Войти
Интимные рассказы

Интимные рассказы

Все истории в одном месте

Описание

Реальные истории из жизни людей, связанные с интимными моментами и придуманные эротические рассказы для взрослых.

Записи сообщества

8
Чудо с хвостиками. 27. 28.

27.

Расставшись с Мику, Алька пошла в магазин. Ей на самом деле надо было приготовить праздничный ужин для своих родителей.

Отец от них ушёл давно, оставив трёхкомнатную квартиру, ушёл тихо, без скандалов, даже без ссор. Вот он был, и вот его нет. Мама объясняла девочкам, что он жил с ними до тех пор, пока дети в нём нуждались, любили его, а когда у них наступил сложный подростковый возраст и они начали фыркать на замечания родителей, он просто исчез из их жизни. Оказывается, они с мамой уже были в разводе, так что никаких судов и деления имущества не было.

Алька тогда сильно плакала, винила во всём себя и свою несдержанность по отношению к отцу, с которым иногда ругалась по поводу невыученных уроков или долгих гуляний по вечерам.

Альке нравились посиделки с парнями, одевалась в джинсы и кожаную куртку, каталась с ними на мокиках или даже великах, пробовала пиво и сигареты. Когда приходила домой, с запахом, мама кричала на дочь, которая уже тогда вымахала выше мамы, а дочь раздевалась и, отодвинув маму, проходила в свою комнату, ложилась на кровать, надев наушники с музыкой или переписываясь с друзьями. Отец только облегчённо вздыхал, увидев живую и здоровую Сашеньку, он так называл Альку, и её это всегда бесило. Не всегда, конечно, лет до 12 она жутко любила своего папочку, а потом как-то стала отдаляться от него, особенно когда поняла, что она не мальчик, а девочка, то есть, после первых месячных.

С тех пор она стала его стесняться, появились от папы секреты, шепталась с мамой и старшей сестрой, но не перестала вести себя по-пацански, вызывая сильное беспокойство у мамы. Папа был спокоен, уверен был, что его любимая Сашенька перебесится.

И вот, в один прекрасный вечер, вернее, уже ночь, валяясь на кровати, она заявила папе, что-то типа того: «не учите меня жить, помогите материально», или «это моя жизнь!».

Папа согласился с ней, спросил, нуждается ли она в его воспитании, наставлениях.

«Как-нибудь сама разберусь!» — самонадеянно заявила она, в твёрдой уверенности, что семья – что-то незыблемое, где она всегда получит кусок хлеба, кров и защиту.

Каково же было её удивление утром, когда застала на кухне плачущую маму.

— Мама! Что случилось? Мама, прости меня! – попыталась обнять маму Алька. Мама вырвалась от неё:

— Отстань!

— Мама! – Алька даже раскаялась в своём поведении и грубости.

— От нас папа ушёл! – пояснила Катя, сидевшая за столом, уныло глотая кофе.

— Папа?.. – удивилась Алька. – Куда ушёл?

— Совсем ушёл, тупая ты дрянь! – воскликнула мама, и до Альки дошло, что папа ушёл, и вспомнился вчерашний разговор с ним. «Я тебе ещё нужен?» – спросил папа. – «Нет!» – ответила дочь, так происходил разговор, если не вдаваться в подробности.

Алька так и села на пол:

— Это я виновата! – сказала она, смертельно побледнев.

— Не выдумывай! – бросила мама. – Мы все виноваты! Особенно я! Дура, думала, никуда не денется! Аля? – Алька впервые потеряла сознание, ей даже вызвали «скорую», врачи хотели отвезти девочку в стационар, психоневрологический диспансер, чтобы не совершила суицид, до того она была уверена, что папа ушёл из-за её жестоких слов.

Но с психологом всё-таки пришлось пообщаться, он, вернее, она, психологом оказалась женщина лет тридцати, рассказала об отношениях папы с мамой, показала документы о разводе, который был оформлен задолго до их с папой ссоры.

Тогда Алька простила себе, но обиделась на отца. Получается, он давно решил их бросить, только ждал удобного момента: «Я тебе нужен? Нет!».

А оказывается, нужен! И ещё как! Сколько раз она ревела в подушку, понимая, что больше не к кому подойти, приласкаться, спросить совета и просто помочь решить задачку. Дома стало пусто, жить стали скромно, не до посиделок стало, с друзьями. Мама работала на двух работах, потому что дочери ещё учились, Алька в школе, Катя в институте.

Отец, конечно, платил им, где-то 30% от заработка, но одно дело тратить всю зарплату на семью, и другое дело, треть.

Катя увлеклась мотоспортом, вступила в клуб, где можно было гонять на кроссовых мотоциклах, потом подружилась с более старшими девушками, стала ездить с ними на мощных мотоциклах, без гонок, по-взрослому, и Альку привлекла.

Там и нашли нового мужа для мамы, хозяина автомастерской, где ремонтировали свои мотоциклы.

Алька почти влюбилась в него, но дальше дружеских отношений, конечно, не дошло, ей тогда только 14 лет было, зато познакомила с мамой, и скоро они поженились.

Квартиру оставили Кате, а Алька с мамой перебрались к новому папе. Катя сначала была против переезда сестры, но сдалась, потому что до совершеннолетия ребёнок должен жить с опекуном, на данный момент опекуном является мама.

Катя строго-настрого предупредила Альку, чтобы та не лезла к отчиму, а то опять сломает жизнь маме, и девочка, вздохнув, согласилась с ней, поглядывая с обожанием на мужа мамы издалека.

Всё изменилось, когда Алька познакомилась с Мику, то есть, с Антошкой. Почему мальчик одевается девочкой, до конца не разобралась, просил не расспрашивать пока, ссылаясь на гормональный дисбаланс, но Альке именно эта странность Антошки понравилась до безумия, до их знакомства она только с девочками общалась, и первый секс был с Викой, но быстро поняла, что это не для неё, она всё ещё любила своего отчима, то есть, мужчину. Антошка же был одновременно и мальчиком, и девочкой, пока, по крайней мере, и Алька могла выбирать между двумя сущностями маленького друга.

Мику сказала, что проходит лечение, будет мальчиком.

А пока Тоня девочка, она нужна Альке, как напарник для байкерских поездок, игр. Девочка в их обществе помогает байкеру в обслуживании мотоцикла, моет, чистит и следит за давлением в шинах и наличием топлива в баке, даже свечи помогает менять или ещё что, по мелкому. А также готовит еду, стирает одежду, вплоть до белья и носков, ублажает её ночью…

Через всё это Алька прошла, когда была девочкой Вики, и была довольна такой жизнью, жизнью бродяги. Они ездили в походы, ставили палатки на берегу реки, купались, даже рыбу ловили, потом снимались, переезжали на другое место, один раз даже до моря доехали. Что это был за отдых!

Алька до сих пор вспоминает его с удовольствием, хоть и приходилось ухаживать за Викой и удовлетворять старшую подругу. Но кто сказал, что это ей не нравилось?

А теперь, узнав радость обладания живым мальчишкой, пусть маленьким, ни за что не променяет его на вибратор или другой силиконовый предмет.

Алька зашла в новую квартиру, которую недавно приобрёл отчим, разложила продукты по полкам в холодильнике и в морозилку, присела на стул, и подумала, какая она дура.

Ну, зачем она оставила Мику, когда девочка просилась к ней? Помогла бы ей приготовить праздничный ужин, а потом…

А что потом? «Прости, Антошка, но тебе пора домой»? Не готова пока Алька знакомить подружку с родителями. Когда Мику определится с полом, тогда обязательно познакомит!

Какой-то червячок грыз девушку, что она будто стесняется своей дружбы с Мику, но Алекс задавила в себе червячка, пообещав ему, что после принятия Мику в клуб, обязательно познакомит её с мамой, что бы не произошло.

Успокоив себя таким образом, переоделась в домашнее и принялась за работу. Сначала надо убраться в квартире, общей площадью более ста квадратов, потом заняться приготовлением к ужину.

Квартира, обставленная в стиле «хай-тек», нравилась Альке, но свою комнату она превратила в какую-то берлогу, по стилю похожую на комнату отдыха у них в байкерском клубе. Даже колесо от мотоцикла висело на стене, с вмонтированными в него механическими часами с парохода, циферблат на часах был поделён на 24 деления.

Малогабаритный диван, который почти никогда не собирался, с постелью, укрытой пледом, школьный уголок и встроенный одёжный шкаф, вот и всё, что здесь было, необходимый минимум мебели. Даже у пацана Антошки комната выглядела более уютной.

Алька подумала, стоит ли здесь наводить порядок, ведь сюда она сегодня не приведёт своего любимого! Девочка чуть не расплакалась, представив, как Мику играет с Витькой. Понятно, у них ничего не будет, но целоваться-то, они смогут?! И это в её День Рождения! Вот дура! Сама отдала свою любовь пацану!

А то, что она влюбилась, понятно, хотя бы по чувству ревности.

Алька уже готова была побежать за Антошкой, но холодный рассудок остановил её. Никуда Мику не денется! Она уже призналась Альке в любви!

Радостно улыбнувшись, Алька представила их будущую встречу, как бежит к ней девочка, прыгает на руки, целует и прижимается изо всех сил…

Поняв, что просто сидеть и грустить больше не может, занялась генеральной уборкой в своей комнате.

***

А Мику подошла к ребятам, Витя сразу встал, пытаясь убрать с лица улыбку, которая сама собой появлялась на лице от того, что девочка подходила к ним. Подошла, и первая протянула ему руку!

Он осторожно пожал маленькую лапку, второй ладошкой накрыл её. Мику сверкнула своими удивительными глазами, и сердце Витьки окончательно растаяло.

— Выйдешь? – только смог он спросить Мику, понимая, что та сейчас спешит домой.

— Ага! – тряхнула она косичками, улыбнувшись, хотя следы от слёз ещё остались на щеках.

Витя тоже улыбнулся, подумав, как хорошо, что Мику плакала от Альки, а ему улыбается.

— Я недолго, только надену купальник. Подождёте? – спросила она друзей и Соню, которая почему-то не спешила сегодня к ней навстречу.

— Только недолго, — недовольно проворчала Соня, — мы тоже без купальников.

— Да ладно! – легкомысленно махнула рукой Мику. – Я подумала, так хорошо, купаться и бегать голышом! Может быть, тоже разденусь! – она помахала ладошкой и побежала к своему подъезду.

— Куда денешься! Проиграешь и разденешься! – проговорил ей вслед один из мальчишек, друзей Мику по проказам. Витя недовольно глянул на него, но ничего не сказал, только Соня поняла, что Витя запал на Тоню всерьёз.

Света оказалась дома. Она открыла, будто стояла за дверью, так ждала сестрёнку, желая скорее расспросить у неё, как прошло свидание, про ночь с любимой девушкой.

Вместо этого Мику проскользнула у неё под рукой, присев на корточки, разулась и пробежала к себе в комнату.

Войдя следом за ней, Света с удивлением смотрела, как Мику вынимает из рюкзака всё лишнее.

— Свет, где моя… — она постеснялась сказать «вагина», покраснела. – Где моя наклейка?

— Какая ещё наклейка? – растерялась Света.

— Ну, сюда! – показала Мику на низ живота.

— Зачем? – не поняла сестра, даже помотав головой, думая, что ослышалась.

— Я придумала! – счастливо засмеялась Мику. – Приклею себе эту… девчоночью писю, разденусь на пляже до гола, чтобы Витька видел, что я девчонка, а осенью покажу мальчишечью, и он поверит, что Тося уехала, а приехал Антон! Здорово я придумала?

— Здорово! – поняла Света. – Тогда раздевайся и иди в ванную, сначала тебя надо помыть.

— А можно, только это место? Свет, меня ребята ждут!

— Ладно! – не выдержала и рассмеялась Света. – Заодно расскажешь, как прошло свидание!

— Что там рассказывать, — как-то сразу потускнела Мику, быстро раздеваясь.

— Ладно тебе! – увидев слегка покрасневший писюнчик, сказала Света, с улыбкой. – Было?

— Ну, было… — неохотно ответила Мику, проходя в ванную.

— А что недовольная? Не понравилось?

— Понравилось! Даже очень! – ответила девочка, включая воду. – Только…

— Мало? – хихикнула Света. Мику подняла на сестру удивлённые глаза, и поняла, что именно из-за этого она обиделась на Альку! Потому что утром не удалось повторить, и на то, что помешала Катя!

Мику густо покраснела, стало стыдно за своё малодушие и упрямство. Сказали ведь, сейчас уйдут Катя с Олей, и они останутся с Алькой вдвоём! Нет, надо было губы дуть! Вот и приклеивай теперь девичьи штучки, иди играть с пацанами! Будешь перед ними сверкать голой попой, а не с любимой девочкой заниматься любовью!

Между тем Света сама осторожно вымыла Мику, тщательно смазала паховую область клеем, выданным им Ниной Петровной, который не раздражает кожу, и приклеила беленькую девчоночью писю, в которую органично вошёл маленький мальчишеский писюнчик, принявший вид клиторка, скрывшись между складок.

— У тебя здесь есть маленькое влагалище, — оповестила Мику сестра, — в прошлый раз мы прятали в нём твой писюн, сейчас оно свободно. Так что, можешь воспользоваться! Я ревновать не буду! – поцеловала она сестрёнку во вспыхнувшую щёчку.

— Ты что! – недовольно проворчала сестрёнка. – Он ещё маленький!

— Ага! – кивнула Света, хихикнув. – Видела я, как этот «маленький» мял тебе грудь!

— Это совсем другое дело! – возмутилась Мику.

— Ты-то откуда знаешь? – спросила Света, с усмешкой, внимательно рассматривая, не видно ли на теле девочки стыков настоящей кожи с искусственной.

— Я же была мальчиком! – брякнула Тося.

— Прекрати! – легонько стукнула её по губам сестра. – Ты ещё будешь мальчишкой!

— Я не о том! – совсем смутилась Мику. – Я о том, что был маленьким, его возраста. Сейчас я уже почти взрослый!

— Помолчи уж, «взрослый»! – с иронией сказала Света. – Ну и что?

— А то, что мальчикам не интересно, это… — девочка замялась, — секс кажется грязным, что ли. Мальчикам важна чистая любовь, вот!

— Видела я, какая чистая любовь у него была в шортах! – с сарказмом заметила Света. – Думала, сейчас порвутся!

— Это же физиология! – возразила Мику. – от этого никуда не денешься!

— Ладно, иди уже, «физиология»! – шлёпнула её по попе сестра. – Тебя твой мальчик уже заждался!

Тоня быстро убежала к себе в комнату, с нетерпением перебирая ножками, начала думать, какой купальник надеть.

— Если собираешься раздеваться, какая тебе разница? – поняла её Света, входя следом. – Я бы надела вот этот, — показала она на простенький голубенький купальник, почти ничего не скрывающий. – Померяй.

Мику померила, с помощью сестры, осталась довольна. Можно совсем не раздеваться, маленькие треугольнички скрывают только щелку спереди, да сосочки на груди. А если купаться, вообще, не уследишь, как сползут.

— Спасибо! – чмокнула она сестру, и быстро облачилась в комбинезончик, надев под него только майку:

— Свет, собери что-нибудь покушать, с собой! Я голодная, как волк!

— Ещё бы! – улыбнулась сестра. – Столько сил растратила за ночь!

Мику уже обулась и нетерпеливо подпрыгивала в прихожей, пока сестра собирала ей рюкзак. Чтобы не тратить время, завернула колечко колбаски, маленькую головку сыра, батон и складной ножик.

— Бери! На пляже нарежете! – подала она сестре рюкзак.

— Ой, спасибо! – повернулась Мику, подставляя руки, чтобы Света надела его на неё.

— Вечером постирай свой комбинезончик! – шлёпнула её по попе Света, подняв пыль.

— Обязательно! – потянулась к сестре Мику, чтобы поцеловать на прощанье. – Мы ещё поиграем с ребятами вечером, ладно? – просительно заглянула она в глаза Свете.

— Играйте! – разрешила сестра. – Только недолго. Ты сегодня ляжешь со мной спать?

— Да! – запрыгала от радости девочка.

— Совсем забыла! – всплеснула руками Света. – Дай, хоть хвостики тебе сделаю! – Мику только вздохнула. Но на самом деле, с такими растрёпанными косичками не стоило выходить к мальчишкам!

Света расплела и быстро, но аккуратно расчесала волосы нетерпеливой девочке, перетянула резинками и отправила гулять. Сама подумала, что как-то Антошка быстро привыкает к тому, что он почти девчонка. Сегодня сам попросил приклеить себе вагину. САМ!

Конечно, под благовидным предлогом, но… Не, надо сегодня проверить, мальчик ли он? Да и самой немного поучиться обращаться с мальчиками не помешает!

А то, что никто не узнает, Света не сомневалась: Антошка – кремень! И самый любимый человечек.

28.

— Тебя тёть Надя спрашивала! – сказал Витя.

— И что ты ей ответил?

— Сказал, что в гости пошла.

Ребята спешили на автобус, они опять решили съездить на пляж. Договорились вечером поиграть, потому что день выдался жаркий, на пустыре днём свариться можно.

Когда Мику выбежала из своего подъезда, ребята уже заждались её, но никто не ворчал, даже Софья заулыбалась при виде того, как спешит к ним девочка, нагруженная рюкзаком.

Витя встал, потянулся к ней, будто хотел поцеловать, но не решился, при друзьях, хотя глупых и слепых здесь не было, все прекрасно видели, что творится с их вожаком.

— Я… Мы соскучились, — тихо сказал он, — пошли скорее, а то автобус уйдёт.

— Надя ничего не сказала? Не сердилась? – спросила Мику у Вити.

— Расстроилась немного, но сказала, что у нас не тренировки, просто утренняя зарядка…

— Я уже несколько раз ей говорила, что не собираюсь заниматься спортом! – перебила его Мику. – Мне запретили кувырки и силовые упражнения, пока не выяснят, здорова я или нет. Вить, всего лишь сходила к подруге на день рождения!

— И как там? Хорошо провели вечер? – немного ревниво спросил мальчик.

— Неплохо! – ответила девочка. – Приготовили праздничный ужин, танцевали и пели караоке. Потом легли спать.

— Парни были? – с виду безразлично спросил Витя.

— Нет, только девчонки.

— Девчонки? – удивился мальчик. – А у вас с Алькой что? Я видел, как вы целовались!

— Девчонки всегда целуются! Не знаешь, что ли? – фыркнула Мику. Витя что-то хотел сказать, но передумал, совсем не хотел спорить, а тем более, ссориться с понравившейся ему девочкой. К тому же он опять надеялся пригласить её на свидание. В прошлый раз ему понравилось, жаль, сестра Мику всё испортила, и потому не удалось подольше остаться наедине, всласть нацеловаться.

Подбежали как раз вовремя, когда подходил их автобус. Даже несколько мест нашлось.

Витя, не слушая возражений, усадил Мику и сам сел рядом. Соне тоже нашлось место, остальные стояли и шумно разговаривали, не слушая замечаний взрослых, потому что дети просто не могут тихо стоять и молчать, им юные тела не позволяют это делать. Только Витя присмирел возле Мику, будто нечаянно соприкоснувшись с ней голыми ногами.

Когда шумная толпа вывалилась из автобуса, пассажиры облегчённо вздохнули, кроме одного старичка, который долго брюзжал на пассажиров, что те не понимают детей.

На «их» участке снова было всё замусорено.

— Да что это такое?! – возмутилась Соня. – Сюда специально приносят мусор со всего пляжа, что ли?!

— Ладно, не возникай! – прервал поток возмущений девочки Витя. – Было бы чисто, уже было бы занято!

— И когда успевают? – пожала плечиками Соня, раздеваясь.

Когда Мику разделась, оставшись в своём микрокупальнике, Витя слегка завис, сглотнув появившуюся слюну. Кроме него на девочку обратил только один мальчик, немного младше Вити, и Соня, с восхищением и завистью разглядывающую ладную фигурку Мику, особенно ей понравились крепкие грудки, не большие и не маленькие, пропорциональные, едва прикрытые замечательным по красоте купальником.

Недолго думая, она скинула свои некрасивые трусики, слегка великоватые для неё. Теперь она почти такая же, как Мику, только вместо купальника загар.

Мальчишки опять ползали по песку, собирая мусор, а девочки расстелили покрывало и стали доставать съестное.

— Я такая голодная! – пожаловалась Мику. – Не успела позавтракать, — Соня только хмыкнула. Она вообще мало ела дома, а вот на природе у неё внутри будто кто-то просыпался, какой-то ненасытный зверёк.

Собрав весь мусор, мальчишки собрались возле «достархана», собираясь угоститься.

— А кто будет руки мыть? – спросила у них Соня. – И вообще, раздевайтесь! – ребята замялись.

— Пусть сначала искупаются! – решила Мику, прекрасно понимая, почему ребята не горят желанием раздеться. – А если я вас смущаю, могу не раздеваться…, — её предложение потерялось в возмущённых криках пацанов, да и Соня возмутилась, не желая оставаться в одиночестве.

— А если увидят? – спросил мальчик лет десяти, снимая плавки.

— Пусть не смотрят! – заявил Витя. – Я потом разденусь, после купания. – Его примеру последовали ещё два пацана, остальные не поняли их стеснения, быстро освободившись от лишней одежды, стали бегать по песку, гоняясь друг за другом. Необычное чувство свободы им очень понравилось.

Побегав вместе с ними, Витя не стал мочить плавки, просто бросил их на камень и сам побежал в воду, не поворачиваясь к берегу лицом. Остальные ребята, с воплями, кинулись его догонять.

— Мику, пошли? – попросила Соня, умоляюще глядя ей в глаза. – Купальник снимешь?

— Если я его сниму, потом не разберусь в этих верёвочках! – засмеялась Мику.

— А зачем? – удивилась Соня. – Тебе и так хорошо. А если надо, я с удовольствием тебе помогу.

Мику не долго думала, попросила развязать верёвочки и сняла их, не очень сильно изменившись внешне.

— Тебе так даже лучше! – заявила Соня, взяла подружку за руку, и они побежали в сторону ребят.

Витя и ещё двое отделились от остальных и уплыли в сторону маленького островка, покрытого высокой травой, то ли осокой, то ли камышом, или всем вместе.

— Куда это они? – забеспокоилась Соня.

— Не обращай внимания, скоро вернуться, — успокоила её Мику.

— А зачем они туда поплыли? – не успокаивалась малышка.

— Пописать, наверное, — предположила Мику, — мальчишки стесняются при нас писать, — она прекрасно понимала, как пацаны собирались «писать», потому что жутко стеснялись своих стоячков, решили успокоить себя или друг друга. А может, помериться.

Почему в прошлый раз не очень стеснялись? Настрой, наверное, был другой.

На самом деле, скоро троица ребят приплыла обратно, после чего все побежали к накрытому полотенцами «столу». Аппетит разыгрался у всех.

Витя с друзьями теперь никого не стеснялся, писюнчики стали такие же маленькие и аккуратные, как у младших мальчиков.

Наевшись, все разлеглись, подставив солнышку различные части тел, с удовольствием наблюдая, как постепенно сливается загар. Всё-таки неприятно и некрасиво, когда на теле остаются пятна.

В это время к ним подошли взрослые парни и девушки лет 17-18-ти.

Они расположились неподалёку, поставили большой зонт, о чём-то начали спорить.

— Они же ещё дети! – возмущалась одна девушка.

— Смотри, у них девушка тоже разделась! – парировал парень.

— Да ей не больше 13-ти! – возражала девушка, имея в виду Мику. – Только начала развиваться!

— Я пойду, познакомлюсь! – решительно направился к друзьям парень.

— Андрей, отстань от детей! – пыталась остановить его девушка, но тоже пошла за ним.

Вместо того, чтобы знакомиться, парень спросил, подойдя:

— Ребята, вы не против, если мы тоже разденемся?

— Андрей! – возмутилась девушка. – Не буду я раздеваться!

— Пляж общий! – пожала плечиками Мику.

— Спасибо, Мику! – улыбнулся Андрей. – А как твоих друзей зовут? – Мику перечислила своих боевых товарищей, а девушка изменилась в лице:

— Так вот зачем ты сюда притащился?! На Мику поближе посмотреть?!

— Марина, успокойся! – отбивался парень, смеясь. – У Мику здесь своих поклонников полно! Растерзают! – посмеиваясь, пошли к себе.

Антошка посмотрела на ребят и убедилась в их решимости отстоять честь своих дам. Они все встали, при приближении посторонних, готовые дать отпор, если понадобится, любому неприятелю.

— Вы чего? – удивилась Мику.

— Да они все борзые, — сплюнул Витя.

— Вы их знаете?

— Нет. Но, если года на три-четыре старше, то нас уже за людей не считают! Сама видела, только с тобой разговаривали!

— А вы не такими будете? – поинтересовалась Мику, хотя сама прекрасно понимала, что да, будут такими же, как её ровесники. Ведь эти парни с девушками были её ровесниками.

— Я бы не хотел, — ответил Витя, успокаиваясь.

— Они же нас не стали прогонять? – сказала Мику. – Значит, вполне нормальные парни.

— Ага! – сказал Коля. – Если бы немного выпили, начали бы выступать! Козлы!

— Да ладно вам! – попыталась успокоить их Мику. – Пойдёмте лучше, искупаемся! – все с удовольствием согласились, только Витя остался, покараулить вещи.

Ребята постарше, между тем, разделись до плавок, а их девушки, до купальников. У девушек купальники были очень красивые, Витя подумал, что они просто решили покрасоваться перед парнями, да и прочими посетителями пляжа, а голышом не привыкли ещё, не понимают, что красивее молодого тела нет ничего.

Витя сам только недавно это понял. До знакомства с Мику плавки с него можно было снять только насильно, и то, если будут пятеро против одного. А сейчас ему приятны взгляды девчонок на его юное, крепко сбитое тело, совершенно нечего стесняться, это же всё его, не выращенное искусственно, и не уродливое.

Ребята в речке бесились, вопили. Вите стало завидно, захотелось искупаться с Мику, и тоже побежал к друзьям, убедившись, что их вещам ничто не угрожает.

Накупавшись и замёрзнув, ребята погрелись на песочке, затем, отряхнувшись, решили поиграть в карты.

Увидев их веселье, к ним присоединились парни с девушками.

— Давайте, на вылет поиграем? – предложил Андрей. Те, кто из ваших проиграет, отдыхает, а мы их замещаем?

— Давайте, на раздевание? – предложил Витя.

— Хитрые какие! – засмеялись девушки. – Вам-то нечего снимать!

— А мы можем одеться! Тогда будем на равных.

— Это мысль! – заметил Алёшка, друг Андрея. Марина и Нелли согласились, будучи уверенными в своих силах.

Ребята быстро натянули плавки, приготовились к игре. Девочкам места не хватило, они не стали одеваться, пошли прогуляться по берегу, искупаться, если будет жарко.

Андрей было, запротестовал, но Марина цыкнула на него, и парень замолчал. Но бросал взгляды на девочек, в результате чего быстро проиграл. Пришлось снимать плавательные шорты, под которыми обнаружились ещё плавки. Ребята возмущённо загалдели, те, кто побольше, осмеяли едкими замечаниями. Андрей краснел, но следующую партию выиграл. Двое пацанов заголились, почти не смущаясь девушек. Девушки с удовольствием их разглядывали. Ребятишки им понравились, они даже были довольны, что девчонки ушли гулять. Скоро девушки стали проигрывать. Сняли верхнюю часть купальников, показывая неплохие грудки. Только Витя всё равно, сравнивая с грудками Мику, заметил, что у этих они были немного отвисшими, в то время как у Мику сосочки задорно торчали, немного в разные стороны, грудки налитые, круглые, только слегка похожи на конусы, и приятные на ощупь. Писюнчик зашевелился, от сладких воспоминаний, пришлось спрятать его между ног.

Девчонки заметили, подумали, их прекрасные тела произвели такой эффект, и ещё раз проиграли. Пришлось снять трусики.

Лобки у них были покрыты шелковистой шёрсткой, чем они гордились, поэтому здесь не трогали, только под мышками волосики удаляли.

От их вида у многих пацанов загорелись глаза, они тоже попрятали то, что уже не было скрыто проигранными плавками.

Переглянувшись, мальчишки предложили искупаться. Парни до сих пор были одетыми, больше не проигрывали.

— Так нечестно! – упрекали их девушки.

— Играть надо уметь! – смеялись над ними парни.

— Кто-то жульничает! – показывая на трикотажные плавки Андрея, сказала Марина.

— Кто-то красуется перед мальчишками! – возразил парень, со всех ног убегая от разъярённой девушки.

Витя вспомнил о Мику, назвал себя идиотом и подбежал к загорающим девочкам.

— Мику! – закричал он. – Пошли купаться!

— Вить! – попросила девочка. – Принеси мне купальник.

— Купальник? – не сразу понял голый Витя. – Зачем? Потом оденешься…

— Витя! – строго посмотрела на него девочка. – Хочешь, чтобы мужики на меня пялились?

— И мне! – пискнула Соня.

— Хорошо! – мотнул лохматой головой мальчик и побежал назад.

— Пойдём, искупаемся? Потом оденемся! – предложила Соня, вставая с песка и отряхиваясь. Мику мгновение подумала и согласилась.

Пока они барахтались в речке, Витя собрал их вещички и направился к берегу, но дорогу ему заслонил Андрей:

— Дай, я сам отнесу им плавки… — Витя спрятал купальники за спину:

— Тоня вас стесняется! – пояснил он парню.

— Так её Тоня зовут! – попытался он отобрать вещички у Вити. Мальчик отскочил.

— Ты что делаешь? – откуда-то появилась Марина.

— Ничего! – широко улыбнулся Андрей своей подруге, которая уже успела надеть купальник.

— С девчонкой хочешь познакомиться? – поняла Марина. – Ты что, не видишь? Она ещё совсем ребёнок! Это во-первых…

— Марин, она только кажется ребёнком! – усмехнулся Андрей. – На самом деле она старше! Кажется, я её где-то видел…

— Всё! С меня хватит! – завелась Марина. – Всё так и начинается! «Девушка, я вас где-то видел!», — Марина пошла к зонту, где парни с девушками изначально расположились.

— Марин!.. – кинулся за ней Андрей, и Витя, воспользовавшись заминкой, побежал к девочкам.

Девочки накупались, как раз выходили, навстречу мальчишке. Мелкота уже грелась, некоторые принялись строить замок из песка. Попадались большие камни, пацанята пытались их вытащить.

Мику пришла к ним на помощь.

— Тоня, возьми, принёс… — подал Витя ей купальник и трусы Софьи.

— Положи пока вон там, — показала Мику на камни, — мы пока с пацанами поиграем, немного обсохнем. Кого-нибудь поставь на стрёме, скажешь, если кто в нашу сторону пойдёт, ладно? Мы тогда быстро оденемся.

— Тонь…, — подсел к ней Витя, выполнив просьбу девочки, — ты что, обиделась на меня?

Мику с удивлением посмотрела на мальчика. Тот не подумал одеться. Зачем, если девчонки голые?

— За что я должна на тебя обижаться? – удивилась она.

— Ну, пригласил на пляж, а сам бросил, типа…, — засопел он.

Мику хотела сказать, что ей мальчишка абсолютно не интересен, не обратила бы внимания, даже если бы он с кем-то уединился в кустах, но прикусила язычок, иначе с вечерними играми было бы покончено.

— Ничего страшного, — улыбнулась она, — ты же меня не променяешь на таких… — хотела сказать «старых», но её ровесницы никак не подходили под это определение.

— Ни на кого не променяю! – с жаром ответил Витя, его глаза так вспыхнули, что Мику стало немного страшно.

— Вот и я так думаю! – отвернулась она. – Помоги нам, камень не выворачивается никак…

Некоторое время она разглядывала Витю сзади, невольно завидуя ему. Всё при нём, нормально развивается. Почему Антону так не повезло?

Потом принялась помогать ребятам, совсем забыв о маникюре, который быстро стёрся о песок.

Всё бы так и продолжалось, тихо-мирно, малыши строили бы замок из песка, укреплённый гранитными валунами, более старшие мальчишки с девушками, прекратив ссоры, занялись шашлыками и пивом, но теперь к этому месту подтянулись новые персонажи.

— Эй, мелюзга! – заорали мужики лет под сорок, с двумя своими ровесницами, нагруженные всякой снедью и спиртным, — Убирайтесь отсюда!

— Почему это? – удивились парни.

— Нипочему! Убирайтесь, мы отдыхать здесь будем! – мужчины были явно навеселе, тётки хихикали, явно не прочь были поваляться с мужиками в кустах, самое удобное место, на остальном песчаном пляже отдыхали люди, и место было открытое. А другое место надо было ещё поискать, да и то, такого песчаного и удобного поблизости нет.

Услышав крики, ребята подтянулись поближе, посмотреть, что случилось. Причём, оделись только Мику с Витей, остальные забыли, что без трусов.

— О! А это ещё что за голопопая компания? – удивился второй мужчина, улыбаясь детям. Тётки посмотрели на «безобразие» с осуждением.

— Да это педофилы! – «догадался» первый, указывая на больших парней. – Сейчас в полицию позвоню… — вместо этого он собрался снимать ребят и парней.

Мику сообразила первой. Растянувшись в длинном прыжке, выбила ногой из руки мужчины телефон.

— Ах, ты… — мужчина замахнулся на девочку, Витя поспешил на выручку, подбив ему коленки, остальные мальчишки и парни вступили в схватку.

— Бей их! – вопили малыши. – Это они здесь мусорят! – и кинулись в драку.

— Ребята, не суйтесь! – пытались их удержать девушки. – Поломают!

Женщины тоже пытались разнять дерущихся, понимая, что может приехать полиция. А они не совсем трезвые, дерутся с детьми.

— Дураки! Бежим! – но совладать с озверевшими мужчинами не могли.

— Бежим! – сказала одна другой и быстро смылись, прихватив сумки со съестным и спиртным.

— Ха-ха! – засмеялась Марина. – А ваша водка сбежала!

— Что?! – взвыл один из мужчин. – Да отстань ты! – отпихнул он от себя мальчишку, впившегося в него, как клещ. – Петька, бросай возню, Машка с Любкой водку стащили! – Мужчины, особо не напрягаясь, стряхнули с себя барахтающийся клубок и устремились за подругами, оставив недоумевающих мальчишек и девчонок валяться на песке.

Потом один из мужчин вернулся:

— Пацаны, не видели мой телефон? – ему молча вручили смартфон, и он умчался.

— Что это было? – спросил один из потрёпанных пацанов.

— Повеселились, блин! – ругнулась Мику, пытаясь приладить сползающий лифчик. Напрасно пыталась, лямка и завязка оказались оторванными.

— Классный был купальник! – заметила Марина. – А что у тебя с лицом?

— А что там? – насторожилась девочка.

— Синяк на пол лица! – засмеялась девушка.

— Тоня! – в ужасе вскрикнул Витя. У самого губа была разбита и под глазом синяк, весь исцарапанный, будто кошки драли. Остальные ребята тоже были возбуждённые, с различными травмами, большими и маленькими.

— Хорошо, хоть письки целые! – смеялись девушки. – А то, могли и откусить! – ребята их веселье не поддержали, хотя особенно не переживали по поводу драки, возбуждённые, обсуждали, как расправились с мужиками.

— Пошли, отмоемся хоть, — уныло предложила Мику, пытаясь привести в порядок хвостики.

— Мику, не расстраивайся! – успокаивал её Витя. – Ты мне любая нравишься!

— Да ты тут причём? – отмахнулась Мику. – Мне сестра дома задаст! И гулять не отпустит больше, пока мама не приедет…

— Мама? – удивился Витя.

— Ну да, — поняла Тоня, что проговорилась, — за мной.

— А-а-а, — протянул Витя, снимая плавки, — не поверишь, привык уже купаться голышом, в плавках неприятно.

— Ты прав! – вздохнула Мику, избавляясь от остатков купальника. – За это тоже влетит!

— Это ещё пришить можно! – успокоил её Витя, прыгая в тёплые воды реки. – Поплыли на остров?

— Ну уж нет! – решительно отказалась девочка, понимая, что возбуждённый Витька попытается пристать к ней с поцелуями. Витя хотел настоять, но передумал, глянув на подбитый глаз подруги.

После битвы уже никто никуда не торопился, на берегу установился мир и дружба, парни с девушками пригласили ребят покушать с ними, объединив вместе все продукты, девушки починили на скорую руку купальник Мику, мальчишек попросили не одеваться, потому что девочкам приятно смотреть на них, а самим мальчишкам понравилось бегать голышом.

Замок строили уже все вместе, натаскали побольше валунов, получилась внушительная такая крепость. Сидели внутри, разговаривали, больше всех подначек досталось Мику, а та всё больше мрачнела, представляя разборки с сестрой, и с Алькой, когда девушка её увидит.

Накупавшись и наигравшись, договорились с более старшими ребятами встречаться здесь, по возможности, в другой раз Андрей пообещал принести волейбольный мяч, поиграют.

Мику всё пыталась привести свои хвостики в порядок, ехать с распущенными волосами отказалась, хотя ими можно было закрыть синяк.

Уговоры и споры прекратила Нелли, молча заплетя девочке косички, кончики перевязала запасными цветными шнурками для плетения. Мику посмотрелась в зеркальце, ей понравилось, только попросила немного замазать синяк тональным кремом. Полностью скрыть не удалось, но для поездки в автобусе сойдёт.

Ребята попрощались, и разошлись. Старшие ещё остались, хотели посидеть до темноты.

— Что хотите, но где-то я видел эту девчонку! – вспоминал Андрей.

— У нас в школе учится, — ответил ему друг, — только не девчонка, а пацан.

— Переоделся, что ли? – брякнул Андрей, вызвав взрыв смеха у товарищей.

— Не знаю! – хихикнула Марина, — Может, и
Показать полностью...
Вольные упражнения 3

Они поднялись одновременно и направились в комнату, где была большая кровать. Ленка на правах хозяйки проскакала вперёд, сгребла с нее покрывало и кинула его в кресло. Светка обошла ее вокруг проведя ладонью по чистой ровной простыне и присела на краю с другой стороны.  Вадик кинулся поперек кровати и сладко потянулся на спине расправляя тело. Руками он дотянулся до Светки и обхватил ее за талию.

— мне кажется нам здесь будет не тесно. Как хорошо ходить голым. Как то мы быстро освоились с этим.

Светка склонилась над ним и поцеловала долгим поцелуем. Пока они целовались Вадик почувствовал как Ленка усаживается на нем сверху и его член упирается в ее упругую промежность и трётся об нее. Ленка уверенно засунула его в себя, не смотря на то что была совсем сухая. Член с трудом проник в нее и уже там внутри было все мягкое и теплое. Она полностью опустилась на него всем своим небольшим весом сковав его бедра. Несмотря на свою мелкую комплекцию ее пизда была достаточно просторной и Вадик чувствовал свой член где то глубоко внутри ее.

Светка оторвавшись от его губ тоже поднялась и обхватив его голову руками просунула ее себе между ног. Вадик ощутил теплое и влажное прикосновение ее губ но уже совсем других. Его рот приоткрылся пропуская их как и в прошлый раз. Светка чувствуя это прижалась плотнее придавив его голову собой. Она терлась об его рот и лицо своей пиздой и попкой а он ловил их захватывая губами.

Ленка закрыв глаза скакала на его члене подпрыгивая и с силой опускаясь вниз будто в седле какого нибудь гнедого жеребца. Волосы не растрепались по лицу. Светка поправила их погрузив свои пальцы в ее короткие вихры и неожиданно для себя поцеловала в губы. Ленка ответила ей судорожно схватив ее губы своими. Они сосались долго и страстно. Ленка даже затихла на время. Лёгкая судорога пробегала по ее телу. Оторвавшись от ее губ она прижалась к ее шее лицом.

— я кажется обоссалась немного.- прошептала она

Светка глянула вниз. На животе Вадика была небольшая лужица в районе пупка и он был весь мокрый. Но это не показалось ей чем то неприятным из за чего стоило прерываться. Она погладила этот мокрый живот и ее писю в которой торчал его член. Поднесла сырую ладонь к своему лицу и облизал пальцы. Ленка потерялась щекой об ее ладонь.

— пускай, так даже лучше. Ты так хорошо пахнешь. – Светка снова поцеловала ее в губы. – пусти меня на свое место.

Ленка поднялась и сползла с Вадика, а Светка переместилась на её место. Мокрый и скользкий Член легко вошёл в нее. Она прижалась к мокрому его животу опустившись всем телом. Запахи от влажной простыни и всего тела странно возбуждали ее. Она почувствовала какое-то непонятное  но острое желание от ощущения мокрой лужицы в которую она погрузилась вместе с ним. Вместе с этим ощущением член глубоко проникший в нее вызывал при каждом движении волну сладкого наслаждения. Вадик кажется чувствовал тоже самое. Он как то особенно сильно сжимал ее глубже и жестче вставляя член. Ленка сидела рядом и смотрела на них обхватив ладонями свою мокрую писю. С ней тоже происходило что-то непонятное. Она смотрела как его твердый член глубоко заходит в нее раскрытую писю и она почти физически ощущала это. Наконец она не выдержала и склонившись губами припала к ним. Она с наслаждением облизывала его яички и ее пизду вдыхая их запахи и ощущая их соки. Она вылизывала подругу и этот член в ней слившись с ними в одно единое. А когда он выскочил вдруг наружу заливая все вокруг потоками спермы, она подхватила его жадно облизывая и вымазавшись в ней и не успокоилась пока не собрала все до капли с них обоих. И затем легла рядом с ними в луже мокрых смятых простыней. Они сплелись все вместе и какое то время лежали так молча. Они устало целовали ее мокрое и липкое лицо.
Показать полностью...
Чудо с хвостиками 25

25.
Алька с Мику поехали к сестре девушки автобусом.
Мику не стала интересоваться, почему именно так, ведь могли на великах прокатиться. Разве что, некуда было их ставить, не домой же затаскивать? Вдруг, угонят? Антону, к примеру, жутко жаль было обновлённого велика, да и Мику строила на него свои планы. Кстати, не связанные с Алькой, которая, кстати, сейчас нежно её обнимала, и девочка буквально таяла от близости любимой.
Ни с кем она не была так счастлива, разве что, с Лянкой, но та отвергла её мальчишескую сущность, и Мику было слегка обидно тогда.
Алька же приняла её такой, какая она есть, и Мику отдалась любви к девушке полностью, уже предвкушая приятное совместное времяпрепровождение.
Улыбнувшись, она посмотрела на подружку, для чего пришлось задрать голову, и крепче обняла её за талию. Алька поняла её порыв, поцеловала девочку, нагнувшись.
Они стояли на задней площадке, не спешили занять освободившиеся места, потому что не было места, чтобы сидеть рядом.
— Дай мне рюкзак, — попросила Алька, снимая его с девочки.
— Мне не тяжело… — не долго упрямилась Мику. Она же всё-таки мальчик! И спортсменка.
— Нам ещё далеко ехать. Пойдём, вон, место освободилось!
— Оно же одно! — удивилась Мику.
— Зато никто не помешает! – Алька поставила рюкзак в ногах, села на одинокое сиденье, Мику посадила себе на коленки.
— Алька! – покрылась румянцем девочка.
— Сиди! Мне удобно, и приятно, — удержала её девушка.
Через остановку им предложили поменяться, двойное сиденье на одинарное.
— Садитесь, девочки, там вам будет удобнее! – предложил им место моложавый мужчина лет шестидесяти, с улыбкой, — Сестрёнки, наверное? – влюблённые согласились, хихикая и улыбаясь мужчине. Перебрались на более удобное сиденье, но опять так крепко прижались друг к дружке, что рядом мог поместиться ещё один пассажир.
Мику готова так ехать ещё час-другой, но всё когда-нибудь кончается.
— Наша остановка! – шепнула Алька, незаметно целуя девочку в ушко. Она взяла в одну руку тяжёлый рюкзак подружки, другой взяла за руку Мику, повела в сторону высокого дома, этажей на 12 или 14, красного цвета.
— Здесь мы выросли с сестрой, Катей, ты её уже видела, — сообщила Мику Алька. – Вон там играли, как вы сейчас, с пацанами, — показала она на детскую площадку и пустырь за нею.
Где сейчас живёт Алька, Мику не спросила, даже в голову не пришло, что она могла куда-то съехать от родителей. Не замуж ведь вышла!
Они поднялись, лифтом, на пятый этаж и позвонили в дверь, им открыла не Катя, а Оля, одетая в передник.
— Ой! Здравствуйте! – обрадовалась девочка, ей, на самом деле, наверное, было лет 13-14. По крайней мере, на вид, – Мику, да? – обратилась она к спутнице Альки. – Проходите, скорее! – и убежала на кухню.
— Мику, ты не обидишься? – взяв за плечи и повернув к себе девочку, спросила Алька.
— На что? – насторожилась Мику.
— Поможешь Оле на кухне? Мы пока с сестрой пообщаемся.
— Я для этого и пришла! – улыбнулась Мику. – Ты же сегодня именинница! Конечно, отдыхай, я всё для тебя сделаю!
— Какая ты у меня умница! – Алька порывисто обняла и поцеловала подружку в щёчку. – Вот тут ванная, туалет, помой руки, и иди сразу на кухню, там Оля всё объяснит!
Мику не стала спорить, подхватила свой рюкзак и отнесла на кухню.
— Оля, здесь замороженные вареники и пельмени, надо в морозилку положить, — вынула она пакет, — сама лепила! – похвасталась она, с улыбкой. – Это нам, на утро.
-Ой, как замечательно! – даже запрыгала на месте девочка. – как хорошо, что ты тоже умеешь готовить!
— В рюкзаке ещё моя праздничная одежда…
— Иди пока, в ванную, я отнесу в комнату. Потом погладим и переоденемся, — сказала Оля.
Когда Мику зашла снова на кухню, Оля там уже трудилась. С улыбкой она предложила помыть и почистить овощи.
— Ой, у тебя маникюр! Ладно, нарежь салат из помидоров и огурцов, я сама помою…
— Да ладно тебе! – махнула рукой Мику. – Мне сестра делала, у меня с собой косметичка, потом поправим!
— Спасибо, Мику! – Оля поцеловала девочку в щёчку. – А то я одна сегодня, девочки позже подойдут, заняты, — с этими словами Оля надела на Мику фартук и отправила к мойке, где девочка занялась самым своим нелюбимым делом. Ей и дома приходилось мыть овощи, для борща, хотя там было три морковки, да пяток картофелин со свеколкой.
Здесь же было гораздо больше, как будто собирались устроить грандиозный банкет.
— Оля! – позвала Мику девочку. – А много гостей будет?
— Нет! Четверо девушек, и нас четверо!
— А зачем столько много? – натурально удивилась Мику. Оля засмеялась:
— А у наших девушек такие аппетиты! Сама увидишь! Да и мы не страдаем его отсутствием… Или ты на диете?
— Вообще-то, да… — вздохнула Мику, с удовольствием втягивая аромат запекающегося мяса.
— То-то я смотрю, талия у тебя такая, что даже я смогу её двумя ладошками обхватить! А зачем мучаешься? Ты же ещё растёшь?
— Врач назначил, — созналась Мику.
— А-а… — недовольно протянула Оля, — а я думала, здесь с тобой по чуть-чуть винца попробуем.
— Алкоголь категорически запретили.
— А что с тобой? – насторожилась Оля.
— С гормонами что-то. С этой… энда…
— Эндокринной системой? – покачала головой, со значением знатока, девочка. – У меня тоже с щитовидкой были проблемы. Болезнь роста! – наверное, повторила чьи-то слова.
— Ну и ладно! – продолжила Оля. – У них свой праздник, у нас свой! Сейчас наготовим полуфабрикатов, а потом только вовремя будем ставить в духовку, чтобы было свежее и горячее! Когда к твоей девушке будут приходить гости, ты всегда спрашивай, сколько и во сколько! Не скромничай, а то начнётся: «Ну, готово?», «Скоро ты там?». А так, знаешь, допустим, что мясо запекается 40 минут, ставишь заранее в духовку, и к гостям будет горячее и свежее! Ты же понимаешь, разогретое будет невкусно и жестковато!
Так, за разговорами Мику не заметила, как всё помыла и почистила, даже пропустила между ушей, что она должна будет готовить для Альки и её гостей. Научится, будет, конечно, и Альку будет привлекать, потому что любит её сильно, — у неё даже «бабочки запорхали» в животе, при мысли, как она готовит завтрак для своей любимой, они вместе… Нет, она на коленях у Альки сидит, и кушают с одной ложки. Для этого Мику готова пожертвовать лучшими минутами сна, приготовить самое вкусное, что умеет, потом пойдёт будить девушку, и она затащит свою девочку в тёплую постель!..
Мику так размечталась, что даже не стала слушать Олю.
… у Вики!
— Что? – переспросила Мику.
— Алька была девочкой у Вики, — повторила Оля, — не злись на неё, если будут целоваться там, ещё что-то делать…
— Что делать? – удивилась Мику.
— Ну, не знаю! Ревновать к тебе будет, в общем! Не обращай внимания, я видела вас с Алькой вдвоём, она по-настоящему тебя любит, без шуток! Так… ты умеешь красиво картошку крошить? Нарежь кружочками, и оставь в воде, чтобы не почернела. Мы сейчас заготовим ингредиенты для куриных ножек, чтобы потом быстренько их запечь. Ты любишь курицу с корочкой? – Мику кивнула, тем более, она уже была голодна, а запах на кухне стоял обалденный.
— Расскажи ещё про Алекс, — попросила Мику. Она слышала, как её так называли старшие девушки.
Оля между тем мариновала голени курочки, поливая их соком лимона и спрыскивая вином. Туда же полетел нарезанный Мику репчатый лук.
— А что рассказывать? – повернулась к Мику девочка. – Ты вот, хочешь ездить на мотоцикле?
— В смысле? – не поняла Мику.
— В смысле, за рулём?
— Я нет. Алька хочет, я знаю.
— Вот видишь! У нас байкерский клуб для девушек, его организовали Катя, Алькина сестра, и Маша Лисина, она учредитель, поэтому мы все Лисы, знак такой, в виде Лисы нам ставят. Старшим тату делают на плечо, нам серёжку вешают, ну, сама увидишь! Мы с девочками катаемся с ними, весело очень, помогаем, за рулём же устают, а мы пассажирками ездим. Выезжаем на природу, там палатки ставим, на каждую пару…
— На пару? – удивлённо спросила Мику.
— Ну, да! – засмеялась Оля. – Вы с Алекс не пара, что ли?
— Пара, конечно! – зарумянилась девочка. – Значит, и ты, такая же, как я?
— А ты думала! – слегка ущипнула её за попу Оля. – Другим здесь делать нечего! – Мику даже облегчённо вздохнула, решив, что Антон не один такой урод, каким себе кажется.
— Так я недорассказала! – продолжила Оля. – Алька решила тоже вступить в клуб и стать байкершей! А, так-как возраст не позволял, пришлось временно побыть девочкой Вики. Теперь они нашли себе девочек, Алька становится Алекс, и её принимают в клуб, вместе с тобой! Всё понятно? – Оля слегка пригубила вино из бокала. – Чудненько! Жаль, тебе нельзя. У тебя сегодня будет первый раз?
— Что? – не поняла Мику.
— Ну, секс с Алекс?
— По-настоящему, первый… — залилась краской девочка.
— Вот видишь! Первый раз всегда больно! А если выпьешь вина, то легче.
— А ты откуда знаешь? – захлопала глазами крайне удивлённая Мику. Чтобы проверить, надо дважды, первый раз попробовать!
— Девочки делились. Мне Катя не позволяет пить вообще, я так, за готовкой пробую. Они сами не пьют, постоянно за рулём же! А мы ещё маленькие. Пойду, узнаю, когда стол накрывать… — Оля ушла, а Мику стала переваривать полученную информацию. Получается, Алька с Викой это… того!
А как они могут? Они же обе девушки? Нет, Мику слышала что-то, о педерастах, но там понятно всё. А как девушки это делают? Девочка пожала плечами, решив оставить непонятки на потом, наверняка Алька расскажет всё, тем более, Мику не совсем девочка! Слова Оли о первом сексе обрадовали Мику, наконец-то они с Алькой насладятся друг другом по-настоящему!
Пока девочка перемывала посуду и разделочные доски, вернулась Оля.
— Сейчас будем накрывать на стол, а то уже все голодные! Обед уже.
— Обед? – удивилась Мику, посмотрев на часы. На самом деле, скоро 13 часов! Удивительно, как иногда быстро бежит время! А иногда тянется, как густой мёд.
Если подумать, то да, пока ехали, пока готовили, время и прошло!
— А почему так рано? – всё-таки спросила Мику. – Обычно к вечеру собираются. На День рождения.
— Сегодня решили раньше, — пожала плечами Оля, — наше дело маленькое, они решили, мы сделали! Теперь смотри! Вот, на это блюдо стелим листы салата, побольше! Мясо должно быть с зеленью. Теперь аккуратно нарезаем большой кусок мяса и составляем так, будто он цельный. Когда будешь накладывать гостям, запомни, ты обслуживаешь сегодня Алекс, тем более, она именинница и твоя девушка. Так, о чём это я? А! Тебе не надо резать мясо. Просто сделаешь вид, что нарезаешь, и не забрызгаешь никого и сама не забрызгаешься. На гарнир к мясу вот эти овощи! – Оля показала очень красиво выглядевшие тушёные овощи разных цветов. – И подаём красное вино. Разливаем по бокалам… — Мику была слегка ошарашена. Во-первых, она никогда никого не обслуживала, боялась кого-нибудь облить, во-вторых, Алька её пригласила, как гостя, а не прислугу. Ладно, помочь на кухне, но работать официантом ей ещё не приходилось!
— Да не волнуйся ты так! – засмеялась Оля, увидев округлившиеся глаза подруги. – Мы все когда-то начинали! Главное, никого не облить, особенно Вику не задевай, она следить за тобой будет!
— В смысле, следить? – нахмурилась Мику.
— Будет решать, годишься ты в подружки Алекс или нет. Маша и Катя уже утвердили твою кандидатуру, а Вика ещё не видела тебя в деле…
— Этот не ей решать! – резко оборвала её Мику. – Мы…
— Да нет, как раз от неё многое зависит, она же была с Алькой почти год! – Мику задумалась.
— Ладно, — сказала она, — посмотрим. Всё равно всё от Альки зависит. Если послушается Вику, значит, меня не любит! – на глазах девочки заблестели слёзы.
— Мику! – ахнула Оля. – Ты что?! Не плачь, пожалуйста! Прости, что расстроила! – обнимала Оля девочку. – Всё будет хорошо! Только не спорь с Викой, пожалуйста, и не удивляйся ничему. Алька тебя не даст в обиду!
— Если любит! – шмыгнула носом Мику.
— Она бы не привела тебя сюда иначе! – успокаивала Оля. – Ну, вот, глаза красные. Тушь хоть не потекла, ты не красилась?
— Меня сестра красила.
— Успокойся, девочка моя, сделаем вид, что от лука глаза красные! Ну, по крайней мере, моя совесть чиста! А то нам всем экзамен устраивали, не предупреждая!
— Экзамен? – удивилась Мику.
— Мику… Как тебя зовут, кстати?
— Тося… То есть, Тоня. Но лучше Мику.
— Тося, можно мне, как подружке, тебя так буду называть? – Мику кивнула.
— Тося, экзамен не в подружки и не любимые, экзамен на членство в байкерском клубе! Там же не должно быть никаких конфликтов, всё по желанию! Если хочешь быть в клубе вместе с Алекс, значит, проходишь тест на психологическую совместимость. Добровольно, никто силой держать не будет! Будь милой и ласковой со своей девушкой. Вот и всё, что от тебя требуется! – в это время прозвучал звонок в дверь. – Я открою, а ты пока побудь здесь, не показывайся гостям, а то вид у тебя какой-то расстроенный.
Показать полностью...
Чудо с хвостиками 25

25.
Алька с Мику поехали к сестре девушки автобусом.
Мику не стала интересоваться, почему именно так, ведь могли на великах прокатиться. Разве что, некуда было их ставить, не домой же затаскивать? Вдруг, угонят? Антону, к примеру, жутко жаль было обновлённого велика, да и Мику строила на него свои планы. Кстати, не связанные с Алькой, которая, кстати, сейчас нежно её обнимала, и девочка буквально таяла от близости любимой.
Ни с кем она не была так счастлива, разве что, с Лянкой, но та отвергла её мальчишескую сущность, и Мику было слегка обидно тогда.
Алька же приняла её такой, какая она есть, и Мику отдалась любви к девушке полностью, уже предвкушая приятное совместное времяпрепровождение.
Улыбнувшись, она посмотрела на подружку, для чего пришлось задрать голову, и крепче обняла её за талию. Алька поняла её порыв, поцеловала девочку, нагнувшись.
Они стояли на задней площадке, не спешили занять освободившиеся места, потому что не было места, чтобы сидеть рядом.
— Дай мне рюкзак, — попросила Алька, снимая его с девочки.
— Мне не тяжело… — не долго упрямилась Мику. Она же всё-таки мальчик! И спортсменка.
— Нам ещё далеко ехать. Пойдём, вон, место освободилось!
— Оно же одно! — удивилась Мику.
— Зато никто не помешает! – Алька поставила рюкзак в ногах, села на одинокое сиденье, Мику посадила себе на коленки.
— Алька! – покрылась румянцем девочка.
— Сиди! Мне удобно, и приятно, — удержала её девушка.
Через остановку им предложили поменяться, двойное сиденье на одинарное.
— Садитесь, девочки, там вам будет удобнее! – предложил им место моложавый мужчина лет шестидесяти, с улыбкой, — Сестрёнки, наверное? – влюблённые согласились, хихикая и улыбаясь мужчине. Перебрались на более удобное сиденье, но опять так крепко прижались друг к дружке, что рядом мог поместиться ещё один пассажир.
Мику готова так ехать ещё час-другой, но всё когда-нибудь кончается.
— Наша остановка! – шепнула Алька, незаметно целуя девочку в ушко. Она взяла в одну руку тяжёлый рюкзак подружки, другой взяла за руку Мику, повела в сторону высокого дома, этажей на 12 или 14, красного цвета.
— Здесь мы выросли с сестрой, Катей, ты её уже видела, — сообщила Мику Алька. – Вон там играли, как вы сейчас, с пацанами, — показала она на детскую площадку и пустырь за нею.
Где сейчас живёт Алька, Мику не спросила, даже в голову не пришло, что она могла куда-то съехать от родителей. Не замуж ведь вышла!
Они поднялись, лифтом, на пятый этаж и позвонили в дверь, им открыла не Катя, а Оля, одетая в передник.
— Ой! Здравствуйте! – обрадовалась девочка, ей, на самом деле, наверное, было лет 13-14. По крайней мере, на вид, – Мику, да? – обратилась она к спутнице Альки. – Проходите, скорее! – и убежала на кухню.
— Мику, ты не обидишься? – взяв за плечи и повернув к себе девочку, спросила Алька.
— На что? – насторожилась Мику.
— Поможешь Оле на кухне? Мы пока с сестрой пообщаемся.
— Я для этого и пришла! – улыбнулась Мику. – Ты же сегодня именинница! Конечно, отдыхай, я всё для тебя сделаю!
— Какая ты у меня умница! – Алька порывисто обняла и поцеловала подружку в щёчку. – Вот тут ванная, туалет, помой руки, и иди сразу на кухню, там Оля всё объяснит!
Мику не стала спорить, подхватила свой рюкзак и отнесла на кухню.
— Оля, здесь замороженные вареники и пельмени, надо в морозилку положить, — вынула она пакет, — сама лепила! – похвасталась она, с улыбкой. – Это нам, на утро.
-Ой, как замечательно! – даже запрыгала на месте девочка. – как хорошо, что ты тоже умеешь готовить!
— В рюкзаке ещё моя праздничная одежда…
— Иди пока, в ванную, я отнесу в комнату. Потом погладим и переоденемся, — сказала Оля.
Когда Мику зашла снова на кухню, Оля там уже трудилась. С улыбкой она предложила помыть и почистить овощи.
— Ой, у тебя маникюр! Ладно, нарежь салат из помидоров и огурцов, я сама помою…
— Да ладно тебе! – махнула рукой Мику. – Мне сестра делала, у меня с собой косметичка, потом поправим!
— Спасибо, Мику! – Оля поцеловала девочку в щёчку. – А то я одна сегодня, девочки позже подойдут, заняты, — с этими словами Оля надела на Мику фартук и отправила к мойке, где девочка занялась самым своим нелюбимым делом. Ей и дома приходилось мыть овощи, для борща, хотя там было три морковки, да пяток картофелин со свеколкой.
Здесь же было гораздо больше, как будто собирались устроить грандиозный банкет.
— Оля! – позвала Мику девочку. – А много гостей будет?
— Нет! Четверо девушек, и нас четверо!
— А зачем столько много? – натурально удивилась Мику. Оля засмеялась:
— А у наших девушек такие аппетиты! Сама увидишь! Да и мы не страдаем его отсутствием… Или ты на диете?
— Вообще-то, да… — вздохнула Мику, с удовольствием втягивая аромат запекающегося мяса.
— То-то я смотрю, талия у тебя такая, что даже я смогу её двумя ладошками обхватить! А зачем мучаешься? Ты же ещё растёшь?
— Врач назначил, — созналась Мику.
— А-а… — недовольно протянула Оля, — а я думала, здесь с тобой по чуть-чуть винца попробуем.
— Алкоголь категорически запретили.
— А что с тобой? – насторожилась Оля.
— С гормонами что-то. С этой… энда…
— Эндокринной системой? – покачала головой, со значением знатока, девочка. – У меня тоже с щитовидкой были проблемы. Болезнь роста! – наверное, повторила чьи-то слова.
— Ну и ладно! – продолжила Оля. – У них свой праздник, у нас свой! Сейчас наготовим полуфабрикатов, а потом только вовремя будем ставить в духовку, чтобы было свежее и горячее! Когда к твоей девушке будут приходить гости, ты всегда спрашивай, сколько и во сколько! Не скромничай, а то начнётся: «Ну, готово?», «Скоро ты там?». А так, знаешь, допустим, что мясо запекается 40 минут, ставишь заранее в духовку, и к гостям будет горячее и свежее! Ты же понимаешь, разогретое будет невкусно и жестковато!
Так, за разговорами Мику не заметила, как всё помыла и почистила, даже пропустила между ушей, что она должна будет готовить для Альки и её гостей. Научится, будет, конечно, и Альку будет привлекать, потому что любит её сильно, — у неё даже «бабочки запорхали» в животе, при мысли, как она готовит завтрак для своей любимой, они вместе… Нет, она на коленях у Альки сидит, и кушают с одной ложки. Для этого Мику готова пожертвовать лучшими минутами сна, приготовить самое вкусное, что умеет, потом пойдёт будить девушку, и она затащит свою девочку в тёплую постель!..
Мику так размечталась, что даже не стала слушать Олю.
… у Вики!
— Что? – переспросила Мику.
— Алька была девочкой у Вики, — повторила Оля, — не злись на неё, если будут целоваться там, ещё что-то делать…
— Что делать? – удивилась Мику.
— Ну, не знаю! Ревновать к тебе будет, в общем! Не обращай внимания, я видела вас с Алькой вдвоём, она по-настоящему тебя любит, без шуток! Так… ты умеешь красиво картошку крошить? Нарежь кружочками, и оставь в воде, чтобы не почернела. Мы сейчас заготовим ингредиенты для куриных ножек, чтобы потом быстренько их запечь. Ты любишь курицу с корочкой? – Мику кивнула, тем более, она уже была голодна, а запах на кухне стоял обалденный.
— Расскажи ещё про Алекс, — попросила Мику. Она слышала, как её так называли старшие девушки.
Оля между тем мариновала голени курочки, поливая их соком лимона и спрыскивая вином. Туда же полетел нарезанный Мику репчатый лук.
— А что рассказывать? – повернулась к Мику девочка. – Ты вот, хочешь ездить на мотоцикле?
— В смысле? – не поняла Мику.
— В смысле, за рулём?
— Я нет. Алька хочет, я знаю.
— Вот видишь! У нас байкерский клуб для девушек, его организовали Катя, Алькина сестра, и Маша Лисина, она учредитель, поэтому мы все Лисы, знак такой, в виде Лисы нам ставят. Старшим тату делают на плечо, нам серёжку вешают, ну, сама увидишь! Мы с девочками катаемся с ними, весело очень, помогаем, за рулём же устают, а мы пассажирками ездим. Выезжаем на природу, там палатки ставим, на каждую пару…
— На пару? – удивлённо спросила Мику.
— Ну, да! – засмеялась Оля. – Вы с Алекс не пара, что ли?
— Пара, конечно! – зарумянилась девочка. – Значит, и ты, такая же, как я?
— А ты думала! – слегка ущипнула её за попу Оля. – Другим здесь делать нечего! – Мику даже облегчённо вздохнула, решив, что Антон не один такой урод, каким себе кажется.
— Так я недорассказала! – продолжила Оля. – Алька решила тоже вступить в клуб и стать байкершей! А, так-как возраст не позволял, пришлось временно побыть девочкой Вики. Теперь они нашли себе девочек, Алька становится Алекс, и её принимают в клуб, вместе с тобой! Всё понятно? – Оля слегка пригубила вино из бокала. – Чудненько! Жаль, тебе нельзя. У тебя сегодня будет первый раз?
— Что? – не поняла Мику.
— Ну, секс с Алекс?
— По-настоящему, первый… — залилась краской девочка.
— Вот видишь! Первый раз всегда больно! А если выпьешь вина, то легче.
— А ты откуда знаешь? – захлопала глазами крайне удивлённая Мику. Чтобы проверить, надо дважды, первый раз попробовать!
— Девочки делились. Мне Катя не позволяет пить вообще, я так, за готовкой пробую. Они сами не пьют, постоянно за рулём же! А мы ещё маленькие. Пойду, узнаю, когда стол накрывать… — Оля ушла, а Мику стала переваривать полученную информацию. Получается, Алька с Викой это… того!
А как они могут? Они же обе девушки? Нет, Мику слышала что-то, о педерастах, но там понятно всё. А как девушки это делают? Девочка пожала плечами, решив оставить непонятки на потом, наверняка Алька расскажет всё, тем более, Мику не совсем девочка! Слова Оли о первом сексе обрадовали Мику, наконец-то они с Алькой насладятся друг другом по-настоящему!
Пока девочка перемывала посуду и разделочные доски, вернулась Оля.
— Сейчас будем накрывать на стол, а то уже все голодные! Обед уже.
— Обед? – удивилась Мику, посмотрев на часы. На самом деле, скоро 13 часов! Удивительно, как иногда быстро бежит время! А иногда тянется, как густой мёд.
Если подумать, то да, пока ехали, пока готовили, время и прошло!
— А почему так рано? – всё-таки спросила Мику. – Обычно к вечеру собираются. На День рождения.
— Сегодня решили раньше, — пожала плечами Оля, — наше дело маленькое, они решили, мы сделали! Теперь смотри! Вот, на это блюдо стелим листы салата, побольше! Мясо должно быть с зеленью. Теперь аккуратно нарезаем большой кусок мяса и составляем так, будто он цельный. Когда будешь накладывать гостям, запомни, ты обслуживаешь сегодня Алекс, тем более, она именинница и твоя девушка. Так, о чём это я? А! Тебе не надо резать мясо. Просто сделаешь вид, что нарезаешь, и не забрызгаешь никого и сама не забрызгаешься. На гарнир к мясу вот эти овощи! – Оля показала очень красиво выглядевшие тушёные овощи разных цветов. – И подаём красное вино. Разливаем по бокалам… — Мику была слегка ошарашена. Во-первых, она никогда никого не обслуживала, боялась кого-нибудь облить, во-вторых, Алька её пригласила, как гостя, а не прислугу. Ладно, помочь на кухне, но работать официантом ей ещё не приходилось!
— Да не волнуйся ты так! – засмеялась Оля, увидев округлившиеся глаза подруги. – Мы все когда-то начинали! Главное, никого не облить, особенно Вику не задевай, она следить за тобой будет!
— В смысле, следить? – нахмурилась Мику.
— Будет решать, годишься ты в подружки Алекс или нет. Маша и Катя уже утвердили твою кандидатуру, а Вика ещё не видела тебя в деле…
— Этот не ей решать! – резко оборвала её Мику. – Мы…
— Да нет, как раз от неё многое зависит, она же была с Алькой почти год! – Мику задумалась.
— Ладно, — сказала она, — посмотрим. Всё равно всё от Альки зависит. Если послушается Вику, значит, меня не любит! – на глазах девочки заблестели слёзы.
— Мику! – ахнула Оля. – Ты что?! Не плачь, пожалуйста! Прости, что расстроила! – обнимала Оля девочку. – Всё будет хорошо! Только не спорь с Викой, пожалуйста, и не удивляйся ничему. Алька тебя не даст в обиду!
— Если любит! – шмыгнула носом Мику.
— Она бы не привела тебя сюда иначе! – успокаивала Оля. – Ну, вот, глаза красные. Тушь хоть не потекла, ты не красилась?
— Меня сестра красила.
— Успокойся, девочка моя, сделаем вид, что от лука глаза красные! Ну, по крайней мере, моя совесть чиста! А то нам всем экзамен устраивали, не предупреждая!
— Экзамен? – удивилась Мику.
— Мику… Как тебя зовут, кстати?
— Тося… То есть, Тоня. Но лучше Мику.
— Тося, можно мне, как подружке, тебя так буду называть? – Мику кивнула.
— Тося, экзамен не в подружки и не любимые, экзамен на членство в байкерском клубе! Там же не должно быть никаких конфликтов, всё по желанию! Если хочешь быть в клубе вместе с Алекс, значит, проходишь тест на психологическую совместимость. Добровольно, никто силой держать не будет! Будь милой и ласковой со своей девушкой. Вот и всё, что от тебя требуется! – в это время прозвучал звонок в дверь. – Я открою, а ты пока побудь здесь, не показывайся гостям, а то вид у тебя какой-то расстроенный.
Показать полностью...
Секс это движущая сила жизни в всех ее проявлениях радости бытия

Её зовут Виктория шикарная брюнека с зелёными глазами с роскошной фигурой и сексуальными ножками. Мы как то быстро нашли общий язык и интересы и встречи переросли из спонтанных в регулярные она обладает удивительной фантазией и главное ее увлечение это искусство секса где она уникальна. Она обожает чулки, носит их всегда и очень изыскано сексом заниматься любит исключительно в винтажных нейлоновых чулках 15 ден и носит их даже в обычные дни особенно красиво смотрятся на ее ножках чулки со швом и пяткой и конечно туфли на высоком каблуке и предпочитает туфли из замши. Мы разделили обязанности она отвечает за нижнее бельё, чулки приобретаю я согласно ее вкусам и предпочтениям а туфли выбираем вместе. Мне удалось купить в букинистическом магазине подшивку журналов ВОГ за 1950 год в прекрасном и дорогом переплете и мы вмести любуемся той атмосферой красоты и элегантности присущей тому прекрасному времени.
Вольные упражнения 2

Они были слишком непохожи, слишком разные. И внешне и по характеру. Ленка постоянно была в движении. Она не могла спокойно усидеть на одном месте. Ей постоянно нужно было куда то. Будто внутри у нее сидела пружина которая не давала ей покоя. Эта мелкая блоха иногда бесила своей излишней энергией. Все время что-то говорила сама и не умела слушать других. У нее не хватало для этого терпения. А вот Светка, та была совершенно другой. Не то чтобы она была её противоположностью, но просто другой. Это была довольно симпатичная девушка с красивой стройной фигурой и выразительной внешностью. Она знала это и держалась всегда спокойно и уверенно. Плавная неторопливость её движений, манера глядеть на вас из под ресниц каким то изучающим взглядом. Все это производило впечатление. И тем не менее они дружили. Дружили давно, ещё со школы.  Может быть они дополняли друг друга. Вадик не был психологом чтобы вникать в эти вопросы. Для него они были просто две подружки, которые всегда таскались вместе и с которыми он часто проводил время сопровождая их то в кино то в кафешку. Им с ним видимо было комфортнее чем вдвоем. Во всяком случае они его не игнорили, а наоборот звали с собой на прогулки.  Иногда то у одной то у другой появлялся парень и они ее отпускали погулять ненадолго. Но это ни чего не меняло. А познакомились конечно в техникуме. Они были с параллельной группы. И на какой то паре пересеклись за одной партой. Вообще Вадик не знакомился в ближнем окружении. Он предпочитал общаться через Соцсети и сайты знакомств. Это давало возможность общаться с более широким кругом людей и ни к чему особенно не обязывало. Интереснее всего было то, что люди попадались совершенно разные, с различными запросами и предпочтениями. Первоначально у него не было каких то особых предпочтений и он знакомился с женщинами, ищущими одноразовый, ни к чему не обязывающий флирт. Это наполняло его жизнь разнообразием и остротой новизны. Постепенно он научился обходить букетный период и при встрече предлагал переходить непосредственно к главному, что в большинстве случаев получало одобрение. Это исключало элемент романтизма но экономило время. Менялись лица и обстановка, но все происходило примерно одинаково. Некоторые исчезали сразу, другие предлагали продолжение. Но дальше трёх четырех раз он не шел чтобы не затянуть себя в постоянные отношения. Он уже проходил раньше через эти обиды и упрёки и не хотел или был не готов к постоянным отношениям. А скорее всего просто ещё не встретил человека, который бы увлек его настолько.

Однажды ему встретилась женщина, с которой он впервые попробовал анальный секс. Все началось так же банально просто как и всегда. Они встретились пару раз у нее дома. Она была старше его и вела себя довольно уверенно даже несколько повелительно, что немного удивило его. Ему даже показалось что это не он, а она его развела на секс. Впрочем он не сопротивлялся потому что все что она проделывала с ним сильно отличалось от того к чему он привык. Они перепробовали все позы которые она предлагала ему, пока не добрались до его попки. С этого момента они перешли на исключительно анальный секс. Причем взаимный. Она делала это так легко и естественно что он удивлялся почему раньше его это не интересовало. Она открыла в нем какое то новые пространства эротического восприятия. Анальные увлечения перешли у них на первый план, отодвинув все остальные способы. Они использовали для этого все возможности своего тела. Руки и язык, различные предметы, самые неожиданные. У нее был хороший набор игрушек для взрослых, который они использовали в различных вариантах и позах. У нее была гладкая и круглая попка, за которой она тщательно ухаживала, как впрочем и за всем телом. Член Вадима входил в нее мягко и плотно на всю глубину, а она всегда наблюдала за этим с какой то блаженной улыбкой чуть прикрывая глаза. Она тоже любила его попку и иногда посвящала ей все время, подолгу неспеша трахая ее так что Вадик расслабившись непроизвольно начинал ощущать себя а качестве девушки от ее сильных и нежных движений.

Их встречи сталь носить постоянный характер. Они встречались один два раза в неделю в зависимости от ее обстоятельств, о которых он не имел представления, как впрочем и обо всем что с ней связано. Она не рассказывала о себе, а он не спрашивал. У них не было на это времени. Теперь она ему звонила и назначала встречу не спрашивая его согласия и желания. Она заранее знала что он согласен. Они встречались всегда в ее квартире. Вероятно она жила одна. Он не замечал там следов присутствия другого человека. Но это было всегда днём. Это было ее условие, которое она не объясняла. Вадима все устраивало и он не выяснял. Он прекратил поиски других партнёров потому что это было уже неинтересно и потеряло смысл. Но однажды она предложила ему вдруг, не хочет ли он попробовать то же самое с мужчиной? Вадиму эта ее идея показалась дикой и странной. Но она стала ему объяснять, что он может таким образом приобрести дополнительный опыт и новые ощущения.

— найди себе пассивного партнёра твоего возраста. Мне кажется их достаточно много и это будет несложно.

Она даже брала на себя труд сама вести переписку и поиск подходящей кандидатуры.  Она была так убедительна и настойчива что Вадику пришлось согласиться. Особого интереса он к этому не проявил, но возражать не стал.  Пусть будет как она хочет. Сумасшедшая женщина. Что у нее а голове?

Ленка перевернулась и заглянула ему в лицо. Она улыбалась какой то ехидной насмешливой улыбкой.

— Вадик, ты хорошо себя чувствуешь? Мы волнуемся.

Он поднялся и сел осматривая их. Светка лежала рядом и тоже смотрела на него молча и ожидая чего то.

— Чувствую себя задроченным немного. Вы, девки, оказывается опасные. Неожиданно. Но зато я теперь уж вас точно не перепутаю.

— только попробуй. Мы тебе устроим такую тренировку. Будешь плакать и умолять.

— Ладно, пойдёмте на кухню. Надо передохнуть. Можно не одеваться.

— а никто и не собирается. Теперь то зачем.

Они поднялись и отправились на кухню. На девчонках было надето только то, что сверху. Вадик машинально оценил их попки. У Ленки попка маленькая как и она сама.  Она быстро проскользнула а дверной проем сверкнув ею. Она и правда напоминала подростка со своей короткой стрижкой. Светка прошла следом за ней чуть обернувшись на него с улыбкой. Её попа была тоже небольшая но какая то мягкая и круглая. Когда он с ними познакомился, ему сначала показалось что они лесбиянки. Уж больно они подходили на эту роль. Но ни чего в их отношениях это не подтверждало. Светка постоянно крутила с парнями. И неудивительно. Она была слишком заметна и привлекательна. У Ленки тоже это случалось но быстро заканчивалось. Наверное они от нее уставали. От ее дерзкого  характера и  переменчивого настроения.

— а ты, Вадик, оказывается способный. А мы думали батан. – сказала Светка, разливая чай. Мы думали чего он с нами таскается. Теперь то понятно.

— я тоже вас недооценил. До последнего думал что вы заломаетесь.

— чего ломаться то.  В первый раз что-ли.

— может не в первый, но Тройника у меня ещё не было. Может продолжим?

— Ну пошли. А ты точно уверен что выдержишь?

Показать полностью...
Рассказ 26 Тиан и Гутти 14 Вот и кончилось моё лето 2

Рассказ 26 Тиан и Гутти 14 Вот и кончилось моё лето 2

Предыдущий рассказ: Рассказ 26 Тиан и Гутти 14 Вот и кончилось моё лето 1

Томочка сбросила босоножки и направилась к столу.Поставила коробку и начала оттуда вынимать мой завтрак — тарелку с картошкой и котлетами, салат из помидоров, ватрушку с творогом и компот. Меня это удивило — как можно донеси компот, полный стакан не обронив ни капли?
— Тома зачем? Я не хочу есть — недовольно сказал я.
Она спокойно ответила, подойдя к моей кровати и присаживаясь на край, приподняв сарафанчик и сверкнув при этом трусиками.
— Ты сейчас расстроен и взволнован. При таком состоянии организма надо питаться, так как он истощается и изнашивается намного быстрее — я поймал упорный взгляд моей новой соседки, ставшей хорошей подругой, хотя ещё и суток не прошло, как приехала.
— Ничего я не взволнован. Просто плохо мне. На душе противно и гадко.
Томочка пересела поближе и нанесла мне убийственный вопрос:
— Может я раздражаю тебя? Может мне убраться отсюда? — Тома надула свои прелестные губки.
Нет. Только не это. Не в моих правилах выгонять девчонок, тем более заботящихся обо мне:
— Не произноси такого Тома. И в мыслях не было. Говори. Я слушаю тебя.
Пока я выкручивался, она ещё придвинулась и была совсем рядом и я мог коснуться её лица или поправить волосы на головке.
— Давай т сразу позавтракаешь, а потом я тебе, что-то расскажу — на меня посмотрели такие глаза, из которых сейчас хлынут потоки слёз, если я скажу нет. Но я тоже решил контратаковать:
— Хорошо. Если ты будешь есть со мной.
Почему-то я подумал, что она откажется и тогда я спокойно продолжу своё валяние дурака на кровати.
— Уговорил. Вставай. Где ваши вилки — с готовностью сказала Томочка.
— Ящик в столе посмотри — сказал я, подымаясь с кровати и недовольный своим проколом.
А Тома подскочила и достав из выдвижного ящика пару вилок и нож, придвинула к столу стул для себя, а для меня табурет.
— Нож то зачем? — поинтересовался я.
— Какой приём пищи без ножа — сказала она и присев, начала резать котлеты придерживая их вилкой.
Я улыбнулся, до того аристократично и культурно вела себя Тома. Просто загляденье. Но я снова о своём:
— Но я не хочу. Пожалей меня — уже мягче сказал я.
— У тебя ослаблен организм. Я снова повторяю. Когда ты приедешь, то сразу побежишь проведывать девочку. Она увидит тебя бледным, изнемождённым, с перекошенным лицом и ей станет ещё хуже.
— Да ты прямо психолог. Тебе людей лечить можно — похвалил я подругу и честно говоря, настроение у меня немного поднялось.
— Это всё потом. Пациенты подождут. А пока … — и она умело так вложила мне в рот порцию котлеты.
— Так не честно — сказал пережёвывая я и наколол на вилку тоже кусочек для неё.
Тома откусила половинку и улыбнувшись сказала:
— Спасибо. Очень вкусно.
Господи. Да кто же это такая. Маленькая принцесса с заблудившейся планеты. Или Белоснежка сбежавшая от своих Гномов. А может это Белль избавившая принца от заклятья. А вдруг наша царевна Несмеяна бросила хныкать и стала образцом доброты и прилежания. Мама уже называет её солнышком. Я считаю классной девчонкой, хотя вчера вечером был готов был сравнить её со Скрябедой и послать ко всем чертям.
Мы быстро расправились с завтраком и Томочка сложила посуду в коробку.
— Ложись, отдыхай. У тебя длинная дорога. Потом проведывание девочки в больнице. Это большая нагрузка. Тебе надо набраться сил.
Я послушал её и снова прилёг, поправив повыше подушку. Тома присела рядом, а я пригласил её прилечь, а скорее присесть. Высоко поднятая подушка, была как спинка кресла. Она послушалась.
— Мне очень стыдно за вчера. Я думаю у тебя остался неприятный осадок и он не растворится никогда — она опять завела неприятную для меня тему.
— Брось. Пустое. Не терзай себя — как можно спокойней сказал я.
— Я пол ночи не спала и утром, когда к тебе шла, была уверенна, что прогонишь.
— Почему тогда решилась?
— Для успокоения. Думала если сердишься, то объясню всё и буду прощения просить.
— Чудная ты. Мы же с душа уже об руку шли.
— Ага. А ты может это для того, что бы мамуню ни свою, ни мою не обидеть. А на самом деле, может злой на меняя был — Томочка надула губки.
— Глупенькая ты. Мне наверное подсознание подсказало, что ты классная девчонка — резюмировал я.
Томочка поймала румянчики на щеках.
— Денис. А давай я с тобой поеду. Тебе тяжело одному будет. А подружусь с девочкой. Будем дежурить по очереди. Она поправится быстрее.
Меня тронуло такое настроение Томы:
— Ты чудесная девчонка и такая энергичная. Сплошной позитив. Я уверен вы бы подружились с Лизой. Вы очень похожи. И я обещаю, обязательно сведу вас, по окончании сезона — и я положил свою на её руку.
Тома посмотрела на меня с благодарностью и произнесла:
— Я переживаю за вас и хочу, что бы у тебя с Лизой было всё хорошо.
Мы немного помолчали откинувшись на спинку кровати.
А меня разморило после завтрака. Я зевнул и с усилием потянулся. Тома засуетилась.
— Ложись на живот. Сейчас подушку опущу.
— Да не надо. Нормально всё. Это ты меня успокоила. Я чувствую. Вот и расслабился.
Томочка настаивала и я уступил. Через минуту я лежал на животе, а она, поудобнее устроившись, начала гладить мне спину, аккуратно надавливая в разных местах. Тома начала напевать какую-то песенку с очень приятной, даже обворожительной, мелодией. Я никак не мог вспомнить откуда она и где я мог её слышать. От рук девочки по коже шёл озноб, а некоторых местах чувствовалось покалывание. Всё это смешалось какое-то неописуемое блаженство. В глазах начали метаться блики и тени, цветные и блёклые звёзды, яркие россыпи и серпантины теряющиеся в тёмной дали. Я пытался подпевать Томочке, но сон одолел меня.

Проснулся я с ясной головой. С такой ясной, что готов был подскочить и бежать на пляж или ещё дальше на Чёрные камни, но нельзя. Сразу после обеда Олег Иванович повезёт меня обратно домой, в мой город. Там Гутти лежит в больнице с переломами и наверняка ждёт меня. На душе полная уверенность в достижении намеченной цели. Но почему остаточное состояние тянет назад. Чувствую, что мне было плохо. Так почему же сейчас такая лёгкость и уверенность в себе. В голове мелькнуло — Тома. Где она? И тут я замечаю у себя на животе руку. Она спокойно лежит ладошкой вниз и я не чувствую её. Как будто она невесомая. Я понимаю, что это рука Томочки. Но почему она невесомая. У меня холодок пробежал по телу. Я повернул голову и увидел её. Боже! Какая она красивая, воздушная. Как не от мира сего. Тома свернулась в клубочек и, положив на меня руку, мирно спала. От неё прямо струилось тепло и нежность. Я приподнял её руку и повернулся набок, что бы лучше разглядеть её. Спала она легко, без всякого напряжения. Веки не двигались, ротик слегка приоткрыт. Поразительные черты лица, какие-то особые, не повторимые. На это можно смотреть часами и не надоест. Я лежал и любовался. Даже моргать не хотелось, что бы не потерять те мгновения всплеска этой красоты. Снова блажь начала одолевать мной. Я приподнял глаза. Попался будильник, циферблат которого оказался сегодня особенно чётким и показывал пол двенадцатого. Вот это да! Проспать почти три часа, да ещё утром. Что это со мной? Я снова посмотрел на Томочку. Она продолжала спать. Я, аккуратно, снял её руку и положил на покрывало. Потом нагнулся и поцеловал кисть и пальчики. Приподняв голову коснулся губами её губ. Потом чмокнул носик и по разу глаза. Снова вернулся к губам, но за дверью услышал голос мамы. Она с кем-то здоровалась, но это были не соседи — они собирались на Чёрные камни и вряд ли придут на обед. Может кто-то заселился ещё?
И тут я сообразил, что мама, может с шумом открыть дверь и разбудит Тому. Я тихо встал и на цыпочках подошёл к двери. Только приоткрыл её, как чуть не столкнулся с мамой.
— А ты дома. Выглядишь свежо, как утренний цветок..
Я поднёс палец к губам.
— Т-с-с-с … Тома спит.
Мама удивлённо посмотрела на меня. Наверное слишком решительно я выглядел.
— Всё, всё. Молчу, молчу. Вот только столовую не проспите. Кстати Олег Иванович уже все дела уладил и сказал, что выезжаете сразу после обеда. Он и машину туда подогнал. А у нас ещё немного времени есть, твои вещички в пакет уложить. Но пускай Томочка поспит. Умаялся ребёнок за тобой ухаживать.
— Мама. Да ведь это ты её послала с завтраком ко мне? — я произнёс это тоном обвинительного заключения .
— Я? Томочка сама сказала мне, что отнесёт всё тебе сама. А так у меня время было и я собиралась к тебе.
Я схлопнулся. Да Тома. Подмолодила ты меня. Впрочем, я ничуть не обиделся, наоборот, ещё раз проникся сообразительности и изобретательности подруги.
А тут как раз раздался её голос:
— Тётя Мария, не надо ни чего ждать. Я уже не сплю.
В дверях показалась Томочка. У неё был свежий вид. Ни лицо ни движения не говорили о том, что она только что проснулась.
— Спасибо солнышко, что поухаживала за Денисом. Ему тяжело сейчас и твоя помощь очень кстати — мама проговорила это с какой-то трогательной нежностью.
— Спасибо тётя Мария. Вы положительно влияете на меня. У Вас удивительная энергетика и мне очень приятно общаться с Вами — Томочка улыбнулась маме и добавила:
— Вы хорошо влияете и на Дениса. Он буквально преображается когда вы рядом. Видно, что между вами царит доверие и понимание. А если так, то такие отношения надо только укреплять и развивать.
Я немного опешил. Она говорила так, как будто, что-то знала о нас. Но этого не может быть. Просто Томочка очень способная и порядочная девочка и желает нам добра, не имея ввиду, что-то другое. Эта мысль успокоила меня. А мама сказала:
-Томочка. Девочка. Ты говоришь как взрослая. Откуда это у тебя? Я поражаюсь.
— А я читать люблю. Журналы разные листаю. Попадаются статьи и о человеческих проблемах, настроениях и взаимоотношениях. Мама меня иногда специально на улицу отправляет, что бы развеялась. А я на природу убегаю бывает. Там одно место есть на слиянии двух речек. Я там как буд-то разговариваю сама с собой. Задаю себе вопросы и на них же отвечаю. Так помогает находить выход из затруднительного положения — она посмотрела на меня своими очаровательными глазками и я опять почувствовал иголки по телу. Впрочем было не больно, а даже приятно.
— Я поведу туда Дениса и Лизу. Они почувствуют единение с природой.
— Томочка. Да ты маленький лекарь. Источник доброты и счастья. Я вот рядом с тобой и во мне прямо бурлит блаженство.
Мама обняла её и даже поцеловала в щёчку.
— Спасибо. Мне так льстит Ваше расположение ко мне.
После этих слов я начал подозревать, что девчонка не от мира сего, а прислана извне, что бы облегчить жизнь людям. А Томочка, вдруг, преобразилась и стала вновь обыкновенной маленькой шалуньей:
— Ой. А мы на обед опаздываем.
Мама приказала мне переодеться в дорогу и так же пошла в комнату собирать мои вещи. Через десять минут мы были в столовой. Томочку посадили с собой. А она пожалела, что нет ножа. Ей нравится так есть. Мы поговорили о кулинарии и Томочка и здесь блеснула своей эрудицией. Я узнал, что наша кухня самая лучшая в мире и, что надо готовить на пару или томить и тушить в духовке.
Подошёл Олег Иванович:
— Денис здравствуй. Машина внизу. Я через пятнадцать минут буду. Жди меня там.
— Здравствуйте Олег Иванович. Меня Тома зовут. Тамара — моя новая подруга встала и как мне показалось, сделала маленькое плисе — Мой папа очень любит водное поло и следит за соревнованиями и очень обрадовался, когда Вас назначили директором нашего бассейна.
— Спасибо — с удивлением сказал Олег Иванович — Не думал, что в городе, кто-то ещё помнит о моих спортивных успехах.
— А я в прошлом году в бассейн не попала, а в этом, взяли — отчиталась Томочка.

Вот это да. Настало время удивляться мне. И молчала. Даже не вспомнила ни разу. Она к тому же ещё и скромница.
— Я рад и уверен из тебя получится отличная спортсменка. Ну до свиданья, красавица — сказал Олег Иванович ей, а мне показал пальцем на выход, типа я, ухожу, жди возле автомобиля.

Когда мы вышли со столовой нас уже ждали. Пришли все наши ребята и местные тоже.
— Ден, ты молодец. Правильно решил. Теперь я буду знать как вести себя в подобных ситуациях — это Венька первым подошёл ко мне
— Мы, когда приедем, сразу навестим вас. Гутти выздоровления — сказали Генка с Иришкой-Газировочкой.
ДельКатры восхитились моим поступком, а ЛюКа сказали, что Гутти единогласно избрана капитаном будущих синхронниц и тоже пожелали быстрейшего выздоровления.
— Красава с Мастерком, попросили у меня телефон и дали свои. Сказали, что бы сообщил в какой больнице лежит Гутти, они соберутся с ребятами и все подъедут, что бы не надоедать поодиночке. Что же, вполне разумно.
— Жалко с тобой расставаться, но ты правильно делаешь. Горжусь тобой — сказала Танюша, поцеловав меня. Мальчиш крепко пожал мне руку.
— Встретимся — сказал он.
Я тоже ответил Тане:
— Танюш. То, что я обещал, обязательно выполню. Смело разговаривай с преподавательницей. Так что, звони. Телефон у Красавы — я обнял её и добавил:
— Обязательно поговори с Томочкой. Новенькая. Я до завтрака знакомил вас. Очень интересная девочка. Умная и общительная. У вас будет о чём поговорить.
Местные девчонки окружили меня и начали чередовать восхищения моим поступком, с пожеланиями Гутти скорее стать на ноги. А Антошка, подождала пока щебетуньи разойдутся, подошла ко мне и поцеловав в губы, сказала просто:
— Моё лето тоже кончилось.
Пришёл Олег Иванович и поздоровавшись с ребятами, открыл машину и положил мою сумку на заднее сидение. Я подошёл к маме, которая стояла обняв Томочку.
— Будь молодцом, сынок — скромно попрощалась мама
Тома начала всхлипывать. На глазах появились слёзы. Мне стало жаль девочку.
— Тома. Ну что ты? Не надо. Успокойся — я не нашёл других слов для неё, а она ещё громче плакать.
— Иди Денис.Тебя ждут. Я выплачу все ваши с Лизой слёзы и у вас будет всё хорошо. Иди , пожалуйста — уткнувшись маме в грудь, начала рыдать Тома.
Я опешил, не ожидая такой реакции от неё. К ней подошли девчонки на перебой начали успокаивать, а мама, поглаживая ей голову, показала мне на машину. Я поспешил к автомобилю, который уже был заведён и только ступил к открытой дверце, как дикое чувство жалости одолело меня. Перед глазами проплыли все мои песочные ребята и старые и новые. Мне стало жаль и их и себя. Я повернулся и дрогнувшим голосом сказал:
— Ребята. Извините меня. Я не могу по другому. Жалею, что подвёл вас .
Слёзы накатились на глаза и я уже не мог остановить их.
— Да всё нормально. Не переживай за нас. Не расстраивайся … — начали наперебой говорить ребята, а я как смог, помахал рукой и опустился в кресло рядом с водителем. Слёзы залили глаза и я даже дверцу забыл закрыть.
— Поехали — потянувшись через меня и захлопывая её, сказал Олег Иванович. Он переключил скорость и нажал на газ. От осознания потери чего-то значимого для меня и осознания незавершённого дела, слёзы покатились ещё сильнее. Я уже вздрагивал плечами.
— Плач Денис. Плач. Не стесняйся. Мужские слёзы самые честные — серьёзным голосом сказал Олег Иванович.
Мы выехали за ворота и автомобиль набрал скорость. Я внял словам Олега Ивановича и растирал слёзы по лицу уже не прячась. Не знаю как долго это продолжалось, но как-то неожиданно мои всхлипы прекратились. Чувство жалости улетучилось и я провёл ладонью по лицу обратил внимание, что слёз не было. Какая-то лёгкость и уравновешенность, проникли в меня. Я опешил, но сразу вспомнил о похожем состоянии перед обедом, после утреннего сна.
— Тооома — сказал протяжно я — Это Томочка.
Олег Иванович напрягся. Его удивила резкая смена моего настроения. Он спросил:
— Это наверное та девочка, что стояла с твоей мамой?
— Да, она — просто ответил я.
— И что в её поведении обратило твоё внимание?
— Она выплакала мои слёзы — внёс я интригу в наш разговор.
Я покосился на Олега Ивановича и увидел как он сделал гримасу удивления, но тактично, уже ничего не спрашивал.
За окном мелькали поля с местами пожелтевшей травой. Жаркое лето высушило землю.

Олег Иванович не стал завозить меня домой, а повёз прямо в больницу, к главному входу. У дежурной медсестры, которая была уже в курсе нашего приезда, взяли халаты и поднялись на второй этаж.
— Надя … Надежда Александровна здесь, в палате — сказал Олег Иванович перед дверью. У меня заколотилось сердце. Я боялся увидеть несчастную страдающую Лизу. Я бы не знал как вести себя. Какие слова говорить? Сочувствовать или поднять ей настроение уместной шуткой?
Я не заметил, как открылась дверь и появилась Меседра:
— Олег. Мы позже вас ждали — она обняла его и поцеловала. Увидев меня, немного замялась и бросив Олега Ивановича подошла ко мне и так же обняв, но крече и тоже поцеловала, прямо в губы:
— Соскучилась страшно — она отстранилась и начала разглядывать меня.
— Окреп. Ещё больше загорел. Возмужал как.
— Тётя Надя — сказал с нетерпением я.
— Да, да. Извини. Лиза сейчас отдыхает. Подождём немного.
Но тут раздался знакомый до слёз голос, правда немного протяжный который часто случается у больных людей.
— Тётя кто там? Денис приехал?
— Лизонька. Это я тебя разбудила? Извини. Дверь скрипнула..
— Нет тётя. Я не спала. Так дремала просто. Так кто там?
Я, умоляющими глазами, посмотрел на Меседру и увидев одобряющий кивок, ступил через порог. Сразу почувствовал стерильный воздух палаты и не отталкивающий запах каких-то лекарств. В глаза ударил свет от больших окон. Они выходили на солнечную сторону. Койка стояла спинкой к стене и с обеих сторон к ней был доступ. Я не узнал Гутти. На голове у неё была белая повязка, а правая сторона лица была покрыта багровой гематомой, прикрывшей и глаз. Правая рука в гипсе лежала вдоль тела.
— Денис … — весело протянула она и, как мне показалось, сделала попытку приподняться.
— Что ты, что ты — вместо «здрасте» сказал я и присел рядом на стул.
— Ты приехал — она улыбнулась, хотя это было и не легко, из-за опухшей щеки.
— Гутти, Лиза. Как же так? Как это могло случиться? — выпалил я, не придумав сразу, что и сказать.
— Я по таким лестницам никогда не подымалась, ну и вот … — виновато ответила Лиза и положила свою руку на мою.
— Я выброшу эту стремянку. Брошу под бульдозер — последнее я выпалил не впопад, но Гутти приняла это как шутку и снова улыбнулась:
— Не надо. Я далеко поставила её и когда поднялась, не захотела опускаться снова и потянулась к светильнику. Вот она и завалилась.
Я не нашёл, что ответить, а просто взял её здоровую руку и начал гладить.
Олег Иванович взял Меседру под руку и вывел из палаты. Все слова куда-то улетучились и я только смотрел на Гутти, позабыв обо всём на свете. Она прервала молчание:
— Я проснулась поздно утром. Это наркоз и успокоительное на ночь подействовали. Начала вспоминать как всё случилось, как мы были на море. Ребята, песок, море. Наши танцы. И вдруг нахлынула такая грусть, такая тяжесть и горечь о происшедшем и не свершившемся. Слёзы прямо полились из глаз. Я плакала навзрыд, даже медсестра пришла и долго успокаивала меня. Но вдруг всё резко остановилось и прошло. Какое-то просветление произошло, стало легко и радостно на душе. Уверенность появилась, что излечение идёт правильно и скоро выздоровление. И до сих пор у меня хорошее настроение.
Меня эта новость насторожила. Как похоже на мою ситуацию происшедшую несколько часов назад при отъезде из пансионата.
— А когда это с тобой случилось, по времени помнишь? — я даже вперёд подался, задавая вопрос.
Гутти напряглась и через несколько секунд ответила:
— Где-то в районе часа дня. Да, да. Точно помню.
Тут моя настороженность сменилась искренним удивлением:
— Не может быть. В это же время, я попрощавшись с ребятами, плакал в машине у Олега Ивановича и не мог остановиться. Потом слово в слово как у тебя всё пошло. Внезапно прекратилось и слёзы высохли. Облегчение какое-то фантастическое. Не передать. До сих пор приподнятость на душе.
— Совпало как. Интересно жизнь устроена — как-то легко и спокойно сказала Гутти.
— Это Томочка. Это она. Да, да.
— Что за Томочка. Откуда она взялась — уже настороженно спросила она.
— Это невероятная девчонка. Когда я садился в машину она плакала и говорила, что выплачет наши слёзы и с нами будет всё хорошо.

Позже я узнал от мамы, что Томочка тоже долго рыдала, а потом резко остановилась и сказала, что всё получилось и мы с Лизой будем счастливы.

Настороженность Гутти сменилась удивлением и она смотрела на меня широко открытыми глазами.
— Как такое может быть,что бы у троих, в одно время случилось одно и то же. Просто феерия. Феноменально.
— Я обязательно познакомлю вас. Тем более она тоже в этом году в басейн записалась.
— Я уверенна, что она тоже такая же классная, как и наши … как ты их назвал … Песочные? — Я кивнул в ответ — Песочные ребята.
У Гутти ещё больше поднялось настроение.
— Ты когда назад? Завтра? И чем?
— Лиза — начал серьёзным тоном — Моя ты Гутти. Я не еду. Я остаюсь с тобой.
Она каким-то непонимающим взглядом посмотрела на меня:
— Но ведь там ребята. Они ждут тебя и как они без тебя? Ты бросаешь их?
— Нет, что ты. Они и без нас уже многое умеют. И наши и местные ребята просто горят на репетициях и пообещали мне, что выложатся по полной.
— Спасибо тебе. Мы знакомы так мало времени, но мне кажется, что ты был всегда рядом. Мне так хорошо с тобой. Я даже боли не чувствую .
Я порадовался за подругу и автоматически поднял её руку и начал целовать ладонь.
— Я никогда не покину тебя и всегда буду рядом. Ты выздоровеешь и мы не раз ещё вспомним наше первое лето. Наше море и наш песок.
— Я люблю тебя — сказала глядя мне в глаза Лиза.
— И я тебя — ответил я.
Мы одновременно повернули головы к окну, на подоконник которого сели голуби и начали ворковать на фоне чистого голубого неба.
Впереди была долгая долгая жизнь.

Денис Донгар
Показать полностью...
Вечер в саду

А ведь погода была идеальной. У них не было бы более идеального дня для вечеринки в саду, если бы они заказали ее. Безветренный, теплый, небо без облаков. Только синий был покрыт дымкой светлого золота, как это бывает иногда в начале лета. Садовник вставал с рассвета, косил газоны и подметал их, пока трава и темные плоские розетки, где, казалось, не сияли растения ромашки. Что касается роз, то вы не могли не почувствовать, что они понимают, что розы — единственные цветы, которые впечатляют людей на вечеринках в саду; единственные цветы, которые все уверены в том, что знают. Сотни, да, буквально сотни, вышли за одну ночь; зеленые кусты склонились вниз, как будто их посетили архангелы.

Завтрак еще не закончился, прежде чем мужчины пришли, чтобы поставить шатер.

«Куда ты хочешь поставить шатер, мама?»

«Дорогое дитя, бесполезно спрашивать меня. Я полна решимости оставить все вам, дети, в этом году. Забудьте, что я твоя мать. Относитесь ко мне как к почетному гостю».

Но Мэг не могла пойти и присматривать за мужчинами. Она вымыла волосы перед завтраком и сидела и пила кофе в зеленом тюрбане, с темным влажным локоном, запечатанным на каждой щеке. Хосе, бабочка, всегда спускался вниз в шелковом пальто и куртке кимоно.

В сторону Лаура улетела, все еще держа в руках кусок хлеба с маслом. Так вкусно иметь повод для еды на открытом воздухе, и, кроме того, ей нравилось устраивать вещи; она всегда чувствовала, что может сделать это намного лучше, чем кто-либо другой.

Четверо мужчин в рукавах рубашек стояли сгруппированными на садовой дорожке. Они несли палки, покрытые рулонами холста, и у них были большие сумки с инструментами, накинутые на спину. Они выглядели впечатляюще. Теперь Лаура хотела, чтобы у нее не было хлеба с маслом, но некуда было его положить, и она не могла его выбросить. Она покраснела и попыталась выглядеть суровой и даже немного недальновидной, когда подошла к ним.

«Доброе утро», — сказала она, копируя голос своей матери. Но это прозвучало так страшно, что ей стало стыдно, и она заикалась, как маленькая девочка: «О, э-э- ты пришла , это про шатер?»

«Правильно, мисс», — сказал самый высокий из мужчин, долговязый, веснушчатый парень, и он сдвинул свою сумку с инструментами, отбросил свою соломенную шляпу и улыбнулся ей. «Вот и все».

Его улыбка была такой легкой, такой дружелюбной, что Лаура выздоровела. Какие у него были красивые глаза, маленькие, но такие темно-синие! И теперь она посмотрела на остальных, они тоже улыбались. «Поднимите настроение, мы не будем кусаться», — сказала их улыбка. Как хороши были рабочие! И какое прекрасное утро! Она не должна упоминать об утрах; она должна быть деловой. Шатер.

«Ну, а как насчет лилии-газона? Будет ли это делать?»

И она указала на лилейную лужайку рукой, которая не держала хлеб с маслом. Они повернулись, они смотрели в сторону. Маленький толстый парень высунул себе под губу, и высокий парень нахмурился.

«Мне это не нравится», — сказал он. «Недостаточно заметно. Видите ли, с такой вещью, как шатер, и он повернулся к Лоре в своей легкой манере, «ты хочешь положить его куда-нибудь, где он даст тебе удар в глаз, если ты следуешь за мной».

Воспитание Лауры заставило ее на мгновение задуматься, было ли это вполне уважительно по отношению к рабочему говорить с ней о пощечине челкой в глаза. Но она вполне последовала за ним.

«Уголок теннисного корта», — предложила она. «Но группа будет в одном углу».

«Хм, у тебя будет группа, ты?» — спросил другой рабочий. Он был бледным. У него был изможденный взгляд, когда его темные глаза сканировали теннисный корт. О чем он думал?

«Только очень маленькая группа», — мягко сказала Лаура. Возможно, он не возражал бы так сильно, если бы группа была совсем маленькой. Но высокий парень прервал.

«Посмотрите здесь, пропустите, это место. Против этих деревьев. Там. Это будет хорошо».

Против караков. Тогда карака-деревья будут скрыты. И они были такими прекрасными, с их широкими, сверкающими листьями и гроздьями желтых плодов. Они были похожи на деревья, которые, как вы представляли, растут на необитаемом острове, гордые, одинокие, поднимающие свои листья и плоды к солнцу в каком-то безмолвном великолепии. Должны ли они быть скрыты шатром?

Они должны. Мужчины уже взвалили на плечи свои стойки и шли к месту. Остался только высокий парень. Он нагнулся, зажал веточку лаванды, приложил большой и указательный пальцы к носу и заглушил запах. Когда Лаура увидела этот жест, она забыла все о караках в своем удивлении от того, что он заботится о таких вещах — заботится о запахе лаванды. Сколько мужчин, которых она знала, сделали бы такое? О, как необычайно хороши были рабочие, подумала она. Почему она не могла иметь рабочих для своих друзей, а не глупых мальчиков, с которыми она танцевала и которые приходили на ужин в воскресенье вечером? Она бы гораздо лучше ладила с такими мужчинами.

Это все вина, решила она, когда высокий парень нарисовал что-то на обратной стороне конверта, что-то, что должно было быть зациклено или оставлено висеть, из этих абсурдных классовых различий. Ну, со своей стороны, она их не чувствовала. Ни капли, ни атома… И вот тут появился чурок деревянных молотков. Кто-то свистнул, кто-то запел: «Ты прямо там, матей?» » Матей!» Просто чтобы доказать, насколько она счастлива, просто чтобы показать высокому парню, как она себя чувствует дома, и как она презирает глупые условности, Лаура взяла большой кусок своего хлеба с маслом, глядя на маленький рисунок. Она чувствовала себя просто работницей.
Показать полностью...
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи