у вас с женой разлад, то поняла, что у нас может всё получиться. И, ты не подумай, что я вот так перед каждым раздеваюсь. Это был знак моего доверия тебе. Вообще я после развода ни с кем из мужчин не встречалась, хотя предложений было много.

— Да, не сомневаюсь, ты очень красивая. Ты знаешь, у меня были те же ощущения, насчет своего человека. Ты конечно же мне сразу понравилась, и я был немного удивлен, что ты на меня обратила внимания, но и рад этому безусловно. И, признаюсь, что влюбился в тебя. Мне трудно об этом говорить, но тебе расскажу как это со мной произошло.

— Нууу, вообще то мне дочка уже твоя всё рассказала, — улыбнулась она.

— Да??? – напрягся я. И что? Что же она тебе рассказала?

— То что жена вас случайно увидела с ней в постели. Иии… Нет, ты не подумай, что я тебя в этом упрекаю. Зная Настьку, я понимаю тебя и верю, что она это и спровоцировала. Жена забрала дочь к себе, так? Ты очень был расстроен этим. Она тебе выставила такие идиотские условия, и ты выполнил их. Так? Вот что она рассказала.

— Ну, да, в общих чертах, да, — я немного выдохнул и был рад, что мне самому не пришлось всё это рассказывать, хотя я бы придумал несколько другую историю, без участия дочки, ну например, как последствие травмы.

— Еще сказала, что помогла тебе отрезать ИХ ваша знакомая тетя Катя, — добавила она.

— И это правда… — сказал я. Но…

— Дима! Я только не понимаю зачем ты на это пошел? Как тебе в голову пришла такая дурацкая мысль покалечить себя? Ты что монах что ли какой, в ските собрался жизнь провести? Ты и меня этим очень расстроил, ты знаешь? – обиженно сказала она.

— Олечка! Я и сам себе уже тысячу раз мысленно дал по лбу за то что сделал! Не знаю, умопомрачение какое-то было. Никто толком меня не поддержал, не с кем было поделиться. Ты знаешь, я как будто шел по дну оврага, не видя что там дальше впереди, мои друзья и близкие люди стояли наверху и только наблюдали. Никто не указал мне и не предупредил об опасностях впереди. Думаю, если б ты была рядом, то я о таком и подумать не смог.

— Это точно, — сказала она. Я же говорю, судьба-злодейка.

— Оля, — я робко обнял её за талию. Если мы любим друг друга, мы наверное можем не обращать на это внимание? Я тебя люблю и сделаю всё чтоб ты была счастлива.

— Не сомневаюсь, — вздохнула она. Но, не всё … Мой бывший не хотел детей, ну в общем то и слава богу, и хорошо, что их у нас не было и мы вовремя развелись. А я хочу детей, понимаешь! И я хотела бы их от тебя! А теперь как? Не пришьют же тебе обратно эти твои семенники… Мне 35 и давно пора иметь своих детей. Для женщины это важно, пойми меня.

Ольга положила голову мне на плечои мы шли по аллее молча. Мне действительно нечего было ей предложить в этом плане.

— Если только тебе чьи-нибудь имплантировать? – пошутила она. Не знаешь, сейчас делают такие пересадки?

— Нет, не слышал такого, — сказал я. Да и от чужих яиц и дети наверное будут чужими?

— И мне даже не важен по большому счету секс, мне нужны мои дети и семья, — продолжила Ольга. Кстати, интересно, как это он у тебя работает без яиц? Я читала, что в гаремах султанов специально кастрировали мужчин-рабов, чтобы они не могли ну, покуситься на их жен.

— Оля, так меня поэтому и переклинило. Я ведь думал, что лишившись их у меня и желание к женщинам пропадёт. Вот этого тебе Настя не сказала. А это так. Но я рад что у меня всё работает. И мы ведь можем с тобой встречаться?

— Ну можем встречаться конечно, но это уже не то. Для меня, как для женщины под 40, смысл потерян. Извини. Эх, какой же ты дурачок… — Ольга вздохнула и чмокнула меня в щеку.

Я тоже вздохнул и прижав её покрепче к себя поцеловал в уголок губ. Мы давно прошли мимо эстрады и свернули на дорожку, ведущую к бассейну.

— А пойдем посмотрим, Настя еще на бассейне? – предложила она.

Мы прошли через стадиончик и подошли к небольшому декоративному заборчику, огораживающему территорию бассейна. Было часов 8 вечера, но уже было темно, в горах рано темнеет. По периметру бассейна горели несколько фонарей. В самом бассейне никто не купался, а Настю мы увидели около бортика. Она сидела на шезлонге, вытянув ноги. Перед ней, почти по стойке смирно, стоял один из знакомых мальчишек. Второй сидел на другом шезлонге рядом.

— Что это они там делают, интересно? – вполголоса сказала Ольга. Этот, что стоит мальчик, это Вадик. А тот пухленький рыжий – Юрка. Они с нами были сегодня на канатке. Знаешь, Настя твоя, строила их там, они за ней прям ходили, слушались. Вот, женская сила, — хихикнула она.

— А я не понял, этот Юрка, он без плавок что ли сидит? – переспросил я. Или это у него такие плавки узкие, что не разглядеть?

Мы стали приглядываться. Да, действительно, рыжий Юрка сидел на шезлонге голым, прикрывая ладошками свои мальчишечьи принадлежности. Настя сидела в шортах, но без топика, рядом с ней были раскиданы карты. Настя что-то выговаривала Вадику.

— Ну, что снимай плавки, раз проиграл, — донеслось до нас. Юрка, мы же ведь так договаривались, подтверди? Вон Юрка снял и сидит себе спокойно. Да и я проиграла и майку сняла. Ну, так что, давай? Или ты трусишь?

Нам не было видно лица этого Вадика, но мы были уверены, что сейчас он пылает от стыда.

— Может я в бассейн лучше прыгну, как Юра? – промямлил мальчик.

— Не-а, Юрка прыгал в бассейн после того как свои плавки проиграл, потому что ему уже играть не на что было. – ответила строго Настя. Эх ты трусишка! А сами то — давай на раздевание играть! Тогда я одеваюсь и ухожу.

— Нет, не уходи, — стал просить пухлый. Вадим, не хлюзди!

Мальчик нехотя снял плавки и остался стоять голышом перед Настей и Юркой.

— Хе-хе, — хихикнула Настя. Вы Меня хотели наверное раздеть? Играть научитесь! Садись, мы уже насмотрелись на тебя, да Юр. Твоя, кстати, очередь сдавать карты, — девочка собрала колоду и подала Вадиму.

Вадик сел на шезлонг рядом со своим товарищем и, и спрятав писюн между ног, стал тасовать карты.

— Ну, а на что будете играть? — спросила Настя. У меня то еще две вещи остались, а вы? Если хотите, чтоб я разделась, то вам еще два раза подряд надо чтобы я проиграла. Потом пойду с вами в бассейн.

*********

Я как то сразу напрягся.

— Они двое против неё одной, — сказал я Ольге.

— Да, не переживай так. Твоя дочка за себя постоит сама. Это все женские хитрости. Давай лучше понаблюдаем.

*********

— На нырнуть в бассейн голышом! — сказал Вадик.

— Ну, да, тебе можно. А Юрка то это уже использовал! – ответила она. Юр, что будешь делать, если проиграешь?

— Хочешь, тебе кепку свою отдам, новая NY, — предложил тот.

— Фи, да она уже у меня, — засмеялась Настя и вытащила из под шезлонга кепку и надела её.

— А что тогда? – спросил Юрка.

— Ну, если ты проиграешь, то когда будем уходить по домам, ты до корпуса пойдешь голым! – сказала она. Вадик, как тебе это «наказание» для Юрки?

— Да, точно, нормально, — захихикал тот.

Вадик стал сдавать карты, играли они по все видимости в дурака. Мы наблюдали за ними из своего укрытия за заборчиком. Мы не особо прятались, но лампы светили прям на ребят по периметру бассейна, и нас разглядеть можно было только, если особо захотеть. Они начали играть – шестерка–восьмёрка, еще восьмерка-валет, валет-туз, бито, семерка, семерка – десятка, дама, еще дама – туз, десятка – беру и так далее. Мальчишки играли в поддавки между собой, стремясь обыграть девочку. Проиграла моя Настька. Ребята довольно потирали ладошки. Настя встала и демонстративно сняла шорты, и осталась в голубеньких в цветочек трусиках. Она бросила шортики на шезлонг к пацанам и села на место.

— Ха, и ничего такого, не то что вы, — сказала Настя и стала собирать карты.

Видно было, что мальчишки воодушевились победой, ведь им осталось обыграть девочку всего один раз. Они ерзали на шезлонге и торопили Настьку с раздачей.

Настя неспешно сдала карты и игра опять началась. Она была спокойна, а мальчишки нервничали. Они не внимательно следили за игрой, упрекали друг дружку в промахах, подкидывая не те карты, стараясь больше просто выйти из игры первыми, нежели победить. В итоге первым сбросил все карты рыжий, а Вадик остался в проигрыше.

— А-ха-ха, — засмеялась Настя. Вадик – дурак! Давай исполняй. Ныряй!

Вадик помялся, подошел к бортику бассейна, сверкнула его белая попа и он нырнул. Ребята похлопали. Он проплыл до противоположного бортика и обратно, вылез по лесенке и подошел к друзьям. Он сел и снова спрятал свой писюн между ног. Настя расхохоталась.

— Чё я ваши письки не видела? Между прочим, я на нудистском пляже была в Крыму и там все ходят голые, никого не стесняются. Так что видела всё, что вы тут пытаетесь спрятать. Сидят здесь такие, засунули письки между ножек. Так вы на девчонок похожи, знаете? А ты, Юрка, я видела как ты в переодевалке тогда выпендривался, а щас чего застеснялся?

Ребята переглянулись между собой и захихикали.

********

— Эй, — тронула меня за плечо Ольга. Ладно, идем уже, пусть молодежь развлекается. Не хорошо подглядывать. Идем, а то ты уже заревновался весь я вижу. Мне еще к воротам надо, ключ от мерса охраннику отдать. А с Настькой ничего не будет, не волнуйся.

Мы потихоньку отошли от забора и стали подниматься вверх к воротам базы. Мы неспешно шли, а через какое-то время нас обогнали два подростка. Они бежали, сверкая своими белыми задницами до самого своего корпуса.

— Ха-ха, — засмеялась Ольга. Вот видишь, всё нормально. Проиграли мальчишки твоей Настьке. Интересно, правда, что они бабушке своей скажут. Она у них строгая. Как бы её инфаркт не хватил.

Мы дошли до ворот, Ольга передала ключи охраннику и мы спустились к своему корпусу. Не хотелось с ней расставаться. Я понимал, что это возможно последняя наша встреча. Ольга видимо это тоже понимала, и подойдя к корпусу позвала попить кофе. Я конечно не отказался.

Мы сидели, пили кофе, допили также и остатки вермута, болтали о работе, о Насте и о всяком разном, но тему наших отношений так больше и не затронули. Да, мне и так всё было ясно. Опять фортуна повернулась своим задом, и причем не самым красивым.

— Знаешь, а я заметила, что Настя твоя тебя очень любит. И по-моему, не только как отца, — сказала Ольга. Когда она рассказывала о твоем «происшествии», видно было, что для неё это тоже была травма. Да и ко мне она видимо ревновала. Мы женщины это чувствуем.

Мне нечего было ей ответить. Да, это было так, и я знал это как никто другой, но углубляться в обсуждение не хотел. Мы еще посидели немного и я попрощался и ушел. Было еще часов 10 вечера, я вышел на воздух, выкурил пару сигарет, и только потом поднялся в номер.

Настя была там. Она уже искупалась и сидела в своей пижамке перед зеркалом и наводила красоту.

— Ну, как, погуляли с Олей? – спросила она, подкрашивая реснички.

— Да, прогулялись, — ответил я. Настюш, а ты зачем ей рассказала про меня, ну про то что со мной… ну, — стараясь, как бы помягче и без особых претензий, выразить свою мысль.

Дочь обернулась и удивленно посмотрела на меня.

— То что у тебя яичек нет? – не заморачиваясь переспросила она.

— Ну, да. Зачем?

— Ну я ей просто ответила. Похоже, она и сама знала, раз спросила. Наверное, увидела это где-то, я не знаю где? – недвусмысленно ответила дочь.

Крыть было нечем, и я пошел в душ, ополоснуться после тяжелого рабочего дня. Я искупался, вышел и, расправив кровать, лег на свою половинку. Настя всё еще сидела у зеркала и расчесывала волосы щеткой. Я смотрел на неё и любовался. По сути она опять осталась у меня одним единственным человеком, который меня понимает и любит. С Ольгой видимо всё останется уже в прошлом, я больше не надеялся на продолжение отношений, она ясно сказала – всё хорошо, только ей нужен ребенок, а я этого не могу. Всё, сказка кончилась.

Настя закончила причесываться и подошла к постели.

Я рассматривал дочь в её трогательной пижамке, и всё больше проникался теплотой и нежностью к этому самому родному существу.

Тут она сняла штанишки, и, расстегнув пуговки на пижамной рубашке, сняла и её, оставшись совсем голенькой.

— Пап, а я красивая?

— Конечно красавица ты у меня, — ответил я, деловито оглядев её. Самая красивая!

— Ну, я сексуальная? – настаивала дочь, стоя передо мной неглиже.

Она подошла ближе, и, поставив одно колено на постель, присела рядом.

— Ой, Настя, Настя, моя милая Настя. Ты мне свет в окошке, ты же знаешь. Но как же мы дальше будем?

Дочка положила голову мне на грудь.

— А так и будем, – улыбнулась она. Я уже почти взрослая, будем жить вместе. Разве нам плохо?

— Взрослая ты моя, женщинка, — я погладил её по волосам и спине. Ты себя хорошо знаешь?

— Не знаю, а ты расскажи, — сказала она и легла рядом.

Я повернулся к ней, и оперев голову на локоть оглядел её тело. Я провел рукой по груди и потрогал конусики сосков.

— Сисечки твои скоро вырастут, и будут кругленькими и упругими как мячики, — сказал я.

Я провел вдоль талии.

— Фигура станет женственней. Бедра будут шире, и попка побольше.

Настя слушала затаив дыхание и кивала головой.

— Как у Оли? — спросила шепотом она. У неё красивая фигура.

— Да, как у Оли.

Я погладил лобочек.

— Здесь волосики вырастут. Но женщины обычно их сбривают или депилируют как то.

— Я знаю, — сказала она и слегка раздвинула ноги.

Моя рука сама опустилась на её губки и я стал их щупать.

— Это большие половые губы. Знаешь?

— Не-а.

Я завелся от прелестей дочери и уже не мог остановиться. Я встал с кровати и принес настольное зеркальце.

— Сейчас посмотрим, — сказал я, и встал на колени перед кроватью.

Настя всё поняла и согнув ноги в коленях развела их в стороны. Щелка приоткрылась, слегка обнажив внутренние складочки.

Я раздвинул губки и подставил зеркало меж её ног.

— Тебе всё видно? – спросил я.

— Угу, — кивнула она.

— Вот это твои малые половые губы, — потрогал я розовые лепесточки-складочки. А вот сверху видишь маленький пупырышек? – спросил я.

— Ага.

— Это клитор. От него женщины получают удовольствие, — я понажимал на него пальцем и провел вокруг.

— Щекотно, — хихикнула она. У тебя пальцы шершавые!

— А вотдырочка из которой ты писиешь, — я раздвинул лепесточки малых губ и показал на маленькое отверстие.

— Знаю это, — Настя прыснула от смеха.

Я продолжил осмотр и показ дальше.

— А эта большая дырочка, это твоя вагина.

— А что в ней?

— Ну, что? Там проход внутрь тела женщины, в матку. А на входе — девственная плева.

— Это целка? – перебиладочь.

— Да, доча, целка. Но вообще то она называется плева.

— А, понятно. Но у меня её уже нет все равно, — хихикнула она.

Я залюбовался нежными складочками её письки, и не выдержав прикоснулся к ним языком.

— Вот такое у вас женщин строение, — сказал я, оторвавшись от нежного бутончика.

— А у мальчишек? – спросила она.

— У мальчишек всё наружи и гораздо проще, — ответил я.

— Ну, тоже расскажи, а.

Я встал и повернулся так, чтоб ей было лучше видно.

— Ну, вот это член, — я взял его двумя пальцами и приподнял.

Затем я стянул кожицу и оголил головку.

— Это его головка, — сказал я. А под членом яйца … должны быть.

— А зачем вам яйца? – спросила дочь. Твоя, ой, твой член красивее выглядит без них вообще то.

— В яйцах вырабатываются сперматозоиды, и когда они попадают женщине в вагину, то проходят до матки, и там зарождается ребенок.

— Ааа. Так интересно!

— А что, вам на анатомии вообще об этом ничего не рассказывали? – спросил я.

— Не-а. Там только про скелет, про мышцы, я помню рассказывала учительница, и про пищеварительную систему. А ты интересно рассказываешь. Еще расскажи! Как эти сперматозоиды попадают в женщину?

Настя потянулась рукой и потрогала член.

— Когда мужчина возбуждается, у него возникает эрекция, и член поднимается, — начал я.

От Настиных ручек мой член стал надуваться и подниматься синхронно с моим рассказом, как будто я заранее готовился к этому фокусу. Настя с любопытством смотрела как в её руках член начинал набухать и расти.

— Ой, а как ты это делаешь? – пискнула она от восторга. Твоя писька только что была мягкая, а сейчас стала твёрдой и большой.

Мой член пульсировал и набирал силу. Он уже торчал параллельно полу слегка изогнув головку вверх.

— Это само собой происходит. Мужчина возбуждается вот здесь, — я показал на голову. Мозг подает команду и организм гонит кровь к члену, и он набухает и увеличивается. Сам, по приказу я этого сделать не смогу.

— А, здорово. Он такой красивый, когда большой. А у этих мальчишек такие смешные пиписьки, маленькие как червячки. Ой…

— Что? – переспросил я, думая, что Настя мне расскажет про свои вчерашние приключения.

— Не-не, ничего. А рассказывай дальше!

— Член поднимается, возбуждается. Потом мужчина засовывает его в вагину женщине, и, ну начинает тереться и доводит себя до оргазма. Ну это такой пик самого приятного состояния. В это время его яички вырабатывают те самые сперматозоиды и они выплескиваются внутрь тела женщины. Вот такая анатомия с физиологией.

Настя слушала, не выпуская члена из рук.

— А ты покажи как это делается, — вдруг попросила дочь.

Я и сам был уже на взводе, а после этих слов у меня снялись все мои табу.

— Хорошо, — сказал я и потушил один из светильников над кроватью.

Я сел на колени между её ног и стал направлять член в промежность.

— Ты расслабься и закрой глаза, хорошо? – сказал я полушепотом. Если будет больно, скажи.

— Угу — кивнула она и прикрыла глаза.

Я стал осторожно вводить член. Засунув до половины, начал медленно двигать им взад и вперед, наблюдая за ней.

Не вынимая члена, я сменил позу и, опершись на руки, навис над ней. Я вытянул ноги и стал входить в неё глубже и двигаться побыстрее.

— О-о-ой, — вырвалось у неё из груди.

Я остановился.

— Нет, нет, можно еще, — прошептала она, не открывая глаз.

Я то останавливался, то начинал двигаться снова. Внутри неё всё увлажнилось, а тесная вагина крепко обволакивала мой член, не желая его выпускать. Таких ощущений я не испытывал уже давно.  Я полностью контролировал и своё тело и её. Мы как будто слились воедино. Я осторожно сунул член во всю его длину и стал делать им круговые движения. Настя сжала губы, и я понял что ей больно. Я вытащил и снова сел на колени между её ног. Настя открыла глаза и уставилась на член.

— Больно? — спросил я.

— Нет, ну немножко, — ответила она. Засунь еще, только не глубоко.

— Хорошо.

Я ввёл член наполовину и обхватив её под попу стал двигать ею навстречу члену. Я почувствовал как приятная волна приливает к моему телу. Сделав еще несколько движений, я на мгновенье остановился и ввёл член до упора. Мой член пульсировал внутри Насти, а тело затрепетало от оргазма. Я кончил.

Я притянул дочку за плечи и прижав к себе стал целовать её лицо и шею. Её тесная дырочка не выпускала член, даже когда он обмяк и сдулся. Наконец я вышел из неё и лег рядом.

Я уже погружался в сон, дочка придвинулась ко мне и обняла за шею.

— А я чувствовала как он дрожит во мне, — сказала она. Хм, так необычно… Мне больно не было, только боялась, что он мне живот проткнет.

— Да? Ну, хорошо, я и не хотел чтоб тебе было больно. Ну, давай спать?

— Хорошо. А ты завтра еще покажешь? Ну, как-нибудь по другому?

— Посмотрим, — сказал я и поцеловал её в носик.

Она выключила светильник возле своей кровати и мы легли спать. Меня уже не мучал стыд или угрызения совести. Мне опять показалось, что жизнь налаживается и она хороша.

*********

Проснулся я рано, дочка еще спала крепким сном, стиснув подушку между ног. Я искупался, побрился и потихоньку вышел на балкон. День только загорался, проснулись и зачирикали утренние птички, и свежий воздух обдал меня бодрящей прохладой. На улице еще никого не было, только поливалка шумела где-то внизу лагеря поливая дорожки и зеленые полянки вдоль них. Я вдохнул горный воздух и закурил сигарету.

— Э-эй, — послышалось откуда то снизу. Доброе утро нудистам.

Я от неожиданности выронил сигарету, и сдернув, что попалось первым с бельевой веревки, прикрыл себя. Под моим балконом стояла Ольга. Она была в своем спортивном костюме и видимо готовилась на пробежку.

— Доброе утро, — тихо ответил я. Напугала. Чё не спится, рано ж еще.

— А я круглые сутки на работе, ты забыл? – также тихо сказала она. Пойду оббегу свои владения. Присоединяйся, если хочешь.

— Не, — замахал я головой. В другой раз. Не в форме.

— Ага, вижу. Форма у тебя не для пробежки явно, — улыбнулась она.

Ольга убежала, а я зевнув, снова вернулся в кровать. Настя проснулась ближе к 8и, тогда уж и я встал окончательно. Она умылась  и мы пошли на завтрак.

Вскоре к нам за столик присоединилась и Ольга.

— Сегодня хлопотный денек, — сказала она.

— Почему? А что случилось? – поинтересовалась Настя.

— Ну, во-первых, большой заезд будет. Сразу 22 человека заезжают. Второе, едет партия телевизоров. Оплатили уже и обещали уже вот скоро доставить. Кстати, как у вас там дела с вашими кабелями, проводами?

— Делают, — ответил я. После завтрака посмотрю что осталось. Вроде, последний корпус должны были сегодня начать. А что за телеки привезут?

— А. Хорошо. Привезут LG 32 дюймовые, и настенные крепежи к ним. Пока только 12 заказали, будем ставить их в люксы. Так что Дмитрий, работников настраивай на ударный труд сегодня. Последний корпус могут пока оставить, а эти телеки надо сегодня постараться установить.

— Хорошо, Оль, настрою. Сделаем, — ответил я.

— И еще у меня новость. К нам едут музыканты, рок группа из города. Так что вечером будет концерт. Вот так.

— Круто! – сказала дочка. А когда они приедут?

— Мда, круто то круто, да мне с ними возиться. Они же хлопотные, я их знаю. А приехать должны к обеду. Вот так.

Ольга доела свой омлет и встала из-за стола.

— Всё, побежала. Кучу номеров надо подготовить, потом встретить музыкантов, и, в общем ладно. А вечером на концерт.

Настя была в приподнятом настроении и всё гадала что же за группа приедет. Мы закончили кушать и я пошел искать своих работников. Настя сказала, что пойдет к мальчишкам рассказать новость, и они будут на бассейне. В общем, все разошлись по своим делам.

Ближе к обеду я увидел как приехала шумная разношерстная толпа музыкантов и их сопровождающих. Ольга их вела в корпус размещаться. Позже я заметил, как молодежь лагеря потянулась к бассейну. Видимо музыканты сразу решили потусоваться там. На обед я не пошел, стараясь выполнить обещанное Ольге, и все подгонял и помогал рабочим побыстрей установить телевизоры.

Закончили часам к 5ти, и я пошел к себе в номер передохнуть. Вскоре прибежала и дочка, она была в возбужденном радостном настроении.

— Ну, как, увидела музыкантов? — спросил я.

— Да, мы с ними познакомились уже на бассейне, — с гордостью ответила она. Это же «Городские Бродяги», их по телевизору даже показывали. У них мотоциклы у всех есть, там в городе. У них четверо ребят и девушка. Один парень на барабанах играет, другой, Гена на синтезаторе, еще двое — на гитарах, и один из них поет, и девушка тоже поет, — тараторила дочь. После ужина пойдем сразу на эстраду. Гена мне обещал дать поиграть на синтезаторе, я ему сказала, что тоже умею.

— Понятно, понятно, стандартный набор, — сказал я.

Настя пошла в душ, а выйдя, стала прихорашиваться и наряжаться. Я лежал на кровати и наблюдал за её суетой. Она высушила голову феном и расчесала волосы, потом села перед зеркальцем краситься. Затем перебрала все привезенные с собой шмотки и перемерила кучу нарядов, остановилась на красном платье с тоненькими бретельками. Она нацепила сережки, браслетики и колечки. Под конец одела туфельки и всё, принцесса была готова к балу. Я изумился как она преобразилась, передо мной стояла полноценная девушка, от девочки и следа не осталось.

— Пап, собирайся уже, пошли на ужин, — торопила она.

— Хорошо, хорошо, — ответил я, вставая с кровати. Мне то быстро одеться.

Я нацепил свежую майку и надел шлепанцы.

— Хоп, и я готов, — сказал я.

Настя рассмеялась.

— Ну, ладно, пойдем так. Я думала ты тоже оденешься, ну джинсы например, рубашку. Там же танцевать будем.

— Да, нормально, я и так потанцую, — сказал я и мы пошли на ужин.

Я не обедал, поэтому с охотой налег на еду, естественно, с традиционным 100гр коньяка. Настя ела мало, она то боялась капнуть на платье, то смазать губную помаду. Толком не доела ни первое ни второе, попила чай, и встала из-за стола.

— Ну, ладно, ты доедай, и приходи на концерт, а я пойду уже, ладно? — сказала она.

— Ну, давай беги.

Настя убежала. Я спокойно доел свой ужин и вышел на воздух, сел на лавку и закурил. Из корпуса вышла Ольга. Она тоже была красиво одета, на ней была шелковая темно-синяя блузка без рукавов, кожаные короткие брючки и туфли на каблуках, а сверху дополняла всё это кожаная жилетка. Ольга подошла ко мне.

— Куришь? А Настя наверно уже убежала, да? – сказала она. Ну если ты идешь на концерт, то пошли. Мне же его открывать надо. Без меня не смогут начать.

Я бросил недокуренную сигарету и мы пошли к эстраде.

Какофония звуков уже доносилась оттуда. Музыканты и их помощники настраивали аппаратуру. Скамейки нескольких передних рядов зрительного зала были убраны по сторонам, и в центре образовалось подобие танцпола. Зрители-отдыхающие кто сидел на скамейках, кто уже пританцовывал на площадке. Я стал искать глазами Настю. Среди сидящих и пританцовывающих её я не увидел. Я заметил её друзей, мальчишек, Вадима и Юрку, и подошел к ним узнать где Настя. Они поздоровались и кивнули в сторону сцены.

Я пробежался глазами и увидел свою дочь. Она стояла за синтезатором, а рядом с ней какой-то молодой человек с козлиной бородкой наркоманистого вида. Его рука лежала на плече моей дочери. Настя что-то играла на синтезаторе, а козлобородый подыгрывал ей одной рукой и улыбался. Его улыбка мне сразу не понравилась, как впрочем и он сам. Молодому человеку, если его можно было так назвать, было на вид лет за 30. Взлохмаченная прическа с пробивающейся проплешиной на макушке, зататуированные руки и шея, и выпученные глаза. Он что-то говорил моей дочери, периодически наклоняясь к её уху. Настя хихикала и кивала головой.

Ольга поднялась на эстраду и попробовала микрофон.

— Раз, Раз, меня слышно? Ребята, можно начинать? – спросила она.

Какофония поутихла и зрители зааплодировали. Настя тоже убежала со сцены и села на ближней к эстраде скамейке. Меня она даже не заметила, как впрочем и своих друзей-мальчишек, всё внимание было на музыкантов.

— Добрый вечер наши дорогие отдыхающие! Меня зовут Ольга и я директор этой базы отдыха, если кто не знает. Приветствую и ребят музыкантов, — начала Ольга. Сегодня чудесный вечер, не правда ли. И сегодня к нам в гости приехала известная музыкальная группа «Городские бродяги»! Давайте поприветствуем их и начнем!

Все зааплодировали, а на эстраде выключился верхний свет и зажглись разноцветные фонари подсветки. К микрофону вышел их видимо главный, парень с гитарой.

— Я всех приветствую! Спасибо Ольга за приглашение, мы всегда рады играть в вашем лагере, мы не в первый раз здесь. Коротко представлю моих друзей и коллег! Бас-гитара – Александррр, клавишные – Ген-н-н-надий, за барабанами – ударник труда Валерий, за пультом – наш гуру Пётр, солистка – наша Елена Прекрасная, и, соло и ритм гитара и также солист группы – это я, ваш покорный слуга — Андрей. Начнем! Ансамбль ударил по аккордам и концерт начался.

Ребята играли свои песни, а также популярные хиты. Весь народ собрался на площадке и танцевал, на скамейках остались только люди постарше, ну и в том числе и я. Настя бесилась на площадке в окружении её знакомых мальчишек и других парней и девушек. Ольга тоже нет-нет выходила на площадку и танцевала, но в основном, она стояла сбоку сцены и наблюдала за порядком. Моя Настя вспомнила про меня только к середине вечера.

— Пап, а ты чего не танцуешь, весело же, — подбежала она и стала тянуть за руку.

— Да пока отдыхаю, набегался сегодня, — ответил я.

— Пойдем, пойдем, — тянула она.

— Хорошо, скоро приду, — сказал я. Вот музыка будет подходящая, и присоединюсь.

Настя убежала, взяв с меня обещание прийти на площадку. Тут ко мне подошла Ольга и тоже стала меня тормошить, чтоб я вышел танцевать. Как раз заиграла музыка, и я типа пригласив Ольгу, пошел на танцпол. Парень и девушка на сцене пели песню «На перекрестках двух дорог». Я обнял Ольгу за талию и мы присоединились к другим парочкам.

— Что-то ты грустный, Дмитрий? А? – спросила она. Концерт не очень?

— Нет, почему, всё класс, — ответил я. Мне что-то пианист ихний не нравиться.

Ольга посмотрела на козлобородого и засмеялась.

— О, да, экземплярчик! – сказала она. Ну, чтож, эти люди Мельпомены всегда были необычные, не от мира сего.

— Да, мне до его образа жизни как то побоку. Мне не нравиться как он на Настьку смотрит.

— Правда что-ли? – продолжая танцевать переспросила Ольга и стала искать глазами мою дочь.

В это время песня закончилась и в микрофоне послышался голос этого самого клавишника Геннадия.

— А следующую песню я бы хотел посвятить моей новой знакомой, очаровательной девчухе — Настюхе! – он сделал проигрыш на клавишах. Да, и, я сам её исполню. Она так и называется – «По имени Настя». А чтоб все знали кто эта очаровашка, я хочу пригласить её на сцену. Вот она!

Настя смутилась и удивилась, но под хлопанье и подбадривание народа, всё таки поднялась на сцену и встала рядом с исполнителем, не зная куда девать свои руки. Геннадий поправил микрофон.

— Слова если знаешь, подпевай вместе со мной. Красивое счастье, по имени Настя… — сказал он ей полушепотом и придвинул микрофон.

Песня красивая, но во мне закипала ревность и злость на козлобородого. Ольга заметила это.

— Да не парься ты! Нууу, девчонки иногда западают на таких, но… не надолго,– сказала она. Это же молодость, всё интересно. Пойдем лучше тоже потанцуем.

Мы стали танцевать, а я все время поглядывал на реакцию дочери. Она подпевала на куплетах и хихикала когда не знала слов, но по ней было видно, что она была в восторге от всего происходящего. А я уже хотел, чтобы быстрей закончился вечер и забрать Настю в номер, подальше от этого недопырка. Время подошло к 11 вечера, и Ольга предупредила музыкантов чтоб закруглялись. На сцену вышел Андрей.

— К сожалению, дорогие мои, вечер наш сегодняшний подходит к концу. Мы хоть немного устали, но для вас готовы играть до утра. Но. Но рядом с нами детские лагеря отдыха и там, опять же к сожалению детишкам надо баиньки, а то на нас могут пожаловаться. Итак последняя песня.

Группа сыграла одну из своих песен и вечер закончился. Музыка стихла, помощники вышли на сцену убирать аппаратуру.

Наконец то, — подумал я.

— Настя! – помахал я рукой. Я здесь!

— Да, я сейчас, — ответила она.

Подошла Ольга.

— Фух, неужели этот день закончился! – выдохнула она. Пойдем прогуляемся что-ли?

Она взяла меня под руку и мы пошли вверх по аллее. Мы болтали обо всем и ни о чем. Сели на лавочку и так просидели еще какое-то время.

— Может ко мне пойдем, кофе попьем? — как бы между прочим предложила Ольга. Ты как сегодня, еще в силах?

— Можно, — пробормотал я. Настя только что-то долго не идет, беспокоюсь. Надо бы её домой загнать. Пойдем поищем её, и потом можно и кофе попить, а?

— Ну пойдем, — пожала плечами Ольга. Тогда идем к бассейну, я думаю она там.

Мы пошли обратно к эстраде, там суетились помощники убирая последние приспособления, свернули налево и пошли к бассейну.

Там уже шла другая дискотека. Из бум-бокса доносилась музыка, у ограды стояла и пыхтела дымом шашлычница, а рядом составленные в полукруг, стояли лежаки и шезлонги, на которых разместились музыканты и их поклонники. Мы подошли поближе. Музыканты, увидев директрису поприветствовали нас и позвали к «столу». Столом у них служили два деревянных лежака, на которых уже стояли бутылки с вином и водкой, и много всякой закуски. Народу там было человек 20. Кто-то лежал на шезлонгах и лежаках, кто-то плавал в бассейне, несколько почти голых девушек отплясывали под бум-бокс. Настя сидела на шезлонге в компании этого Геннадия и еще одного полупьяного парня. В руках у них были стаканчики. Геннадий что-то увлеченно рассказывал, держа Настю за талию. Я подошел почти вплотную. Ольга напряглась…

— Насть, — спокойно сказал я. Домой не собираешься?

Все трое повернулись ко мне.

— А это кто? – спросил козлобородый.

— Папа мой, ответила Настя и стала подниматься.

— О, сорри, фазер, присоединяйся к нам! – сказал тот.

— Нет, спасибо, мы лучше завтра, поздно уже, — ответил я.

— Папа, ну дочка пусть погуляет еще с нами, — вступил в разговор второй сидящий рядом.

Он видимо был из отдыхающих, не из группы. И был очень пьян.

— Может, такая знаменитость станет твоим зятем, а? – продолжил он заплетающимся языком. Ты разве не хотел бы видеть звезду своим зятем?

Компания рассмеялась, а меня распирала злоба.

— Да, в гробу я хотел видеть эту знаменитость! – выпалил я.

— Не понял? – козлобородый выпучил на меня и так лупоглазые зенки, и сделал шаг навстречу. Ты что-то против имеешь, давай ща разберемся может?

Я не стал продолжать этот диалог и въехал торцом ладони по подбородку этого «разборщика». Он отшатнулся и не удержавшись на ногах повалился за лежак. Все затихли сначала, а потом его сотоварищи стали собираться вокруг.

— Стоп, стоп, друзья. Во-первых, вы все у меня в гостях и я драк не допущу, — встала между нами Ольга. Потом, он её отец, и беспокоится за свою дочь, вы должны это понимать. И, Геннадий, подружек для веселья надо выбирать из другого контингента. Так что все успокаиваемся. Вы можете продолжать, а Настя идет со своим отцом.

Настя безропотно подошла ко мне и мы все втроем направились к выходу с территории б
Показать полностью...
Моя милая Настя. Глава 5

На утро мы позавтракали вдвоем с Настей, потом её забрала Ольга и они уехали на канатку. А меня ждала работа, собственно, зачем я сюда и приехал. Рабочие таскали телевизор и мы отлаживали сигнал. Работы было много, надо было обойти все шесть корпусов плюс два отдельных коттеджа. Провозились почти до вечера.

Ольга с Настей приехали в обед. Видно, что Настя была довольна поездкой. Когда я их увидел они весело болтали и смеялись. Они вместе покушали и видя, что я занят пошли на бассейн. Встретились мы только за ужином, Ольга тоже села за наш столик. Настя без умолку рассказывала про поездку, про увиденную там змею, да про то что с ней познакомились те мальчишки. Мы слушали её, смеялись, но между собой толком не разговаривали. После ужина все вместе вышли на свежий воздух.

— Настя, — обратилась к ней Ольга. Ты нас с папой отпустишь вдвоем погулять? Нам по работе надо обсудить, тебе не интересно все равно будет.

— Ладно гуляйте, — согласилась дочка. А я тогда пойду на бассейн, посмотрю, как мальчишки ныряют в темноте. Они говорили, что убегают от бабушки, и плавают в бассейне, и меня звали.

— Хорошо, только ты сама не ныряй, — сказал я. Ключи у тебя? Если что потом в номер иди.

Настя кивнула и мы разошлись в разные стороны. Мы с Ольгой пошли по аллее, ведущей к эстраде. Вечер был необычно теплый. Приближался июль и все отдыхающие даже вечером уже ходили без кофточек и олимпиек. Почти стемнело, мы шли молча пока Ольга не начала разговор первой.

— Ну ты меня огорошил вчера, — сказала она. Я в шоке до сих пор.

— Ну, извини, что не предупредил, — усмехнулся я.

— Да уж… судьба играет со мной злые шуточки, — вздохнула она. Знаешь, когда увидела тебя почти сразу поняла, что ты мой человек. Ну вот бывает такое. Пообщавшись, еще больше убедилась в этом. Ты мало говоришь, но делаешь, ты спокойный и уверенный, заботливый и надежный. Такого я может всегда и искала. А когда ты рассказал, что у вас с женой разлад, то поняла, что у нас может всё получиться. И, ты не подумай, что я вот так перед каждым раздеваюсь. Это был знак моего доверия тебе. Вообще я после развода ни с кем из мужчин не встречалась, хотя предложений было много.

— Да, не сомневаюсь, ты очень красивая. Ты знаешь, у меня были те же ощущения, насчет своего человека. Ты конечно же мне сразу понравилась, и я был немного удивлен, что ты на меня обратила внимания, но и рад этому безусловно. И, признаюсь, что влюбился в тебя. Мне трудно об этом говорить, но тебе расскажу как это со мной произошло.

— Нууу, вообще то мне дочка уже твоя всё рассказала, — улыбнулась она.

— Да??? – напрягся я. И что? Что же она тебе рассказала?

— То что жена вас случайно увидела с ней в постели. Иии… Нет, ты не подумай, что я тебя в этом упрекаю. Зная Настьку, я понимаю тебя и верю, что она это и спровоцировала. Жена забрала дочь к себе, так? Ты очень был расстроен этим. Она тебе выставила такие идиотские условия, и ты выполнил их. Так? Вот что она рассказала.

— Ну, да, в общих чертах, да, — я немного выдохнул и был рад, что мне самому не пришлось всё это рассказывать, хотя я бы придумал несколько другую историю, без участия дочки, ну например, как последствие травмы.

— Еще сказала, что помогла тебе отрезать ИХ ваша знакомая тетя Катя, — добавила она.

— И это правда… — сказал я. Но…

— Дима! Я только не понимаю зачем ты на это пошел? Как тебе в голову пришла такая дурацкая мысль покалечить себя? Ты что монах что ли какой, в ските собрался жизнь провести? Ты и меня этим очень расстроил, ты знаешь? – обиженно сказала она.

— Олечка! Я и сам себе уже тысячу раз мысленно дал по лбу за то что сделал! Не знаю, умопомрачение какое-то было. Никто толком меня не поддержал, не с кем было поделиться. Ты знаешь, я как будто шел по дну оврага, не видя что там дальше впереди, мои друзья и близкие люди стояли наверху и только наблюдали. Никто не указал мне и не предупредил об опасностях впереди. Думаю, если б ты была рядом, то я о таком и подумать не смог.

— Это точно, — сказала она. Я же говорю, судьба-злодейка.

— Оля, — я робко обнял её за талию. Если мы любим друг друга, мы наверное можем не обращать на это внимание? Я тебя люблю и сделаю всё чтоб ты была счастлива.

— Не сомневаюсь, — вздохнула она. Но, не всё … Мой бывший не хотел детей, ну в общем то и слава богу, и хорошо, что их у нас не было и мы вовремя развелись. А я хочу детей, понимаешь! И я хотела бы их от тебя! А теперь как? Не пришьют же тебе обратно эти твои семенники… Мне 35 и давно пора иметь своих детей. Для женщины это важно, пойми меня.

Ольга положила голову мне на плечои мы шли по аллее молча. Мне действительно нечего было ей предложить в этом плане.

— Если только тебе чьи-нибудь имплантировать? – пошутила она. Не знаешь, сейчас делают такие пересадки?

— Нет, не слышал такого, — сказал я. Да и от чужих яиц и дети наверное будут чужими?

— И мне даже не важен по большому счету секс, мне нужны мои дети и семья, — продолжила Ольга. Кстати, интересно, как это он у тебя работает без яиц? Я читала, что в гаремах султанов специально кастрировали мужчин-рабов, чтобы они не могли ну, покуситься на их жен.

— Оля, так меня поэтому и переклинило. Я ведь думал, что лишившись их у меня и желание к женщинам пропадёт. Вот этого тебе Настя не сказала. А это так. Но я рад что у меня всё работает. И мы ведь можем с тобой встречаться?

— Ну можем встречаться конечно, но это уже не то. Для меня, как для женщины под 40, смысл потерян. Извини. Эх, какой же ты дурачок… — Ольга вздохнула и чмокнула меня в щеку.

Я тоже вздохнул и прижав её покрепче к себя поцеловал в уголок губ. Мы давно прошли мимо эстрады и свернули на дорожку, ведущую к бассейну.

— А пойдем посмотрим, Настя еще на бассейне? – предложила она.

Мы прошли через стадиончик и подошли к небольшому декоративному заборчику, огораживающему территорию бассейна. Было часов 8 вечера, но уже было темно, в горах рано темнеет. По периметру бассейна горели несколько фонарей. В самом бассейне никто не купался, а Настю мы увидели около бортика. Она сидела на шезлонге, вытянув ноги. Перед ней, почти по стойке смирно, стоял один из знакомых мальчишек. Второй сидел на другом шезлонге рядом.

— Что это они там делают, интересно? – вполголоса сказала Ольга. Этот, что стоит мальчик, это Вадик. А тот пухленький рыжий – Юрка. Они с нами были сегодня на канатке. Знаешь, Настя твоя, строила их там, они за ней прям ходили, слушались. Вот, женская сила, — хихикнула она.

— А я не понял, этот Юрка, он без плавок что ли сидит? – переспросил я. Или это у него такие плавки узкие, что не разглядеть?

Мы стали приглядываться. Да, действительно, рыжий Юрка сидел на шезлонге голым, прикрывая ладошками свои мальчишечьи принадлежности. Настя сидела в шортах, но без топика, рядом с ней были раскиданы карты. Настя что-то выговаривала Вадику.

— Ну, что снимай плавки, раз проиграл, — донеслось до нас. Юрка, мы же ведь так договаривались, подтверди? Вон Юрка снял и сидит себе спокойно. Да и я проиграла и майку сняла. Ну, так что, давай? Или ты трусишь?

Нам не было видно лица этого Вадика, но мы были уверены, что сейчас он пылает от стыда.

— Может я в бассейн лучше прыгну, как Юра? – промямлил мальчик.

— Не-а, Юрка прыгал в бассейн после того как свои плавки проиграл, потому что ему уже играть не на что было. – ответила строго Настя. Эх ты трусишка! А сами то — давай на раздевание играть! Тогда я одеваюсь и ухожу.

— Нет, не уходи, — стал просить пухлый. Вадим, не хлюзди!

Мальчик нехотя снял плавки и остался стоять голышом перед Настей и Юркой.

— Хе-хе, — хихикнула Настя. Вы Меня хотели наверное раздеть? Играть научитесь! Садись, мы уже насмотрелись на тебя, да Юр. Твоя, кстати, очередь сдавать карты, — девочка собрала колоду и подала Вадиму.

Вадик сел на шезлонг рядом со своим товарищем и, и спрятав писюн между ног, стал тасовать карты.

— Ну, а на что будете играть? — спросила Настя. У меня то еще две вещи остались, а вы? Если хотите, чтоб я разделась, то вам еще два раза подряд надо чтобы я проиграла. Потом пойду с вами в бассейн.

*********

Я как то сразу напрягся.

— Они двое против неё одной, — сказал я Ольге.

— Да, не переживай так. Твоя дочка за себя постоит сама. Это все женские хитрости. Давай лучше понаблюдаем.

*********

— На нырнуть в бассейн голышом! — сказал Вадик.

— Ну, да, тебе можно. А Юрка то это уже использовал! – ответила она. Юр, что будешь делать, если проиграешь?

— Хочешь, тебе кепку свою отдам, новая NY, — предложил тот.

— Фи, да она уже у меня, — засмеялась Настя и вытащила из под шезлонга кепку и надела её.

— А что тогда? – спросил Юрка.

— Ну, если ты проиграешь, то когда будем уходить по домам, ты до корпуса пойдешь голым! – сказала она. Вадик, как тебе это «наказание» для Юрки?

— Да, точно, нормально, — захихикал тот.

Вадик стал сдавать карты, играли они по все видимости в дурака. Мы наблюдали за ними из своего укрытия за заборчиком. Мы не особо прятались, но лампы светили прям на ребят по периметру бассейна, и нас разглядеть можно было только, если особо захотеть. Они начали играть – шестерка–восьмёрка, еще восьмерка-валет, валет-туз, бито, семерка, семерка – десятка, дама, еще дама – туз, десятка – беру и так далее. Мальчишки играли в поддавки между собой, стремясь обыграть девочку. Проиграла моя Настька. Ребята довольно потирали ладошки. Настя встала и демонстративно сняла шорты, и осталась в голубеньких в цветочек трусиках. Она бросила шортики на шезлонг к пацанам и села на место.

— Ха, и ничего такого, не то что вы, — сказала Настя и стала собирать карты.

Видно было, что мальчишки воодушевились победой, ведь им осталось обыграть девочку всего один раз. Они ерзали на шезлонге и торопили Настьку с раздачей.

Настя неспешно сдала карты и игра опять началась. Она была спокойна, а мальчишки нервничали. Они не внимательно следили за игрой, упрекали друг дружку в промахах, подкидывая не те карты, стараясь больше просто выйти из игры первыми, нежели победить. В итоге первым сбросил все карты рыжий, а Вадик остался в проигрыше.

— А-ха-ха, — засмеялась Настя. Вадик – дурак! Давай исполняй. Ныряй!

Вадик помялся, подошел к бортику бассейна, сверкнула его белая попа и он нырнул. Ребята похлопали. Он проплыл до противоположного бортика и обратно, вылез по лесенке и подошел к друзьям. Он сел и снова спрятал свой писюн между ног. Настя расхохоталась.

— Чё я ваши письки не видела? Между прочим, я на нудистском пляже была в Крыму и там все ходят голые, никого не стесняются. Так что видела всё, что вы тут пытаетесь спрятать. Сидят здесь такие, засунули письки между ножек. Так вы на девчонок похожи, знаете? А ты, Юрка, я видела как ты в переодевалке тогда выпендривался, а щас чего застеснялся?

Ребята переглянулись между собой и захихикали.

********

— Эй, — тронула меня за плечо Ольга. Ладно, идем уже, пусть молодежь развлекается. Не хорошо подглядывать. Идем, а то ты уже заревновался весь я вижу. Мне еще к воротам надо, ключ от мерса охраннику отдать. А с Настькой ничего не будет, не волнуйся.

Мы потихоньку отошли от забора и стали подниматься вверх к воротам базы. Мы неспешно шли, а через какое-то время нас обогнали два подростка. Они бежали, сверкая своими белыми задницами до самого своего корпуса.

— Ха-ха, — засмеялась Ольга. Вот видишь, всё нормально. Проиграли мальчишки твоей Настьке. Интересно, правда, что они бабушке своей скажут. Она у них строгая. Как бы её инфаркт не хватил.

Мы дошли до ворот, Ольга передала ключи охраннику и мы спустились к своему корпусу. Не хотелось с ней расставаться. Я понимал, что это возможно последняя наша встреча. Ольга видимо это тоже понимала, и подойдя к корпусу позвала попить кофе. Я конечно не отказался.

Мы сидели, пили кофе, допили также и остатки вермута, болтали о работе, о Насте и о всяком разном, но тему наших отношений так больше и не затронули. Да, мне и так всё было ясно. Опять фортуна повернулась своим задом, и причем не самым красивым.

— Знаешь, а я заметила, что Настя твоя тебя очень любит. И по-моему, не только как отца, — сказала Ольга. Когда она рассказывала о твоем «происшествии», видно было, что для неё это тоже была травма. Да и ко мне она видимо ревновала. Мы женщины это чувствуем.

Мне нечего было ей ответить. Да, это было так, и я знал это как никто другой, но углубляться в обсуждение не хотел. Мы еще посидели немного и я попрощался и ушел. Было еще часов 10 вечера, я вышел на воздух, выкурил пару сигарет, и только потом поднялся в номер.

Настя была там. Она уже искупалась и сидела в своей пижамке перед зеркалом и наводила красоту.

— Ну, как, погуляли с Олей? – спросила она, подкрашивая реснички.

— Да, прогулялись, — ответил я. Настюш, а ты зачем ей рассказала про меня, ну про то что со мной… ну, — стараясь, как бы помягче и без особых претензий, выразить свою мысль.

Дочь обернулась и удивленно посмотрела на меня.

— То что у тебя яичек нет? – не заморачиваясь переспросила она.

— Ну, да. Зачем?

— Ну я ей просто ответила. Похоже, она и сама знала, раз спросила. Наверное, увидела это где-то, я не знаю где? – недвусмысленно ответила дочь.

Крыть было нечем, и я пошел в душ, ополоснуться после тяжелого рабочего дня. Я искупался, вышел и, расправив кровать, лег на свою половинку. Настя всё еще сидела у зеркала и расчесывала волосы щеткой. Я смотрел на неё и любовался. По сути она опять осталась у меня одним единственным человеком, который меня понимает и любит. С Ольгой видимо всё останется уже в прошлом, я больше не надеялся на продолжение отношений, она ясно сказала – всё хорошо, только ей нужен ребенок, а я этого не могу. Всё, сказка кончилась.

Настя закончила причесываться и подошла к постели.

Я рассматривал дочь в её трогательной пижамке, и всё больше проникался теплотой и нежностью к этому самому родному существу.

Тут она сняла штанишки, и, расстегнув пуговки на пижамной рубашке, сняла и её, оставшись совсем голенькой.

— Пап, а я красивая?

— Конечно красавица ты у меня, — ответил я, деловито оглядев её. Самая красивая!

— Ну, я сексуальная? – настаивала дочь, стоя передо мной неглиже.

Она подошла ближе, и, поставив одно колено на постель, присела рядом.

— Ой, Настя, Настя, моя милая Настя. Ты мне свет в окошке, ты же знаешь. Но как же мы дальше будем?

Дочка положила голову мне на грудь.

— А так и будем, – улыбнулась она. Я уже почти взрослая, будем жить вместе. Разве нам плохо?

— Взрослая ты моя, женщинка, — я погладил её по волосам и спине. Ты себя хорошо знаешь?

— Не знаю, а ты расскажи, — сказала она и легла рядом.

Я повернулся к ней, и оперев голову на локоть оглядел её тело. Я провел рукой по груди и потрогал конусики сосков.

— Сисечки твои скоро вырастут, и будут кругленькими и упругими как мячики, — сказал я.

Я провел вдоль талии.

— Фигура станет женственней. Бедра будут шире, и попка побольше.

Настя слушала затаив дыхание и кивала головой.

— Как у Оли? — спросила шепотом она. У неё красивая фигура.

— Да, как у Оли.

Я погладил лобочек.

— Здесь волосики вырастут. Но женщины обычно их сбривают или депилируют как то.

— Я знаю, — сказала она и слегка раздвинула ноги.

Моя рука сама опустилась на её губки и я стал их щупать.

— Это большие половые губы. Знаешь?

— Не-а.

Я завелся от прелестей дочери и уже не мог остановиться. Я встал с кровати и принес настольное зеркальце.

— Сейчас посмотрим, — сказал я, и встал на колени перед кроватью.

Настя всё поняла и согнув ноги в коленях развела их в стороны. Щелка приоткрылась, слегка обнажив внутренние складочки.

Я раздвинул губки и подставил зеркало меж её ног.

— Тебе всё видно? – спросил я.

— Угу, — кивнула она.

— Вот это твои малые половые губы, — потрогал я розовые лепесточки-складочки. А вот сверху видишь маленький пупырышек? – спросил я.

— Ага.

— Это клитор. От него женщины получают удовольствие, — я понажимал на него пальцем и провел вокруг.

— Щекотно, — хихикнула она. У тебя пальцы шершавые!

— А вотдырочка из которой ты писиешь, — я раздвинул лепесточки малых губ и показал на маленькое отверстие.

— Знаю это, — Настя прыснула от смеха.

Я продолжил осмотр и показ дальше.

— А эта большая дырочка, это твоя вагина.

— А что в ней?

— Ну, что? Там проход внутрь тела женщины, в матку. А на входе — девственная плева.

— Это целка? – перебиладочь.

— Да, доча, целка. Но вообще то она называется плева.

— А, понятно. Но у меня её уже нет все равно, — хихикнула она.

Я залюбовался нежными складочками её письки, и не выдержав прикоснулся к ним языком.

— Вот такое у вас женщин строение, — сказал я, оторвавшись от нежного бутончика.

— А у мальчишек? – спросила она.

— У мальчишек всё наружи и гораздо проще, — ответил я.

— Ну, тоже расскажи, а.

Я встал и повернулся так, чтоб ей было лучше видно.

— Ну, вот это член, — я взял его двумя пальцами и приподнял.

Затем я стянул кожицу и оголил головку.

— Это его головка, — сказал я. А под членом яйца … должны быть.

— А зачем вам яйца? – спросила дочь. Твоя, ой, твой член красивее выглядит без них вообще то.

— В яйцах вырабатываются сперматозоиды, и когда они попадают женщине в вагину, то проходят до матки, и там зарождается ребенок.

— Ааа. Так интересно!

— А что, вам на анатомии вообще об этом ничего не рассказывали? – спросил я.

— Не-а. Там только про скелет, про мышцы, я помню рассказывала учительница, и про пищеварительную систему. А ты интересно рассказываешь. Еще расскажи! Как эти сперматозоиды попадают в женщину?

Настя потянулась рукой и потрогала член.

— Когда мужчина возбуждается, у него возникает эрекция, и член поднимается, — начал я.

От Настиных ручек мой член стал надуваться и подниматься синхронно с моим рассказом, как будто я заранее готовился к этому фокусу. Настя с любопытством смотрела как в её руках член начинал набухать и расти.

— Ой, а как ты это делаешь? – пискнула она от восторга. Твоя писька только что была мягкая, а сейчас стала твёрдой и большой.

Мой член пульсировал и набирал силу. Он уже торчал параллельно полу слегка изогнув головку вверх.

— Это само собой происходит. Мужчина возбуждается вот здесь, — я показал на голову. Мозг подает команду и организм гонит кровь к члену, и он набухает и увеличивается. Сам, по приказу я этого сделать не смогу.

— А, здорово. Он такой красивый, когда большой. А у этих мальчишек такие смешные пиписьки, маленькие как червячки. Ой…

— Что? – переспросил я, думая, что Настя мне расскажет про свои вчерашние приключения.

— Не-не, ничего. А рассказывай дальше!

— Член поднимается, возбуждается. Потом мужчина засовывает его в вагину женщине, и, ну начинает тереться и доводит себя до оргазма. Ну это такой пик самого приятного состояния. В это время его яички вырабатывают те самые сперматозоиды и они выплескиваются внутрь тела женщины. Вот такая анатомия с физиологией.

Настя слушала, не выпуская члена из рук.

— А ты покажи как это делается, — вдруг попросила дочь.

Я и сам был уже на взводе, а после этих слов у меня снялись все мои табу.

— Хорошо, — сказал я и потушил один из светильников над кроватью.

Я сел на колени между её ног и стал направлять член в промежность.

— Ты расслабься и закрой глаза, хорошо? – сказал я полушепотом. Если будет больно, скажи.

— Угу — кивнула она и прикрыла глаза.

Я стал осторожно вводить член. Засунув до половины, начал медленно двигать им взад и вперед, наблюдая за ней.

Не вынимая члена, я сменил позу и, опершись на руки, навис над ней. Я вытянул ноги и стал входить в неё глубже и двигаться побыстрее.

— О-о-ой, — вырвалось у неё из груди.

Я остановился.

— Нет, нет, можно еще, — прошептала она, не открывая глаз.

Я то останавливался, то начинал двигаться снова. Внутри неё всё увлажнилось, а тесная вагина крепко обволакивала мой член, не желая его выпускать. Таких ощущений я не испытывал уже давно.  Я полностью контролировал и своё тело и её. Мы как будто слились воедино. Я осторожно сунул член во всю его длину и стал делать им круговые движения. Настя сжала губы, и я понял что ей больно. Я вытащил и снова сел на колени между её ног. Настя открыла глаза и уставилась на член.

— Больно? — спросил я.

— Нет, ну немножко, — ответила она. Засунь еще, только не глубоко.

— Хорошо.

Я ввёл член наполовину и обхватив её под попу стал двигать ею навстречу члену. Я почувствовал как приятная волна приливает к моему телу. Сделав еще несколько движений, я на мгновенье остановился и ввёл член до упора. Мой член пульсировал внутри Насти, а тело затрепетало от оргазма. Я кончил.

Я притянул дочку за плечи и прижав к себе стал целовать её лицо и шею. Её тесная дырочка не выпускала член, даже когда он обмяк и сдулся. Наконец я вышел из неё и лег рядом.

Я уже погружался в сон, дочка придвинулась ко мне и обняла за шею.

— А я чувствовала как он дрожит во мне, — сказала она. Хм, так необычно… Мне больно не было, только боялась, что он мне живот проткнет.

— Да? Ну, хорошо, я и не хотел чтоб тебе было больно. Ну, давай спать?

— Хорошо. А ты завтра еще покажешь? Ну, как-нибудь по другому?

— Посмотрим, — сказал я и поцеловал её в носик.

Она выключила светильник возле своей кровати и мы легли спать. Меня уже не мучал стыд или угрызения совести. Мне опять показалось, что жизнь налаживается и она хороша.

*********

Проснулся я рано, дочка еще спала крепким сном, стиснув подушку между ног. Я искупался, побрился и потихоньку вышел на балкон. День только загорался, проснулись и зачирикали утренние птички, и свежий воздух обдал меня бодрящей прохладой. На улице еще никого не было, только поливалка шумела где-то внизу лагеря поливая дорожки и зеленые полянки вдоль них. Я вдохнул горный воздух и закурил сигарету.

— Э-эй, — послышалось откуда то снизу. Доброе утро нудистам.

Я от неожиданности выронил сигарету, и сдернув, что попалось первым с бельевой веревки, прикрыл себя. Под моим балконом стояла Ольга. Она была в своем спортивном костюме и видимо готовилась на пробежку.

— Доброе утро, — тихо ответил я. Напугала. Чё не спится, рано ж еще.

— А я круглые сутки на работе, ты забыл? – также тихо сказала она. Пойду оббегу свои владения. Присоединяйся, если хочешь.

— Не, — замахал я головой. В другой раз. Не в форме.

— Ага, вижу. Форма у тебя не для пробежки явно, — улыбнулась она.

Ольга убежала, а я зевнув, снова вернулся в кровать. Настя проснулась ближе к 8и, тогда уж и я встал окончательно. Она умылась  и мы пошли на завтрак.

Вскоре к нам за столик присоединилась и Ольга.

— Сегодня хлопотный денек, — сказала она.

— Почему? А что случилось? – поинтересовалась Настя.

— Ну, во-первых, большой заезд будет. Сразу 22 человека заезжают. Второе, едет партия телевизоров. Оплатили уже и обещали уже вот скоро доставить. Кстати, как у вас там дела с вашими кабелями, проводами?

— Делают, — ответил я. После завтрака посмотрю что осталось. Вроде, последний корпус должны были сегодня начать. А что за телеки привезут?

— А. Хорошо. Привезут LG 32 дюймовые, и настенные крепежи к ним. Пока только 12 заказали, будем ставить их в люксы. Так что Дмитрий, работников настраивай на ударный труд сегодня. Последний корпус могут пока оставить, а эти телеки надо сегодня постараться установить.

— Хорошо, Оль, настрою. Сделаем, — ответил я.

— И еще у меня новость. К нам едут музыканты, рок группа из города. Так что вечером будет концерт. Вот так.

— Круто! – сказала дочка. А когда они приедут?

— Мда, круто то круто, да мне с ними возиться. Они же хлопотные, я их знаю. А приехать должны к обеду. Вот так.

Ольга доела свой омлет и встала из-за стола.

— Всё, побежала. Кучу номеров надо подготовить, потом встретить музыкантов, и, в общем ладно. А вечером на концерт.

Настя была в приподнятом настроении и всё гадала что же за группа приедет. Мы закончили кушать и я пошел искать своих работников. Настя сказала, что пойдет к мальчишкам рассказать новость, и они будут на бассейне. В общем, все разошлись по своим делам.

Ближе к обеду я увидел как приехала шумная разношерстная толпа музыкантов и их сопровождающих. Ольга их вела в корпус размещаться. Позже я заметил, как молодежь лагеря потянулась к бассейну. Видимо музыканты сразу решили потусоваться там. На обед я не пошел, стараясь выполнить обещанное Ольге, и все подгонял и помогал рабочим побыстрей установить телевизоры.

Закончили часам к 5ти, и я пошел к себе в номер передохнуть. Вскоре прибежала и дочка, она была в возбужденном радостном настроении.

— Ну, как, увидела музыкантов? — спросил я.

— Да, мы с ними познакомились уже на бассейне, — с гордостью ответила она. Это же «Городские Бродяги», их по телевизору даже показывали. У них мотоциклы у всех есть, там в городе. У них четверо ребят и девушка. Один парень на барабанах играет, другой, Гена на синтезаторе, еще двое — на гитарах, и один из них поет, и девушка тоже поет, — тараторила дочь. После ужина пойдем сразу на эстраду. Гена мне обещал дать поиграть на синтезаторе, я ему сказала, что тоже умею.

— Понятно, понятно, стандартный набор, — сказал я.

Настя пошла в душ, а выйдя, стала прихорашиваться и наряжаться. Я лежал на кровати и наблюдал за её суетой. Она высушила голову феном и расчесала волосы, потом села перед зеркальцем краситься. Затем перебрала все привезенные с собой шмотки и перемерила кучу нарядов, остановилась на красном платье с тоненькими бретельками. Она нацепила сережки, браслетики и колечки. Под конец одела туфельки и всё, принцесса была готова к балу. Я изумился как она преобразилась, передо мной стояла полноценная девушка, от девочки и следа не осталось.

— Пап, собирайся уже, пошли на ужин, — торопила она.

— Хорошо, хорошо, — ответил я, вставая с кровати. Мне то быстро одеться.

Я нацепил свежую майку и надел шлепанцы.

— Хоп, и я готов, — сказал я.

Настя рассмеялась.

— Ну, ладно, пойдем так. Я думала ты тоже оденешься, ну джинсы например, рубашку. Там же танцевать будем.

— Да, нормально, я и так потанцую, — сказал я и мы пошли на ужин.

Я не обедал, поэтому с охотой налег на еду, естественно, с традиционным 100гр коньяка. Настя ела мало, она то боялась капнуть на платье, то смазать губную помаду. Толком не доела ни первое ни второе, попила чай, и встала из-за стола.

— Ну, ладно, ты доедай, и приходи на концерт, а я пойду уже, ладно? — сказала она.

— Ну, давай беги.

Настя убежала. Я спокойно доел свой ужин и вышел на воздух, сел на лавку и закурил. Из корпуса вышла Ольга. Она тоже была красиво одета, на ней была шелковая темно-синяя блузка без рукавов, кожаные короткие брючки и туфли на каблуках, а сверху дополняла всё это кожаная жилетка. Ольга подошла ко мне.

— Куришь? А Настя наверно уже убежала, да? – сказала она. Ну если ты идешь на концерт, то пошли. Мне же его открывать надо. Без меня не смогут начать.

Я бросил недокуренную сигарету и мы пошли к эстраде.

Какофония звуков уже доносилась оттуда. Музыканты и их помощники настраивали аппаратуру. Скамейки нескольких передних рядов зрительного зала были убраны по сторонам, и в центре образовалось подобие танцпола. Зрители-отдыхающие кто сидел на скамейках, кто уже пританцовывал на площадке. Я стал искать глазами Настю. Среди сидящих и пританцовывающих её я не увидел. Я заметил её друзей, мальчишек, Вадима и Юрку, и подошел к ним узнать где Настя. Они поздоровались и кивнули в сторону сцены.

Я пробежался глазами и увидел свою дочь. Она стояла за синтезатором, а рядом с ней какой-то молодой человек с козлиной бородкой наркоманистого вида. Его рука лежала на плече моей дочери. Настя что-то играла на синтезаторе, а козлобородый подыгрывал ей одной рукой и улыбался. Его улыбка мне сразу не понравилась, как впрочем и он сам. Молодому человеку, если его можно было так назвать, было на вид лет за 30. Взлохмаченная прическа с пробивающейся проплешиной на макушке, зататуированные руки и шея, и выпученные глаза. Он что-то говорил моей дочери, периодически наклоняясь к её уху. Настя хихикала и кивала головой.

Ольга поднялась на эстраду и попробовала микрофон.

— Раз, Раз, меня слышно? Ребята, можно начинать? – спросила она.

Какофония поутихла и зрители зааплодировали. Настя тоже убежала со сцены и села на ближней к эстраде скамейке. Меня она даже не заметила, как впрочем и своих друзей-мальчишек, всё внимание было на музыкантов.

— Добрый вечер наши дорогие отдыхающие! Меня зовут Ольга и я директор этой базы отдыха, если кто не знает. Приветствую и ребят музыкантов, — начала Ольга. Сегодня чудесный вечер, не правда ли. И сегодня к нам в гости приехала известная музыкальная группа «Городские бродяги»! Давайте поприветствуем их и начнем!

Все зааплодировали, а на эстраде выключился верхний свет и зажглись разноцветные фонари подсветки. К микрофону вышел их видимо главный, парень с гитарой.

— Я всех приветствую! Спасибо Ольга за приглашение, мы всегда рады играть в вашем лагере, мы не в первый раз здесь. Коротко представлю моих друзей и коллег! Бас-гитара – Александррр, клавишные – Ген-н-н-надий, за барабанами – ударник труда Валерий, за пультом – наш гуру Пётр, солистка – наша Елена Прекрасная, и, соло и ритм гитара и также солист группы – это я, ваш покорный слуга — Андрей. Начнем! Ансамбль ударил по аккордам и концерт начался.

Ребята играли свои песни, а также популярные хиты. Весь народ собрался на площадке и танцевал, на скамейках остались только люди постарше, ну и в том числе и я. Настя бесилась на площадке в окружении её знакомых мальчишек и других парней и девушек. Ольга тоже нет-нет выходила на площадку и танцевала, но в основном, она стояла сбоку сцены и наблюдала за порядком. Моя Настя вспомнила про меня только к середине вечера.

— Пап, а ты чего не танцуешь, весело же, — подбежала она и стала тянуть за руку.

— Да пока отдыхаю, набегался сегодня, — ответил я.

— Пойдем, пойдем, — тянула она.

— Хорошо, скоро приду, — сказал я. Вот музыка будет подходящая, и присоединюсь.

Настя убежала, взяв с меня обещание прийти на площадку. Тут ко мне подошла Ольга и тоже стала меня тормошить, чтоб я вышел танцевать. Как раз заиграла музыка, и я типа пригласив Ольгу, пошел на танцпол. Парень и девушка на сцене пели песню «На перекрестках двух дорог». Я обнял Ольгу за талию и мы присоединились к другим парочкам.

— Что-то ты грустный, Дмитрий? А? – спросила она. Концерт не очень?

— Нет, почему, всё класс, — ответил я. Мне что-то пианист ихний не нравиться.

Ольга посмотрела на козлобородого и засмеялась.

— О, да, экземплярчик! – сказала она. Ну, чтож, эти люди Мельпомены всегда были необычные, не от мира сего.

— Да, мне до его образа жизни как то побоку. Мне не нравиться как он на Настьку смотрит.

— Правда что-ли? – продолжая танцевать переспросила Ольга и стала искать глазами мою дочь.

В это время песня закончилась и в микрофоне послышался голос этого самого клавишника Геннадия.

— А следующую песню я бы хотел посвятить моей новой знакомой, очаровательной девчухе — Настюхе! – он сделал проигрыш на клавишах. Да, и, я сам её исполню. Она так и называется – «По имени Настя». А чтоб все знали кто эта очаровашка, я хочу пригласить её на сцену. Вот она!

Настя смутилась и удивилась, но под хлопанье и подбадривание народа, всё таки поднялась на сцену и встала рядом с исполнителем, не зная куда девать свои руки. Геннадий поправил микрофон.

— Слова если знаешь, подпевай вместе со мной. Красивое счастье, по имени Настя… — сказал он ей полушепотом и придвинул микрофон.

Песня красивая, но во мне закипала ревность и злость на козлобородого. Ольга заметила это.

— Да не парься ты! Нууу, девчонки иногда западают на таких, но… не надолго,– сказала она. Это же молодость, всё интересно. Пойдем лучше тоже потанцуем.

Мы стали танцевать, а я все время поглядывал на реакцию дочери. Она подпевала на куплетах и хихикала когда не знала слов, но по ней было видно, что она была в восторге от всего происходящего. А я уже хотел, чтобы быстрей закончился вечер и забрать Настю в номер, подальше от этого недопырка. Время подошло к 11 вечера, и Ольга предупредила музыкантов чтоб закруглялись. На сцену вышел Андрей.

— К сожалению, дорогие мои, вечер наш сегодняшний подходит к концу. Мы хоть немного устали, но для вас готовы играть до утра. Но. Но рядом с нами детские лагеря отдыха и там, опять же к сожалению детишкам надо баиньки, а то на нас могут пожаловаться. Итак последняя песня.

Группа сыграла одну из своих песен и вечер закончился. Музыка стихла, помощники вышли на сцену убирать аппаратуру.

Наконец то, — подумал я.

— Настя! – помахал я рукой. Я здесь!

— Да, я сейчас, — ответила она.

Подошла Ольга.

— Фух, неужели этот день закончился! – выдохнула она. Пойдем прогуляемся что-ли?

Она взяла меня под руку и мы пошли вверх по аллее. Мы болтали обо всем и ни о чем. Сели на лавочку и так просидели еще какое-то время.

— Может ко мне пойдем, кофе попьем? — как бы между прочим предложила Ольга. Ты как сегодня, еще в силах?

— Можно, — пробормотал я. Настя только что-то долго не идет, беспокоюсь. Надо бы её домой загнать. Пойдем поищем её, и потом можно и кофе попить, а?

— Ну пойдем, — пожала плечами Ольга. Тогда идем к бассейну, я думаю она там.

Мы пошли обратно к эстраде, там суетились помощники убирая последние приспособления, свернули налево и пошли к бассейну.

Там уже шла другая дискотека. Из бум-бокса доносилась музыка, у ограды стояла и пыхтела дымом шашлычница, а рядом составленные в полукруг, стояли лежаки и шезлонги, на которых разместились музыканты и их поклонники. Мы подошли поближе. Музыканты, увидев директрису поприветствовали нас и позвали к «столу». Столом у них служили два деревянных лежака, на которых уже стояли бутылки с вином и водкой, и много всякой закуски. Народу там было человек 20. Кто-то лежал на шезлонгах и лежаках, кто-то плавал в бассейне, несколько почти голых девушек отплясывали под бум-бокс. Настя сидела на шезлонге в компании этого Геннадия и еще одного полупьяного парня. В руках у них были стаканчики. Геннадий что-то увлеченно рассказывал, держа Настю за талию. Я подошел почти вплотную. Ольга напряглась…

— Насть, — спокойно сказал я. Домой не собираешься?

Все трое повернулись ко мне.

— А это кто? – спросил козлобородый.

— Папа мой, ответила Настя и стала подниматься.

— О, сорри, фазер, присоединяйся к нам! – сказал тот.

— Нет, спасибо, мы лучше завтра, поздно уже, — ответил я.

— Папа, ну дочка пусть погуляет еще с нами, — вступил в разговор второй сидящий рядом.

Он видимо был из отдыхающих, не из группы. И был очень пьян.

— Может, такая знаменитость станет твоим зятем, а? – продолжил он заплетающимся языком. Ты разве не хотел бы видеть звезду своим зятем?

Компания рассмеялась, а меня распирала злоба.

— Да, в гробу я хотел видеть эту знаменитость! – выпалил я.

— Не понял? – козлобородый выпучил на меня и так лупоглазые зенки, и сделал шаг навстречу. Ты что-то против имеешь, давай ща разберемся может?

Я не стал продолжать этот диалог и въехал торцом ладони по подбородку этого «разборщика». Он отшатнулся и не удержавшись на ногах повалился за лежак. Все затихли сначала, а потом его сотоварищи стали собираться вокруг.

— Стоп, стоп, друзья. Во-первых, вы все у меня в гостях и я драк не допущу, — встала между нами Ольга. Потом, он её отец, и беспокоится за свою дочь, вы должны это понимать. И, Геннадий, подружек для веселья надо выбирать из другого контингента. Так что все успокаиваемся. Вы можете продолжать, а Настя идет со своим отцом.

Настя безропотно подошла ко мне и мы все втроем направились к выходу с территории б
Показать полностью...
Моя милая Настя. Глава 5

На утро мы позавтракали вдвоем с Настей, потом её забрала Ольга и они уехали на канатку. А меня ждала работа, собственно, зачем я сюда и приехал. Рабочие таскали телевизор и мы отлаживали сигнал. Работы было много, надо было обойти все шесть корпусов плюс два отдельных коттеджа. Провозились почти до вечера.

Ольга с Настей приехали в обед. Видно, что Настя была довольна поездкой. Когда я их увидел они весело болтали и смеялись. Они вместе покушали и видя, что я занят пошли на бассейн. Встретились мы только за ужином, Ольга тоже села за наш столик. Настя без умолку рассказывала про поездку, про увиденную там змею, да про то что с ней познакомились те мальчишки. Мы слушали её, смеялись, но между собой толком не разговаривали. После ужина все вместе вышли на свежий воздух.

— Настя, — обратилась к ней Ольга. Ты нас с папой отпустишь вдвоем погулять? Нам по работе надо обсудить, тебе не интересно все равно будет.

— Ладно гуляйте, — согласилась дочка. А я тогда пойду на бассейн, посмотрю, как мальчишки ныряют в темноте. Они говорили, что убегают от бабушки, и плавают в бассейне, и меня звали.

— Хорошо, только ты сама не ныряй, — сказал я. Ключи у тебя? Если что потом в номер иди.

Настя кивнула и мы разошлись в разные стороны. Мы с Ольгой пошли по аллее, ведущей к эстраде. Вечер был необычно теплый. Приближался июль и все отдыхающие даже вечером уже ходили без кофточек и олимпиек. Почти стемнело, мы шли молча пока Ольга не начала разговор первой.

— Ну ты меня огорошил вчера, — сказала она. Я в шоке до сих пор.

— Ну, извини, что не предупредил, — усмехнулся я.

— Да уж… судьба играет со мной злые шуточки, — вздохнула она. Знаешь, когда увидела тебя почти сразу поняла, что ты мой человек. Ну вот бывает такое. Пообщавшись, еще больше убедилась в этом. Ты мало говоришь, но делаешь, ты спокойный и уверенный, заботливый и надежный. Такого я может всегда и искала. А когда ты рассказал, что у вас с женой разлад, то поняла, что у нас может всё получиться. И, ты не подумай, что я вот так перед каждым раздеваюсь. Это был знак моего доверия тебе. Вообще я после развода ни с кем из мужчин не встречалась, хотя предложений было много.

— Да, не сомневаюсь, ты очень красивая. Ты знаешь, у меня были те же ощущения, насчет своего человека. Ты конечно же мне сразу понравилась, и я был немного удивлен, что ты на меня обратила внимания, но и рад этому безусловно. И, признаюсь, что влюбился в тебя. Мне трудно об этом говорить, но тебе расскажу как это со мной произошло.

— Нууу, вообще то мне дочка уже твоя всё рассказала, — улыбнулась она.

— Да??? – напрягся я. И что? Что же она тебе рассказала?

— То что жена вас случайно увидела с ней в постели. Иии… Нет, ты не подумай, что я тебя в этом упрекаю. Зная Настьку, я понимаю тебя и верю, что она это и спровоцировала. Жена забрала дочь к себе, так? Ты очень был расстроен этим. Она тебе выставила такие идиотские условия, и ты выполнил их. Так? Вот что она рассказала.

— Ну, да, в общих чертах, да, — я немного выдохнул и был рад, что мне самому не пришлось всё это рассказывать, хотя я бы придумал несколько другую историю, без участия дочки, ну например, как последствие травмы.

— Еще сказала, что помогла тебе отрезать ИХ ваша знакомая тетя Катя, — добавила она.

— И это правда… — сказал я. Но…

— Дима! Я только не понимаю зачем ты на это пошел? Как тебе в голову пришла такая дурацкая мысль покалечить себя? Ты что монах что ли какой, в ските собрался жизнь провести? Ты и меня этим очень расстроил, ты знаешь? – обиженно сказала она.

— Олечка! Я и сам себе уже тысячу раз мысленно дал по лбу за то что сделал! Не знаю, умопомрачение какое-то было. Никто толком меня не поддержал, не с кем было поделиться. Ты знаешь, я как будто шел по дну оврага, не видя что там дальше впереди, мои друзья и близкие люди стояли наверху и только наблюдали. Никто не указал мне и не предупредил об опасностях впереди. Думаю, если б ты была рядом, то я о таком и подумать не смог.

— Это точно, — сказала она. Я же говорю, судьба-злодейка.

— Оля, — я робко обнял её за талию. Если мы любим друг друга, мы наверное можем не обращать на это внимание? Я тебя люблю и сделаю всё чтоб ты была счастлива.

— Не сомневаюсь, — вздохнула она. Но, не всё … Мой бывший не хотел детей, ну в общем то и слава богу, и хорошо, что их у нас не было и мы вовремя развелись. А я хочу детей, понимаешь! И я хотела бы их от тебя! А теперь как? Не пришьют же тебе обратно эти твои семенники… Мне 35 и давно пора иметь своих детей. Для женщины это важно, пойми меня.

Ольга положила голову мне на плечои мы шли по аллее молча. Мне действительно нечего было ей предложить в этом плане.

— Если только тебе чьи-нибудь имплантировать? – пошутила она. Не знаешь, сейчас делают такие пересадки?

— Нет, не слышал такого, — сказал я. Да и от чужих яиц и дети наверное будут чужими?

— И мне даже не важен по большому счету секс, мне нужны мои дети и семья, — продолжила Ольга. Кстати, интересно, как это он у тебя работает без яиц? Я читала, что в гаремах султанов специально кастрировали мужчин-рабов, чтобы они не могли ну, покуситься на их жен.

— Оля, так меня поэтому и переклинило. Я ведь думал, что лишившись их у меня и желание к женщинам пропадёт. Вот этого тебе Настя не сказала. А это так. Но я рад что у меня всё работает. И мы ведь можем с тобой встречаться?

— Ну можем встречаться конечно, но это уже не то. Для меня, как для женщины под 40, смысл потерян. Извини. Эх, какой же ты дурачок… — Ольга вздохнула и чмокнула меня в щеку.

Я тоже вздохнул и прижав её покрепче к себя поцеловал в уголок губ. Мы давно прошли мимо эстрады и свернули на дорожку, ведущую к бассейну.

— А пойдем посмотрим, Настя еще на бассейне? – предложила она.

Мы прошли через стадиончик и подошли к небольшому декоративному заборчику, огораживающему территорию бассейна. Было часов 8 вечера, но уже было темно, в горах рано темнеет. По периметру бассейна горели несколько фонарей. В самом бассейне никто не купался, а Настю мы увидели около бортика. Она сидела на шезлонге, вытянув ноги. Перед ней, почти по стойке смирно, стоял один из знакомых мальчишек. Второй сидел на другом шезлонге рядом.

— Что это они там делают, интересно? – вполголоса сказала Ольга. Этот, что стоит мальчик, это Вадик. А тот пухленький рыжий – Юрка. Они с нами были сегодня на канатке. Знаешь, Настя твоя, строила их там, они за ней прям ходили, слушались. Вот, женская сила, — хихикнула она.

— А я не понял, этот Юрка, он без плавок что ли сидит? – переспросил я. Или это у него такие плавки узкие, что не разглядеть?

Мы стали приглядываться. Да, действительно, рыжий Юрка сидел на шезлонге голым, прикрывая ладошками свои мальчишечьи принадлежности. Настя сидела в шортах, но без топика, рядом с ней были раскиданы карты. Настя что-то выговаривала Вадику.

— Ну, что снимай плавки, раз проиграл, — донеслось до нас. Юрка, мы же ведь так договаривались, подтверди? Вон Юрка снял и сидит себе спокойно. Да и я проиграла и майку сняла. Ну, так что, давай? Или ты трусишь?

Нам не было видно лица этого Вадика, но мы были уверены, что сейчас он пылает от стыда.

— Может я в бассейн лучше прыгну, как Юра? – промямлил мальчик.

— Не-а, Юрка прыгал в бассейн после того как свои плавки проиграл, потому что ему уже играть не на что было. – ответила строго Настя. Эх ты трусишка! А сами то — давай на раздевание играть! Тогда я одеваюсь и ухожу.

— Нет, не уходи, — стал просить пухлый. Вадим, не хлюзди!

Мальчик нехотя снял плавки и остался стоять голышом перед Настей и Юркой.

— Хе-хе, — хихикнула Настя. Вы Меня хотели наверное раздеть? Играть научитесь! Садись, мы уже насмотрелись на тебя, да Юр. Твоя, кстати, очередь сдавать карты, — девочка собрала колоду и подала Вадиму.

Вадик сел на шезлонг рядом со своим товарищем и, и спрятав писюн между ног, стал тасовать карты.

— Ну, а на что будете играть? — спросила Настя. У меня то еще две вещи остались, а вы? Если хотите, чтоб я разделась, то вам еще два раза подряд надо чтобы я проиграла. Потом пойду с вами в бассейн.

*********

Я как то сразу напрягся.

— Они двое против неё одной, — сказал я Ольге.

— Да, не переживай так. Твоя дочка за себя постоит сама. Это все женские хитрости. Давай лучше понаблюдаем.

*********

— На нырнуть в бассейн голышом! — сказал Вадик.

— Ну, да, тебе можно. А Юрка то это уже использовал! – ответила она. Юр, что будешь делать, если проиграешь?

— Хочешь, тебе кепку свою отдам, новая NY, — предложил тот.

— Фи, да она уже у меня, — засмеялась Настя и вытащила из под шезлонга кепку и надела её.

— А что тогда? – спросил Юрка.

— Ну, если ты проиграешь, то когда будем уходить по домам, ты до корпуса пойдешь голым! – сказала она. Вадик, как тебе это «наказание» для Юрки?

— Да, точно, нормально, — захихикал тот.

Вадик стал сдавать карты, играли они по все видимости в дурака. Мы наблюдали за ними из своего укрытия за заборчиком. Мы не особо прятались, но лампы светили прям на ребят по периметру бассейна, и нас разглядеть можно было только, если особо захотеть. Они начали играть – шестерка–восьмёрка, еще восьмерка-валет, валет-туз, бито, семерка, семерка – десятка, дама, еще дама – туз, десятка – беру и так далее. Мальчишки играли в поддавки между собой, стремясь обыграть девочку. Проиграла моя Настька. Ребята довольно потирали ладошки. Настя встала и демонстративно сняла шорты, и осталась в голубеньких в цветочек трусиках. Она бросила шортики на шезлонг к пацанам и села на место.

— Ха, и ничего такого, не то что вы, — сказала Настя и стала собирать карты.

Видно было, что мальчишки воодушевились победой, ведь им осталось обыграть девочку всего один раз. Они ерзали на шезлонге и торопили Настьку с раздачей.

Настя неспешно сдала карты и игра опять началась. Она была спокойна, а мальчишки нервничали. Они не внимательно следили за игрой, упрекали друг дружку в промахах, подкидывая не те карты, стараясь больше просто выйти из игры первыми, нежели победить. В итоге первым сбросил все карты рыжий, а Вадик остался в проигрыше.

— А-ха-ха, — засмеялась Настя. Вадик – дурак! Давай исполняй. Ныряй!

Вадик помялся, подошел к бортику бассейна, сверкнула его белая попа и он нырнул. Ребята похлопали. Он проплыл до противоположного бортика и обратно, вылез по лесенке и подошел к друзьям. Он сел и снова спрятал свой писюн между ног. Настя расхохоталась.

— Чё я ваши письки не видела? Между прочим, я на нудистском пляже была в Крыму и там все ходят голые, никого не стесняются. Так что видела всё, что вы тут пытаетесь спрятать. Сидят здесь такие, засунули письки между ножек. Так вы на девчонок похожи, знаете? А ты, Юрка, я видела как ты в переодевалке тогда выпендривался, а щас чего застеснялся?

Ребята переглянулись между собой и захихикали.

********

— Эй, — тронула меня за плечо Ольга. Ладно, идем уже, пусть молодежь развлекается. Не хорошо подглядывать. Идем, а то ты уже заревновался весь я вижу. Мне еще к воротам надо, ключ от мерса охраннику отдать. А с Настькой ничего не будет, не волнуйся.

Мы потихоньку отошли от забора и стали подниматься вверх к воротам базы. Мы неспешно шли, а через какое-то время нас обогнали два подростка. Они бежали, сверкая своими белыми задницами до самого своего корпуса.

— Ха-ха, — засмеялась Ольга. Вот видишь, всё нормально. Проиграли мальчишки твоей Настьке. Интересно, правда, что они бабушке своей скажут. Она у них строгая. Как бы её инфаркт не хватил.

Мы дошли до ворот, Ольга передала ключи охраннику и мы спустились к своему корпусу. Не хотелось с ней расставаться. Я понимал, что это возможно последняя наша встреча. Ольга видимо это тоже понимала, и подойдя к корпусу позвала попить кофе. Я конечно не отказался.

Мы сидели, пили кофе, допили также и остатки вермута, болтали о работе, о Насте и о всяком разном, но тему наших отношений так больше и не затронули. Да, мне и так всё было ясно. Опять фортуна повернулась своим задом, и причем не самым красивым.

— Знаешь, а я заметила, что Настя твоя тебя очень любит. И по-моему, не только как отца, — сказала Ольга. Когда она рассказывала о твоем «происшествии», видно было, что для неё это тоже была травма. Да и ко мне она видимо ревновала. Мы женщины это чувствуем.

Мне нечего было ей ответить. Да, это было так, и я знал это как никто другой, но углубляться в обсуждение не хотел. Мы еще посидели немного и я попрощался и ушел. Было еще часов 10 вечера, я вышел на воздух, выкурил пару сигарет, и только потом поднялся в номер.

Настя была там. Она уже искупалась и сидела в своей пижамке перед зеркалом и наводила красоту.

— Ну, как, погуляли с Олей? – спросила она, подкрашивая реснички.

— Да, прогулялись, — ответил я. Настюш, а ты зачем ей рассказала про меня, ну про то что со мной… ну, — стараясь, как бы помягче и без особых претензий, выразить свою мысль.

Дочь обернулась и удивленно посмотрела на меня.

— То что у тебя яичек нет? – не заморачиваясь переспросила она.

— Ну, да. Зачем?

— Ну я ей просто ответила. Похоже, она и сама знала, раз спросила. Наверное, увидела это где-то, я не знаю где? – недвусмысленно ответила дочь.

Крыть было нечем, и я пошел в душ, ополоснуться после тяжелого рабочего дня. Я искупался, вышел и, расправив кровать, лег на свою половинку. Настя всё еще сидела у зеркала и расчесывала волосы щеткой. Я смотрел на неё и любовался. По сути она опять осталась у меня одним единственным человеком, который меня понимает и любит. С Ольгой видимо всё останется уже в прошлом, я больше не надеялся на продолжение отношений, она ясно сказала – всё хорошо, только ей нужен ребенок, а я этого не могу. Всё, сказка кончилась.

Настя закончила причесываться и подошла к постели.

Я рассматривал дочь в её трогательной пижамке, и всё больше проникался теплотой и нежностью к этому самому родному существу.

Тут она сняла штанишки, и, расстегнув пуговки на пижамной рубашке, сняла и её, оставшись совсем голенькой.

— Пап, а я красивая?

— Конечно красавица ты у меня, — ответил я, деловито оглядев её. Самая красивая!

— Ну, я сексуальная? – настаивала дочь, стоя передо мной неглиже.

Она подошла ближе, и, поставив одно колено на постель, присела рядом.

— Ой, Настя, Настя, моя милая Настя. Ты мне свет в окошке, ты же знаешь. Но как же мы дальше будем?

Дочка положила голову мне на грудь.

— А так и будем, – улыбнулась она. Я уже почти взрослая, будем жить вместе. Разве нам плохо?

— Взрослая ты моя, женщинка, — я погладил её по волосам и спине. Ты себя хорошо знаешь?

— Не знаю, а ты расскажи, — сказала она и легла рядом.

Я повернулся к ней, и оперев голову на локоть оглядел её тело. Я провел рукой по груди и потрогал конусики сосков.

— Сисечки твои скоро вырастут, и будут кругленькими и упругими как мячики, — сказал я.

Я провел вдоль талии.

— Фигура станет женственней. Бедра будут шире, и попка побольше.

Настя слушала затаив дыхание и кивала головой.

— Как у Оли? — спросила шепотом она. У неё красивая фигура.

— Да, как у Оли.

Я погладил лобочек.

— Здесь волосики вырастут. Но женщины обычно их сбривают или депилируют как то.

— Я знаю, — сказала она и слегка раздвинула ноги.

Моя рука сама опустилась на её губки и я стал их щупать.

— Это большие половые губы. Знаешь?

— Не-а.

Я завелся от прелестей дочери и уже не мог остановиться. Я встал с кровати и принес настольное зеркальце.

— Сейчас посмотрим, — сказал я, и встал на колени перед кроватью.

Настя всё поняла и согнув ноги в коленях развела их в стороны. Щелка приоткрылась, слегка обнажив внутренние складочки.

Я раздвинул губки и подставил зеркало меж её ног.

— Тебе всё видно? – спросил я.

— Угу, — кивнула она.

— Вот это твои малые половые губы, — потрогал я розовые лепесточки-складочки. А вот сверху видишь маленький пупырышек? – спросил я.

— Ага.

— Это клитор. От него женщины получают удовольствие, — я понажимал на него пальцем и провел вокруг.

— Щекотно, — хихикнула она. У тебя пальцы шершавые!

— А вотдырочка из которой ты писиешь, — я раздвинул лепесточки малых губ и показал на маленькое отверстие.

— Знаю это, — Настя прыснула от смеха.

Я продолжил осмотр и показ дальше.

— А эта большая дырочка, это твоя вагина.

— А что в ней?

— Ну, что? Там проход внутрь тела женщины, в матку. А на входе — девственная плева.

— Это целка? – перебиладочь.

— Да, доча, целка. Но вообще то она называется плева.

— А, понятно. Но у меня её уже нет все равно, — хихикнула она.

Я залюбовался нежными складочками её письки, и не выдержав прикоснулся к ним языком.

— Вот такое у вас женщин строение, — сказал я, оторвавшись от нежного бутончика.

— А у мальчишек? – спросила она.

— У мальчишек всё наружи и гораздо проще, — ответил я.

— Ну, тоже расскажи, а.

Я встал и повернулся так, чтоб ей было лучше видно.

— Ну, вот это член, — я взял его двумя пальцами и приподнял.

Затем я стянул кожицу и оголил головку.

— Это его головка, — сказал я. А под членом яйца … должны быть.

— А зачем вам яйца? – спросила дочь. Твоя, ой, твой член красивее выглядит без них вообще то.

— В яйцах вырабатываются сперматозоиды, и когда они попадают женщине в вагину, то проходят до матки, и там зарождается ребенок.

— Ааа. Так интересно!

— А что, вам на анатомии вообще об этом ничего не рассказывали? – спросил я.

— Не-а. Там только про скелет, про мышцы, я помню рассказывала учительница, и про пищеварительную систему. А ты интересно рассказываешь. Еще расскажи! Как эти сперматозоиды попадают в женщину?

Настя потянулась рукой и потрогала член.

— Когда мужчина возбуждается, у него возникает эрекция, и член поднимается, — начал я.

От Настиных ручек мой член стал надуваться и подниматься синхронно с моим рассказом, как будто я заранее готовился к этому фокусу. Настя с любопытством смотрела как в её руках член начинал набухать и расти.

— Ой, а как ты это делаешь? – пискнула она от восторга. Твоя писька только что была мягкая, а сейчас стала твёрдой и большой.

Мой член пульсировал и набирал силу. Он уже торчал параллельно полу слегка изогнув головку вверх.

— Это само собой происходит. Мужчина возбуждается вот здесь, — я показал на голову. Мозг подает команду и организм гонит кровь к члену, и он набухает и увеличивается. Сам, по приказу я этого сделать не смогу.

— А, здорово. Он такой красивый, когда большой. А у этих мальчишек такие смешные пиписьки, маленькие как червячки. Ой…

— Что? – переспросил я, думая, что Настя мне расскажет про свои вчерашние приключения.

— Не-не, ничего. А рассказывай дальше!

— Член поднимается, возбуждается. Потом мужчина засовывает его в вагину женщине, и, ну начинает тереться и доводит себя до оргазма. Ну это такой пик самого приятного состояния. В это время его яички вырабатывают те самые сперматозоиды и они выплескиваются внутрь тела женщины. Вот такая анатомия с физиологией.

Настя слушала, не выпуская члена из рук.

— А ты покажи как это делается, — вдруг попросила дочь.

Я и сам был уже на взводе, а после этих слов у меня снялись все мои табу.

— Хорошо, — сказал я и потушил один из светильников над кроватью.

Я сел на колени между её ног и стал направлять член в промежность.

— Ты расслабься и закрой глаза, хорошо? – сказал я полушепотом. Если будет больно, скажи.

— Угу — кивнула она и прикрыла глаза.

Я стал осторожно вводить член. Засунув до половины, начал медленно двигать им взад и вперед, наблюдая за ней.

Не вынимая члена, я сменил позу и, опершись на руки, навис над ней. Я вытянул ноги и стал входить в неё глубже и двигаться побыстрее.

— О-о-ой, — вырвалось у неё из груди.

Я остановился.

— Нет, нет, можно еще, — прошептала она, не открывая глаз.

Я то останавливался, то начинал двигаться снова. Внутри неё всё увлажнилось, а тесная вагина крепко обволакивала мой член, не желая его выпускать. Таких ощущений я не испытывал уже давно.  Я полностью контролировал и своё тело и её. Мы как будто слились воедино. Я осторожно сунул член во всю его длину и стал делать им круговые движения. Настя сжала губы, и я понял что ей больно. Я вытащил и снова сел на колени между её ног. Настя открыла глаза и уставилась на член.

— Больно? — спросил я.

— Нет, ну немножко, — ответила она. Засунь еще, только не глубоко.

— Хорошо.

Я ввёл член наполовину и обхватив её под попу стал двигать ею навстречу члену. Я почувствовал как приятная волна приливает к моему телу. Сделав еще несколько движений, я на мгновенье остановился и ввёл член до упора. Мой член пульсировал внутри Насти, а тело затрепетало от оргазма. Я кончил.

Я притянул дочку за плечи и прижав к себе стал целовать её лицо и шею. Её тесная дырочка не выпускала член, даже когда он обмяк и сдулся. Наконец я вышел из неё и лег рядом.

Я уже погружался в сон, дочка придвинулась ко мне и обняла за шею.

— А я чувствовала как он дрожит во мне, — сказала она. Хм, так необычно… Мне больно не было, только боялась, что он мне живот проткнет.

— Да? Ну, хорошо, я и не хотел чтоб тебе было больно. Ну, давай спать?

— Хорошо. А ты завтра еще покажешь? Ну, как-нибудь по другому?

— Посмотрим, — сказал я и поцеловал её в носик.

Она выключила светильник возле своей кровати и мы легли спать. Меня уже не мучал стыд или угрызения совести. Мне опять показалось, что жизнь налаживается и она хороша.

*********

Проснулся я рано, дочка еще спала крепким сном, стиснув подушку между ног. Я искупался, побрился и потихоньку вышел на балкон. День только загорался, проснулись и зачирикали утренние птички, и свежий воздух обдал меня бодрящей прохладой. На улице еще никого не было, только поливалка шумела где-то внизу лагеря поливая дорожки и зеленые полянки вдоль них. Я вдохнул горный воздух и закурил сигарету.

— Э-эй, — послышалось откуда то снизу. Доброе утро нудистам.

Я от неожиданности выронил сигарету, и сдернув, что попалось первым с бельевой веревки, прикрыл себя. Под моим балконом стояла Ольга. Она была в своем спортивном костюме и видимо готовилась на пробежку.

— Доброе утро, — тихо ответил я. Напугала. Чё не спится, рано ж еще.

— А я круглые сутки на работе, ты забыл? – также тихо сказала она. Пойду оббегу свои владения. Присоединяйся, если хочешь.

— Не, — замахал я головой. В другой раз. Не в форме.

— Ага, вижу. Форма у тебя не для пробежки явно, — улыбнулась она.

Ольга убежала, а я зевнув, снова вернулся в кровать. Настя проснулась ближе к 8и, тогда уж и я встал окончательно. Она умылась  и мы пошли на завтрак.

Вскоре к нам за столик присоединилась и Ольга.

— Сегодня хлопотный денек, — сказала она.

— Почему? А что случилось? – поинтересовалась Настя.

— Ну, во-первых, большой заезд будет. Сразу 22 человека заезжают. Второе, едет партия телевизоров. Оплатили уже и обещали уже вот скоро доставить. Кстати, как у вас там дела с вашими кабелями, проводами?

— Делают, — ответил я. После завтрака посмотрю что осталось. Вроде, последний корпус должны были сегодня начать. А что за телеки привезут?

— А. Хорошо. Привезут LG 32 дюймовые, и настенные крепежи к ним. Пока только 12 заказали, будем ставить их в люксы. Так что Дмитрий, работников настраивай на ударный труд сегодня. Последний корпус могут пока оставить, а эти телеки надо сегодня постараться установить.

— Хорошо, Оль, настрою. Сделаем, — ответил я.

— И еще у меня новость. К нам едут музыканты, рок группа из города. Так что вечером будет концерт. Вот так.

— Круто! – сказала дочка. А когда они приедут?

— Мда, круто то круто, да мне с ними возиться. Они же хлопотные, я их знаю. А приехать должны к обеду. Вот так.

Ольга доела свой омлет и встала из-за стола.

— Всё, побежала. Кучу номеров надо подготовить, потом встретить музыкантов, и, в общем ладно. А вечером на концерт.

Настя была в приподнятом настроении и всё гадала что же за группа приедет. Мы закончили кушать и я пошел искать своих работников. Настя сказала, что пойдет к мальчишкам рассказать новость, и они будут на бассейне. В общем, все разошлись по своим делам.

Ближе к обеду я увидел как приехала шумная разношерстная толпа музыкантов и их сопровождающих. Ольга их вела в корпус размещаться. Позже я заметил, как молодежь лагеря потянулась к бассейну. Видимо музыканты сразу решили потусоваться там. На обед я не пошел, стараясь выполнить обещанное Ольге, и все подгонял и помогал рабочим побыстрей установить телевизоры.

Закончили часам к 5ти, и я пошел к себе в номер передохнуть. Вскоре прибежала и дочка, она была в возбужденном радостном настроении.

— Ну, как, увидела музыкантов? — спросил я.

— Да, мы с ними познакомились уже на бассейне, — с гордостью ответила она. Это же «Городские Бродяги», их по телевизору даже показывали. У них мотоциклы у всех есть, там в городе. У них четверо ребят и девушка. Один парень на барабанах играет, другой, Гена на синтезаторе, еще двое — на гитарах, и один из них поет, и девушка тоже поет, — тараторила дочь. После ужина пойдем сразу на эстраду. Гена мне обещал дать поиграть на синтезаторе, я ему сказала, что тоже умею.

— Понятно, понятно, стандартный набор, — сказал я.

Настя пошла в душ, а выйдя, стала прихорашиваться и наряжаться. Я лежал на кровати и наблюдал за её суетой. Она высушила голову феном и расчесала волосы, потом села перед зеркальцем краситься. Затем перебрала все привезенные с собой шмотки и перемерила кучу нарядов, остановилась на красном платье с тоненькими бретельками. Она нацепила сережки, браслетики и колечки. Под конец одела туфельки и всё, принцесса была готова к балу. Я изумился как она преобразилась, передо мной стояла полноценная девушка, от девочки и следа не осталось.

— Пап, собирайся уже, пошли на ужин, — торопила она.

— Хорошо, хорошо, — ответил я, вставая с кровати. Мне то быстро одеться.

Я нацепил свежую майку и надел шлепанцы.

— Хоп, и я готов, — сказал я.

Настя рассмеялась.

— Ну, ладно, пойдем так. Я думала ты тоже оденешься, ну джинсы например, рубашку. Там же танцевать будем.

— Да, нормально, я и так потанцую, — сказал я и мы пошли на ужин.

Я не обедал, поэтому с охотой налег на еду, естественно, с традиционным 100гр коньяка. Настя ела мало, она то боялась капнуть на платье, то смазать губную помаду. Толком не доела ни первое ни второе, попила чай, и встала из-за стола.

— Ну, ладно, ты доедай, и приходи на концерт, а я пойду уже, ладно? — сказала она.

— Ну, давай беги.

Настя убежала. Я спокойно доел свой ужин и вышел на воздух, сел на лавку и закурил. Из корпуса вышла Ольга. Она тоже была красиво одета, на ней была шелковая темно-синяя блузка без рукавов, кожаные короткие брючки и туфли на каблуках, а сверху дополняла всё это кожаная жилетка. Ольга подошла ко мне.

— Куришь? А Настя наверно уже убежала, да? – сказала она. Ну если ты идешь на концерт, то пошли. Мне же его открывать надо. Без меня не смогут начать.

Я бросил недокуренную сигарету и мы пошли к эстраде.

Какофония звуков уже доносилась оттуда. Музыканты и их помощники настраивали аппаратуру. Скамейки нескольких передних рядов зрительного зала были убраны по сторонам, и в центре образовалось подобие танцпола. Зрители-отдыхающие кто сидел на скамейках, кто уже пританцовывал на площадке. Я стал искать глазами Настю. Среди сидящих и пританцовывающих её я не увидел. Я заметил её друзей, мальчишек, Вадима и Юрку, и подошел к ним узнать где Настя. Они поздоровались и кивнули в сторону сцены.

Я пробежался глазами и увидел свою дочь. Она стояла за синтезатором, а рядом с ней какой-то молодой человек с козлиной бородкой наркоманистого вида. Его рука лежала на плече моей дочери. Настя что-то играла на синтезаторе, а козлобородый подыгрывал ей одной рукой и улыбался. Его улыбка мне сразу не понравилась, как впрочем и он сам. Молодому человеку, если его можно было так назвать, было на вид лет за 30. Взлохмаченная прическа с пробивающейся проплешиной на макушке, зататуированные руки и шея, и выпученные глаза. Он что-то говорил моей дочери, периодически наклоняясь к её уху. Настя хихикала и кивала головой.

Ольга поднялась на эстраду и попробовала микрофон.

— Раз, Раз, меня слышно? Ребята, можно начинать? – спросила она.

Какофония поутихла и зрители зааплодировали. Настя тоже убежала со сцены и села на ближней к эстраде скамейке. Меня она даже не заметила, как впрочем и своих друзей-мальчишек, всё внимание было на музыкантов.

— Добрый вечер наши дорогие отдыхающие! Меня зовут Ольга и я директор этой базы отдыха, если кто не знает. Приветствую и ребят музыкантов, — начала Ольга. Сегодня чудесный вечер, не правда ли. И сегодня к нам в гости приехала известная музыкальная группа «Городские бродяги»! Давайте поприветствуем их и начнем!

Все зааплодировали, а на эстраде выключился верхний свет и зажглись разноцветные фонари подсветки. К микрофону вышел их видимо главный, парень с гитарой.

— Я всех приветствую! Спасибо Ольга за приглашение, мы всегда рады играть в вашем лагере, мы не в первый раз здесь. Коротко представлю моих друзей и коллег! Бас-гитара – Александррр, клавишные – Ген-н-н-надий, за барабанами – ударник труда Валерий, за пультом – наш гуру Пётр, солистка – наша Елена Прекрасная, и, соло и ритм гитара и также солист группы – это я, ваш покорный слуга — Андрей. Начнем! Ансамбль ударил по аккордам и концерт начался.

Ребята играли свои песни, а также популярные хиты. Весь народ собрался на площадке и танцевал, на скамейках остались только люди постарше, ну и в том числе и я. Настя бесилась на площадке в окружении её знакомых мальчишек и других парней и девушек. Ольга тоже нет-нет выходила на площадку и танцевала, но в основном, она стояла сбоку сцены и наблюдала за порядком. Моя Настя вспомнила про меня только к середине вечера.

— Пап, а ты чего не танцуешь, весело же, — подбежала она и стала тянуть за руку.

— Да пока отдыхаю, набегался сегодня, — ответил я.

— Пойдем, пойдем, — тянула она.

— Хорошо, скоро приду, — сказал я. Вот музыка будет подходящая, и присоединюсь.

Настя убежала, взяв с меня обещание прийти на площадку. Тут ко мне подошла Ольга и тоже стала меня тормошить, чтоб я вышел танцевать. Как раз заиграла музыка, и я типа пригласив Ольгу, пошел на танцпол. Парень и девушка на сцене пели песню «На перекрестках двух дорог». Я обнял Ольгу за талию и мы присоединились к другим парочкам.

— Что-то ты грустный, Дмитрий? А? – спросила она. Концерт не очень?

— Нет, почему, всё класс, — ответил я. Мне что-то пианист ихний не нравиться.

Ольга посмотрела на козлобородого и засмеялась.

— О, да, экземплярчик! – сказала она. Ну, чтож, эти люди Мельпомены всегда были необычные, не от мира сего.

— Да, мне до его образа жизни как то побоку. Мне не нравиться как он на Настьку смотрит.

— Правда что-ли? – продолжая танцевать переспросила Ольга и стала искать глазами мою дочь.

В это время песня закончилась и в микрофоне послышался голос этого самого клавишника Геннадия.

— А следующую песню я бы хотел посвятить моей новой знакомой, очаровательной девчухе — Настюхе! – он сделал проигрыш на клавишах. Да, и, я сам её исполню. Она так и называется – «По имени Настя». А чтоб все знали кто эта очаровашка, я хочу пригласить её на сцену. Вот она!

Настя смутилась и удивилась, но под хлопанье и подбадривание народа, всё таки поднялась на сцену и встала рядом с исполнителем, не зная куда девать свои руки. Геннадий поправил микрофон.

— Слова если знаешь, подпевай вместе со мной. Красивое счастье, по имени Настя… — сказал он ей полушепотом и придвинул микрофон.

Песня красивая, но во мне закипала ревность и злость на козлобородого. Ольга заметила это.

— Да не парься ты! Нууу, девчонки иногда западают на таких, но… не надолго,– сказала она. Это же молодость, всё интересно. Пойдем лучше тоже потанцуем.

Мы стали танцевать, а я все время поглядывал на реакцию дочери. Она подпевала на куплетах и хихикала когда не знала слов, но по ней было видно, что она была в восторге от всего происходящего. А я уже хотел, чтобы быстрей закончился вечер и забрать Настю в номер, подальше от этого недопырка. Время подошло к 11 вечера, и Ольга предупредила музыкантов чтоб закруглялись. На сцену вышел Андрей.

— К сожалению, дорогие мои, вечер наш сегодняшний подходит к концу. Мы хоть немного устали, но для вас готовы играть до утра. Но. Но рядом с нами детские лагеря отдыха и там, опять же к сожалению детишкам надо баиньки, а то на нас могут пожаловаться. Итак последняя песня.

Группа сыграла одну из своих песен и вечер закончился. Музыка стихла, помощники вышли на сцену убирать аппаратуру.

Наконец то, — подумал я.

— Настя! – помахал я рукой. Я здесь!

— Да, я сейчас, — ответила она.

Подошла Ольга.

— Фух, неужели этот день закончился! – выдохнула она. Пойдем прогуляемся что-ли?

Она взяла меня под руку и мы пошли вверх по аллее. Мы болтали обо всем и ни о чем. Сели на лавочку и так просидели еще какое-то время.

— Может ко мне пойдем, кофе попьем? — как бы между прочим предложила Ольга. Ты как сегодня, еще в силах?

— Можно, — пробормотал я. Настя только что-то долго не идет, беспокоюсь. Надо бы её домой загнать. Пойдем поищем её, и потом можно и кофе попить, а?

— Ну пойдем, — пожала плечами Ольга. Тогда идем к бассейну, я думаю она там.

Мы пошли обратно к эстраде, там суетились помощники убирая последние приспособления, свернули налево и пошли к бассейну.

Там уже шла другая дискотека. Из бум-бокса доносилась музыка, у ограды стояла и пыхтела дымом шашлычница, а рядом составленные в полукруг, стояли лежаки и шезлонги, на которых разместились музыканты и их поклонники. Мы подошли поближе. Музыканты, увидев директрису поприветствовали нас и позвали к «столу». Столом у них служили два деревянных лежака, на которых уже стояли бутылки с вином и водкой, и много всякой закуски. Народу там было человек 20. Кто-то лежал на шезлонгах и лежаках, кто-то плавал в бассейне, несколько почти голых девушек отплясывали под бум-бокс. Настя сидела на шезлонге в компании этого Геннадия и еще одного полупьяного парня. В руках у них были стаканчики. Геннадий что-то увлеченно рассказывал, держа Настю за талию. Я подошел почти вплотную. Ольга напряглась…

— Насть, — спокойно сказал я. Домой не собираешься?

Все трое повернулись ко мне.

— А это кто? – спросил козлобородый.

— Папа мой, ответила Настя и стала подниматься.

— О, сорри, фазер, присоединяйся к нам! – сказал тот.

— Нет, спасибо, мы лучше завтра, поздно уже, — ответил я.

— Папа, ну дочка пусть погуляет еще с нами, — вступил в разговор второй сидящий рядом.

Он видимо был из отдыхающих, не из группы. И был очень пьян.

— Может, такая знаменитость станет твоим зятем, а? – продолжил он заплетающимся языком. Ты разве не хотел бы видеть звезду своим зятем?

Компания рассмеялась, а меня распирала злоба.

— Да, в гробу я хотел видеть эту знаменитость! – выпалил я.

— Не понял? – козлобородый выпучил на меня и так лупоглазые зенки, и сделал шаг навстречу. Ты что-то против имеешь, давай ща разберемся может?

Я не стал продолжать этот диалог и въехал торцом ладони по подбородку этого «разборщика». Он отшатнулся и не удержавшись на ногах повалился за лежак. Все затихли сначала, а потом его сотоварищи стали собираться вокруг.

— Стоп, стоп, друзья. Во-первых, вы все у меня в гостях и я драк не допущу, — встала между нами Ольга. Потом, он её отец, и беспокоится за свою дочь, вы должны это понимать. И, Геннадий, подружек для веселья надо выбирать из другого контингента. Так что все успокаиваемся. Вы можете продолжать, а Настя идет со своим отцом.

Настя безропотно подошла ко мне и мы все втроем направились к выходу с территории б
Показать полностью...
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи