Войти
Пошлые истории

Пошлые истории

Между любовью и сумасшествием — одержимость

Описание

Забавные истории девушек о сексе.

Читайте нежные и страстные, самые горячие эротические истории онлайн, реальные интимные истории из жизны людей, интересные секс рассказы, которые описывают пикантные моменты жизненных случаев.

Записи сообщества

8
Влюблён в Солнце, в Звезду, имя её Ксю 18+

Дорогие мои! Вы видели, когда нибудь доброго и безобидного деревенского дурачка? Который всем улыбается и всему рад.

На обиду и злое слово не отвечает, не чувствует подвоха и подлости. Ударившему его по левой щеке подставляет правую. Который живет в своем розовом мире добра, беспечности, всепрощения. Не замечает серость и грязь окружающей обыденности. Не видит подлости и предательства.

Убогий. Нет, не тот, который злобно ругает прохожих и которого все боятся и стараются не встречаться, и перейти на другую сторону улицы. Другой, которого любят малые дети, принимая за своего одногодка. К которому без опаски подходят грязные и бездомные кошки и собаки, обиженные на жесткость людей. Ластятся, верят и тоже считают своим.

Тот, который безопасен для окружающих, желает всем добра и сам живет в нереальном, волшебном городе счастья. К сожалению, этот город находится только в нездоровом мозгу этого человечка.

Некоторое время назад Вы бы могли лицезреть такого блаженного в нашем городе. У меня даже есть его фотография – отрешенный, безумно счастливый взгляд, нездоровая восторженная улыбка на лице. Длинные, спадающие штаны, развязанный шнурок на нечищеной туфле, оторванная на пузе пуговка мятой рубашки, носки разного цвета. Представили?
Этот безумец я, и я влюблен. Влюблен в Солнце, в звезду, имя ее Ксю. Живу ей, дышу ей. Я - это она, она – это я. Если долго смотреть на фотографию безумца над головой можно заметить нимб. Нимб свитый из любви, счастья, собачей преданности, восторга.

Причина сумасшествия - эта девчонка с которой так внезапно свела меня судьба.

Суровый и справедливый блюститель закона в строгом костюме и галстуке, хрустящей рубашке, начищенных туфлях с ароматом недешевого парфюма – умер. От него не осталось и следа. Есть романтик. Пацан со снесенной башней, которому 40 лет, а он только родился и увидел, что мир не серый, а разноцветный, как радуга. Глаза его завешаны розовым покрывалом, а в маленькую дырочку на нем видно только это чудо, это обожаемое создание- Ксюшеньку.

Я, с ее слов, заочно знаю всех ее друзей и подруг, родственников и знакомых. Всех ее бывших парней. У нас нет тайн друг от друга, мы растворились друг в друге. Павел и Ксю это одно целое, целое и неделимое. Я люблю ее, я хочу ее всегда, я не могу без нее ни часа, ни минуты.
Она мой воздух, мой инсулин при диабетической коме, мой адреналин при сердечной недостаточности. Без ее голоса, ее запаха, ее шарма, ее любви нет смысла жизни.

Все идет вразнос. Работа, семья, карьера, общественное мнение, авторитет – теперь это не главное. Только она - моя единственная радость, моя Вселенная, моя жизнь, первая настоящая любовь на пятом десятке лет. Дурак, дурак, дурак и еще раз... Глаза видят, а мозг воспринимает только хорошее, сердце принимает только ее позитив. Душа фильтрует все ее действия через мелкое сито, минусы не проходят, только лучшее. Ты идеальна и божественна для меня.

Люблю тебя, только ты, все для тебя. Весь мир к твоим ногам любимая. Как в песне: «ты украдешь, а я сяду». Нет, ты можешь украсть только мое сердце и мою душу, больше ты ни в чем нуждаться не будешь, это моя забота. Я твой мачо.

Стоп, а где деньги на все это? Грабь, награбленное. Работа развернута на 180 градусов, в голове переворот, все принципы побоку. Собираем информацию о воровском общаке, о криминальных коммерсантах, о валютчиках, о удачливых ворах и разбойниках, о коррумпированных чиновниках. Цель - личное обогащение. Боже, что я делаю, я такой же преступник. Вымогательства, шантаж, мошенничество, банальный грабеж. Итог зеленые бумажки в карманах, их количество прилично и зависит от твоей безбашенности и качества информации.

Источник происхождения зелени не укажешь в декларации. Грязные, в слезах и крови эти серебряники. Говорите, что не пахнут? Пахнут и очень дурно. Но как легко с ними расставаться, никакого сожаления и угрызений совести. Сори, кути, рви, прикуривай сигарету, одаривай друзей и любимую. Как пришли, так и ушли, как вода в песок. Угрызения совести и негативные последствия всего этого - мне, красивая жизнь и беззаботное существование - тебе моя девочка.

А мудрость народная по голове бьет, про веревочку, которой сколько ни виться и про то, что за все придется платить.

Между нами 1000 километров, но расстояние не разделяет, а еще больше сближает нас. Все мыслимые и немыслимые командировки в Н-ск, все выходные и свободное время там. На машине, поездом, самолетом, любым способом туда, хоть на час. К ней неповторимой, такой желанной и родной.
Бедный мой телефон, разговор не менее часа за раз, по 9-10 часов в день, только с ней. Две батареи «Филипса» садятся за сутки. Контора скоро вылетит в «трубу» на оплате моих «служебных» переговоров. Какая работа на благо родины и народонаселения нашего, какие связи на стороне. О чем Вы, зачем? Только она, больше нет бап на белом свете для меня.
Какая радость от встреч, какая любовь. Ооооо! Я все сделаю для тебя, я знаю, что тебе нравится. Что тебе хочется в эту минуту, в этот миг. Я достану тебе Солнце, подарю звезду, воробья в степи загоняю. Я вырву и подарю тебе свое сердце, любовь моя. Только будь рядом, только люби.
Боже какой секс с тобой. Это песня, это творение великого гения эпохи Ренесанса. Я целую и вылизываю твое тело, все твои очаровательные конечности и дырочки. Как кошка, только родившегося котенка. Как морской прибой южного моря белоснежный песок лазурного берега.
Я улетаю в небо от твоего запаха, твоих слов, твоих стонов, твоих прикосновений. Улетаю и возвращаюсь. Захожу в твой истекающий бутон бесконечно. Двигаюсь там то медленно-медленно как улитка, то быстро и истерично как припадочный эпилептик. Наше взаимопроникновение, наше слияние, наши оргазмы это нечто. Так не бывает, это не реально. Это сон, нет, это бред сумасшедшего. До кровавых мозолей на члене, до отключения сознания. Кончаем за миг до остановки бешено бьющегося сердца, до наступления необратимых процессов в мозге , в шаге от коллапса и смерти. Наша любовь, наша близость - это новый наркотик, сильнейший натуральный психотроп, который напрочь отключает сознание и посторонние мысли. Откуда во мне силы? Это второе дыхание, или может быть допинг. Точно. Мой допинг, мое второе дыхание – ты, любовь моя.
Только ты и я, никого вокруг, в огромном миллионном городе. Мы не слышим шум этого конгломерата, не замечаем людей. Тут только два человека - мы с тобой. Я не могу считать деньги, не могу копить на что-то. Зачем? Цветы, ей. Достаю из кармана какие то бумажки, не глядя, отдаю продавцу: «Хватит?». «Даже много». «Сдачи не надо». Сколько отдал, не знаю. Зачем мне это знать, что-то считать, когда рядом ты.

Твои губы. Как ты ласкаешь меня, мой натруженный орган страсти и любви. Это сказка. Мы не на земле, мы парим в воздухе, это же невесомость. Нет это безумие. Твоя попка это лучшее творение природы, я захожу туда , как тесно и хорошо там. Мой измученный стерженек не хочет вылазить оттуда. Мечтает попросить там политическое убежище, остаться и жить постоянно. Кончает и кончает. Что со мной. Это не секс, не удовлетворение инстинктов - это Любовь.

Вы думаете я хожу, нет я летаю. Вы думаете я говорю, нет я пою. Ксю ты мой мир, ты моя судьба.

Вы верите и молитесь своим Богам, Вы сражаетесь и с радостью жертвуете свои жизни для них. Вы мученики веры.

Мой бог - Любовь. Любовь к тебе мое счастливое будущее и настоящее, мой Космос, моя вечность. Я верю только в тебя, я умру за тебя. Пока есть ты – есть и я. Я мученик Любви, любви к тебе прекрасная и лучезарная.
Какой бред, это пишет не Павел, это пишет сумасшедший.
Показать полностью...
Первый опыт в роли свиnгеров

Елена и Виктор нашли друг друга, когда ему было 22, а ей 25. Она была, что называется, не первой молодости, а он был жутким скромнягой, лучше сказать, - застенчив, то есть шугался вообще женщин. И это Елена нашла его, когда подошел ее критический возраст для замужества, и это она его на себе женила. Тогда оба они были молоды и хороши собой. Елена, высокого роста, худая и стройная, с ухоженным лицом (при этом с неким, всегда хищным, выражением на нем), всегда с прической, - медно-каштановое каре едва до плеч. Не крупная, но точеная грудь, зато ноги - зависть манекенщицы! Назвать ее прямо уж красавицей было нельзя, но что хороша, - этого не отнять. Виктор же был вообще здоровяком. Из-за своих данных он и пошел в охранники, где ему очень и были рады. Не далекого ума - не украдет, силы немереной - не убоится. Роста - под два метра, правда без рельефа мускулатуры, но весьма добротно сложен. Простое лицо, зато всегда с добродушным выражением, серые глаза и волосы бобриком, - непонятно, то ли блондин, то ли шатен. Медведь с детскими мозгами, - так можно было кратко про него сказать.
Свадьба была сыграна пышно, помпезно, как любят барышни, задержавшиеся на выданье. Миновала и брачная ночь. Где и выяснилось, что Витек-то оставался еще девственником! Лена, в принципе, и не была удивлена, к тому времени она уже хорошо узнала своего спутника жизни.
Полетели будни. Виктор ходил на свои дежурства на склад и приносил исправно жене зарплату. Лена по полторы смены проводила в больнице, где была операционной медсестрой. Хорошо зарабатывала, не гнушалась вымогательствами с пациентов, участвовала в левых операциях, за взятки доставала дефицитные лекарства для тех, кто не мог без них обойтись. Секса дома Вите хватало, потенция у него была нормальная - ни богатая, ни бедная. Жена никогда ему ни в чем не отказывала. Благо, что и на работе она получала свое. То дай одному хирургу, то другому. Лена не жадилась, ей это если и было не в охотку, то и не в напряг точно. А дивиденды, от этих амурчиков, она имела хорошие.
Времена менялись. Происходили революции, обвалы рубля, политические кризисы. У Вити с Леной мало, что менялось. Продовольственный склад пережил все экономические бури, а в больнице всегда был спрос на операции и на лекарства. На третьем году замужества Лена родила первого ребенка - дочь. Еще через три - другую. Покупка квартиры была следствием их упорных трудов. А когда детям исполнилось соответственно шесть и три, Виктор осуществил свою давнюю мечту об автомобиле, - взял не старенького москвича.
Еще через год мы видим эту пару ровно десять лет после их знакомства. Казалось бы все у них шло замечательно, быт устроен, детки растут, у взрослых согласие. Только появился червячок, точивший потихоньку их семейное счастье. Год за годом приходила в голову Витька мысль, а не слишком ли быстро бросился я в омут семейной жизни? А как же теперь, если остаться добрым семьянином, то никогда-никогда не узнать что такое другая женщина, никогда не сравнить со своей. А вдруг продешевил, а вдруг у меня все не так замечательно как могло бы быть? Мальчик вырос в мужчину. Долго червячок мучил Витька, пока не стал превращаться в самый настоящий комплекс. Гульнуть на стороне было не в характере здоровяка, мысль расстаться с семьей ради сомнительных приключений и в голову ему не могла прийти. Пострадав так изрядное количество лет, Витек таки решился поделиться с женой. Мудрая, и куда более опытная супруга, паниковать не стала, а стала проводить нечто вроде психотерапии. Поначалу Витьку полегчало, но факт - вещь упрямая, как не было у него другой женщины, так и не появилось. Об этом все чаще заходил разговор в супружеской постели. Ну что было делать утомленной мужниным комплексом Елене? Ну, не подставлять же ему своих подруг из больницы!
Рецепт для лечения комплекса был найден случайно. Подружки на работе смеялись над полосами объявлений в новомодных рубриках о знакомствах. Где: пара ищет пару, девушка познакомиться с М или Ж или парой, мужчина ищет друга, и в том же духе. "Чем выпустить джина из бутылки, не лучше ли все самой держать под контролем?" - подумала находчивая женщина. Дома разговор с Витей прошел гладко. Тому идея встречи пару на пару (встречу с одной только девушкой Лена сразу забраковала, для себя она тоже хотела роль) понравилась. Какому мужику не хочется групповухи? Далее дело пошло чрезвычайно быстро. Лена приносила газеты. Вместе они просматривали объявления, вырезали понравившиеся. Звонили и назначали встречи. Удачных звонков выходило вполовину от намеченных. Еще меньше состоялось встреч. И все они забраковывались, то одним, то другой. Когда уже оба готовы были разочароваться в своей идее, состоялось знаменательное знакомство.
Ирина и Вячеслав встретились в городском парке с нашей парой, откликнувшейся на их скромное объявление. Как-то сразу возникла атмосфера доверия. Друг другу они приглянулись. Даже привередливая Елена осталась довольна. Слава был стройным, крепким, но совсем не таким громилой, как ее ненаглядный. Кучерявые волосы делали его похожим на древнегреческие скульптуры. Жгучий брюнет с карими глазами, Слава был сама энергия. Он не позволял возникать паузам в разговоре. Хорошо и красиво говорил, тонко шутил. Лене он очень импонировал, после стольких лет с любимым простачком.
Ирина была роста не высокого, может и меньше 1м60. Зато сложение было удивительно женственным и соблазнительным: фигура рюмкой - округлые бедра и крупная грудь (не испорченная даже кормлением ребенка) при тонкой талии. Лицо мягкое с простецой, постоянно добрая улыбка. Еще следует добавить рыже-лимонные волосы и зеленые глаза. У Вити, после 10 лет с худышкой, при виде Ирины потекли слюни. Говорила Ира очень скупо, зато одной фразой могла дать понять очень многое, так что чувствовалось, что скрывает она большие способности.
Балагур Слава убедил кампанию, что никаких других предварительных встреч не требуется, можно приступать прямо к делу. Выбрали выходные через неделю для намеченной встречи. Нужно было тщательно подготовиться, поотправлять детей к бабушкам, освободить время, подогнать рабочие графики. Решили собраться у Славы с Ирой, у тех был просторный дом. Наступила суббота встречи. Лена и Витя подкатили к воротам по указанному адресу. С собой вынесли шампанского и большой торт. Ира встретила их в пикантном черном кимоно в красных драконах, оставляющем открытыми ноги от самых бедер. Ждал гостей и накрытый стол, - неизменное русское угощение. Слава рассадил прибывших за столом в просторном зале, слабо меблированном, зато с огромным мохнатым ковром-шкурой в центре.
Выпили по бокалу. Беседа завязалась легко. Сначала говорили за работу, потом, как полагается за политику. Интерес Витька к этой теме пресекла Ира, она затронула вечную женскую тему - детей. Вячеслав очень плавно, без нажима, все переводил разговор в сексуальное русло, мол, помните, зачем собрались. Тема оказалась благодатной, и Лена поведала кампании с шутками и иронией из-за чего собственно сыр-бор. Стали подначивать Витю. Тот совсем закраснелся и стушевался. Слава, чтобы унять разошедшихся дам, перевел разговор на сексуальный опыт участников. И тут кампания как-то естественно разделилась надвое. Женщины обращались друг другу, а Слава сел на уши благодарному слушателю, благо, что было что рассказать, с них и не слезал.
Секс-истории потребовали фактических подтверждений. Были извлечены на свет фотоальбомы, видеокассеты, эро- и порножурналы. Ира даже захотела похвастаться вибратором, - подарок мужа после загранстранствий. На фото прослеживалась история сексуальной либерализации Вячеслава и Ирины. Черноморское побережье, кампания отдыхающих в купальниках.
- Этого Ира соблазнила за день, очень был совестливый семьянин, - комментировал Слава. - А этот все меня боялся, пока Ира не ушла с ним на дикий пляж.
- Зато Славик всех этих шалав перетрахал, - язвительно подхватила Ира.
- Здесь мы впервые на нудистском пляже.
Снимок на снегу, голые деревья, - две пары в обнимку.
- Это наш первый свингерский опыт, - поясняет Слава.
- Из удачных, - добавляет Ира.
От фотоальбомов перешли к журналам. Витек перенапрягся, шея стала красной. Такие вещи не сказать, что не были ему в новинку, но уж точно не часто попадались, а так, чтобы еще и свободно обсуждать в кампании женщин... Картинки были более чем откровенные. Так что по ходу дела друг у друга стали интересоваться: "а пробовали это? А вот это? А так?". То, что Слава и Ира испробовали все, стало ясно быстро. Удивили и Лена с Витей. Практиковали они и оральный секс и позиции любые, и отваживались на природе в местах посещаемых. Пожаловалась Лена, что не вышло у них "в попку", так как у Вити "очень большой". В контексте понималось, что вид этот секса вовсе ей не чужд, и очень даже не против она его и с мужем тоже... да вот беда....
Давно уже кампания перебралась на ковер. Валялись повсюду просмотренные издания и фотографии. Атмосфера опьянения и возбуждения наполняла комнату. Кимоно на Ирочке постоянно расходилось, ноги и так были видны до трусиков, а тут еще то одна то другая грудь появлялась на свет. Витек просто ел ее глазами. Слава вообще расположился по-домашнему - в одних шортах. Лена для поддержания кампании сняла свою кофточку, и теперь сидела на ковре в джинсах и кружевном лифчике. Славик пополз на коленях к видео-двойке, заряжать кассету.
- Мы эту кассету очень бережем, досталась нам случайно. Очень-очень художественное порно. Прямо никакой пошлости, но все как в порно. "Зазель" называется. Там в главной роли звезда Пентхауза и наша соотечественница - Саша Вини, призерша первого конкурса красоты - Московская красавица, третье место.
Слава вернулся на ковер, и расположился между двух женщин, головой на коленях у супруги, а бедрами к ногам Елены. Виктор сидел спиной к стене, подтянув колени к самому подбородку. Сейчас его больше всего интересовало действо на экране. На экране холеные звезды Пентхауза очень эстетично, как в балете, предавались разнузданному разврату, а на ковре происходила своя постановка. Слава в засос целовался с женой, при этом руки его блуждали по бедрам Леночки. Та, в свою очередь, руками исследовала торс Славика, и пыталась время от времени прислониться плечом к мужу. Но тот как-то совсем не привечал жену.
Слава выскользнул из подобия коридора из женщин. Тихонечко, легким надавливанием рук, он направил их друг к другу. Дамы со смущенным румянцем не струсили и взяли друг друга в объятия. Находчивый Слава за спиной у Лены занялся ее лифчиком. Головой он постоянно кивал Витьку в сторону кампании: присоединяйся, мол. Но тот был охвачен неким параличом. Глаза его жадно пожирали то действо на экране, то картину на ковре, где его супруга страстно ласкала языком и губами Ирочкины полновесные груди. Где Слава стаскивал с его дорогой джинсы, а Ира уже смела с себя и кимоно и трусики. Как нарочно раздвинутые ее ноги смотрели в сторону Витька, так что тот мог вдоволь насмотреться на пухлую киску в обрамлении ровной широкой полосы аккуратно выстриженных волос. Наконец и его супруга, после очередных манипуляций Славы, явила кампании свои прелести. Высоко идущие наружные губы с выступом над ними малых, и увенчанные треугольником медных волос.
Женщины получили возможность полноценно заняться лесбийской любовью. Лена сидела на ковре, откинувшись назад на свои локти, с широко раздвинутыми ногами согнутыми в коленях. Ира устроилась на животе и приникла губами и языком к Лениной вагине. Слава, полуобняв ногами Лену, расположился сбоку от женщин, и оценивал ее груди на ощупь. Губы его заняли ее ротик. Треугольник на ковре так увлекся действием, что на время позабыл про четвертого партнера. Слава, раз оторвавшись от сладких губ, взглянул на Витька. Взгляд того исходил похотью, в штанах дыбилась гора. Сам Витек был, однако, бледен, и присоединяться к кампании не спешил.
Слава просто позвал его. Давай мол, урожай собирать пора. Витек буркнул нечто вроде - попозже, поднялся с пола и отправился в ванну. Пока он там пропадал, треугольник лениво продолжал свои игры в надежде скорого появления Витька. Но так как его появление затягивалось, то любовная игра снова увлекла двух женщин и одного мужчину. Теперь Лена легла на спину и ласкала ртом и руками вагину Ирине. А Слава засунул женушке в рот свой не длинный, но толстенький член, а руками старался приласкать ей волосы, шею и плечи. На смене позы появился наконец-то Витек. Вышел он в трусах, больших семейных. Это так контрастировало с обнаженностью остальных, что невольно вызвало улыбки. (Хорошо еще от смеха удержались).
Теперь четверка разделилась на пары. Ира, сидя на коленях, отсасывала большой толстый член у Витька. Слава овладел Леной, лежащей на спине. Она подняла высоко свои восхитительные ноги, согнув их в коленях и притянула к себе их так, что они даже придавили груди. Очень скоро Лена, первая из всех, достигла оргазма. Он проявлялся не очень бурно, но восхитительно явно. Она глухо застенала, несколько раз сжалась, и в конце распрямилась во весь свой рост. Губы ее при этом чмокали как у младенца, а глаза оставались крепко закрытыми.
Лена отправилась в ванную, а Слава переместился к другой парочке. Ирочку поставили на колени. Муженек ей предоставил свой орган для минета, а Витя вошел в ее влагалище сзади. Толчки его были чрезвычайно сильны, Ире они мешали управляться с мужем. Благо вернулась Лена. Слава снова переключился на нее. Они легли в позу 69 и страстно занялись оральными ласками. Пока Витя, безрезультатно для обоих, долбил Иру, оральная парочка весьма успешно получала полноценное удовольствие друг от друга. Через несколько минут Слава был готов, а как только он выстрелил свой заряд в ротик Леночки, та тоже стала оргазмировать, в этот раз уже более бурно. Слава не любил сдерживаться. Стонал громко, даже немного искусственно, хрипел и дергался чересчур конвульсивно.
Эти двое немного посидели, прислонившись к стене и наблюдая за другой парой. Там Ира была на спине, как недавно Лена, а Виктор на ней трудился как пахарь на поле. Оба в поту, оба далеко от результата. Слава мягко надавил Вите на плечо, так намекая оставить партнершу в покое. Ира, извиняясь, призналась, что когда действие затягивается, она теряет возбуждение, а тогда кончить не может никак.
Слава дипломатично организовал новую фигуру: Ира стала сосать Вите, Лена, на коленях, стала ласкать Ире клитор языком, а сам Славик вошел в Лену сзади во влагалище. Устройство было очень разумное. Оральные ласки быстро позволили кончить Ире. Витек же был на подходе. В этот момент Слава поинтересовался, не хочет ли Витя осуществить впервые анальное проникновение. У Иры, мол, попка лучше разработана, должно получиться. Лена на это хмыкнула. (Непонятно, то ли она сомневалась у кого попка лучше разработана, то ли сомневалась в успехе проникновения).
Ирочка неохотно, но согласилась. По большому счету, ей уже не хотелось ничего. Она снова стала на колени и выпятила вверх свой круглый, очень соблазнительный, зад. Витек приставил свой здоровенный орган в полной потенции к отверстию ануса после хорошей смазки, надавил головкой на колечко мышц, и стал проталкивать член внутрь. Успех был минимальный. Ире было больно. Когда член уже наполовину вошел в попу, Витек взорвался оргазмом. В удовольствии он откинулся назад, член выскочил из ануса, сперма разбрызгалась по всей поверхности ягодиц.
Лена и Слава остались одни, так как другая пара отправилась в ванную. Слава прислонился спиной к стене, Лена вплотную спиной к его груди. Слава заключил ее в объятия, и легонько ласкал ее поглаживаниями по рукам, плечам, бедрам и груди. Вышли из ванной Витек с Ирочкой. Кампания устала. Шел второй час ночи. Витя, не церемонясь, растянулся вдоль всего ковра. Ира принесла одеяло, заботливо укрыла здоровяка. Сама она отправилась в детскую и легла отдыхать на кровать дочери. Лена тоже попросила где-нибудь прилечь. Слава повел ее в супружескую кровать. Оба легли с комфортом. Ласки не прекратили. Лениво разговаривали. Слава наконец-то решился задать долго мучивший его вопрос.
- Слушай, как это так у тебя просто вышло сразу с Ирой в лесбийские игры? - Ладно, моя, она-то с нашим опытом "межсемейных" связей, но ты...?
- Знаешь, хочу тебе признаться, что опыт у меня побогаче, чем о том знает мой муж. - Ты, вот, догадываться сам стал. У меня с 19 лет лесбийский опыт, и время от времени мне очень даже нравиться подправлять свою сексуальную жизнь такой приправой. - Только, тсссс...
- Ты расскажешь? Про первый опыт? - Ну жутко интересно, - Слава почти молил.
Лена весело рассмеялась. - Ну так и быть, слушай.
Я закончила училище и попала по распределению домой, в родной город, в очень знакомую мне поликлинику. Меня сразу взяли в хирургическую бригаду. Но сначала к операциям не допускали, а практиковалась я в хирургическом кабинете на перевязках и чистке фурункулов. Там был часто в моей смене молодой хирург, но уже очень популярный. Я, конечно, сразу в него влюбилась. Высокий он был, волосы вороного крыла прядями на брови, усы "а ля казак", руки сильные, грудь моряцкая, а пальцы как у пианиста, длинные, умелые. На губах вечная полуулыбка, то ли насмешка, то ли приветствие. Только не я одна по нему сохла. Была со мной там еще одна сестра. Лиза. Как я - недавно из техникума, как мне - 19 лет. Стерва еще та. Я у нее многому научилась. Она ухитрилась техникум на год раньше закончить, уж каким неправдами? Так что до меня уже год в клинике была. Интересно, что похожи мы были очень. У нее рост как у меня. Волосы у меня натурально медно-рыжие, а она так красила всегда. Мы тогда на работе всегда хвосты делали. Ноги тоже длинные, худенькая, но не чересчур, стройненькая, как я. Только у меня попа покруглее, а у нее грудь покрупнее. Сходство это и сыграло с нами злую шутку.
Хирурга того, Костю, мы обхаживали каждая, как успевала. Друг с другом принципиально и слова не говорили. Только по работе все равно приходилось нам пересекаться. А как в операциях стали участвовать, так у нас перемирия возникали негласные. На ответственных делах - никакой вражды, только сотрудничество.
Раз гуляли мы крепко всей бригадой. Очень сложная была операция, а пациент был из "шишек". Нам его краля тогда забашляла коньяка французского, закусок всяких деликатесных, да денег дала по-крупному. Ну мы еще спиртика взяли, дамам с водой и вишневым вареньем развели, а мужикам и так привычно было его опрокидывать. Разгулялись здорово. Отправили меня за "добавкой", ключи дали. Я иду в кабинет главного, а ноги меня несут в Костин кабинет, на место работы. Отключилась я почти целиком, - ничего не соображала. В кабинет зашла, стою, на ключи смотрю, - забыла зачем пришла. Ноги плохо меня держат, села я на его кресло, пытаюсь мозги в кучу собрать.
Через время привлекает меня какой-то шум в кабинете. Начинаю оглядываться. И тут до меня доходит, что я заснула, а сколько проспала не знаю. Вижу Костя через стол ко мне спиной Лизу обнимает. О чем-то шепчутся, целуются. Видно вошли они, а я в кресле свернулась, вот они с Лизкой меня и не заметили. Обидно мне стало до слез. Впахиваем без отдыха день за днем, а выглядеть надо, чтоб того Костю привлечь. По утрам встаю рано - марафет навести. В больнице стараюсь его из поля зрения не выпускать. А тут - с пьяну отключилась, и на тебе - пожалуйста, тут же соперница этим и воспользовалась.
Сижу - не знаю, то ли зарыдать, то ли расхохотаться. Жалко мне так свою судьбу стало. А парочка все так вокруг стола к креслу моему подбирается. И я включилась, запаниковала: а вдруг они сейчас на меня плюхнутся. Стала выбираться. Не успела. Только с кресла бочком, Костя в него с размаху шлепнулся, прямо мне на край халата. И Лизка за ним. И хохочут оба, еще меня не заметили. Костя ей уже халат расстегнул, и еще не знаю что он сделал, а может она предусмотрела, только под халатом одежды у нее уже не было. Села она ему на колени потом, а он ей грудки своими руками знаменитыми давай тискать. Тут меня и увидела. Костя по направлению ее взгляда посмотрел, и тоже меня увидел. Немая сцена. Смотрим друг на друга, слова не можем вымолвить. Я уже не такая пьяная, а они все еще изрядно накачанные. Тут Костя как прыснет со смеха, ну и мы с Лизкой за ним. У меня смех истерический, - разрядка пошла, - а те с пьяну потешаются. Вот сквозь смех мне Костя и говорит: "расстегивай халат, а то я его просто так не выпущу". И так меня по голове рукой по-доброму, волосы взъерошил, хвост распустил. А мне что, я в состязание с Лизкой хочу броситься. Халат расстегнула демонстративно, - они оба на меня смотрят. Осталась в лифчике и юбке до колен. Оперлась рукой на кресло, в голове пьяные мысли путаются. Костя одной рукой Лизку к своей груди привлек, другой меня по руке стал гладить. Я его так долго ждала, что мне на присутствие Лизы наплевать было с высокой колокольни. Я лифчик расстегнула, Костя его с меня стащил, затем молнию на юбке - она сама упала в ноги. Присела на колени к креслу. А он на два фронта все работает: и меня за грудь берет и Лизку. То ее целует, то меня.
Я мозгами пьяными шевелю: это что ж получается, я в групповухе участвую, незванная? А Лизка ничего, меня не отпихивает, вперед не лезет, вообще никакой враждебности не показывает. Стало мне как-то стыдно за себя, а к ней расположение появилось. Захотелось мне как-то свою благодарность проявить, ну, я ее по голой спине и погладила. А Лизка от Кости оторвалась, и улыбнулась мне, хорошо, дружески, по-доброму. Тут меня совсем развезло. Чувствую, что обоих их люблю, и все время любила, и всегда любить хочу. И забыла все наше соперничество. Скрутились мы в клубок. Все пробовали. И минет Косте по очереди строчили, и друг другу лизали. Костя лесбийским зрелищем наслаждался. Потом седлали его вдвоем, я на члена, он на лице. Потом наоборот. Много чего делали. Только Костя с виду был здоровяк, а любовник был одноразовый. Как кончил, так все, не хотелось ему больше никакого секса. Лег себе на кушеточку, да заснул. Ну мы с Лизой и пустились во все тяжкие. Все перепробовали. Даже инструментами друг друга долбили. По пять оргазмов испытали. К концу совсем хмель из головы вышел.
С того дня стали жить втроем: Костя, я и Лиза. Как Костя от нас утомится, так мы друг за друга. Хорошее время было...
К концу рассказа Лена уже задыхалась и разрывала слова ахами и охами. Слава возбудился, и ласкал партнершу уже очень интенсивно. Пока Лена говорила, тот руками все ее тело облазил, а под конец рассказа вплотную ее клитором занялся. Распалились оба. Слава, все еще за спиной у Лены, попросил: "давай в попку попробуем, у меня же не такой как "у твоего". Лена молча кивнула по подушке. Слава смазал анус кремом, всегда наготове в ночном столике. Головку не стал, - будет ерзать и не попадать. Ввел, потом легко, толчками стал продвигаться внутрь. Как только зашел полностью, стал ласкать пальцами клитор партнерши, начал фрикции. Захорошело обоим. Ни позу не меняли, ни слова не говорили. Пыхтели оба. Через немного времени, стала Лена постанывать. Слава больше завелся, и интенсивнее на клитор налег. Лена уже дальше во весь голос (не проснуться ли Виктор с Ирой?) застонала. Кончила с мелкой дрожью в теле. Почти одновременно с ней и Слава дошел. Сперму излил в анус. Полежали оба, отдышались.
- Все же чем ваша та история кончилась? - полюбопытствовал Слава.
- Ничем хорошим, ответила Лена. - Год мы так прожили в треугольнике. Мне казалось, на всю жизнь двойная любовь. А через год Костя объявил, что на Север уезжает по спецнабору. Отъезд завтра. Я в шоке была. А потом оказалось, они с Лизой от меня долго это скрывали. Она с ним уехала. Там они и поженились. А я еще год как бревно жила, ни чувств, ни желаний. Все, хватит. Лена поднялась на кровати.
- Если вместе лежать будем, совсем спать не дадим друг другу. Пошла и я на ковер.
-Спокойного утра
Время было под пять утра.
В обед кампания разлепила глаза. Позавтракали весело. На прощание все перечмокались. Витя с Леной и укатили. Дома, в постели ночью Витя сказал супруге: "никаких больше экспериментов не хочу. Тебя, моя женушка мне вот как (Витек провел ладонью по горлу). Комплексовать мне больше не с чего. Так что все, закончили".
Лена в темноте улыбнулась: верный выбрала рецепт...
Показать полностью...
Мамочка на показ

Произошло это очень давно, в 80-е годы прошлого века. Мне было тогда тридцать с хвостиком, весила я 53 кг при росте 164. Одним словом была молоденькая, стройненькая брюнетка. Жили мы вчетвером: мы с мужем, да сыновья. Коля старший и Санек младший. Разница у них семь лет. Колька тогда подростком был, в 1985 году ему было n лет. История в основном с ним и связана.

С детства Колю привлекали девочки. Он всегда был к ним не равнодушен, постоянно подглядывал за ними, чем вызывал гнев их мам. В садике постоянно на него жаловались по этому поводу, в том числе и воспитательницы, за которыми он также подглядывал. С дочками знакомых и родственников было то же самое. Он постоянно склонял их показывать письки. Одним словом Коляй был озабоченным пацаном. С Саньком все было иначе. Ничего подобного я за ним не отмечала. Может чего и было, но явного интереса к этой теме он не проявлял.

Пойдя в школу, Коля перестал попадаться, но, наверное, потому что стало меньше возможностей. Но интерес к женскому телу он явно не потерял. Иногда замечала это по его реакции на постельные сцены в кино, случайные засветы женщин в различных бытовых ситуациях. Время шло и у Кольки началось половое созревание. В свои n лет он начал активно гулять с девочками, они ему безумно нравились. Только в те времена не принято было спать с парнями в таком возрасте. Показывать свои прелести они, видимо, тоже не торопились. Поэтому мучался он страшно. Я это видела. Он украдкой подглядывал за мной. Сыновей я особо не стеснялась, переодеваясь я конечно закрывалась, но иногда они видели меня в трусиках с голой грудью. Я никогда не считала это зазорным, да и сыновья на грудь не сильно реагировали. А вот Колька всегда засматривался на трусики, и я это видела. Но вы ведь понимаете, что советские хэбэшные трусы совсем нисчего не могли показать.

Так вот, в один прекрасный день я с сыновьями решили пойти вместе в баню. Такого раньше мы не практиковали, но так сложились обстоятельства. Муж в то время был осужден на четыре года и я одна занималась детьми. Сразу скажу, что мужу я не изменяла, терпела как могла. Хотя порой было совсем невмоготу.

Баня была у родственников. Обычно родня приезжала к ним семьями и все ходили мыться папы с сыновьями, а мамы с дочками. Но у меня выбора не было, а просить кого-либо сходить с моими пацанами не хотелось. Поэтому пошли мы с ними. Я только в белых хэбэшных плавочках, а они голышом. Банька была небольшая, но уютная. Небольшой предбанничек для переодевания и помывачная с печкой.

Зашли, начали париться. Сначала я пацанов по-очереди веничком отходила, потом попросала Колю меня пройтись веником. Сперва он спинку мне обработал, а топом, когда я легла на спину, начал меня спереди охаживать. Смотрю, а он мои трусики взглядом сверлит. Зная его слабость не придала этому значения. А он аккуратно так веником работает, грудь и лобок нежно похлопывает, не хлещет. Меня это аж развеселило. Думаю, понимает ведь где у баб места чувствительные. Краем глаза вижу, что писюн его встает, а он старается не показывать это. То отвернется другим боком, то нагнется как-то. А мне смешно смотреть, делаю вид, что не замечаю ничего.
Попарились, посидели, начали мыться. Помыла Саньку, а Коляй сам мылся. Я их ополоснула и отравила в предбанник одеваться. Думаю они оденутся и пойдут в дом, а я одна помоюсь. Входная дверь хлопнула, возня в предбаннике прекратилась и я решила начать мыться. Сняла трусики и принялась себя намывать. Люблю я это дело! Надо сказать, что стенка между помывочной и предбанником из бруса и местами имеются щели. Так вот моюсь я и вдруг случайно замечаю, что в эти щели за мной наблюдают глаза. Сразу догадалась, что это Коля. Сашка бы так тихо себя вести не смог. Думаю что делать? Выйти и наорать? А если потом замкнется, потеряем контакт. Итак переходный возраст, общаться сложно.
Думала, думала, а потом решила пусть смотрит, сделаю вид что ничего не замечаю. Пусть смотрит, мне не жалко, будет потом пища для фантазий. Ведь знаю, что дрочит уже. Моюсь дальше и понимаю, что мне это самой нравится, заводит меня. С мужем мы при свете ни разу. Он консерватор, хотя я не против. В предбаннике тишина, чувствую Коляй в напряжении. А я завожусь все сильней.

Моюсь специально медленно, тщательно намыливаю все старательно. При этом стараюсь поворачиваться так, что сынок все хорошо разглядел. Только понимаю что толком он ничего не рассмотрит. Не брили тогда бабы себе снизу, поэтому заросли мои закрывали все. Пару раз я наклонялась, стоя задом к перегородке почти вплотную под предлогом, что оттираю ступни. Думаю, пусть рассмотрит внимательно мамкину пиздюшку вблизи. Потом поставила лавку посреди помывочной так, чтоб из маленького окошка свет падал на неё. Поставила опять же ближе к перегородке. Села на лавку, начала по одной ставить ноги на лавку. Типа ногтями занимаюсь, старый лак отковыриваю. А сама контролирую чтоб пиздюшка раскрылась, да светом подсвечена была. У самой течет ручьем. Но вида не подаю. Пусть сынок любуется, от меня ведь не убудет. В то время я ещё красивой бабой была, было на что посмотреть. Грудь немного обвисла, но она итак полноценная четверка. Так что особо и не стояла раньше. Попка у меня круглая, тогда еще упругая. Плоской я не была, да и не сильно отклячивалась. Нормальный, красивый зад.

Еще какое-то время я попозировала, а потом начала набирать воду в таз, типа готовлюсь начисто ополаскиваться. Коля это понял и тихонько прошмыгнул наружу. Тихонько закрыл входную дверь.

Дальше дни пошли как обычно. Сыну видимо впечатлений хватило, дрочил он часто. Но это нормально для тех его лет. Да и я мокрела от таких воспоминаний. Перед сном как вспомню, так сразу руку в трусы и быстренько себя доводила до нужного градуса. Про близость с сыном и речи быть не могло, да он думаю и не знал толком как это. Нам обоим просто нужны были эмоции, яркие ощущения. Этого было достаточно.
Коля начал ко мне как-то по-другому относиться. Стал заботливее, внимательнее. Стал по дому помогать, сумки таскать из магазинов. Даже посуду начал мыть. Как-то сидели с ним вечером, чаевничали, спрашиваю отчего такие изменения? А он отвечает, что ты еще молода, красивая, надо тебя беречь чтоб дольше была молодой. Я аж раскраснелась. Но намекать на нашу тайну на стала, пусть думает, что все было натурально.
Прошло какое-то время и Коляй опять начал искать возможность подглядывать. Вижу это и думаю надо помочь пацану. Видать нужны новые впечатления. Я не против ему показать, но вопрос как? Не буду же я ему в открытую свою манду вываливать!

Для начала стала подстригать себя снизу. Обычной машинкой “бегущая волна” стригла лобок, получалось вроде как и есть волосики, но короткие. Ну а губки и попку просто подбривала раз в неделю. Теперь все было хорошо видно. Раньше я сама не особо туда заглядывала и не придавала значения как там мои дырочки выглядят. А тут начала рассматривать и осталась довольна результатом. Рожала я легко, во время беременностей вес я не сильно набирала. Поэтому моё отражение в зеркале мне нравилось. Растяжек было немного, живот не висел. Конечно животик небольшой был, но бока тогда не висели. Попка тогда еще не обвисла, была упругонькой и круглой. Пиздюшка моя смотрелась неплохо. Она у меня не крупная, среднего размера с пухленькими внешними губками. Кожа у меня немного смуглая, сама вульва внутри яркого алого цвета, а малые губки по краям темные, почти черные. Клитор крупненький, но не огромный. Как возбуждаюсь, он из под капюшончика вылезает. Одним словом, мне нравилось. Делала я все это в надежде, что сынку тоже понравится. В бане он это все в деталях не мог рассмотреть. А я напомню, что в те времена не было не интернета, ни журналов всяких таких, да и девки распущенные были редкостью. Так что пусть смотрит в удовольствие!

Стала замечать как он за мной в туалете подглядывает. Там дверь внизу немного рассохлась, и сквозь образовавщуюся небольшую щель можно было немного увидеть. Только угол обзора был очень мал и если бы я немного меняла свое положение, то он ничего бы не увидел. Но я позволяла смотреть на меня. Зайду, пойму что он рядом и неспешно сниму трусики, немного поверчусь чтоб увидел хоть что-то и сажусь на унитаз. Сикаю, потом встаю и бумажкой пиздёнку промакиваю. Только кроме щелки ничего там больше видно не было и я это понимала. Когда у меня шли месячные я меняла свое положение, подавалась чуть вперед, и видно ему ничего не было.

Потом он перестал караулить мои походы на горшок. Наверное не особо получалось там увидеть. Я это поняла. Думаю как поступить? И пацану нужны впечатления и меня это заводит. Одним словом что-то надо придумать.

Затеяли мы как-то ремонт. Решили обои приклеить. Сашка еще мелкий и нам он не помощник, поэтому клеили вдвоем с Колькой. Стены подготовили накануне, а в выходные начали клеить обои. На дворе лето, жарко. А обои надо клеить с закрытыми окнами, чтоб не было сквозняков. А то обои будут в складках и могут местами полопаться. Значит клеим мы обои, Колька в шортах, а я в халатике на голое тело, но в трусах. Клеим так: я на табуретке приклеиваю верх, Коля стоя отвечает за середину и низ. Клеим, клеим и я замечаю что сын заглядывает украдкой мне под халат. Но вижу его разочарование. Скоро стало совсем жарко и с нас лился пот. Мы сделали перерыв, попили чайку и пошли продолжать. Умываясь, я сняла трусы, типа как очень жарко. Начали работу. Коляй уже видимо потерял интерес, думая, что на трусы не так интересно смотреть. Но я спровоцировала его, встав на носочки чтоб вытереть люстру. И тут сынуля замечает произошедшее изменение. У него аж рот открылся. Дальше я ему как бы случайно позволила рассмотреть свою красоту. Когда он расправлял низ листа обоев, я его что-нибудь спрашивала, а он отвечая поднимал голову как бы смотря мне в глаза. Ну и попутно изучал мой низ. Мне тоже нравилась такая игра. Коля делал попытки заглянуть сзади, видимо хотел рассмотреть во всей красе. Спереди ведь только щелочку видать да немного торчащие из нее клитор и губки. И все. Остальное не видно. Но я не смогла обыграть такую ситуацию, чтобы все выглядело естественно и дать возможность рассмотреть все подробно. В общем клеить мы закончили. По реакциям сына я поняла, что он остался доволен. Минут тридцать из туалета не выходил!

Шли дни и я иногда представляла Кольке возможность глянуть мне между ног. Естественно это все было типа невзначай и я ничего не замечала. Нам хватало этих эмоций. Иногда, лаская себя пальчиком, мне так хотелось просто раздвинуть ноги и позвать сына чтоб он рассмотрел все вблизи в деталях, но мысль эту я гнала от себя, хотя возбуждалась от неё ещё сильней. Такова наша бабья сущность.

И вот как-то вечером после работы готовлю ужин и на кухню заходит Колька и спрашивает когда мы еще пойдем в баню. Я его спросила почему он вдруг захотел? Ведь вроде лето ещё, мало кто любит летом париться. Ответил, что просто любит баню. На выходные договорилась с родственниками, они сказали приходить.

Пришли мы с пацанами и приехали еще родственники. Моя двоюродная сестра с мужем и детьми. У них сын и дочь. Мы пропустили их. Потом пришло наше время, но Сашка начал конючить, не хотел идти в баню. Я не стала настаивать и он побежал играть с детьми. А мы с Колькой пошли в баню. Только я взяла для бани совсем тоненькие немного растянутые белые плавочки. Влажные они сильно просвечиваюся.

Все как раньше, попарились, сели на полок, о чем-то поболтали, отдышались и начали мыться. Колька сам помылся, а я помыла ему голову и шею. Сама стою, а его посадила лицом к себе и мою ему голову. Трусики чуть растянутые, плотно не прилегают. Снизу слегка провисают и дат возможность немного увидеть края моей пиздюши. Вижу, Колька плавочки мои аж чуть не плавит взглядом, но старается быть незамеченным. Да и сама вижу, что короткие волоски на лобке точат сквозь тонкую ткань. В душе смеюсь от этой конспирации. Потом настало время мыться мне. Спрашиваю Кольку чтоб помог мне спинку помыть. Он с охотой согласился. Я легла на полок на живот. Он взял мыло, намылил меня и начал работать мочалкой. Мыл тщательно и спину и ноги. Украдкой проходился по попке. Я поправила трусики, освободив больше ягодицы. Он поняв намек начал намывать мои булочки. Я спросила помоет ли меня спереди, не устал ли? Коля деловито начал намыливать, старательно обходя грудь и пиздюшку. Я не стала его провоцировать. Итак немного было видно. Так же все хорошо прошел мочалкой, пару раз как бы нечаянно задев ладошкой лобок. Я “не заметила”. Потом я отправила его в предбанник одеваться. Все повторилось как в прошлый раз. Он там пыхтел, копался и типа вышел наружу. Но я то все понимала, не зря же столько готовилась к этому. Сняла свои плавочки, сполоснула их. Начала по старому сценарию обрабатывать свои ножки, пальчики на ногах. На улице было светло, и сидя на лавке, я могла очень хорошо показать свою красоту. Сама смотрела туда и смутилась, что льётся из меня рекой. Пиздюшка сладостно ныла, клитор разбух как никогда, аж весь целиком вылез из под капюшончика. Потом взяла ковшик и хорошенько промыла свою девочку. Раздвигала её пальчиками, немного прошлась пальцем внутри. Еле сдержалась чтоб не поласкать клитор, хотя желание было невероятное. Короче дала сынульке все внимательно рассмотреть. Потом я начала ополаскиваться, а он тихо вышел на улицу.
По поведению сына поняла, что он невероятно доволен. У нас появились новые эмоции, пища для наших фантазий.

Мы еще несколько раз вместе ходили в баню таким образом. Все было по такому же сценарию. Я всегда тщательно готовилась накануне, чтоб сын остался доволен и самой подчерпнуть новых красок. Как-то раз когда я уже домывалась почувствовала, что сильно хочу писать. Только вот не знала как поступить. Понравится эта картина Кольке или нет? Потом чувствую, что уже не могу терпеть и решилась. Чуть отошла в угол, куда вода уходила, присела аккуратненько, чтоб обеспечить вид сыну и начала сикать. Сижу, дудоню, струя мощная и все никак не кончается, а сама чувствую как истома внизу живота в оргазм переходит. Одним словом с последними каплями мочи я кончила. Это было абсолютно новое ощущение. Такого я не испытывала никогда. Мне стоило огромных усилий не заорать в голос от удовольствия. Посидела еще чуть-чуть и еле встала на ватных ногах. Старалась вести себя естественно, чтоб сын ничего не понял. Ковшиком плеснула туда воды, чтоб смыть остатки мочи.

Позже, в другие наши походы в баню, я еще пару раз также писала, только кончать на получилось, как-то не могла настроиться, да и так лучше, а то вдруг бы заорала. Девочка моя ныла сладостно и вечером я её баловала от души. Кольке видимо тоже нравилось видеть мою писающую пиздюшку.
За то время с нашей первой помывки его писюн из маленького стручка, размером с мой средний палец, превратился в приличный елдак. Когда замечала в бане что у него встает, то невольно засматривалась. Он стеснялся и в таком состоянии старался не показывать. Но видимо он уже достаточно изучил мои прелести и мог себя контролировать, так что стояк у него был непродолжительный. А вот Сашке мои полупрозрачые мокрые трусики были безразличны. Несколько раз я мыла ему голову, специально позируя перед его лицом, но он туда не пялился, а хныкал чтоб быстрее закончила. Даже пробовала слегка приспустить трусики, чтоб немного лобковых волосиков было видно и ослаблялась их нижняя часть, образуя там небольшое видимое пространство. Колька это сразу замечал и крутился рядом. Вот такая разница.

Был ещё один показательный для меня случай. Как-то перед сном Санек попросил почитать ему сказки. Он их очень любил, а я частенько читала. Расположились мы на двуспальной кровать в нашей с мужем спальне. Я села справа, подложив под спину подушку и облакотившись на спинку. Санек лег рядом спиной ко мне. Он так всегда любил лежать, чтоб я гладила его по макушке. Начала читать. Через некоторое время к нам присоединился Коляй. Сначала он лег по диагонали, положив голову мне не ноги. Через несколько минут мне стало неудобно, нога затекла. Ерзали мы так и сяк, меняли позы, но все же было не очень комфортно. В итоге он оказался у меня между ног, голову положил мне между лобком и бедром. Вроде так было более-менее удобно. Я продолжила читать. Санька уснул и я, гладя Коляя по голове, продолжила читать. Вскоре я поняла что он спит. Сама сижу и тоже выключаюсь, но вставать лень. Протянула руку, выключила светильник и провалилась в сон.

Проснулась от того, что Коляй ерзает у меня между ног. Аккуратно так, чтоб меня не разбудить. Потихоньку сползает вниз, пытается щекой на мой лобок лечь. Я в ночнушке и трусиках. Думаю может во сне? Но потом понимаю, что он так специально устроился, ночнушка моя задралась и лежит он на моих трусиках прижавшись щекой к моей пизденке.

Естественно ноги мои разведены в стороны, потому что пацан между ними. Лежу, думаю что дальше будет. А самой в такой позе не очень удобно, но да ладно, потерплю немного. Чувствую Коляй пытается тереться о мою промежность, но ему не удобно, достает только до лобка и чуть ниже. Потом чувствую носом своим туда старатся пробраться, так же немного потерся кончиком носа, но ниже не получается. Мне уже смешно становится, думаю как же ему моя девочка нравится. И тут меня как током ударило. Чувствую, что он целует меня через трусы. Лежу и не знаю что делать. А он пытается аккуратно язычком поддеть край ткани и пизденку мою лизнуть. Конечно мне это было очень приятно. Меня там никто еще не целовал. Но я ведь не могла допустить, чтоб сын вылизывал мне пизду! Сама лежу и думаю как выйти из этого положения, чтоб не напугать пацана? Да еще боюсь что потеку сейчас и тогда точно получится некрасиво. Смазка у меня обильная так, что промокло бы все сразу. А сынок не унимается, чувствую уже к краю влагалища подобрался. Одним словом я громко всхрапнула, дернулась типа во сне. Он перестал и отпрянул. Я еще немного повошкалась и стала массировать себе ногу, вроде как отлежала. Потом Коляй пошел в туалет, где видимо передернул и ушел на свою кровать. Я полежала еще, но уснуть не смогла. Все думала не далеко ли я зашла. Но поведение Кольки не изменилось, он по-прежнему был ласков и заботлив. И я такие ситуации больше не допускала. Поняла я тогда только, то, что сын хотел мне сделать приятно. Ведь он не доставал свой писюн, не теребил его, когда исследовал мою промежность язычком. Конечно для него это тоже были новые ощущения, поэтому он и пошел сразу снять напряжение. Перед тем как лечь, я мылась, белье было свежее. Думаю дискомфорта он тогда не испытал.
Так жили мы ещё какое-то время. Я позволяла Кольке иногда видеть мою красоту. Потом освободился муж. Я зажила прежней половой жизнью, а Коляй все реже видел мои дырочки. Но он уже подрос и начал уже девочек поёбывать. Но моя пиздюшка всё ещё явно вызывала у него интерес. Я это чувствовала.

Потом он поступил в военное училище и уехел в другой город. Окончил, женился, нарожали детей. Все у него нормально. С Сашкой ничего такого не было, его эта тема сильно не волновала. Вырос, женился, тоже нарожал детей. Вроде все тоже хорошо.

Много раз хотела поговорить с Колей про тот период нашей жизни, да все как-то не могла начать разговор, а он тоже его не начинал. Мне было интересно какие ощущения он тогда испытывал, хотелось услышать как я тогда выглядела, не зря ли старалась. Может действительно думает, что я ничего не замечала?

Только вот замечаю в сыновьях разницу. Коля лучше понимает женщин, лучше ублажает жену, лучше чувствует нас, баб. С его женой у нас хорошие отношения, поэтому она часто делится со мной интимными подробностями.
Я ему очень благодарна за тот период. Наверное те эмоции спасли меня от измены. Мужа я очень люблю и никогда не хотела ему изменять. Но четыре года без удовлетворения мало кто выдержит. Низ болел, было невмоготу. А так у меня была пища для моих сексуальных фантазий, что помогали мне разряжаться. До этого я не могла себя довести до разрядки. А после того как начала демонстрировать Кольке свои прелести все изменилось. Перед сном как подумаю над этим, сразу начинала течь ручьями, клиторок мой наливался кровью. За несколько касаний кончала так, аж чуть не орала, в дугу выгибалась.

Мужу понравилась моя срижка внизу. В темноте гладил, даже язычком ласкал, а вот при свете не хотел, стеснялся. Но это меня не сильно беспокоило.

Вот такая моя история. Зачем я это написала? Да и сама толком не знаю. Наверное просто хотелось поделиться пережитыми впечатлениями, которые уже в далеком прошлом, к моему сожалению. Если бы был шанс все вернуть назад, то я поступила бы так же. Не вижу ничего плохого и зазорного если дать сыну полюбоваться мамкиными прелестями. Главное не перейти ту границу, которая изменит вашу психику и психику ребенка.
Показать полностью...
От года до шестнадцати

Когда мне исполнился один год, мы переехали с мамой в Москву. Отца я своего не знала, по словам матери он бросил нас ещё когда я была в утробе матери, но я об этом ни как не переживаю. Прожили мы в Москве не долго, мама нашла себе парня для не долгих отношений, на тот момент моей матери было всего 23 года. Почему для не “долгих” отношений? Потому что моя мама искала того самого идеального для себя мужчину, но выбранные мамой варианты часто её разочаровывали. Вскоре мы вернулись в наш родной город Республика Бурятия, Джида. Моя мама не была буряткой, бабушка и дедушка были русскими, но они выбрали красоту Байкала и поэтому переехали в этот город, позже родив мою мать. Моя мама должна была быть детским психологом, но я очень подпортила её планы своим рождением и поэтому она бросила универ по середине обучения. Вот мне уже три года и мы снова покидаем этот город. Моя мать познакомилась по сети с парнем, таки он пригласил нас жить к себе в город Барнаул. На этот раз ехали мы с маминой сестрой и её дочерью Катей которой было 1,5 года.
Ехали мы очень долго, но когда приехали, мой так скажем новый отчим, вручил матери огромный букет цветов, а мне как помниться очень славного плюшевого зайца, сначала мы пошли гулять по городу, но ближе к вечеру мы пришли в его дом, оказывается у него были две дочери, я не помню их имён так что, одну назову Лизой, а другую Олей. Лиза была старше Оли примерно на 3 года. Отношения у меня с ними сразу ни как не пошли, они закрывались от меня шторкой в нашей общей комнате, но вскоре когда старшая Лиза была в школе мы всё подружились с Олей, испортив мою куклу накрасив ей губы тональным кремом. Когда пришла Лиза ей это не очень понравилось, но со временим я подружилась и с Лизой, мне было очень комфортно и весело с ними, я уже могла считать их своими старшими сестрёнками, но.. примерно через 2 месяца после этого, они решили разойтись, было грустно расставаться с этими двумя девочками, ну что уж теперь. Мы так же снова вернулись в свой город, а всё потому, мама встречалась с Военным который гораздо старше её, а пока он был в командировках, она каталась по городам изменяя ему, в тот момент я ещё не понимала этого, думая что так и должно быть, но сейчас я отлично всё понимаю.
Примерно через два года мы снова уехали в другой город, мне было уже целых 5 лет. За эти два года многое произошло, мы всё так же ездили по городам искав маме идеального мужчиной, своего военного она бросила, по советам подруги и мы переехали в Челябинск, по её словам навсегда. Мама сняла квартиру, нашла себе снова любовника, а меня часто отправляла к своей лучшей подруги. Могу сказать что мать обделила меня своим вниманием, но я как то не обижалась, в 5 лет я уже свободно читала, так как мама рано меня этому обучила. Когда мне исполнилось 7 лет мама познакомилась, с Александром что было ну очень странным, через две недели они сыграли свадьбу, а после ещё и обвенчались. В 7 лет я не пошла в школу, потому что имела огромные проблемы со стулом, меня с раннего возраста пичкали таблетками и я лежала по больницам, пошла я в школу в 8 лет. В 8 лет у меня появился младший брат, Евгений. Со временим я стала замечать изменения в поведение отчима, он стал ко мне более холоден, придирался по всяким пустякам, и скорее стал причинять физическую боль, а мама на всё закрывала глаза, с 9 лет меня мне приходилось постоянно сидеть с братом гулять с ним, ибо своего слова в доме я уже не имела так что терпела, брату постоянно покупали различные сладости и игрушки, а про меня вечно забывая.
И вскоре мать снова беременна, я очень не хотела этого, прям очень сильно. Когда мне исполнилось 10, кстати мои день рождения уже как два года перестали отмечать и дарить подарки, так вот когда мне исполнилось 10 лет, это было 13 ноября, Я проснувшись сразу не став убирать без порядок в доме, а села поиграть за компьютер. Когда мать встала она начала очень сильно орать на меня, я испугавшись её закрылась в ванной комнате, она пыталась открыть дверь но страх был сильнее. Позже она позвонила Саше, тот примчался домой выбив дверь он ударил мне со всей силой кулаком по лицу, из-за этого у меня выпало два коренных передний зуба. Мать сказала что я сама во всём виновата, после этого я полностью перестала доверять людям и стала ненавидеть свою мать и отчима. В школе на до мной стали издеваться, друзья отвернулись от меня и я осталась одна. Я стала убегать из дома, поворовать в магазинах полностью испортив себя.
В 12 лет, мама сделала мне вставные импланты, за что я была безумна рада. Я думала что наконец весь этот кошмар прекратиться, не кто не увидит меня такой, но через год отчим снова ударил меня сломав эти импланты, а и ещё у меня появилась ещё сестра, в итоге у меня был Брату было 6 лет, сестре было 5 лет, а ещё более младшей 3. Всю работу и взвесели на меня, я постоянно сидела с детьми забыв о своих интересах и увлечениях. Но наконец случилось. Мама рассталась с отчимом, я была не в себе от счастья, но не тут то было, она обвиняла меня во всём что виновата была только я. И вот мне уже 15, отчим отсудил у мамы сына, я сидел с детьми, учился мама работала, нашла себе нового кавалера который был ленивой задницей, она спускала на него свои деньги и прочее. Я за это время полностью забила на свою семью после 12 у меня появился огромный интерес к японской анимации аниме, жить как будто стало легче, в 15 лет я перестала молчать и высказала мать обо всей моей боли за все эти 7 лет, она подумала что это всё интернет забрала у меня телефон и до сих пор дней не покупает новый, потому что она лучше потратит деньги на сигареты и продукты своему хахалю чем купит что то мне, я начал подрабатывать, потому что одежда начала снашиваться, а мать очень редко мне её покупала. Вскоре меня нашел мой отец по сети, общались мы нормально, но вдруг он стал просить меня делать разные пошлые вещи, на что я заблокировала его. Сейчас мне 16 и я просто мечтаю по скорее закончить 9 класс и уехать поступив на кондитера и забыв всю боль которую я имела.
Показать полностью...
Сумасшедшая Оля

Сумасшедшую Олю я драл долго и сильно – всю ночь… Руками!… Не возникло что-то у меня тогда особого желания входить неё своим половым членом. Эдакий, своеобразный влагалищный скептицизм, развился у меня на тот момент.

А познакомились мы так…
В тот дивный августовский день 20-го числа 2000-го года казалось, ничто не предвещало, ничего крайне необычайного. В тот день я отдыхал на базе «Алтайская бухта», что на побережье дивного Бухтарминского горного озера. Накануне там уже состоялся знаменитый первый концерт нового бардовского фестиваля «Алтайская струна», который должен был перерасти в нечто более грандиозное, и стать постоянным ежегодным фестивалем, мало чем уступающим по масштабам своим знаменитому Грушинскому. Фестиваль это особое действо и слово. Скажу только, что, к великому сожалению, тот был первым и последним на этой базе отдыха, поелику барды капитально переругались с администрацией турбазы, потому, впоследствии и перенесли фестиваль в другое место, но под тем же, названием «Алтайская струна». Кое-кто, потом часто смеялся, вспоминая первый концерт на базе и с тех пор его стали именовать не иначе, как «Алтайская струя». Ну да ладно, об этом речь отдельная и особая…
Оленька сама подошла ко мне на пляже, мы узнали друг друга, разговорились о том, о сём, вспоминали, что уже встречались в одной компании три года назад ну и т.д. Оля, молодая женщина, 40 лет от роду, симпатичная, стройная, невысокого роста, с фингалом под глазом, уже точно не скажу, под каким. Сказала, что упала на перроне, при выходе с поезда. Ну, может быть, всяко бывает, мало ли?!
Тогда я ещё не обратил никакого внимания на странности в её поведении, всё стало ясно гораздо позднее. В общем, на день она куда-то исчезла, потом мы вновь встретились вечером, я купался и предложил ей присоединиться.
– Хорошо,- отвечала она, – сейчас я пойду, посмотрю, есть ли, у меня в моих сумках купальник…
Нормально, да?! Женщина сомневается, есть ли, у неё в сумках купальник… Уже тогда у меня закралось первое подозрении, что дело здесь не совсем чисто, а то и не шибко праведно, ну да ладно…
Возвращается, и говорит, что купальник она не нашла. Ну и ладно, так пойдёт искупнётся туда, подальше…
В общем, я возвращаюсь в свой домик после купания, некоторое время спустя мы вновь встречаемся, она жалуется, что у неё ноги болят. И я, естественно, предлагаю ей сделать массаж её ножек, поскольку уже возжелал её. Оленька соглашается, и мы приходим ко мне. Но Оленька притаскивает с собой четыре огроменные сумки и ставит их в моей комнате….
Что? Откуда? Куда и зачем ей столько вещей, если по её собственному уверению, она приезжала всего-то на пару-тройку дней на сам фестиваль?!
Оленька начала что-то выдумывать о том, что у неё всегда с собой много вещей, ну и т.д. Ай, ладно, машу рукой, укладываю Ольгу на вторую постель, благо живу я один, и начинаю массировать её ноги, смазывая кремом для ног, это она сумела отыскать в необъятных пространствах своих сумок.
Постепенно возбуждаю её, и уже поглаживаю попу.… Затем предлагаю, выключить свет и, тогда она может всё с себя снять, и я смогу делать ей массаж спины и всего тела полностью.
– Да уже давно пора с себя всё снять! – решительно говорит Оля, и снимает с себя красную рубашку, я стягиваю с ней короткие бело-синие шортики… Стягиваю далее трусики…. И дальше массирую уже её попу… И писю… Довожу Олю до экстаза и она уже стонет:
– Ну, когда же?? Когда???
Я отрицательно качаю головой:
– Нет милая, подожди. Я не буду входить в тебя, во всяком случае, сейчас…. – И, запуская руку всей кистью в её письку, начинаю безжалостно сношать её…
Оля кричит, орёт, стонет… На простыню щедро льётся женская влага….
– Оооооо!….Аааааа!… Оленька изгибается в дугу, её тело сотрясает мощный оргазм…
Затем я пробую войти в её попку своим членом, но отчего-то не получается – Олина пока очень плотно сжата, но не в этом дело, помимо её сжатости у Оли часть внутренностей щедро вывернута наружу, попросту говорю геморрой, но не в острой стадии, потому, как геморроидальных узлов не наблюдается, а просто висит кожа широкими складками, закрывая вход в заветную шоколадную дырочку. Нужно сказать, что я большущий любитель анального секса и, потому пользуюсь любой возможностью освежить очередную женскую попку…
Оля постепенно очухивается, приходит в себя и говорит:
– Знаешь, кто ты? – и произносит строго по слогам: – Э-го-ист!
Ну да, знаю я, знаю… Вот почему-то не хотелось мне тогда входить неё, наверное, интуитивная брезгливость подсказывала мне, уже тогда, что не нужно заходить с этой женщиной столь далеко… Вот я и не зашёл…
Спрашиваю:
– А анальным сексом ты пробовала заниматься?
– Пробовала,- отвечает, – но ничего не получается. Не входит.
На это я вновь обращаюсь к её попке и пробую пальчиками пробуравить Олин анус… Получается… И начинаю сношать Оленьку в попку… Вставить член в эдакую замысловатую задницу оказалось, действительно, проблематично и оттого пришлось просношать эту попу только руками…
Оленька громко стонет и охает…
А в перерывах она начинает рассказывать мне о том, что… Ну, в общем, она всерьёз занялась духовными практиками и теперь она находиться на телепатическом контакте с одним из святых! Вот, так вот, нате вам! Не больше, ни меньше!
– Старец Нектарий,- называет Оля широко известное имя православного святого. И начинает рассказывать мне, что старец выдаёт ей задания, как ей надо идти по жизни, и какая у неё серьёзная миссия в этом воплощении.
– Мне надо будет на следующий год в Питер съездить. А поехали со мной? Совершим духовное путешествие, это будет наше с тобой паломничество!
Я делаю вид, что согласен и киваю. У меня уже начинают закрадываться серьёзные подозрения… Хотя, я признаю наличие парапсихологических феноменов, у меня есть знакомые экстрасенсы и, потому в возможность контакта со святым я верю. Но вот в её исполнении это звучит весьма неубедительно.
Дальше-больше… И вновь сношаю Ольгу в писеньку и в попу только руками. Брезгливость постепенно нарастает… Периодически мою в умывальнике руки после траханья Олиной попы…
А под утро настроение Оли меняется весьма существенным образом и она уже раздражённо говорит:
– Мне всё не нравиться! И отношение ко мне не нравиться… И, вообще, если хочешь уезжать уезжай, а я здесь останусь.
Я говорю ей:
– Оля, выходи, пожалуйста, мне надо домик сдать!
– Нет, я не уйду отсюда. Никто не может мне диктовать условия, где и когда мне быть!
Ну ладно, вольному воля…
А под утро мне уже надо было перебираться на другую базу отдыха, там меня уже ждали мои друзья и родственники. Я собираю все вещи, приглашаю администраторшу в домик для его сдачи и прошу:
– Можно там до вечернего поезда побудет моя знакомая? Ей сейчас деваться некуда…
– Что за знакомая?! – настороженно спрашивает администраторша.
Мы заходим в домик и тут:
– О, нет, эта женщина здесь не останется! – голос администраторши крепок. – Пожалуйте на выход!..
И тут под напором мощногрудой русской женщины Оленька покорно готовиться к выходу и просит помочь ей вытащить её сумки.
В общем, я договариваюсь с соседом, и он меня отвозит на другую базу, где я продолжаю прекрасный отдых.
А вот потом… Вот потом, уже в начале сентября я узнал от моих знакомых сотрудников с базы, что там происходило дальше….
Оказывается ещё накануне нашего знакомства, Ольга заявилась в администрацию базы и сказал:
– Вот там, по берегу базы живут в палатках девчёнки, и им надо дать: электроплитку, чайник, консервы и т.д. У них всё затопило дождём…
Администрация, разумеется, косо смотрит на Оленьку:
– Простите, а вы кто такая?! И что значит, надо дать?!
У администрации уже закралось подозрение, причём, весьма, конкретное подозрение…
Впоследствии, выяснилось, что Оля своровала СЕМЬ сумок у разных отдыхающих! Причём, рано утром, накануне бардовского фестиваля она вывалилась из поезда и четыре здоровенные сумки, с которыми ей помогли управиться работники базы были УЖЕ сворованы ей ЕЩЁ в поезде! А потом у неё уже стало их семь! Она читала работникам базы стихи, надо сказать, что красивые, но с изрядной примесью психического расстройства… В общем, оказалась Оленька самой настоящей клептоманкой с элементами серьёзного психического расстройства.
А потом её решили вывезти за пределы базы подальше, погрузили её в машину, по-моему, уже предварительно отобрав все сумки. Повезли, в машине кроме Оленьки ещё водитель и ещё двое мужчин, которые поехали по делам. И тут Ольга выдаёт следующий перл:
– Ну, ладно, двоих мужчин я сразу обслужу – одного в рот, а другого во влагалище. Но вот, водитель, он же, всё видеть будет….
Мужской хохот, переходящий в истерику ещё долго сотрясал машину…
А два года спустя, в октябре 2002-го года я вновь её встретил уже в городе. Она пригласила меня к себе домой и желая воспользоваться возможность дармового траханья, прихожу к ней…
Но… Но, что это была за развалина??!!. Буквально за несколько дней она постарела на двадцать лет, еле ходила и несла какую-то чушь…
То она пойдёт в администрацию города и предложит свою помощь по делам молодёжи… То говорит, что ей нужно ещё девчёнку родить…. И вот, тогда уже диагноз стал, действительно, налицо… Мне стало противно и я быстренько выскользнул из квартиры…
Что же, касаемо того, что учудили барды на базе, следствием чего и стал конфликт с руководством базы, то…
Судите сами: за те три дня, что барды с Барнаула, с Новосибирска, из Томска, с Питера и Москвы побывали там, они…
Наворотили кучи мусора… Выпили столько, что часть из них в автобус ГРУЗИЛИ, причём, в прямом смысле слова… Обрыгали всё, что только может обрыгать свободный работник сцены в свободном состоянии духа… Дрались друг с другом и с работниками базы… На предмет чего, вот не понятно… Занимались сексом прямо на лавочках возле входов в жилые корпуса… Да, да, прямо вот так, в свободном подпитии, сидят на скамейке мужик с бабой и трахаются у всех на глазах…
В общем, «Алтайская струя» получилась на славу…
Показать полностью...
У него дома

Я недавно вернулась домой, залипаю в вк, тут мне приходит сообщение!
Макс:
- Слушай, а не хочешь завтра ко мне приехать?
Света:
- Да, почему нет.
Макс:
- Тогда встретимся на пражской в 12:00
Света:
- Окей

На следующий день, 12:40, квартира Макса.
Когда мы зашли в квартиру, на меня как всегда полаял пес, а после я спросила одни мы в квартире или нет, на что Макс ответил: да, одни.
Мы зашли к нему в комнату и решили посмотреть фильм, сначала мы просто смотрели фильм и о чем-то разговаривали, но чуть позже наступило неловкое молчание, я неотрывно смотрела в экран, но краем глаза заметила его взгляд на себе, недолго думая его рука потянулась к моей щеке, я обернулась на него недоумевая что происходит, но прежде чем я успела что-то сказать он поцеловал меня, я не сопротивлялась, но сказать честно, была удивлена, хотя чуть позже ты удивил меня еще больше.
Мы все еще замершие в поцелуе, который в какой-то момент стал более глубоким и страстным, у меня бешено билось сердце в ожидании чего-то, как вдруг Макс перешел в наступление.

Он положил свою руку мне на грудь и начал нежно сжимать, а вторая рука была у меня на шее, недолго думая ты запустил свою руку сначала мне в джинсы начиная через трусики ласкать меня, но это длилось недолго и следующее что он сделал, это залез мне в трусики и уже более уверенно начал ласкать от клитора к щелке, чуть позже он вставил сначала один палец, а потом и второй, после последовал третий, а я тем временем еле сдерживала стоны, тогда он прекратил поцелуй и задрал мою футболку и сдернув лифчик, начал сосать мой сосок немного покусывая его, через какое-то время предварительных ласк он повернул меня спиной к себе, наклонил, так что я стояла на четвереньках, спустил мои джинсы и трусики так чтобы они не мешались и без каких либо раздумий вошел в меня и тут я не выдержала и громко простонала, его член начал двигаться во мне, а мои руки подкосились и уже грудью я лежала на кровати и беспомощно стонала от удовольствия прикусывая нижнюю губу, вцепившись ногтями в подушку, а он тем временем решил ускорится, а я уже не могла нормально соображать и просто наслаждалась процессом.

Когда мы оба доходим до пика удовольствия и он в самый последний момент успевает вытащить свой член прежде чем кончить в меня, а после этого страстного и как бы странно это не звучало спонтанного секса я сказала что люблю его, на что он ответил:
Я тоже безумно люблю тебя ( после этих слов он поцеловал меня в щеку и взял за руку )
Показать полностью...
«Страсть в большом городе»

Мне было 36 лет, и я впервые была одна в Нью-Йорке во время праздников. Незадолго до этого я познакомилась в Тиндере с одним классным парнем – он работал неврологом, увлекался БДСМ и у него были свободные отношения с его женой. Мы много переписывались, фантазировали, обсуждали, кому что нравится (в основном речь шла о моих фетишах). Когда я, наконец, приехала в Нью-Йорк, и мы с ним встретились в баре, я уже поняла, что меня ждать незабываемая ночь. Между нами все так и искрило!

Мы немного выпили, а потом он привез меня к себе домой. Его жена со своим любовником спала наверху, а мы отправились в подвал, где была оборудована комната для его игр, оснащенная качелями, кучей игрушек и даже массажным столом. Он обтер все мое тело маслами, поставил на четвереньки и заставил кончить три раза подряд. А потом еще взял меня сзади, и я в первый и в последний раз в своей жизни испытала сквирт.

После мы валялись вместе, он поглаживал мои волосы и плечи, пока я не уснула. После того раза мы больше не виделись, но все еще поддерживаем связь. И как знать, возможно, если мы снова окажемся в одном городе, то безумие повторится.
Показать полностью...
«Итальянский жеребец»

Самый лучший секс у меня был с водителем автобуса, с которым мы познакомились на южном побережье Италии. Я снимала домик в небольшой деревушке в той местности, но хозяйка была очень строгая, и водить к себе кого-то в открытую не было возможности. Поэтому он каждую ночь пробирался ко мне через окно, и мы на протяжении нескольких часов предавались безудержному сексу. Он до сих иногда пишет мне и призывает вернуться в Италию.
Cсылка
Поделись записью
Выбрать из галереи